Факультет

Студентам

Посетителям

Лесокультурный опыт Никольской лесной дачи

Никольская лесная дача расположена на северо-востоке Московской обл. в переходной зоне от Клинско-Дмитровской гряды к Мещере.

Во времена Василия III земли Никольской дачи принадлежали частным лицам и Троице-Сергиевскому монастырю. По данным М. К. Турского, она была «генеральш межевана» в 1768 г., а с 1872 г. принадлежала Товариществу Вознесенской мануфактуры. В 1884 г. руководителем лесоустроительных работ сюда был приглашен проф. М. К. Турский, заложивший фундамент правильного ведения лесного хозяйства.

Главное внимание при лесоустройстве было обращено на порядок эксплуатации, обеспечивающий легкость ведения хозяйства в будущем, постоянство лесопользования и повышение производительности древостоев. Дача была разделена на ближнюю, среднюю и дальнюю части. Из общей площади 3265 га на лесную и нелесную приходилось соответственно 86 и 14 %. Преобладали (58 % лесной площади) смешанные насаждения, состоящие преимущественно из ели, осины, березы. С господством сосны и ели было занято 25, а осины и березы — 13 %. Располагались они в основном в дальней части дачи с суглинистыми почвами, хвойные — в ближней и средней частях, где имеются как суглинистые, так и глубокие песчаные почвы. Возраст примерно половины древостоев был около 50 лет, другой половины — от 1 до 30 лет.

С учетом доходности хвойной древесины (строевой, поделочной, дров) и возможности перевода смешанных насаждений в хвойные М. К. Турский в качестве главных пород избрал хвойные, причем в дальней и средней частях — ель, в ближней — сосну. Им составлен интересный обзор порядка эксплуатации дачи в течение 60-летнего оборота рубки, разделенного на четыре 15-летних периода. Он исходил из того, что при рубке 1/60 части сначала будут намечены 50-летние древостой, затем в течение 30—50 лет — 60-, а в четвертом периоде — 70-летние.

По результатам наблюдений в еловых и даже сосновых лесах Московской губ. (Всесвятская роща, Погонно-Лосиный Остров), показывающим ветровальность и буреломность при юго-западном ветре, М. К. Турский принял направление рубки от северо-востока на юго-запад, в соответствии устраивались и кваратльные просеки. При заготовках на мелких лесосеках с подветренной стороны приспособившиеся к напору ветра деревья до самого конца рубки не будут подвергаться его действию, находясь под защитой первой с этой стороны полосы, которая вырубается последней.

Большой интерес представляют рассуждения и расчеты М. К. Турского по эксплуатации дачи в будущем, величине древесной массы при рубках главного и промежуточного пользования. Пробными прореживаниями им показана возможность без всякого ущерба для насаждений получения ежегодно 5023 м3 древесины или 1/2 массы ее на отведенных в главную рубку лесосеках (11 814 м3).

Особое внимание он уделял лесовозобновлению на вырубках, уходу за насаждениями. В материалы лесоустройства было заложено естественное возобновление. В том же случае, если спустя 3 года после вывозки дров его не окажется более чем на 907 м2, такие участки намечалось закультивировать; при сильном развитии сорных трав допускалось предварительное сенокошение. Для обеспечения по возможности равномерного дохода от рубок ухода при лесоустройстве назначено умеренное разреживание с повторением через 8 лет в каждом квартале.

М. К. Турский прекрасно понимал значение путей сообщения для увеличения доходности. Чтобы сделать доступными для полной эксплуатации и улучшения состояния все кварталы дачи, он предложил все просеки приспособить для летней вывозки древесины. Кроме того, в его наставлении была отражена необходимость: содержания имеющегося питомника и семяносушильни; своевременного облесения суходолов около болот, непригодных для перевода в покосы; поддержания в порядке граничных и осушительных канав; своевременной прочистки ручьев и речек. Он подчеркивал, что дачу можно назвать устроенной, если составлен план хозяйства, однако, по его мнению, само устройство начинается лишь тогда, когда приступают к выполнению лесоустроительного проекта. Именно этим объясняется то неослабевающее внимание к Никольской даче, которое им уделялось после лесоустройства 1884 г.

На 1899 г. М. К. Турским была намечена первая ревизия, но вследствие почти окончательной потери зрения в начале лета 1899 г., а затем и смерти (в сентябре) ему так и не удалось самому осуществить свой план.

В настоящее время здесь имеются высокопродуктивные древостой хвойных и лиственных пород, а приспевающие насаждение сосны обыкновенной и лиственницы европейской являются «жемчужиной» Щелковского лесхоза. При наличии широкой гаммы типов леса все они дают представление об эффективности разнообразных способов лесовыращивания (главным образом искусственного лесовосстановления), что имеет большую лесоводственную ценность.

Лесокультурные работы были начаты в 1846 г., т. е. намного раньше первого лесоустройства. Рядом с усадьбой дачи в кв. 31 были заложены рядовые посадки сосны (0,72 га), которые к 55 годам уже имели запас 249 м3/га и полноту 1,0. В возрасте 40 лет они были причислены к парку усадьбы, что и позволило им сохраниться до настоящего времени.

Через 25 лет после первой посадки в кв. 31 и 32 закладываются культуры ели (около 3 га). Регулярное лесокультурное производство наладилось с 1871 г., причем преимущественно в ближней части дачи, где преобладали дерново-подзолистые легкосугнилистые почвы на флювиогляциальных отложениях. Большое внимание уделялось рубкам ухода, в процессе которых удалялась прежде всего береза. Осветлениям и прореживаниям подвергались и густые посевные сосняки, причем весь хворост и тонкомер полностью утилизировались: увязанные в пучки они по узкоколейной железной дороге поступали на топку котлов Вознесенской мануфактуры.

За период с 1872 по 1884 г. были заложены лесные культуры на площади 262 га. Под них отводили главным образом пустыри и прогалины, земли, дававшие малые урожаи сена. Эти участки были закультивированы преимущественно сосной и елью, на небольшой площади — лиственницей европейской. Облесению подлежали и вырубки. В семяносушилке получали весьма доброкачественные семена сосны и ели, в лесном питомнике выращивали сеянцы, но частично их закупали и на стороне. Известно, например, что в 1885—1886 гг. К. Ф. Тюрмером (Поречье Московской губ.) продано для дачи 13 тыс. сеянцев ели.

С 1885 г. и до начала XX в. культуры закладывали в основном сеянцами, под посевы отводили меньше площади — суходолы у торфяных болот. В качестве главной породы использовали сосну. Собранные на месте семена высевали в плужные борозды вручную или с помощью сеялки Древица, частично — по обнаженным местам после корчевки пней, а также высаживали сеянцы в плужные борозды или площадки под меч Колесова либо под лопату. Ель вводили как примесь к сосне (сопутствующая порода), и лишь в отдельных случаях на суглинистых почвах создавали чистые культуры ели. Применяли главным образом посадку 3-летних сеянцев, а в отдельных случаях 5—8- и даже 10-летних саженцев.

Благодаря энергичным мерам по искусственному лесоразведению в XIX — начале XX в. леса дачи и сейчас заметно отличаются от близлежащих обилием хвойных, что обеспечено сведением к минимуму смены пород. В условиях ближней части дачи наивысшую продуктивность имеют насаждения сосны со вторым ярусом из ели, которая служит хорошим подгоном, способствующим лучшему очищению стволов от сучьев, отеняет почву, что исключает сильное разрастание травянистой растительности — конкурента за элементы питания.

К настоящему времени в Никольской даче сохранилось 340 га культур, заложенных до XX века. Очень успешны насаждения с преобладанием лиственницы европейской. Закладывали их в 70-х годах XIX в. посевом и посадкой в смешении с сосной и елью. В VI классе возраста это высокопроизводительные древостой. На диаметр и высоту стволов большое влияние оказал не столько метод создания культур, сколько густота стояния. В частности, для загущенных, созданных посадкой характерны худшие показатели прироста, особенно по диаметру. Вообще надо отметить, что данные культуры лиственницы европейской уникальны для всей Центральной России, ибо они самые старшие по возрасту из созданных посевом.

В процессе изучения успешности роста и продуктивности наиболее характерных искусственных и естественных насаждений Никольской дачи выполнены биометрические замеры на стационарных пробных площадях, заложенных при ревизии 1899 г.

Пробная площадь Р-6 находится в культурах сосны, созданных в 1878 г. посадкой 2-летних сеянцев. Почва здесь легкосуглинистая, свежая, тип леса сосняк-черничник. В 1899 г. это был низкорослый негустой сосняк. В 23 года на 1 га насчитывалось всего 1870 стволиков, имелся подрост ели, напочвенный покров был сильно травянистый. В процессе первых рубок ухода в 1889 г. при общей продуктивности 75 м3/га изъято 18 м3 с 1 га.

Данные инвентаризации 1952 и 1975 гг. свидетельствуют о хорошем росте сосны. Подрост ели сформировал второй ярус и в количестве 1 ед. вошел в первый. При относительно небольшой густоте посадки (примерно 3 тыс. шт/га) и отсутствии рубок ухода на протяжении III—V классов возраста к 99 годам культуры имели очень высокий запас — 668 м3/га. С учетом промежуточного пользования средний общий прирост был равен 6,9 м3/га. С 1899 по 1975 г. число деревьев сосны на 1 га уменьшилось с 1870 до 412, что свидетельствует о замедленном процессе отпада. Как видим, рассматриваемый участок вполне подходит для отнесения к разряду эталонных.

В культурах, созданных посевом в 1875 г., заложена пробная площадь В-17. Почва дерново-подзолистая легкосуглинистая на песке. Посев, проведенный рядами через 2,13 м, вполне удался. Во время лесоустройства 1884 г. он представлял непроходимую чащу. В 1892 г. в процессе интенсивных рубок ухода изъято на топливо 89 м3/га древесины и хвороста. Несмотря на такую интенсивную выборку, уже в сентябре 1895 г. деревья диаметром до 4 см оказались сильно угнетенными, многие засыхали. Следовательно, требовалось новое прореживание. К 20 годам средний общий прирост достиг 8,9 м3/га. Рубки ухода проводились в 1899 и 1908 гг. Если в 24-летнем возрасте рост был замедленным и насаждение соответствовало естественным молоднякам II-III классов бонитета, то в 77 лет (1952 г.) это был чистый сосняк I класса бонитета со вторым ярусом из ели естественного происхождения. В 1974 г. запас был равен 477, общая продуктивность — 578 м3/га. По сравнению с заложенными относительно редкой посадкой (пр. пл. Р-6) созданные посевом культуры сосны в молодом возрасте имели значительно большую продуктивность, а в V классе возраста уступили им. Если в первых за 1899—1975 гг. число деревьев уменьшилось всего в 4,5 раза, то во вторых за 1895—1974 гг. — в 13 раз. Учитывая, что за период с 1914 по 1972 гг. промежуточное пользование не велось, явное преимущество оказывается на стороне культур, заложенных посадкой; посев же целесообразно применять в условиях постоянного интенсивного промежуточного пользования, особенно при возможности полной переработки древесной массы.

Пробная площадь Р-13 находится в сосново-еловых культурах закладки 1876 г. Почва легкосуглинистая свежая, тип леса сосняк-черничник. Инвентаризации проводились в 1899, 1952 и 1975 гг. Поскольку насаждения создавались на вырубке с сохраненным подростом, в возрасте 30 лет (календарный 23 года) и сосна, и ель имели хороший рост. Первые рубки ухода проведены в 1893 г. (с изъятием 29 м3/га), в дальнейшем их не было, что способствовало активному росту березы. К 99 годам сформировался сосново-елово-березовый древостой с первым ярусом из сосны, вторым — из ели.

В наиболее типичном естественном сосново-березово-еловом насаждении (дерново-среднеподзолистые легкосуглинистые почвы на флювиогляциальных отложениях) заложена пробная площадь Р-2.

В 1899 г. в возрасте 36 лет древостой характеризовался хорошими показателями роста сосны и березы; ель, пре обладавшая в количественном отношении, уступала им в высоте и по диаметру. Рубки ухода проводили в 1899 (44 м3/га) и 1905 гг. (38 м3/га). Данные наших обследований (1975 г.) 112-летнего древостоя свидетельствуют о том, что сосна и береза прочно утвердились в первом ярусе; значительная часть ели выпала, а оставшаяся — сформировала второй ярус. Общая продуктивность с учетом промежуточного пользования составила 417 м3/га, что значительно меньше по сравнению с искусственными насаждениями.

Для Никольской дачи вообще характерна лучшая продуктивность сосны в культурах, созданных как посевом, так и посадкой. Данная порода наиболее полно соответствует условиям произрастания. В качестве сопутствующей вводили ель, и лишь в отдельных случаях закладывали чистые еловые насаждения. Как правило, высаживали 3-летние сеянцы, в отдельных случаях — 5-, 8- и даже 10-летние саженцы. Если посев ели производили в смешении с сосной, к 80-100 годам преобладала последняя, ель же оказывалась во втором ярусе.

На наш взгляд, представляют интерес следующие два примера создания культур ели в первом десятилетии XX в. В первом случае, когда был проведен густой посев, к IV классу возраста ель представляла собою сильно угнетенный подрост, часть образовала второй ярус. (Средний диаметр в целом — 14 см, высота — 15,7 м.) Первый ярус (8С2Б) сформировался из сосны (средняя высота — 30 м, диаметр — 30 см) и березы предварительной и последующей генераций. Во втором случае, когда было высажено 7 тыс. сеянцев на 1 га, в IV классе возраста ель имела средний диаметр 21,1 см, высоту 22 м. У сосны, попавшей сюда при посадке случайно (единично), высота больше на 2,1 м, диаметр — на 6,2 см. Общий запас 554 м3/га. Здесь разрыв в успешности роста пород не столь велик, как в насаждениях, созданных посевом с естественно возобновившейся сосной.

Очевидно, есть прямой смысл выделить эталонные древостой и лесные угодья, являющиеся ценными носителями генофонда, а также научными и природоохранительными объектами, и причислить к категории особо ценных лесных массивов. Весьма веским доводом для этого является и то, что территория Никольской лесной дачи входит в зеленую зону г. Москвы. К сожалению, сейчас она разбита на два массива, которые включены в состав довольно крупных Воря-Богородского и Огудневского лесничеств Щелковского лесхоза. Восстановление дачи в ее прежних границах (что не представит труда, так как прекрасно сохранилась обновленная в 1872 г. глубокая канава генерального межевания 1768 г.) позволило бы проанализировать динамику лесного фонда за 100 лет и сделать ряд ценных выводов о направлениях хозяйственной деятельности здесь. Кроме того, практически совершенно не изученной остается экология массива старых хвойных культур. Дача постоянно смогла бы служить объектом научно-производственных экскурсий лесоводов, натуралистов и студентов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: