Факультет

Студентам

Посетителям

Крупные вспышки лесных пожаров

Средняя Сибирь, 1915 г.

В 1915 г. пожары в Сибири начались с весны, продолжались все лето и охватили огромную площадь.

По результатам обработки анкетного опроса, проведенного В. Б. Шостаковичем (1924), лесные пожары наблюдались на территории от 52° до 70° с. ш. и от 69° до 112° в. д. (около 1,6 млн. км2). Дым от этих пожаров распространился почти на всю Сибирь (64—72° с. ш. и 61—133° в. д.), а на той территории, где действовали пожары, густота дыма в течение 50 дней была так велика, что на расстоянии от 4 до 20 м не были видны окружающие предметы. В Мариинске 30 июля в 3 час дня по причине сгустившегося дыма наступил полный мрак. Из-за дыма в июле 1915 г. было зарегистрировано только 85%, а в августе — всего 65% нормального количества солнечных дней, вследствие чего хлеба поспели на 15 дней позже обычного.

Пожары зачастую были верховыми, во многих местах горели торфяники (возле Томска, Мариинска, в Нижнеудинском, Канском, Енисейском и Минусинском уездах). Преградами распространения пожаров служили только крупные реки (Ангара, Обь, Енисей, Нижняя Тунгуска). Площадь пострадавшего от огня леса оценивалась в 125 тыс. км2.

Причиной огромной вспышки лесных пожаров явилась продолжительная засуха в Средней Сибири. На обширном пространстве в 3,5 млн. км2, занимающем восточную часть нынешней Тюменской области, почти всю северную и восточную половины Томской области, Красноярский край, северную и западную части Иркутской области и юго-западную половину Якутской АССР, с мая по август наблюдалось незначительное количество осадков. На окраине этого района осадки достигали 50— 60% нормы, а в центре района — едва 30%. В течение лета было два особенно продолжительных бездождных периода: первый (в среднем 26 дней) — с половины июня до половины июля и второй (в среднем 20 дней) — с конца июля до половины августа. Этим двум периодам соответствовали два пожарных максимума.

Марийская АССР, 1921 г.

По данным Д. Н. Шлыкова (1927), в 1921 г. на территории нынешней Марийской АССР была поразительно ранняя весна и небывало сухое и жаркое лето: с апреля по август дождей не было совершенно, среднесуточная температура не опускалась ниже 24°.

Пожары возникли ранней весной, еще до полного схода снега и закончились в первых числах ноября. Главная вспышка пожаров совпала с ураганным ветром, который начался 22 июня. Ветер достигал такой силы, что возле пристани Мар-Посад были выброшены на берег два парохода и одна баржа. Средняя скорость пожаров во время урагана составляла 10 км/час, а временами достигала до 25 км/час как следствие пятнистой формы распространения. Отмечались характерные случаи, когда деревни, находящиеся вблизи горящего массива, оставались невредимыми, а деревни, расположенные за 5—б км, загорались от переброшенных ветром горящих частиц. К тушению пожаров было привлечено почти все местное население и воинские подразделения. В некоторые дни борьбу с огнем вели до 25 тыс. человек, но и эта армия была бессильна перед огненной стихией: не успевали потушить один участок, как от искр и горящих частиц загорался другой. В результате лесными пожарами было уничтожено 180 тыс. га леса, 60 селений, погибло более 1 тыс. голов скота и 35 человек.

Центральные районы РСФСР, 1972 г.

Все лето 1972 г. горели леса центральных областей европейской части СССР. Ни болота, ни реки, ни дороги не были препятствием в распространении лесных пожаров. Если учесть, что пожары продолжались в течение нескольких месяцев, то нетрудно представить их последствия.

Большие пространства оказались обезлесившимися, колоссальные древесные запасы сильно истощенными, громадные площади хвойных молодняков превращены в пустоши. Убытки едва ли поддаются точному подсчету; но они, несомненно, очень велики.

В сезон 1972 г. величина лесопожарного показателя засухи (комплексного показателя) в целом по Костромской, Владимирской, Горьковской областям, Марийской АССР и по прилегающим к ним районам превысила средний многолетний уровень в 5—10 раз. Уровень пожарной напряженности изменялся и территориально, и во времени: наименьший был в Костромской области, а наибольший — в Марийской АССР.

Засушливому периоду лета 1972 г. предшествовала малоснежная и холодная зима, а весна была ранней, сухой и теплой.

В ноябре среднемесячная температура воздуха превышала норму на 4—5°, а осадки в виде мокрого снега и дождя превысили норму в 2—3 раза. К концу ноября повсеместно снега не было. В декабре температура воздуха была выше нормы на 2°. За весь месяц выпало 1—1,5 нормы осадков. Зато январь отличался низкими температурами воздуха и незначительным количеством выпавших осадков (в 2—4 раза меньше нормы), в результате чего почва, не покрытая снегом, глубоко промерзла. В феврале осадков выпало лишь 30—50% от месячной нормы.

Весна наступила рано. Переход среднесуточной температуры через 0° и сход снега произошли в конце марта, т. е. на неделю раньше средних многолетних сроков. В марте и в апреле выпало осадков 50—70% от нормы и лишь в отдельных районах они превысили норму. Апрель был теплый. Морозная и малоснежная зима привела к глубокому промерзанию почвы, что усилило поверхностный сток при раннем и дружном снеготаянии. Поэтому талые воды не успели впитаться в почву. Подобный ход погоды уже предвещал быстрое пожарное созревание лесных участков.

Май отличался сухостью и высокими температурами. Количество осадков в виде кратковременных ливней с грозами составило 50—80% от нормы, относительная влажность воздуха понизилась до 30% (на 10% ниже нормы), максимальные температуры достигали 27—30°, а величина лесопожарного показателя засухи в 3—4 раза превысила средний многолетний уровень.

Следствием этого была вспышка лесных пожаров в мае на всей рассматриваемой территории. Особенно часто лесные пожары возникали во Владимирской области. По данным оперативного отделения авиационной охраны лесов, на площади около 1 млн. га ежедневно возникало до 20 лесных пожаров.

Летний период оказался необычайно засушливым. Только начало июня было умеренно теплым и характеризовалось выпадением значительного количества осадков, что снизило горимость и приостановило распространение лесных пожаров. Однако со второй половины июня и до сентября месяца установилась очень жаркая и очень сухая погода. Среднесуточная температура воздуха в июле колебалась в пределах 20—28°, а максимальная температура достигала 38°. Особенно сухим был август. Температура 30° и выше наблюдалась в течение 15—22 дней. За весь месяц выпало от 2 до 8 мм осадков, и лишь в некоторых районах Владимирской области в виде ливней выпало 20 мм осадков. В августе уровень пожарной опасности продолжал расти. Лесопожарный показатель засухи в этот период превысил 30 000 мбар∙град, высохли болота и заболоченные участки леса, в результате чего пожары могли беспрепятственно распространяться по всей территории лесхозов. В августе в отдельных областях ежедневно возникало по 30—40 лесных пожаров. Они распространялись на большой площади и выходили из-под контроля.

Как же возникло одновременно большое число пожаров? Известно, что на рассматриваемой территории распространены ягодниковые и мшистые типы леса. До 13%, а в некоторых областях и до 20% лесной площади приходится на заболоченные леса, в большинстве случаев осушенные. В насаждениях с мощным слоем подстилки и на осушенных торфяниках пожары гасить очень трудно, а при существующей недостаточной оснащенности лесхозов противопожарной техникой в ряде случаев и невозможно. Поэтому пожары, возникающие ежедневно в большом количестве, только локализовывались, а дотушивание их не производили. Если учесть, что в июле в зоне действия каждого оперативного отделения авиационной охраны лесов ежедневно возникало по 25—30 пожаров, а в августе — по 30—40, то нетрудно себе представить ту опасность при непрерывно нарастающей засухе, которую таили сотни только локализованных пожаров. Сухая жаркая погода, естественно, усилила в этих районах поток отдыхающих в лес. Меры по ограничению доступа в лес отдыхающих были приняты с большим запозданием, что также способствовало увеличению числа источников огня.

Особенностью погоды в августе явились штормовые ветры. С 24 августа повсеместно усилился суховей юго-восточного и южного направлений, с 27 августа скорость его на метеостанции Горький достигла 18—20 м/сек.

Под действием ветра все локализованные и недотушенные пожары возобновились, и в результате массового переноса горящих частиц они быстро распространились на большой площади. Максимальный прирост площади пожарищ по Горьковской области и Марийской АССР в ветреные дни достигал 40—120 тыс. га за день. Именно за эти 2—4 дня было пройдено пожарами около 90% всей площади, выгоревшей в течение всего сезона 1972 г. Это явление наблюдалось одновременно во всех областях, пораженных засухой. Каждый отдельный пожар распространялся преимущественно с юга на север или с юго-востока на запад-северо-запад. Кроме того, полоса гарей приурочена к полосе сосняков, вытянутой с запада на восток. Так возникла та сложная обстановка, которая долго будет служить уроком для всей лесопожарной охраны.

В начале сентября повсеместно прошли дожди, новые пожары стали возникать редко, но крупные пожары на осушенных торфяниках продолжали действовать и привлекали к себе всеобщее внимание.

Читинская область и Хабаровский край, 1976 г.

Осень 1975 г. в Читинской области была сухая, а зимой выпало минимальное количество осадков. Апрель 1976 г. характеризовался прохладной сухой солнечной погодой, относительная влажность воздуха понизилась до 23%, однако мелкие озера и речки оставались еще подо льдом. Лесные пожары начались 26 апреля (5 пожаров). 27 апреля ветер достиг скорости 20 м/сек, и число пожаров сразу увеличилось до 67. В последующие дни число пожаров все возрастало, ежедневно возникало по 12—15 новых очагов. С лесными пожарами боролись 3,5 тыс. человек рабочих с предприятий, 400 парашютистов и десантников, 70 бульдозеров и 20 тракторов. Борьбу осложняло отсутствие воды в лесных речках и озерах: подо льдом было пусто. Поэтому пришлось широко использовать шнуровую взрывчатку (накладные монозаряды).

Сильная вспышка лесных пожаров в Хабаровском крае произошла осенью 1976 г. В конце лета в крае прекратились дожди. Весь сентябрь стояла сухая теплая погода. Отмершие травы и опавшая листва пересохли. Вспышка лесных пожаров началась 5 октября от неорганизованных палов. Пожары стали быстро распространяться, загорелись торфяники. Уже через день авиация почти «ослепла» от дыма. Для борьбы с пожарами были стянуты силы авиалесоохраны со всей Сибири и Дальнего Востока, а также из Перми, Свердловска, Сыктывкара. Пожары были взяты под контроль, но 17 октября над краем пронесся ураган, причем ветер достигал скорости 30—40 м/сек. Ураган с неимоверной силой раздувал тлеющие очаги, лесные пожары стали быстро распространяться, огонь преодолевал минерализованные полосы шириной в 12 бульдозерных колеи. Крупные пожары подошли к населенным пунктам и промышленным объектам, повредили линии электропередач и связи, нарушили сообщение. На борьбу были мобилизованы многие тысячи людей. К 25 октября основные очаги пожаров удалось локализовать. Широко развернулись работы по восстановлению пострадавших районов.

Районы Скалистых гор в штатах Монтана и Айдахо, 1910 г.

Описание крупнейшей вспышки лесных пожаров 1910 г. в Скалистых горах дано в книге Ф. Дадж. Зимой в Скалистых горах на границе между Монтаной и Айдахо выпало много снега (до 2 м), но весна была сухой, а лето — необычайно засушливым. С начала июня стояла сильная жара. Посевы погибли по всей округе. В июле от гроз и других причин повсюду начались лесные пожары.

К середине июля лесная служба наняла для тушения пожаров 3 тыс. человек. Эти люди не могли справиться с пожарами, так как засуха и грозы не прекращались. В августе президент Тафт утвердил разрешение на использование регулярной армии. С помощью военных подразделений большинство пожаров было взято под контроль. Этому благоприятствовала тихая погода. Но 20 августа задул сильный ветер с северо-запада, и пожары стали быстро распространяться. Небо стало желтого цвета, а к 4 часам дня совсем потемнело. Бушевавшее пламя образовывало мощные вихри, которые выворачивали с корнем деревья. Отряды пожарных в горах были отрезаны от дорог и предпринимали отчаянные усилия, чтобы спастись.

Так отряд Эдварда Пуласки (из 42 человек) спрятался в заброшенной шахте глубиной 30 м. Во время прохождения пожара деревянные стойки шахты воспламенились, 5 человек получили смертельные ожоги.

Другой отряд из 50 человек под руководством Джона Белла пытался спастись на расчищенном участке площадью менее 1 га. Семь человек укрылись в маленькой пещере (где и погибли), а остальные бросились в ближайший ручей. Они едва не задохнулись от дыма, а трое были убиты падающими деревьями.

Руководитель третьего отряда Уильям Рок смело повел свои 70 человек через кромку пожара на выгоревшую территорию; все люди уцелели и не получили повреждений, за исключением одного труса, который в панике сбежал из отряда и затем, окруженный огнем, застрелился.

Отряд Эда Зенона из 30 человек стоял на берегу ручья, когда от горящей ветви загорелся лес на холме за ручьем. Лагерь сняли, провиант сложили на песке у ручья и покрыли мокрыми палатками. На лошадей набросили смоченные шерстяные одеяла. Жар был так велик и головни падали так часто, что и продукты, и куча плавника на отмели сгорели, несмотря на то что их поливали водой. От жары хорошо защищали ведра, надетые на голову. Спаслись все, но два человека во время прохождения пожара сошли с ума от страха.

Еще один отряд спасся, прорвавшись сквозь фронт пожара на выгоревшую площадь, кроме 19 человек, которые в панике побежали от пожара, затем спрятались в хижине, где и погибли.

Лишь один, самый крупный отряд из 150 человек, стоявший на холме и окруженный со всех сторон надвигающимся пожаром, использовал для своего спасения отжиг. Люди задыхались от дыма, поливали водой палатки и тушили сыпавшиеся сверху головни, но благодаря своевременно сделанному отжигу все уцелели.

В результате описанной вспышки пожаров 1910 г. выгорело 1,2 млн. га и погибло 85 человек.

Валлоу-Вайтман в штате Орегон, 1960 г.

Национальные леса Валлоу-Вайтман расположены в Голубых горах Валлоу на северо-востоке штата Орегон. Это самая пересеченная местность в Северной Америке.

Леса региона представлены насаждениями из сосны желтой и дугласовой пихты. Не покрытые лесом площади заняты кустарниковыми зарослями, а также лесосеками с большим количеством порубочных остатков, что повышает еще более природную пожарную опасность этих лесов. Район является наиболее засушливым на всем тихоокеанском северо-западе, и здесь ежегодно возникает около 100 пожаров от молний и 25—50 — по вине человека.

Пожароопасный сезон 1960 г. был продолжительнее обычного. Весна выдалась теплой и способствовала быстрому росту трав. Лето отличалось длительными засушливыми периодами. Максимальная температура 19 июля достигала 50° С. Это самая высокая температура за последние 70 лет. Местные службы наблюдения предсказывали прохождение грозового фронта, с вероятностью 40%. Все работы в лесу были прекращены, а имеющиеся ресурсы были приведены в полную готовность для, борьбы с пожарами в этих условиях.

Гроза разразилась на южной окраине леса 10 июля в 18 час. 30 мин. и двигалась через лес на северо-восток. Последние молнии отмечены в 21 час. 30 мин. Осадков не было, и лишь несколько увеличилась относительная влажность воздуха. В течение этих трех часов возникло 135 пожаров. К утру 20 июля некоторые пожары уже охватили площади по 300 га.

Всю ночь продолжалась мобилизация сил и средств для ликвидации пожаров. Утром отряды лесозаготовителей, строительных рабочих и рабочих с заводов — всего около 700 человек — 25 бульдозеров и несколько десятков автоцистерн уже участвовали в тушении пожаров или были на подходе к ним. Положение становилось угрожающим, и к полудню был выброшен десант из 45 парашютистов к 16 пожарам. К вечеру доставили еще 69 парашютистов к 24 пожарам, доступных для тушения этими силами.

В этот же день начались атаки пожаров с воздуха. Четыре самолета В-25, один РУ-2 и один РСУ беспрерывно обрабатывали наиболее опасные места раствором бората. В этот день, было сброшено около 200 тыс. л. Сбрасывание вели в первую очередь на небольшие пожары и на периметры быстро распространяющихся пожаров.

Большинство пожаров локализовали уже к вечеру. Через 24 часа после начала грозы все еще действовали семь пожаров, классов Д и Е. Пять пожаров объединились в один на площади около 3 тыс. га. Кроме этого еще семь крупных пожаров распространились на площади от 400 до 500 га в труднодоступных районах нижней части каньона Снейк Ривер.

По всему тихоокеанскому северо-западу была проведена мобилизация людей и техники. К 24 июля в тушении участвовало уже 4700 человек, 800 из них представляли руководство и организованные отряды лесной службы. Помимо этого имелось 56 бульдозеров, 25 автоцистерн, 30 портативных помп, 80 мотопил, 11 вертолетов, 18 воздушных танкеров и 20 самолетов разных типов. За четыре дня борьбы на пожары было сброшено 1400 тыс. л бората.

В начале этого критического периода, а именно 22 июля, в районе пожаров были организованы два перевалочных пункта. Людские силы и техника поступали в эти лагеря. Здесь создавались отряды тушильщиков, которые во главе с опытными руководителями отправлялись туда, где они были необходимы. Здесь же отдыхали и находились под надзором сменные отряды. Свободные от служебных обязанностей полицейские использовались для поддержания порядка и предупреждения самовольного ухода людей с пожаров.

С 26 июля по 31 октября вновь проходили сухие грозы и возникло еще 140 пожаров, которые были локализованы на площади около 4 тыс. га.

За весь период с 19 июля по 31 октября возникло 329 пожаров, из них 73 — по вине человека. Выгоревшая площадь составила 20 тыс. га.

Крайне пожароопасная погода с одновременным возникновением массовых пожаров, как это случилось 19 июля, бывает редко. Для ведения успешной борьбы с пожарами в такой редкой ситуации необходимы мобильные и достаточно сильные резервы, которые могут прийти на помощь местным организациям.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: