Факультет

Студентам

Посетителям

Ландшафтная экология, оптимизация природной среды, экологическая оптимизация ландшафта

Термин «ландшафтная экология» был введен в 1939 г. К. Троллем (Troll, 1939) с целью объединения двух подходов — «горизонтального» (изучение пространственного взаимодействия природных явлений) и «вертикального» (исследование взаимоотношений между явлениями в рамках определенного экотопа, экосистемы).

В настоящее время этот термин используется для обозначения нескольких рабочих направлений в рамках ландшафтоведения и биогеоценологии. По мнению К. Тролля (1972), «ландшафтная экология» и «биогеоценология» — синонимы.

Здесь же уместно вспомнить об интересном предложении Ф. Н. Милькова выделять биофизику ландшафта как «раздел комплексной физической географии, вскрывающий механизм взаимодействия живого и косного вещества, процесс аккумуляции и трансформации солнечной энергии биотой ландшафта» (1981, с. 135), Биофизику ландшафта ученый отождествляет с биогеоценологией, определяя ее как науку, изучающую географические фации как биогеоценозы.

Не отрицая права на существование других научных и научно-практических направлений, сформировавшихся на стыке ландшафтоведения, экологии и биогеоценологии, учитывая международный опыт, а также большие практические успехи в разработке теории оптимизации природной среды, мы отдаем предпочтение понятию «ландшафтная экология». Обобщая исследования последних двух десятилетий в данной области,

можно заключить, что ландшафтная экология является теоретическим обоснованием разработки практических мероприятий, направленных на поддержание экологической стабильности и экологической оптимизации ландшафта; она занимается оценкой взаимодействия составных частей природного комплекса и воздействия общества на природную составляющую ландшафтов путем анализа балансов вещества и энергии, исследуя структуру и функционирование экосистем в конкретных ландшафтных условиях.

За последние два десятилетия в зарубежной географической литературе содержание ландшафтной экологии существенно менялось. В конце 60-х гг, известный немецкий географ Э. Нееф писал об экологии ландшафта как об «изучении природного бюджета региона». На рубеже 70—80-х гг. в немецкой литературе чаще употреблялось понятие «геоэкология». «Отличие ее от биоэкологии наглядно проявляется в том, что последняя определяется как «экология в себе», оставляющая вне рассмотрения глобальные и пространственные перспективы».

Более конкретно об экологических задачах, стоящих перед географией, говорит П. Хаггет: «Географы имеют дело со структурой и взаимодействием двух главных систем: экологической, которая объединяет человека и окружающую его среду, и пространственной, связывающей один район с другим посредством сложного обмена потоками. По мнению С. Б, Лаврова (1989), обе эти ведущие системы составляют суть современной геоэкологии.

Ю. Г. Пузачрнко (1984, с. 15) считает, что «объектами экологии и географии являются системы макромира, соизмеримые с надорганизменными уровнями организации материи. Многие экологические представления возникли в результате географических исследований, позволяющих наблюдать варьирование организации объекта в пространстве, в то время как механизмы, лежащие в основе этой организации, объяснялись на основе законов физики, химии и биологии». Ю. Г. Пузаченко сформулировал следующие направления географической экологии: 1) экологические параметры популяций, рас, видов; 2) взаиморазмещение популяций в многофакторном пространстве; 3) средообразующие воздействия популяций и сообществ; 4) географическая обусловленность структурно-функциональных характеристик сообществ и экосистем.

Ландшафтная экология как бы синтезирует достижения ландшафтоведения и экологии для целей оптимизации природной среды. Необходимость такого синтеза определяется в первую очередь практическими задачами. Она вызвана тем, что, оперируя с экосистемами как понятиями биологическими (на всех уровнях от молекулярного до популяционного), теория не находит выхода в практику планирования природопользования. Этот выход возможен только на уровне биогеоценотическом, где биологическая концепция перерастает в ландшафтную. «Ландшафты, — пишет В. Б. Сочава, — поглощают биоэкологические комплексы; они имеют свою более сложную системную организацию и обладают по сравнению с экосистемами значительно большей мощностью» (1978, с. 73).

Таким образом, ландшафтная экология обеспечивает как глобальный анализ всех критических компонентов и действующих в системе связей, так и специализированный, направленный на изучение связей живых организмов (в том числе человека) со средой обитания.

Своеобразным аналогом ландшафтной экологии является экология биогеоценозов, которую А. X. Мукаганов, развивая принципы В. Н. Сукачева, определяет как «изучение процессов в биогеоценозах, происходящих в естественных условиях и в условиях антропогенных воздействий» (1986, с. 6).

Термин «ландшафтная экология» до последнего времени не получил широкого распространения в СССР. Однако несколько ранее К. Тролля (1939) в нашей стране ввели в оборот термин «экология земель» (или экотопология) — учение о внешней обусловленности различных местообитаний и жизненных сред. Широко употребляя термин «экология земель», Л. Г. Раменский имел в виду изучение природных факторов, определяющих условия землепользования. Информация об экологии земель имеет очевидное практическое значение для целей обоснования земельного кадастра, землеустройства и ландшафтно-мелиоративных работ. Нетрудно убедиться, что «экология земель» Л. Г. Раменского — эквивалент «экологии ландшафта» К. Тролля, который, в частности, писал: «Исследование аэрофотоснимков есть в высшей мере ландшафтная экология, или пространственная экология земной поверхности».

Из учения Л. Г. Раменского, имевшего, как уже было сказано, экспериментально-практическую направленность, отечественные географы восприняли одну часть — морфологию ландшафта (Солнцев, 1949), а биологи — учение о биогеоценозах (Сукачев, 1964). Однако и те, и другие, углубившись в теоретические разработки своих вопросов, надолго отошли от непосредственного участия в решении практических задач. Частичный возврат к практике в области ландшафтоведения стал возможен после появления работ Ф. Н. Милькова (1966), А. Г. Исаченко (1976), А. А: Крауклиса (1979) и др. В последние годы практические задачи ландшафтоведения разрабатывались Т. Д. Александровой (1988), И. И. Мамай (1989) и др. Однако нельзя не видеть значительного отставания отечественного ландшафтоведения и прикладной биоценологии в деле практического внедрения своих идей по сравнению с аналогичными исследованиями, например немецких ученых.

В начале 80-х гг. была создана и стала активно функционировать Международная ассоциация по ландшафтной экологии (JALE), в которую входят ученые 27 стран. Основные методологические концепции ландшафтной экологии сформулированы руководителем ассоциации Голлеем. Вместе с тем вопрос о статусе ландшафтной экологии остается дискуссионным. По мнению В. С. Преображенского (1983), это новое научное направление, ориентированное на изучение ландшафта с целью управления и рационального использования.

В СССР аналогом ландшафтной экологии, получившей уже международное признание, стала геоэкология, активно разрабатываемая ленинградскими географами.

Существенным прогрессом в этом направлении следует признать работы литовских географов и экологов, которые удачно соединили теоретические достижения советского ландшафтоведения и биогеоценологии с практическими успехами немецких ученых в области ландшафтной экологии.

Термин «оптимизация» применительно к природной среде, биосфере, ландшафту стал применяться в философской, географической и биологической литературе, сначала как близкий понятиям «рациональное природопользование», «охрана природы», а затем и как самостоятельное понятие. Термин «оптимизация природной среды» преодолевает потребительско-утилитарную ограниченность словосочетания «рациональное природопользование» и значительно расширяет содержание термина «охрана природы». В широком смысле оптимизация природной среды предполагает поиск сбалансированности между эксплуатацией геосистем (рациональным использованием естественных ресурсов), их охраной и целенаправленным преобразованием. В сложный комплекс задач, объединяемых понятием «оптимизация природной среды», входит блок мероприятий, направленных на нахождение оптимального варианта природопользования на уровне ландшафта, получивший название экологической оптимизации ландшафта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: