Факультет

Студентам

Посетителям

О стандартах собак

В предшествующем очерке я дал лишь некоторые более резкие признаки отдельных пород, а чаще только изображение их, не перепечатывая так называемых стандартов пород. Сделано это вполне сознательно. Что такое «стандарт?» Стандарт значит: образец, установленный тип. Во всей человеческой деятельности стандарт имеет огромное значение.

При измерении расстояний мы сравниваем их с соответствующими стандартами длины: метром, шагом и т. д. При взвешивании мы берем другие стандарты: грамм, тонну, пуд и т. д. Когда первобытный человек взвешивал что-либо путем сравнения с поднятым булыжником или измерял рост лошади собственной ладонью, то и этот булыжник, и ладонь являлись соответственно стандартами, хотя и грубыми, веса и длины, и следы этих способов измерения до сих пор остаются в языке некоторых культурных народов (как и слова: «фут — ступня, или «гран» — вес хлебного зерна).

Всякое производство ведется при помощи каких-то стандартов. При производстве зерна стандартизация производится при посредстве пурок, определяющих «натуру» зерна. Для других товаров употребляются соответственно другие приемы. Но без всякой оценки, без всякой проверки ни при какой работе обойтись невозможно. Всякая же оценка, всякая экспертиза, кем бы и как бы она ни производилась, является только сравнением оцениваемого предмета с каким-то существующим или воображаемым типом, с какой-то нормой, которая и является в данном случае стандартом.

По мере роста науки и техники и расширения культурных и производственных требований улучшаются и уточняются стандарты и становятся более объемлющими и общими, даже международными. Для выработки их собирают международные конгрессы, предпринимают огромные экспедиции (напр., для измерения градусов земного меридиана: метр есть одна сорокамиллионная часть парижского меридиана), организуют целые учреждения. Но это все — только расширение и уточнение стандартов. Суть же дела в том, что нельзя делать никакой работы, нельзя ни оценивать, ни критиковать, ни одобрять чужой работы, не имея при этом, сознательно или бессознательно, какого-то стандарта для суждения и сравнения.

Теперь о стандартах живых существ. На свете есть много сотен тысяч видов животных, и каждый вид состоит из многих тысяч, чаще — многих миллионов отдельных особей. Знающий зоолог легко относит каждую особь к тому или иному виду. Как это он делает? Он знает типичные признаки данного вида, т. е. он знает его стандарт. Когда специалист в какой-либо группе животных встречает новый, неизвестный еще науке вид, то он публикует описание этого вида, давая ему отличительное научное имя. Так, напр., мне пришлось за время моей работы дать орнитологические описания и наименовать около двух сотен птиц. Создает ли таким путем ученый новые стандарты? — И да, и нет. Типичных признаков он не создает, он только улавливает их, изучая и сравнивая те особи давным-давно существующего, но нового для науки вида, которому он лишь присваивает новое научное имя. Но поскольку под стандартом можно разуметь не только самый тип, а и письменное его выражение, то в этом смысле данный ученый устанавливает стандарт нового вида. Такое научное описание или стандарт вида по существу есть лишь словесное или цифровое (обычно и то, и другое) воспроизведение всех существенных (типичных) отличительных признаков данного вида. Если он составлен действительно хорошо и ясно, то и не специалист сможет узнать по нему описываемое животное.

С домашними животными дело несколько затрудняется лишь в одном отношении. Здесь обыкновенно приходится иметь дело не с видовыми различиями, а с более тонкими, с расами и породами, и их признаки более мелки и менее резки и постоянны. Кроме того, домашние животные являются как бы воском в руках заводчиков, и потому в стандартах могут выражаться не только существующие формы и установившиеся типы, но и, до некоторой степени, пожелания для руководства в будущем, еще не осуществленные на деле. Эти затруднения и усложнения существа дела не меняют, и тут мы имеем стандарты в натуре, живые (при чем, конечно, тип породы полностью и с достаточным совершенством может выражаться не в одном каком-нибудь животном, а в нескольких лучших особях), — и стандарты писаные, т. е. описания типичных признаков породы.

Заводчик, который начинает выводить в своих питомниках собак данной породы с каким-нибудь уклонением от принятого типа (напр., несколько более остромордых) этим самым в кругу своей работы меняет стандарт. То же можно сказать и про судью на выставке, настойчиво проводящего награждение производителей с какой-нибудь особенностью. Но, каков бы ни был принятый тип породы, он может быть описан в одних или в несколько других выражениях, одними или же другими методами описания. Такие различия в выражениях, в словах писанного стандарта, конечно, не являются различиями в описанном типе и потому не являются изменениями стандарта, а только изменениями изложения, редакции. Если про одну и ту же голову ирландского сеттера один пишет: «с резко обозначенным соколком», а другой — «с красивым соколком», то одно или другое из этих выражений-может быть точнее или удачнее другого, но во всяком случае эти различия в словах не являются различиями в действительном стандарте, поскольку оба они говорят об одной и той же голове. Во всяком случае от писаного стандарта безусловно необходимо требовать одного: чтобы он точно и ясно описывал действительные отличительные признаки данной породы. Он должен являться точным, беспристрастным и общепонятным описанием того, что в действительности существует, как признанный тип породы.

Если из чтения стандарта можно понять, что в нем говорится, можно ясно представить себе то, что в нем описывается, — значит стандарт хорош. В противном случае он никуда не годится.

К великому сожалению, наши собачьи стандарты в этом, единственно существенном отношении чрезвычайно далеки от тех основных требований точного научного знания, которые основаны на ясности, точности и общепонятности, на полной возможности проверки. Наши зоологи-систематики так, с годами выработанными методами, с инструментальной и цифровой оценкой подходят к своим стандартам. Для любой из тысячи с лишком видов птиц, встречающихся в нашем Союзе, я берусь дать такой «диагноз» или стандарт, что любой грамотный человек, имея птицу перед собою, скажет, — подходит ли она под признаки данного вида или же не подходит.

Совершенно иной подход любительского знаточества, с туманными, двусмысленными (увы — часто и вовсе бессмысленными) фразами, с совершенно условными и неуловимыми выражениями личного вкуса. Такие условные фразы незнающему человеку ровно ничего не дают, он их и не поймет. Д для знатока эти общие словоизлияния ровно ничего не прибавляют к тому, что он уже носит в своей памяти. Они не разрешают никаких спорных между знатоками подробностей, так как и вообще ничего не дают, кроме общих и часто пустых фраз. Вот один пример из стандарта ирландского сеттера, принятого в 1925 г. на Всесоюзном съезде кинологов в Москве: «Задние ноги от тазобедренного сочленения до коленного сустава — длинные и мускулистые, от коленного сустава до пяты—короткие и крепкие». На самом деле ни у ирландца, и вообще ни у одной собаки не бывает таких ног, чтобы верхний из трех отделов ноги, бедренный, был длинный, а средний отдел, голенный (от выдающегося вперед колена до выступающего назад скакательного сустава, анатомически соответствующего пятке), — короткий. В этом же стандарте о морде говорится сначала «умеренной длины», а потом «длинная». В нем же для описания других признаков восемь раз употреблено определение «красивый» — ровно ничего не объясняющее, так как вкусы-то бывают разные.

Другой пример — из стандарта лайки охотничьего типа, даваемого известным судьею лаек («О лайке и об охоте с ней», издательство «Уральский охотник», 1927 г., стр. 12). «Острое стоячее ухо, заостренное сверху, без малейшего намека на висловатость, с такой пропорцией, что если измерить расстояние ушей у основания, то размер в сантиметрах не должен превышать больше 2 см в оконечностях ушей.» А об ухе зырянской лайки (там же, стр. 7) говорится: «Если в возбужденном состоянии у зырянской лайки произвести измерение высоты уха, затем расстояния между основанием ушей и расстояния между концами ушей, то получится следующая пропорция: 2—2, 2—4, 2—6, т. е. в концах более распущенное ухо». Боюсь, что никакое, самое возбужденное состояние не поможет читателям понять эти «пропорции». По всем изложенным соображениям, хотя и имеются некоторые толково, хорошо составленные стандарты (напр., «Пойнтер, его стати и признаки качеств» В. Н. Баснина, изд. Рязанского губсоюза охотников, 1929 г., на 53 страницах), здесь я ограничиваюсь самым кратким, точным и наглядным способом дать читателю понятие о стандартах пород, именно воспроизведением хороших фотографий и рисунков. Выработать же действительно точные и ясные стандарты пород не легко. Надо прежде всего дать размеры всех частей, и притом не только средние, но и предельные в большую и в меньшую стороны. Надо, кроме того, установить и соотношения различных частей, и углы линий и кривизны их. Настоящая, действительно научная кинология — наука о собаках — может быть построена только на твердом, общепринятом, научном фундаменте точных, инструментальных цифровых методов. Это еще дело будущего.

Источник: С.А. Бутурлин. Настольная книга охотника. Издание Вологодского товарищества охотников «Всекохотсоюз». 1930

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: