Факультет

Студентам

Посетителям

Густота и смешение лесных пород

Определение густоты насаждений — одна из кардинальных проблем лесовыращивания, ей уделялось внимание на протяжении всей истории лесоводства.

Густота древостоев определяет их устойчивость по отношению ко многим неблагоприятным факторам. Густота выращивания и степень одновременного изреживания при рубках ухода во многом определяют ветро — и снегоустойчивость насаждений, а также их устойчивость к корневой губке. На единице площади в конкретных условиях максимальная производительность достигается при определенном количестве деревьев. Выбор первоначального количества посадочных мест исключительно важен. При проектировании густоты культур, особенно в неблагоприятных условиях произрастания, на первое место ставится устойчивость будущих насаждений. На практике нередко считают, что все производительные насаждения устойчивы. Причем берется производительность не спелых насаждений, а молодняков и приводится как доказательство их удачной конструкции. Несостоятельность таких аргументов уже видна из того, что очаги корневой губки очень часто формируются в насаждениях I и 1а классов бонитета.

В настоящее время во многих районах нашей страны имеются миллионы гектаров загущенных культур, состояние которых вызывает большую тревогу. Крупные неудачи, связанные с созданием загущенных культур, заставили лесоводов приступить к выращиванию культур с меньшим количеством посадочных мест на единицу площади и широкими междурядьями, что, однако, требует более длительного механизированного ухода, а иногда и дополнительного внесения в почву инсектицидов с целью защиты выращиваемых растений от личинок пластинчатоусых. Установлено, например, что для монокультуры сосны, произрастающей в бедных боровых условиях, к пятилетнему возрасту должно оставаться 3—3,5 тыс. сосен на 1 га. Почву следует готовить по типу глубокого рыхления, желательно и внесение органических удобрений. Первоначальное количество посадочных мест может быть и большим, но уже к возрасту перевода культур в лесопокрытую площадь количество деревьев на единицу площади должно быть сокращено. Рубки ухода в сосновых культурах наиболее эффективны в 4—5-летнем возрасте, в самом начале фазы большого роста, продолжающейся до 25—30 лет.

В загущенных сосновых культурах старше 10 лет рубки ухода требуют большой осторожности. При соблюдении комплекса агротехнических приемов (правильная подготовка почвы, борьба с вредителями корней) можно добиться хорошей приживаемости и в пристепных и степных борах при создании культур ограничиться размещением посадочных мест 2,5—3 X 1 м. В этом случае можно не проводить нерентабельные, но обязательные в перегущенных культурах осветления. В загущенных в рядах культурах с междурядьями 2,5—3 м на третий год при проведении уходов мотыгой можно вырубать часть саженцев, доводя расстояние между ними до 0,75— 1,50 м.

В лесостепной и степной зонах при ширине междурядий в культурах 2,5—3 м механизированный уход за почвой проводят в среднем на 2—3 года, а в Полесье на 1—2 года дольше, чем в культурах, где ширина междурядий 1,5 м. Однако механизированный уход значительно проще и дешевле, чем осветления.

Лесные культуры создают в самых разнообразных условиях, от которых и зависит ширина междурядий. На богатых и хорошо увлажненных почвах перегущенность не так опасна, как на бедных. При наличии естественного возобновления ценных пород ширину междурядья можно увеличивать до 8—12 м. Широкие 6—8-метровые междурядья рекомендуются и для засушливых условий степи, где наиболее выносливые породы способны выжить за счет увеличения площади питания; здесь допускается создание даже полосных культур. Иногда даже в степных районах имеется возможность избежать изреженных культур и создать относительно густые насаждения. Это возможно на более плодородных почвах с близким залеганием грунтовых вод (3—6 м) или в местах, где зимой скапливается много снега.

Важно не только правильно выбрать ширину междурядий, но и расстояние в ряду между посадочными местами. Поэтому в практику лесокультурного дела вводится такой показатель, как индекс равномерности размещения (частное от деления ширины междурядий на шаг посадки в ряду); наиболее благоприятные условия для произрастания культур создаются, если индекс равен 1.

При очень широких междурядьях и большой загущенности в ряду рост культур нарушается и они не достигают высокой производительности. В связи с этим представляет интерес пример усыхания чистых культур дуба черешчатого, созданных широкорядным способом: ширина междурядий 6 м и более, шаг посадки в ряду 0,5 м. Такие культуры были созданы на старопахотных землях в лесостепной зоне Правобережной Украины (Хмельницкая, Винницкая и другие области). Сейчас почти повсеместно наблюдается их усыхание, даже на богатых почвах и в районах с достаточным количеством осадков. В первые годы широкие междурядья (первоначально здесь проектировался ввод сопутствующих пород, но это не всегда осуществлялось) задерневали и вследствие выпаса здесь скота почва уплотнилась. Стволы не очищались от сучьев, поэтому с возрастом у деревьев сформировались раскидистые мощные кроны. Деревья в междурядьях начали смыкаться к 40—50 годам (в зависимости от ширины междурядий), при этом большая часть крон попадала в зону затенения и отмирала.

Хорошо известно, что оказавшиеся под пологом молодые дубки, равно как и старые деревья, быстро отмирают. Нам нередко приходилось наблюдать усыхание одиночно произрастающих дубов с хорошо развитыми мощными кронами, если последние в силу изменившихся условий попадали в затенение. По мере роста окружающего молодняка у старых деревьев начинают отмирать нижние части кроны и со временем они усыхают. Нечто подобное наблюдается и в широкорядных культурах при смыкании деревьев, произрастающих в разных рядах.

Совсем по-другому идет формирование естественных смешанных насаждений. В зависимости от степени теневыносливости деревья в таких насаждениях занимают определенные ярусы. Более светолюбивые деревья должны быть и более крупными. При наличии постоянного подгона стволы хорошо очищаются от сучьев, образуя мощные кроны уже за пределами нижнего яруса. Сомкнутость верхнего яруса обычно невысокая, что способствует мощному развитию крон и доступу света ко второму ярусу. Стволы дуба при этом постоянно очищаются от сучьев, пока дерево не выйдет за пределы нижнего яруса. (Известно, что мертвые сучья являются воротами инфекции, поэтому при своевременном очищении, когда отмирают небольшие ветви, этот процесс для деревьев безболезненный.)

Количество поступающего света регламентирует процесс отмирания ветвей кроны. Это легко доказывается простейшими опытами. Например, у согнутых в горизонтальное положение дубков или кленов через 1—2 года начинается некроз ветвей с приземной стороны, что может быть однозначно объяснено отмиранием приземных ветвей в результате светового голодания. Если же в затенение попадаются хорошо сформировавшиеся кроны, то вследствие их отмирания деревья сильно ослабляются и усыхают, как в культурах с широкими междурядьями, о которых мы упоминали.

Лесохозяйственная деятельность коренным образом нарушает естественный процесс формирования смешанных насаждений с участием дуба. После вырубки дубовых насаждений с примесью других пород даже при достаточном количестве самосева дуба последний очень быстро заглушается порослью сопутствующих пород. Проблема рубок породила весьма сложную в лесоводстве проблему поросли (последней не было в естественных лесах). Самосеву дуба куда легче конкурировать с самосевом лиственных пород, нежели с их порослью. Перед лицом сложной проблемы поросли лесоводы впадают в другую крайность и создают чистые (очень часто загущенные) дубовые культуры, которые, как мы уже отмечали, часто усыхают.

Роль «шубы», т. е. подгона, лесоводам известна давно. Но, когда с этими особенностями экологии дуба не считались и создавали древостой неудачных конструкций, они преждевременно усыхали. Конечно, отдельно растущие дубы обходятся и без «шубы». Они правда, невысокие, с мощной шатрообразной кроной, но часто отличаются долголетием. Однако цель лесовыращивания — получение максимального прироста при наиболее рациональном использовании почвенных ресурсов и пространства. А это значит, что конструкции древостоев должны быть оптимальными.

Каждому возрасту древостоя в зависимости от условий местопроизрастания должно соответствовать оптимальное количество деревьев. В этом отношении интересны данные, касающиеся состояния Докучаевских полос в полузасушливых условиях Каменной степи на обыкновенных черноземах. В узких полосах с преобладанием дуба IX класса возраста деревья имеют мощную крону, интенсивно растут по диаметру, но слабее в высоту.

В густых, чрезмерно широких полосах деревья в серединной части ослаблены, здесь наблюдается изреживание.

Наметившаяся тенденция к уменьшению густоты лесных культур преследует цель не только создать оптимальные условия для выращивания пород, но и удешевить процесс лесовыращивания. В настоящее время весьма насущным является вопрос оптимизации режимов густоты при целевом выращивании леса. Причем не всегда на первое место выдвигается сугубо количественная сторона получения древесины. Например, выращивание бессучковой древесины требует некоторого увеличения количества деревьев на 1 га. В то же время максимальное получение крупномерной древесины возможно за счет потери общей фитомассы и т. д. Однако все эти уклоны целевого выращивания не должны затенять общего ведущего принципа — создания устойчивых насаждений. Следует учитывать, что создание редких насаждений возможно только посадочным материалом с известными наследственными качествами. В зависимости от географического района, типа условий, культивируемой породы, целевого назначения выращивания большинством исследователей рекомендуется при создании культур иметь 1200—6500 посадочных мест на 1 га.

Выше мы рассматривали преимущества смешанных насаждений, хотя их создание не всегда возможно. Вопрос смешения при всей принципиальной простоте исключительно сложный, так как взаимоотношения между одними и теми же породами в зависимости от географического района, условий произрастания и других обстоятельств далеко не равнозначны. Это можно проследить на сосне и березе. Если на старопахотных землях, песках, пустырях примесь березы желательна, так как другие породы здесь часто не выдерживают, то в свежих борах (А2) она образует устойчивую примесь, и ее участие приходится даже ограничивать. В сырых и мокрых борах (А3— А4), а иногда и свежих (А2) береза опасный конкурент сосны. В борах ее вводят в культуры каждым 5—6-м рядом или звеньями по 5—7 посадочных мест через 15—20 посадочных мест сосны. По мнению ряда исследователей, в центральных областях европейской части СССР примесь березы в сосняках 40-летнего возраста не должна превышать 0,4 по составу, 60-летнего— 0,2 и 80-летнего — 0,1. Весьма сложны взаимоотношения березы и других лиственных пород с елью, которая в первые 15 лет успешно произрастает с открытой вершиной. В то же время оголение ели от воздействия отеняющего полога грозит повреждением ее весенними заморозками и солнцепеком.

Конкурентоспособность хвойных пород возрастает к северу. Даже в среднетаежных лесах с участием березы до 70 % в 5-летних молодняках сосна выживает и со временем становится преобладающей породой. В северной тайге конкурентная способность лиственных пород еще больше снижается, и примесь березы до 50 % в стадии молодняка I класса возраста является оптимальной. Лиственные, особенно береза, повышают ветроустойчивость хвойных древостоев, предохраняют ель от солнцепеков.

В южной части лесной зоны и в лесостепи в свежих и влажных суборях устойчивыми являются сосново-дубовые насаждения, где дуб занимает второй ярус, и только в сухих и очень сухих суборях можно ориентироваться на чистые сосняки, где из кустарников выживает можжевельник обыкновенный. В степной зоне в очень сухих и сухих суборях в последние десятилетия стали создавать культуры сосны крымской, однако каждый 5-й ряд и здесь можно высаживать сосной обыкновенной для более быстрого смыкания. В целом следует отметить, что в свежих и влажных суборях, где нет естественного возобновления, ввод лиственных пород не должен превышать 25 %. Ввод лиственных кулисами нецелесообразен, поскольку здесь часто концентрируются хрущи. Кулисы дуба, например, сильно отстают в росте и поражаются мучнистой росой. В суборях могут успешно произрастать многие виды кустарников, и их присутствие желательно.

В сложных суборях ассортимент выращиваемых древесно-кустарниковых пород еще больше расширяется, однако предпочтение следует все же отдавать сосне, особенно в более бедных вариантах, где эта порода прочно удерживает позиции в первом ярусе. В суборях, а также в сложных суборях, приближающихся по плодородию почвы к первым, в Полесье мы нередко наблюдали усыхание дубрав, которые раньше образовывали второй ярус и остались после вырубки соснового яруса. Обильное порослевое возобновление дуба в таких условиях на сплошных лесосеках очень часто вводит лесоводов в заблуждение. Примерно к 30 годам (а иногда и раньше) порослевые дубки уже начинают усыхать: стволы и ветви покрываются ранами, вызываемыми бактериями из рода Erwinia, листья очень часто поражаются мучнистой росой. Усыхание дубрав в суборях и бедных разновидностях сложных суборей прежде всего обусловлено неправильным ведением хозяйства.

В очень сухих и сухих сложных суборях лесостепной зоны и более северных районов закладывают культуры сосны обыкновенной, а степной зоны — сосны крымской. Культуры сосны здесь сажают чистыми или с примесью рядов кустарников (через 2—3 ряда сосны или звеньями), но не более 20—30 % общего количества посадочных мест.

В свежих судубравах создаются очень благоприятные условия для выращивания сосны и дуба. Здесь возможно создание смешанных кулисных (по нескольку рядов каждой породы) сосново-дубовых культур, конечно, с вводом и других пород. Однако возможности создания смешанных и высокопроизводительных древостоев в столь благоприятных условиях реализуются далеко не всегда, и очень часто создаются чистые загущенные дубовые культуры, которые повреждаются насекомыми-филлофагами, страдают от мучнистой росы и пр.

Исследуя причины усыхания дубрав, мы столкнулись с почти неизвестным лесоводам, но имеющим весьма широкое распространение заболеванием, возбудителем которого является бактерия Erwinia rhapontici (Millard) Burkholder. Оно названо «сухой гнилью», хотя слабое обводнение древесины в начале заболевания не вполне соответствует названию. Наиболее отчетливо симптомы заболевания проявляются во второй половине лета. Места заражения заметны под тонкой корой по более темной окраске. Камбий здесь темно-бурый, иногда наружу вытекает темно-коричневая жидкость. Зона заражения расширяется и захватывает заболонь. При этом развитие заболевания в большей степени происходит в продольном направлении. На поперечном, радиальном и тангентальном

срезах раны заметны по темно-коричневой или коричнево-желтой окраске. По периферии этой зоны древесина приобретает светло-желтую окраску, иногда со слабо заметными краснбватыми штрихами. На второй год в местах проникновения инфекции образуются сухие, главным образом продольные раны-трещины, глубоко заходящие в заболонь. На здоровых деревьях раны могут локализоваться. Внутри стволиков или ветвей остаются преимущественно продольные кармашки с бурой истлевшей массой. Болезнь развивается очень быстро. При искусственном заражении 20-летних дубков за 14 мес коричнево-желтая полоса поднялась на 10 см и опустилась на 7 см, а в радиальном направлении расходилась до 1,2 см. Сухие и растресканные раны иногда достигают значительных размеров, кольцуя стволы деревьев, вследствие чего последние усыхают.

При обследовании дубрав Волынской, Ровенской и некоторых других областей Правобережной Украины признаки сухой гнили встречались практически во всех древостоях, начиная со II класса возраста. В суборях ранами были покрыты стволы и ветви угнетенного подроста I класса возраста. Особенно распространено заболевание в ослабленных дубовых молодняках. Наиболее опасно сильное поражение молодых стволиков.

Сухие раны обычно не привлекают внимание исследователей; трещинам незначительных размеров обычно не придают значения, несмотря на их массовость. Однако заболевание постоянно и неуклонно вызывает ослабление деревьев дуба и, по-видимому, по агрессивности его возбудитель превосходит многих из известных патогенов.

Смешение пород в насаждении, а также структура последних оказывают существенное влияние на распространение многих заболеваний. Это прежде всего относится к тем заболеваниям, возбудителями которых являются двудомные грибы.

Гриб Melampsora pinitorqua Rostr. вызывает деформацию ветвей молодых сосен (сосновый вертун). Так как гриб двудомный и его уредо — и телейтостадии формируются на листьях осины и некоторых видов тополей, то присутствие последних в сосновых насаждениях способствует заболеваемости. Особенно страдают массивы сосновых культур, где имеется много осиновой поросли или вблизи которых произрастают деревья осины. Поражаются сосны до возраста 10, но в большей степени до 5 лет. Эпифитотии наблюдаются в дождливые годы. Таким был 1962 г., когда заболевание в сосновых молодняках встречалось по всему ареалу сосны. Повреждение сосны отмечалось также в 1974 и 1980 гг.

По данным обследований, проводившихся в 1963 г. на концентрированных вырубках в Юргинском лесхозе Тюменской обл., из общего числа усыхающих от разных причин саженцев на долю пораженных сосновым вертуном в культурах посадки 1962 г. приходилось 18%, в культурах 1961 г. — до 14 и в культурах 1958 г.— до 3 %. В Заводоуковском лесхозе на вырубках оказались сильно пораженными сосновые молодняки в возрасте до 10 лет. По данным учета на пробных площадях, количество сильно ослабленных деревьев колебалось от 4 до 23 %. Наиболее опасно поражение главного побега, когда полностью отмирает его верхняя часть.

В 1962 г. на некоторых участках культур в Марийской АССР количество деревьев с отмершими верхушечными побегами достигало 26 %. Молодые сосны, произрастающие на оптимальных для них почвах, образуют более мощные побеги, которые при образовании ран почти не искривляются. После 5 лет сосна вступает в фазу большого роста, — и раны быстро зарастают.

В судубравах на вырубках с порослью осины целесообразно создавать культуры дуба, так как сосна в молодом возрасте сильно страдает от соснового вертуна. Во влажных судубравах хорошей спутницей для сосны и дуба является ольха черная. В таких условиях возможно и создание высокопроизводительных устойчивых лиственных насаждений с участием ели. Чем богаче условия, тем больше возможностей открывается перед лесоводами для создания высокопроизводительных насаждений. Однако на практике эти возможности реализуются не полно. Еще не так давно в Полесье произрастали смешанные сосново-еловые древостой с запасом до 600 м3/га. В Украинском Полесье они уже исчезли, а запас спелых сосняков в лучшем случае достигает 200—250 м3/га.

В отдельных регионах страны имеется возможность выращивать высокопроизводительные и устойчивые насаждения из лиственниц европейской, сибирской, Сукачева, а также сосново-грабовые и др.

Известна неудавшаяся попытка выращивания тополей — это вызвало у лесоводов определенное разочарование, и в настоящее время тополевые культуры создают на весьма ограниченных площадях. Некоторые из ранее созданных культур стали усыхать еще задолго до возраста рубки, и этот факт многими приводится в доказательство непригодности тополей для культивирования. В то же время в зарубежных странах выращиванию тополей уделяется достаточно много внимания; успешно ведутся селекционные работы по выведению устойчивых гибридов, и ежегодные объемы заготовок тополевой древесины составляют 30— 40 млн м3.

Анализируя материалы обследования тополевых насаждений в разных регионах, в целом следует отметить, что причинами их ослабления и усыхания служили несоответствие экологических требований отдельных сортов и видов тополей почвенно-экологическим условиям выращивания, неправильная агротехника создания и необоснованная густота культур, несвоевременное проведение рубок ухода, повреждение насекомыми-филлофагами и ксилофагами.

В лесостепной и полесской зонах Украины создавали в основном культуры из тополей черного, или осокоря, и канадского. Осокорь лучше растет и более продуктивен на глубоких, плодородных, супесчаных с прослойками суглинка, незасоленных и некислых, хорошо увлажненных почвах. В аллейных посадках и одиночно он часто образует мощные стволы высотой до 40 и диаметром до 2 м. Хорошим ростом отличаются деревья с мощной шатрообразной кроной. В лесокультурах крупные деревья встречаются редко и по мере увеличения густоты их размеры уменьшаются. В колхозе им. Васюты Ковельского р-на Волынской обл. мы обследовали насаждение тополя черного в возрасте 27 лет, созданное в переходном типе условий местопроизрастания — от В2 к С2. Одиночные деревья и аллейные посадки в таких условиях отличаются хорошим ростом. Культуры создавались путем посадки черенков размещением 3X3 м. Рубки ухода сводились к вырубке усохших или сильно угнетенных деревьев. К 27 годам на 1 га сохранилось в среднем 400 деревьев, расположенных на площади более или менее равномерно. Насаждение соответствовало I классу бонитета (средний диаметр 25 см, средняя высота 20 м), запас составлял 180 м3/га. Если учесть, что возраст рубки тополя 36 лет, то вполне очевидно, что преимущества тополя как высокопроизводительной быстрорастущей породы в данных условиях не реализовались. Деревья были тонкими и внешне напоминали тополь пирамидальный, верхушечные части крон были развиты слабо.

Усыхающие деревья и старый сухостой составляли 15% (преимущественно это деревья низших ступеней толщины), 15% деревьев были повреждены большим осиновым усачом (имелись ходы). Центральная гниль (диаметром 3—5 см) была выявлена у 16% деревьев. Раны, вызываемые бактериями, встречались редко. За всю свою жизнь насаждение не повреждалось насекомыми-филлофагами. Таким образом, вредители и заболевания не могли явиться причиной столь низкой производительности древостоя. В то же время неестественно узкие и длинные, пирамидальной формы кроны, малые диаметры деревьев при большой вытянутости в высоту свидетельствовали о том, что 400 деревьев на 1 га это слишком много. В аналогичных условиях и в таком же возрасте в аллейных посадках деревья имели мощные кроны и диаметр в среднем в 1,5 раза больший.

Тополь черный (как и многие другие виды тополей) требователен не только к плодородию почвы, но и к условиям освещения. В двухрядных аллейных посадках осокоря (расстояние между рядами 5—7 м), ориентированных в направлении с запада на восток, и южных рядах диаметр деревьев был больше на 12— 18%. Недостаток освещения в загущенных тополевых культурах — одна из причин их низкой производительности. Тополя, развивающие мощные и далеко идущие и горизонтальном направлении корневые системы, в загущенных культурах страдают от недостатка влаги и питательных веществ.

Тополь канадский в загущенном состоянии растет еще хуже, в большей степени повреждается большим осиновым усачом, поражается гнилями, имеет значительно больший отпад. Гниль часто начинается от ходов большого осинового усача. В более бедных условиях местопроизрастания, особенно на глинистых кислых почвах, тополь канадский еще более уступает осокорю. И таких условиях он плохо растет и в аллейных посадках. Осокорь имеет преимущество и перед тополем берлинским, который образует стволы меньших размеров.

На более бедных почвах при большой густоте состояние тополевых культур еще хуже. При обследовании 32-летних культур осокоря в типичных суборях (В2), где первоначальное размещение посадочных мест было 3 Х 1 м, сохранилось на 1 га в среднем 420 деревьев, 83,3 % которых на стволах и ветвях имели бактериальные раны, а 11 % были повреждены большим осиновым усачом; запас составлял 140 м3/га.

Попытки создания тополевых насаждений на бедных песчаных и супесчаных почвах или кислых торфянисто-глинистых хорошо увлажненных кончались, как правило, неудачей. Осокорь и тополь канадский растут здесь очень плохо и в одиночном стоянии. В аллейных посадках 15—20-легнего возраста на кислых глинистых почвах до 74 % деревьев были повреждены большим осиновым усачом. Тополь черный очень плохо растет на участках, где часто и на длительное время поднимается уровень непроточных грунтовых вод, а на глинистых кислых почвах весьма неустойчив и при 2— 3-кратном повреждении ивовой волнянкой усыхает.

В южных районах страны тополя нередко страдают от засух, особенно если они повторяются несколько лет подряд.

В загущенных культурах тополя черного отмечался высокий процент деревьев с морозобойными трещинами (длиной до 2—3 м). На первом из описанных выше участков количество деревьев с трещинами составляло 21 % (в Полесье мы встречали участки, где количество деревьев с морозобойными трещинами составляло 46 %). Трещины зарубцовываются, однако че рез них в стволы деревьев нередко проникают патогенные организмы.

В целом тополь черный в условиях лесостепи и Украинского Полесья в соответствующих условиях произрастания довольно устойчив к вредителям и болезням, поэтому причину низкой продуктивности и ослабления следует искать в несоответствующей агротехнике и в несоответствии почвенных условий.

В ослабленных тополевых насаждениях из стволовых вредите лей в зависимости от географического района могут встречаться большая и темнокрылая стекляницы, большой и малый осиновые усачи, тополевый скрытнохоботник, тополевые пятнистая и зеленая узкотелая златки и др. Роль стволовых вредителей в процессе ослабления тополевых насаждений, как было показано на примере большого осинового усача, может быть весьма существенной.

В европейской части нашей страны листья на тополях нередко поражаются ржавчиной, которая вызывается грибами под общим названием Melampsora populini Kleb. Чаще поражаются осокорь и тополь бальзамический. Возобновившиеся к осени листья и побеги часто побиваются заморозками. При многоразовых поражениях деревья сильно отстают в росте, иногда усыхают. В большей степени страдают деревья, ослабленные рекреационными нагрузками, произрастающие в условиях загущенности, на несоответствующих почвах.

Неудавшаяся попытка вовсе не компрометирует саму идею разведения тополей. С проблемой выращивания быстрорастущих пород, и прежде всего тополей, дающих ценную древесину и весьма устойчивых к целому ряду внешних факторов, лесоводы, несомненно, будут сталкиваться и в будущем. К сожалению, анализу причин гибели тополевых древостоев не было уделено достаточного внимания. Обследование тех немногих успешно доживших до возраста спелости культур осокоря на Украине показало, что они были созданы на богатых, хорошо увлажненных почвах и к возрасту рубки имели запас 250—400 м3/га; на 1 га росло 100—200 деревьев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: