Факультет

Студентам

Посетителям

Гидрологические явления от времен Киевской Руси до наших дней

Ниже приведены сведения, почерпнутые из различных литературных и архивных источников за период от 945 до 1880 г.

945 г. К этому году относятся наиболее давние указания о половодье на Днепре, обнаруженные в письменных источниках. При описании приезда древлянских послов в Киев к княгине Ольге указано: «И послаша деревляне лучшие мужи, числом 20, в лодьи к Ользе, и присташа под Боричевым в лодьи. Бе бо тогда вода текущи въздоле горы Киевьския, и на подольи и не седяху людье, но на горе. Чтобы раскрыть смысл приведенного текста и его значение как гидрологического описания, необходимо учесть следующие особенности.

Подолом издавна называется низинная часть Киева, примыкающая к Днепру. Ко времени описываемых событий Подол являлся значительным торгово-рамесленным посадом, расположенным в устье протекавшей здесь р. Почайны. (Позже песчаная коса, отделявшая русло Почайны от Днепра, была размыта и русло Почайны слилось с руслом Днепра.) В устье Почайны «под Боричевым» (район современного речного вокзала и фуникулера) была удобная гавань, где останавливались прибывающие в Киев суда. Соединялся Подол с возвышенною частью Киева — Боричевым Взвозом. В теисте отмечено необычное явление, привлекшее внимание летописца, — отсутствие жителей на Подоле во время приезда древлянских послов и переселение их на гору. Несомненно, переселение жителей было вызвано затоплением Подола вследствие большого разлива Днепра.

К таким выводам приходят другие исследователи. Случаи переселения жителей Подола на возвышенные места во время высоких половодий на Днепре, согласно исследованиям М. А. Максимовича, наблюдались неоднократно в прошлом: «Подоляни перемiщувались на гори (Щекавицю, Дитинку, Кисiливку, Староруську), а коли спадав Днiпро, вони знову спускалися на свое привiльне Подiлля», а также в наше время — в годы высоких половодий (1845, 1849, 1877, 1908, 1917, 1931, 1932 и др.).

Отмеченная в летописи деталь: «Вода текущи въздоле горы Киевьския», — указывает также на необычно высокое половодье, при котором воды Днепра покрывали сушу, отделявшую от него в летнее время р. Почайну, и протекали под Киевом. Таким образом, половодье 945 г. было весьма высокое.

Эта замечательная летопись дает первые ценные сведения о режиме Днепра и является гидрологической реликвией, определившей начало гидрологического летосчисления на территории нашей страны.

976 г. Очень суровая зима в Северной Европе.

979 г. Для характеристики лета имеются такие сведения: «Быша громи велици и страшни, и ветри сильни с вихром, и много пакости (неприятности) бьгваху человеком и скотом, и зверем лесным и полским (полевым)». Вероятно, неприятности («пакости») людям и животным были не только от ветров, но и от дождей, сопровождавших «громи велици». Указанное явление представлено как стихийное бедствие, охватившее большую территорию. Можно допустить, что лето не было засушливым.

981 г. Лето было засушливое, маловодное.

990 г. В этом году был большой урожай. Этот показатель дает основание оценить лето средним по водности.

991 г. Имеются четкие указания, что в этом году «бысть наводнение много (большое)», т. е. весна была многоводная. В Никоновской летописи говорится о значительных наводнениях на других реках Руси.

В Прибалтике сильные морозы.

993 г. В Европе суровая зима и весьма засушливое лето и осень.

994 г. На Руси была «сухмень велiя», т. е. маловодное лето. Весьма засушливое лето отмечено в Германии, многие реки пересыхали. Маловодное лето свидетельствует о том, что весна также была маловодная.

995 г. Очень суровая зима в Северной и Средней Европе.

1000 г. Зима «продолжалась очень долго, с необыкновенной суровостью». Четкое указание летописца о том, что «того же лета бысть поводь велика», — дает основание весну считать многоводной.

1002 г. Лето дождливое, многоводное, о чем имеются такие сведения: «Того же лета быша дожди мнози».

1003 г. Год отмечен урожайным: «Бысть умножение плодов всяческих». Вероятно, лето не было засушливым, маловодным.

1008 г. Появление саранчи в большом количестве свидетельствует о том, что лето не было многоводным.

1011 г. Зима 1010-11 г. была необычно суровой в Европе, на востоке, замерзал Босфор, был лед на р. Ниле.

1020 г. В Западной Европе суровая и долгая зима.

1024 г. В Суздальской земле (бассейн Оки) был сильный голод и «смущение велие», вызванное восстанием народа (смердов): «Бе мятеж и голод по всей той стране». Романович-Славатинский считает, что голод был результатом неурожая, вызванного сильной засухой. Такому выводу соответствует высказывание князя Ярослава, прибывшего в Суздальскую землю после восстания народа: «Бог дает благоволение i облилie добротворящим, грешных же (вероятно, имеются в виду восставшие) казнит, а сего ради небу дожда, земле же плода не повелевает даяти».

Лето можно считать маловодным.

1032 г. С этого года Ярослав Мудрый «поча городы ставити по Реи (по р. Роси)». Вероятно, для строительства были благоприятные погодные условия.

1035 г. По всей Европе очень холодная зима, за которой последовало очень сухое лето.

1048 г. На Руси и в Западной Европе зима очень суровая (замерзал Скагеррак).

1056 г. В Европе очень мягкая зима.

1057 и 1058 гг. Суровые и многоснежные зимы в Европе.

1060 г. В этом году дружины князей Ярославичей и Всеслава Полоцкого «на коних и в лодьях, бесчислено множество» выступили против кочевого племени торков (в бассейне р. Рось), нападавших на Русь. Торки не могли противостоять и бежали в степь, где и погибли «ави (некоторые) от зимы, друзии же гладом». В Густинской летописи об этом сказано: «Гладом i жаждою изомраша». Возможно, одной из причин гибели торков была засуха и потому лето можно считать маловодным.

Суровая и многоснежная зима в Европе.

1067 г. О характере зимы говорится в описании похода Ярославичей на Всеслава: зима была «сущи велице». В середине марта около Минска «бе снег велик», препятствовавший военным действиям. Сведения о суровой зиме и больших снегах даны в нескольких источниках. После такой зимы весна, вероятно, не была маловодной. Суровая зима была в Германии, в Польше.

1070 г. В нескольких источниках даются сведения о засухе, охватившей большую территорию и вызвавшей голод. Лето было маловодное на большой территории.

1071 г. В районе Ярославля (бассейн Верхней Волги) вследствие голода было восстание смердов под водительством волхвов (мудрецов, знахарей): «Бывши бо единою скудности в Ростовьстей области, въста два волъхва от Ярославля». Вероятно, голод в этом году был вследствие неурожая в предыдущем году.

1077 г. В Европе суровая зима с конца ноября до конца марта; погибло много деревьев и озими.

1091 г. Указание о хорошем урожае в этом году: «Того же лета умножение бысть плодов всяческих», — дает основание считать, что лето не было засушливым или очень дождливым.

1092 г. «В се лето суша такова бысть, яко и земля изгаряше и болота и борове». «Ведро бяше, яко изгаряше земля и мнози борове възгарахуся сами и болота». Засуха в этом году охватила несколько областей на Руси, и особенно Киевскую. В Киеве от голода умерло 700 человек; голод был на Волыни. Засушливым год отмечен в бассейне Даугавы. Лето можно считать очень маловодным; столь значительная засуха и пересыхание болот не могли быть после многоводной весны.

1093 г. Характер весеннего половодья на Днепре в районе Киева дан в описании трагической переправы через р. Стугну княжеских дружин после их разгрома половцами: «Бе поводь велика в то время». Переправа состоялась в начале июня, во время переправы утонул князь Ростислав, ибо р. Стугна «наводнилася велми тогда». Река Стугна — небольшой правобережный приток Днепра (площадь бассейна 785 км2, длина 68 км), впадающий в 50 км ниже Киева. Через устье р. Стугны в те времена проходил путь из Киева на Треполь (теперь с. Триполье), по которому и передвигались княжеские дружины. Весеннее половодье на р. Стугне проходит в марте—апреле, приблизительно на 1,5 месяца раньше, чем на Днепре в этом районе. Во время разлива Днепра устье р. Стугны бывает в подпоре. Указание «наводнилася велми» относится к состоянию подпора р. Стугны от р. Днепра. Столь значительное затопление устья р. Стугны на спаде половодья указывает, что последнее было высокое.

1094 г. О летней засухе говорится в нескольких источниках: «Лето ведряно велми, яко земля изгораша». Налет саранчи на русскую землю также указывает на засушливость лета и низкое весеннее половодье.

1095 г. Стихийное бедствие возникло вследствие налета саранчи, которая в августе (28) покрыла землю, пожирая траву. Год был неурожайный. Такое бедствие могло возникнуть в засушливый маловодный год.

1096 г. В начале июня, т. е. во время прохождения весеннего половодья дружины Святополка II переправились через Днепр у Зарубинца (вблизи Переяслава): «приидоста к Зарубу и ту перебродистася». Это нечеткие указания, но в многоводную весну переправа вброд была бы неосуществима.

1098 г. В Европе мягкая зима.

1103 г. В летописном описании похода русских князей на половцев, осуществленного в начале лета, сказано, что пешие воины «поидоша в лодiях Днепром, даже до порогов, друзии же конми (конница) и стаща в Протолчех в Хортичем острове (остров Хортица у Запорожья) и оттоле выседше з лодiй поидоша пеше в поле, и приидоша на Сутин». (К. В. Кудряшов считает, что Сутень — это р. Молочная) Княжеские дружины должны были преодолеть огромное расстояние от Киева до Сутени (более 800 км), пересечь многие реки по пути. Такой поход мог пройти успешно только при благоприятных погодных условиях, т. е. при отсутствии длительных дождей и большой засухи.

Можно полагать, что лето не было многоводным.

1105 г. Зимой этого года половцы совершили поход из своих кочевий в бассейне р. Самары на землю торков (бассейн р. Роси): «В ту же зиму пришел Боняк с Половцы на Зарубе на Торки и Бериндичи». В суровую и многоснежную зиму такой поход (более 600 км) не был бы осуществлен.

1106 г. Преследуя половцев, русские рати «угонивьше половце до Дуная, полон отъяша, а половце иссекоша». При этом пришлось пройти огромное пространство (более 800 км) по южным степям, что в засушливое лето выполнить было бы невозможно.

1107 г. Косвенные показатели: «Тогда погоре пол Киева, и Чернигов, и Смоленск, и Новгород», — не четко ориентируют о характере лета, но приближенно его можно считать маловодным. На Днепре у Киева состоялась переправа князя Василько «през Днепр на Выдубичах».

1108 г. «В се же лето вода бысть велика в Днепре, и в Десне, и в Прилете», т. е. весна была многоводная. (В Новгородской синодальной летописи это отнесено к 1109 г.).

1110 г. Косвенные указания о характере зимы имеются в описании военных действий польского короля Болеслава III зимой при походе на ятвягов, живших в бассейне Немана. Зимой Болеслав несколько раз пересекал страну ятвягов в разных направлениях и собрал большую военную добычу. В суровую и многоснежную зиму такие перемещения войск были бы затруднены.

Весна была ранняя — в конце февраля в Киеве отмечена гроза. После малоснежной зимы, при ранней весне, половодье не могло быть высоким.

1111 г. В описании похода русских князей на половцев, который начался с Переяслава в феврале, имеются такие сведения: «И пойдоша в землю их през Сулу и Псюл и Хорол и Голтву, даже к Дону. «И придоша в 2 недели поста, а в пяток быша на Суле». В начале похода был снеговой покров, но его интенсивное таяние заставило дружины оставить зимние транспортные средства на Хороле: «В суботу пойдоша и быша на Хороле, и ту (здесь) и сани пометаша (побросали). Эта запись раскрывает характер весны.

Используя календарь похода дружин, составленный К. В. Кудряшовым, можно определить скорость передвижения дружин на отдельных участках трассы похода от Переяслава до половецких степей (Змиевской переправы на Северном Донце).

Скорость движения, включая и переправы через реки, встречавшиеся на трассе похода (Супой, Оржица, Сула, Хорол, Псел, Голтва, Ворскла), составляла в среднем около 27 км/сутки. Вероятно, переправы через реки не представляли больших затруднений и не были длительными, что могло быть только яри незначительном разливе рек.

Приведенные факты указывают, что весна была маловодная. Кроме того, известно, что в бассейне Днепра было засушливое лето: засуха охватила большую территорию — Киев, Чернигов — и достигла Смоленска. В Киеве был большой пожар, во время которого выгорела низинная часть — Подол. Пожары отмечены также в Чернигове, Смоленске.

1113 г. В Европе суровая зима.

1115 г. «Володимер устрой мост (у Киева) через Днепр». Имея в виду технические возможности того времени, трудно допустить, что такое мероприятие было осуществлено в многоводное лето.

1122 г. В Западной Европе совсем не было снега зимой.

1124 г. «Бысть суша велика, и Киев мало не весь погоре, и церкви, и монастыре». «Церквей единых погоре близ 600». О большой засухе указано в летописи: «В се же лето бысть бездождие». Особенно сильной засуха была в первое полугодие. Засуха в этом году охватила и Западную Европу. Весну и лето можно считать маловодными.

1125 г. В Западной Европе суровая зима, гибли люди.

1126 г. На Русской равнине, особенно в Новгородской области, была суровая и многоснежная зима; глубокий снег лежал до 30 апреля, а потом было большое наводнение, во время которого «вода затопила нивы, селения». Вероятно, такого же характера зима была и в бассейне Днепра.

Суровая зима в Европе.

1127 г. Во многих источниках приводятся сведения о длительной зиме — «снег лежа до Яковлядня (30 апреля)». «Великая вода» отмечена на р. Волхове. После такой зимы весна не была маловодной. Лето было «мокрое», т. е. дождливое, многоводное.

Суровая зима отмечена в Европе.

1128 г. Год был выдающимся по водности на огромной территории (Европейская часть СССР).

Весеннее половодье отмечено как большое стихийное бедствие, во время которого были разрушены строения, уничтожены посевы и имелись человеческие жертвы: «В се же лето бысть вода велика, потопи люди, жита (посевы) и хоромы (строения) унесе». В Ермолаевском списке после слов «вода велика» добавлено — «в Днепре», что определяет район распределения (в Ипатьевском списке это отнесено к 1129 г.). Большое половодье отмечено на ‘Волхове: «В се же лето вода бяше велика, в Волхове и хором много сноси». Указания о большом половодье приведены в Тверской летописи. Благоприятные условия для формирования высокого половодья начали создаваться с прошлого, 1127 г., поэтому половодье следует оценить очень высоким. Лето было столь дождливое, что вызвало «снова разливы Днепра». В результате длительных и обильных дождей был неурожай и голод «ужасающих размеров». Следовательно, лето также можно считать очень многоводным.

1130 г. Сильная засуха в Западной Европе вызвала загорание торфяников и пересыхание Рейна в Эльзасе.

1133 г. В этом году половцы захватили значительную часть Киевского и Переяславского княжеств: «Половцы… поплени державу Киевскую и Переяславскую… даже до Киева пршдоша, но не могша перевезтися через Днепр, ни сiй, ни оный». При. маловодье Днепра переправа, вероятно, осуществилась бы; следовательно, весна не была маловодной.

Во всей Европе снежная и холодная зима.

1134 г. В бассейне Оки зима была суровая с сильными метелями: «А на зиму иде Всеволод на Суздаль… и сташа денье зли, мразь и веялица (метель) — страшно зело». После устойчивой и многоснежной зимы весна не была маловодной.

1135 г. По данным Новгородской летописи, с конца декабря 1134 г. «настали тяжелые дни: мороз, метель — очень страшно».

1138 г. Указание о сильном громе в Новгороде в начале марта: «Бысть гром велiй, яко слышахом чисто в истьбе седяще» — дает основание весну считать ранней.

1142 г. Характеристика лета и осени как сырых позволяет предполагать, что эти сезоны не были маловодными. Сырое лето и осень отмечены в Европе.

1143 г. «Стояше вся осени на дъждева, от Госпожина дни (15 августа) до Корючона (12 декабря) тепло, дъжгь; и бы вода велика велми в Волхове и всюде». Сведения о дождливой осени приводятся и в других летописях.

1144 г. В конце марта выпали большие снега: «В то же лето паде снег велик в Кiевской стороне, коневи до черева (50—60 см), на велик день (конец марта)». Был недород на юге вследствие больших снегов, лежавших до пасхи. Осень прошлого года была дождливой (см. выше). При таких условиях весна, вероятно, не была маловодной. В 1144 г. пасха приходилась на 26 марта ст. ст.

1145 г. В июне была засушливая погода, когда «Киев погоре, половина Подолья». Позже, до самой зимы, погода была дождливая: Потом найде дъжгь, яко не видехом ясна дни до зимы; и много бы уйме (было забрано) жит (посевов) и сена,.., а вода бы болыпи третьяго лета на ту осень» (вероятно, имеется в виду осень 1143 г.). Осень была многоводная.

В Европе была суровая зима.

1146 г. «А на зиму не бысть снега велика, ни ясна дни; и до марта». Аналогичная характеристика зимы дается в описании похода князя Всеволода на Галич: «Идоша к Галичю… и бысть дожчь и стече снег… и тако идяху на коних и на санех». После теплой, малоснежной зимы весна, вероятно, была маловодная.

1147 г. В начале августа князь Изяслав в районе Киева переправлялся через Днепр: «Изяслав же, совокупя вое, перебродися через Днепр и ста над Черторыею». Вероятно, лето не было многоводным.

1148 г. Летописные сведения позволяют зиму считать обычной по температурному режиму и снегозапасам. В конце февраля (или начале марта) венгерские войска в районе Киева «уехаша на озери». Снеготаяние в районе Киева было интенсивным, так как «дожчь велик велми», а вскрытие Днепра было бурным: «Изяслав видив, оже Днепр казится». Такого же характера весна была на реках возле Москвы, в конце марта «уже бысть тепло… и бысть вода на Волзе и по Молозе по чрево коневи на леду». Можно считать, что весна не была многоводной.

1149 г. В начале лета в районе Витачева дружины князей Изяслава и Ростислава «перебредоста Днепр и поидоша в Олто» (переправлялись через Днепр). В конце августа (23) через Днепр в районе Канева переправлялся Изяслав: «Изяслав же перебреде на Канев толико сам третий и иде к Кыеву».

Известно, что в районе Витачева и Канева имеются броды, через которые в маловодное лето можно переправляться на лошади. Переправы через Днепр в начале лета могли быть успешными только в маловодное лето после маловодной весны.

Устойчивая суровая зима отмечена в Европе.

1150 г. Указания о переправе в районе Киева через Днепр: «…перебред Днепр на Воровиче и иде в Городок», а также переход Изяслава через реки Стугну и Ольшаницу не дают четкой ориентации о водности в это время, но, вероятно, лето не было многоводным.

1151 г. Летопись дает описание переправы через Днепр у Зарубинец: «Половци же вседше на коне в бронях зо щиты с копьи якоже биться, взбредоша в Днепр… от множества вой… Святославома же перебредоша Днепр с Половци». Переправа половцев «в бронях» и с другим оружием осуществлялась на лошадях вброд, что не могло быть в высокую воду.

1152 г. Осенние дожди и вызванный ими разлив явились главной преградой половцам в их намерениях овладеть Новгород-Северским после опустошения окрестностей Путивля. Осень была многоводная.

Большие наводнения отмечены в Европе.

1155 г. Указания летописца о том, что «того же лета быша дожди велици», дают основание характеризовать лето многоводным.

1157 г. Сведения о том, что «на ту осень зело страшно бысть, гром и молния град же яко яблоки болши», указывают, что осень не была засушливой. Дождливая осень отмечена в Европе.

1159 г. Во время пребывания митрополита Константина «во граде Чернигове бысть в те четыре дни ведро». Для оценки водности сезона сведения недостаточны.

1161 г. В летописи дана четкая характеристика зимы: «Зима же бысть тепла и дожди велици и мълнiя и громы страшнiи зело» (М. Боголепов относит эти сведения к 1162 г.). Аналогичные сведения дает Новгородская летопись: «Паки на зиму ста вся зима теплом, и дождем, и громом». При походе на Киев Изяслав в феврале переправлялся по льду через Днепр у Вышгорода, но в то же время «в других местах Днепр еще не стал».

«Того же лета бысть ведро, и жары велици и сухмень через все лето, и пригоре всяко жито (посевы) и всяко обилiе, и озера и реки засохща, болота же выгореша, и леса и земля горела».

Характер зимы, а также пересыхание озер, болот и рек летом указывают на то, что год был очень маловодный.

1163 г. Хороший урожай этого года позволяет предполагать, что лето не было маловодным. Зима была теплая с дождями и грозами.

1165 г. «Той же зиме бяше сильн мороз».

1168 г. Во время похода Ольговичей на половцев зима была «люта велми», т. е. суровой.

1169 г. В этом году был хороший урожай: «…бысть умножеше плодов всяческих». Можно считать, что лето не было засушливым, маловодным.

1170 г. Лето было необычно жаркое и засушливое — болота высохли и горели торфянища, — следовательно, его следует считать маловодным.

1172 г. Исключительно теплая и почти бесснежная зима была в бассейне Даугавы. Можно считать, что в смежном бассейне Днепра зима имела такой же характер.

1173 г. Большая засуха вызвала гибель урожая. Лето было маловодное. Сухое и жаркое лето отмечено также в Европе.

1174 г. Зима 1173-74 г. была нестойкая, с оттепелями; хорошая дорога не могла установиться, и это мешало объединенному походу князей (Владимирского, Муромского и Рязанского) на волжских болгар: «Бысть нелюб (плохой) путь всим людем сим, зане непогодье есть зиме… идучи не идяху». После такой зимы весна не была многоводной.

1176 г. В летнее время отмечено течение р. Волхова вверх «Идяша река Волхов в верх назад пять дней». За многолетний период отмечено, что течение реки вверх наблюдается в засушливые годы при снижении уровня в оз. Ильмень и северных нагонных ветрах.

1177 г. Зима была с оттепелями, устойчивый ледостав на реках в бассейне Оки образовался только в феврале. Вероятно, весна после такой зимы была маловодная. Указание о том, что Святослав «побеже через Днепр, устья Лыбеди, и потопоша людье мнози» не дает четкой ориентации о вероятной водности летнего сезона.

1180 г. Имеется косвенное указание о характере погоды в летнее время: «В то же лето погоре Киев и святая София». В те времена большие пожары возникали обычно в засушливые периоды.

1185 г. В этом году князь Игорь собрался в поход на половцев, но затяжной характер весны и сильные гололеды помешали ему в марте осуществить свое намерение. Поход, оказавшийся трагическим для Игоря, был осуществлен через месяц. Это нечеткие указания для характеристики водности весны, но, вероятно, она не была маловодной.

1186 г. «Того же лета через все лето быша дожди велици зело», т. е. лето было многоводное.

В Прибалтике «в январе набухли почки на деревьях».

1187 г. Сведения о том, что в марте русские князья не смогли преследовать половцев, бежавших за Днепр, так как «уже располонился (покрылся полыньями) Днепр, бе бо весна, и возвратишася восвояси», не дают четкой ориентации о водности.

1188 г. О характере зимы в бассейне Днепра дают сведения несколько источников. В Черниговской волости «на ту осень (1187 г.) бысть зима зла велми, тако иже в нашю память не бывала николиже». Поход на половцев объединенных дружин Киевских князей Святослава и Рюрика вместе с Черниговским князем Ярославом потерпел неудачу — большие снега завалили мощным слоем все дороги, и дружины вынуждены были передвигаться по Днепру: «Князи Русские пойдоша по Днепру нелзе бо бяшети инде ити, бе бо снег велик».

Многоснежная зима была на территории Прибалтики и Польши. Имеются основания весну считать многоводной.

1190 г. О характере весны имеются сведения в описании похода Киевского князя на Литву. После двухлетних сборов он вышел с Овруча в поход, дошел до Пинска и дальше поход прекратился: «Бысть тепло и стече снег и нелзе бо им дойти земли их (литовцев) възвратишася в свояси».

Прекращение похода не точно ориентирует относительно водности весны, ибо передвигаться по Полесской низменности и особенно в бассейнах левобережных притоков Припяти (Пины и Ясельды) почти невозможно даже в обычную по водности весну. В данном случае на прекращение похода могли повлиять и семейные обстоятельства — в Пинске жила теща князя, и он праздновал там свою свадьбу. Возможность действительно значительного потепления и разлива рек весьма вероятна.

Можно считать водность этой весны близкой к средней.

1192 г. Мягкая зима в Дании, жаркое лето в Европе.

1193 г. Неурожай в этом году охватил южную Русь. На приглашение Рюрика Ростиславича принять участие в походе на половцев Святослав Всеволодович ответил: «Ныне, брате, пути не мочно учинити, зане в земле нашей жито не родилося». Неурожай, вероятно, был следствием засухи, и лето можно считать маловодным.

1196 г. Начало зимы 1195-96 г. ознаменовано «большим снегом» на Смоленщине.

В описании похода Ольговичей Черниговских на Смоленскую землю приведены сведения о больших снегах в конце февраля: «Ольговичи… оттоптавшеся во снегу сташа, бе бо снег велик».

После такой зимы вероятна многоводная весна.

1198 г. В Ливонских хрониках приведены сведения об очень дождливом лете в Прибалтике; все реки вышли из берегов и затопили поля. Распространение дождей на всю Прибалтику позволяет предполагать, что в смежном бассейне Днепра лето также не было засушливым, маловодным. «В то же лето Рюрик Киевский подмурова стену каменную, от Днепра, под церковю Выдубецкою». Как видно из последующего, это строительство не дало надлежащего эффекта.

1199 г. В этом году знаменитый новгородский строитель Петр Милонег с 10 июля по 24 сентября строил на берегу Днепра ниже Киева каменную подпорную стену для укрепления Михайловской церкви Выдубецкого монастыря, которой угрожала опасность обрушения от подмыва берега. Основное течение Днепра тогда проходило тут у правого берега, а мероприятия 1198 г. были неэффективными. Следовательно, можно предполагать, что летом были обычные, а возможно, и низкие уровни Днепра.

1200 г. В Прибалтике в этом году было настолько засушливое, маловодное лето, что создались препятствия для судоходства. В этом году Петр Милонег завершил строительство стены на берегу Днепра, начатое в прошлом году.

Можно предполагать, что лето не было многоводным.

В этом году отмечены крайне низкие (с 966 г.) уровни воды в Ниле.

1201 г. Четкое указание летописца — «ста все лето дождево» — дает основание считать лето многоводным.

1203 г. В описании похода русских князей на половцев сказано: «…бысть же тогда зима люта, и половцем бысть тегота велика зело». Зимой наблюдались ложные солнца и потому Боголепов считает, что зима была многоснежная. После суровой, многоснежной зимы весна не была маловодной.

1205 г. В Прибалтике отмечена многоснежная зима, а летом на реках, в частности в бассейне Даугавы, стояли (высокие уровни, и год в целом был многоводный. Можно предполагать, что в смежном бассейне Днепра весна и лето также не были маловодными.

1206 г. На реках Прибалтики высокие уровни наблюдались летом и осенью; осень была такая дождливая, что дороги стали непроходимыми. На территории Дании отмечена суровая зима.

1208 г. Очень суровая зима в Прибалтике, вследствие чего вымерзли посевы и погибло много людей.

1211 г. Летом стояли высокие уровни на реках Прибалтики, и это содействовало судоходству. Многоснежная зима в Европе. Можно предполагать, что в бассейне Днепра лето не было маловодным.

1214 г. Оттепели в конце февраля и «бысть гром на небеси», т. е. весна была ранняя. Эти сведения не дают четкого представления о степени водности весны, но исключают, допущение о многоводной весне.

1215 г. Имеются указания о необычном голоде в Смоленском княжестве в период 1215—1220 гг. Гибель посевов, высыхание садов были следствием сильной засухи, о которой сказано: «…бывшу бездождда велику во граде, яко изсыхати земли садом и нивам и всему плоду земному». Голод в этом году охватил также район Новгорода. Вероятно, засуха 1215 г. была основной причиной голода в последующие годы. Следовательно, год был маловодный.

1216 г. Указание о том, что в этом году голод «велми зол», недостаточно для оценки водности; вероятно, голод был следствием неурожая в предыдущем 1215 г.

В Прибалтике в январе—феврале отмечены большие морозы, вызвавшие замерзание моря до острова Сарема. Очень суровая зима в Европе.

1217 г. Имеются сведения о значительном половодье на Даугаве. В летописи говорится о раннем начале весны; в половине февраля «бысть гром». Осень в Прибалтике была чрезвычайно дождливая.

1218 г. Зима в Прибалтике была теплая с частыми дождями; в феврале на маре исчез лед. Можно предполагать, что весна после такой зимы не была многоводной.

1219 г. Зима в Прибалтике была неустойчивая, с оттепелями. В летнее время на реках Прибалтики отмечены высокие уровни.

1220 г. Зима была настолько теплая, с дождями, что явилась препятствием для проведения в Прибалтике военного похода. После такой зимы весна не была многоводной. В Польше лето было очень дождливое, вследствие чего возник недород и голод.

1221 г. Многоснежная зима отмечена в Прибалтике, большое половодье было в Польше.

1223 г. Лето было очень засушливое, так что загорались болота; «бе ведро велми, и мнози борове и болота загарахуся и дымове сильны бяху яко недалече бе видети человеком». Большая засуха и жара в августе отмечена в Прибалтике.

Следовательно, год был маловодный, а летний сезон очень маловодный.

1224 г. В начале мая, перед походом на Калку, рати русских

князей переправлялись через Днепр. О переправе дружин князя Мстислава у Зарубинец (вблизи Переяслава) сказано: «Тогда же Мстислав перебродяся Днепр въ 1000 вой (воинов)». Переправа в другом месте описана так: «Придоша месяца априля к реце Днепру ко острову Варяжьскому. И приеха ту к ним вся земля Половецкая и Черниговцем прiехавшим и Кiяном и Смолянином, инем странам, вся нам по суху же Днепр перешедшим, яко же покрити воде быти от множества лодiй». Переправы у Зарубинец и у Варяжского острова происходили во время весеннего половодья на Днепре. Очевидно, переправы осуществлялись не при высоких уровнях.

Лето было маловодное, засушливое: «…бе ведро велми и мнози борове и болота загарахуся», вследствие чего возник голод. По сведениям Боголепова, «засуха была на всей русской земле». Год был маловодный.

1225 г. В Западной Европе суровая долгая зима.

1226 г. Неустойчивая, оттепельная зима в бассейне Даугавы.

1227 г. На территории Прибалтики в январе отмечено потепление и теплые дожди. Дождливая зима в Западной Европе.

1228 г. «Той же осени наиде дождь велик и день и нощь, от Преображешева дни (6 августа ст. ст.) и до Николина (6 декабря ст. ст.) дни не видехом светла дни, Hi сена людей бяше лзе добити, ни нив делати». В другой летописи сказано: «Тоя же осени бысть поводь велика, преизлиха разлияхуся (чрезвычайно разлились) озера и реки, и многу бед сотвори человеком». Осень была очень многоводная.

1229 г. Обильные дожди этого года продолжались с конца марта (25) до конца июня (20). Летопись указывает, что «бысть вода велика (в Ермолаевском списке добавлено — «в Днепре») потопи люди и жита (посевы) и хороми снесе»; очевидно, неурожай был следствием обильных дождей. Следовательно, весна и лето были многоводные.

Долгая и суровая зима в Европе.

1230 г. Засуха охватила значительную часть Русской равнины и вызвала голод. Сильный голод в Смоленской земле, а также и на Волыни (бассейн Припяти) наступил в конце года и продолжался в следующем году. В летописи отмечено: «Бысть глад зол по всей земли яко же не бывало николи же тако». Лето было очень маловодное.

1231 г. В этом году был голод «по всей земли Руской» вследствие дождей «от Благовещенiя (25 марта ст. ст.) до Ильина дни (начало августа), день и нощь». Следовательно, лето можно считать очень многоводным.

1232 г. Зима была суровая, замерзал Босфор.

«Лето плодоносно быти всяким житом (зерновыми посевами) и всяким овощом». Можно полагать, что весна и лето не были маловодными.

1236 г. Указания о характере весны имеются в описании похода

Галицких князей на литовское племя ятвяг, живших на притоке Западного Буга р. Нарев: «весне же бывши, поидоста на ятвязе и приидоста Берестью (Брест), рекам наводнившимся, и не возмогоста (не смогли) ити на ятвязе». Движение дружин происходило в бассейнах Припяти и Западного Буга. Весна не была маловодной.

1237 г. В северной Европе «зима была мягкой».

1238 г. Поход Галицких князей на ятвяг от Бреста был прекращен «з огляду на те, що ржи дуже розлилися». Трасса похода частично проходила в бассейне Припяти. Можно полагать, что весна не была маловодной (у Зубрицкого эти события отнесены к 1236 г.).

Суровая и многоснежная зима в Европе.

1247 г. Посол папы Иннокентия IV Плано Карпини, путешествовавший по территории Украины, отмечает суровую и многоснежную зиму; большие снежные заносы вынудили его ехать по льду Днепра, от тяжелого путешествия «устали почти до смерти». Снеговой покров не позволил Карпини из Киева ехать на своих лошадях, ибо «они все могут умереть, т. к. лежали глубокие снега». После такой зимы весна не была маловодной.

1251 г. «Того же лета быша дожди мнози велици и поводь велия, и потопе все и хлеб, и сено». Очень дождливым отмечен год в бассейне верхней Волги. О дождливом лете говорится и в других источниках. Следовательно, лето можно считать очень многоводным.

Зима наступила рано, и морозы повредили озимые посевы.

1253 г. В описании похода Галицкого князя на Новгородок (бассейн Немана), который проходил через бассейн Припяти, сказано о больших снегах: «…снези велице быша». После такой зимы весна не была маловодной.

В Европе были глубокие снега.

1254 г. Хороший урожай принес благополучие населению — «добро бяше хрестьяном». В таком случае лето не могло быть засушливым.

1255 г. Имеются сведения о том, что на реках Волыни (бассейн Припяти) перед замерзанием «бывши и воде велице», т. е. осень была многоводная.

1259 г. Летом татары не смогли переправиться через р. Стырь (приток Припяти) для овладения г. Луцком, так как «вода в Стыре была велика»; в начале зимы также «бывши и воде велице». Следовательно, лето и осень были многоводные.

1260 г. Летописец отмечает: «бысть тишина на все лето». Вероятно, он имел в виду не метеорологические условия, а отсутствие военных действий.

Зима 1259-60 г. в Прибалтике была суровая.

1261 г. В Европе суровая зима.

1267 г. Осень в Прибалтике дождливая, холодная; можно полагать, что в бассейне Днепра она не была маловодной.

1269 г. В Силезии (бассейн Одера) летом «бысть дождь велик и поводь яко села и людей вода забираша». В Прибалтике зима была холодная, а май — дождливый и холодный.

1270 г. Зима, вероятно, была многоснежная — в Новгороде 25 марта произошел обвал снега, при этом засыпаны дворы с людьми. Возможно, весна не была маловодной.

1272 г. На реках Прибалтики отмечены высокие уровни в межень, т. е. лето там было многоводное.

1274 г. Зима в Прибалтике была суровая. В Западной Европе отмечена засуха.

1276 г. В Прибалтике было жаркое и засушливое лето; большая засуха в Европе. Можно полагать, что в бассейне Днепра лето было засушливое, маловодное.

1279 г. В этом году «был весьма велишй недород хлеба в Руси, в Польше, в Литве и Ятвяжской земли». В других источниках сказано, что голод был «по всей Земле». Имеются основания предполагать, что недород вызвала засуха, охватившая большую территорию; лето следует считать маловодным.

В Прибалтике в феврале отмечены «сильные морозы».

1280 г. Летопись указывает: «Того ж лета быша Громове страшни и ветры мнози, и вихри велици, и буря силна, и молонья многа». Аналогичные сведения имеются и в других летописях.

Очевидно, лето не было маловодным.

1281 г. По сведениям летописи, была «суровая зима».

1282 г. На Руси был «глад крепок, яко и дети своя ядяху». По исследованиям Л. М. Каптерова, в Поволжье была страшная засуха, вызвавшая там неурожай и голод. Вероятно, голод на Руси, в том числе и в бассейне Днепра, вызвала засуха, т. е. весна и лето были маловодные. Голод продолжался и зимой 1283 г.

1283 г. Очень суровая зима отмечена в районе Львова, даже люди от мороза умирали. Весна и лето, вероятно, были засушливые, неурожайные (см. 1284 г.).

1284 г. Зима 1283-84 г. была «люта i студена зело». Кроме того, был страшный мор животных — «тое же зимы не токмо во единой Руси бысть гнев Божiй мором, но в Ляхох тое же зимы и в Татарех изомре все, кони и скоти и овце, все изомре». Е. В. Оппоков считает, что причиной мора был голод. Об этом же говорится и в Густынской летописи: «В полчищах телибуги страшный мор и голод». Следует полагать, что голод был следствием засухи и недорода; следовательно, весна и лето были маловодные.

1287 г. Зима была теплая, неустойчивая. Весна началась рано; в марте «тое же зимы в настоящее лето…». Чрезвычайно теплая зима отмечена в Европе. При таких условиях весна, очевидно, была маловодная.

1289 г. В Прибалтике зимы почти не было, цвели фиалки. После такой зимы весна не могла быть многоводной. Мягкая зима в Европе.

1291 г. Сведения о характере водности весны имеются для бассейна Волхова, где «вода бысть велика весне». Можно считать, и в бассейне Днепра весна не была маловодной. При возврате холодов «летом мороз побил урожай по всей волости Новгородской».

1293 г. Весна наступила очень рано (в феврале); в районе Новгорода в начале марта разлились реки: …«наста оттепелiе быти велiя, и бысть нужа (голод) велiя й людей и конем». Можно полагать, что весна была маловодная.

1294 г. Сильная засуха в Европе, вызвавшая пересыхание ручьев и рек. Маловодный год в Крыму.

1295 г. Теплая зима в Европе.

1297 г. По сведениям К. Вернера, лето было засушливое, неурожайное, маловодное.

1298 г. Засуха этого года описана так: «Бысть сухмень, засуха велика, загарахуся борове, лесове, болота, мохове». Аналогичные сведения имеются и в других источниках. По исследованиям Вернера, засуха в этом году охватила южную и среднюю полосу Руси. Очевидно, лето следует считать очень маловодным, а весну — маловодной.

1299 г. Неурожайный год на большой территории. Следовательно, лето было маловодное.

1300 г. В районе Новгорода «того же лета, с весны, быша ветры велици, и буря многа, и Громове страшни, и молша, и дождеве». Следовательно, лето не было засушливым.

1302 г. В Европе теплая зима.

1303 г. «Бысть зима тепла без снега, а на лето бысть хлеб добр вел ми», т. е. был урожай. После такой зимы весна, очевидно, была маловодная; лето не было маловодным. Неустойчивая зима была в Польше; в Германии летом от сильной засухи пересохло много рек.

1305 г. Указание летописи: «Того же лета, быша громи велици и молша», — вероятно, можно использовать для приближенной характеристики лета как среднего по водности.

В Европе суровая зима.

1306 г. Лето можно оценить многоводным: «Того же лета быша дожди велици»; дождливый год отмечается и в других источниках.

1308 г. Имеются сведения о большом неурожае в Смоленском княжестве, после которого наступил голод и мор. Вероятно, неурожай был вызван обильными дождями.

В Европе суровая зима.

1309 г. Тяжелый год на Руси — «бысть дороговь велiя и меженина (засуха) зла, и глад крепок по всей Руской земле, и кони всяк скот помре». Следовательно, лето следует считать маловодным.

1310 г. В Европе «стояла холодная зима»; В Польше большой разлив рек.

1311 г. На территории Прибалтики отмечен большой неурожай. Можно допустить, что неурожаи обусловили частые летние дожди.

1314 г. В Смоленском княжестве «зима и осень в 1313-14 г. были холодны и безснежны, а наступившая весна отличалась бездождием, вследствие чего наступил повсеместный на Руси неурожай».

Для Европы имеются противоречивые сведения: в Англии десять месяцев шли дожди, в июле и августе — непрерывные; в Швабии 13 недель стояла засуха.

1315 г. В Витебске «по причине дождей и большого наводнения, был страшный голод», что позволяет считать лето многоводным.

1316 г. Всю Европу охватила суровая, устойчивая зима с глубокими снегами.

1322 г. На территории Смоленщины «все лето продолжался холод, вследствие чего плоды и огородные овощи погибли». Причиной гибели урожая, вероятно, был не только холод, но и дожди. Возможно, лето было дождливое.

В Западной Европе — сильное наводнение весной.

1323 г. Огромные разливы Рейна и Дуная. Суровая зима в Прибалтике и Европе.

1324 г. Зима была суровая; лето — засушливое, вероятно, маловодное.

1325 г. «…Того же лета сухмень бысть велiя, и много водных мест изсхоша, и лесы, и боры и болота выгореша». Эти сведения дают основание приближенно характеризовать весну маловодной, а лето — очень маловодным.

1327 г. В Европе суровая зима.

1328 г. На территории Прибалтики отмечено очень дождливое лето.

1329 г. По сведениям П. П. Предтеченского, лето можно считать засушливым, маловодным.

1330 г. На основании сведений «того же лета бысть сухмень велика», лето следует оценить маловодным.

1331 г. Лето было дождливое и поэтому неурожайное. Сплошные дожди летом отмечены в Западной Европе; зима необычайно теплая.

1332 г. В этом году «бысть меженина (засуха) в земле Руской дороговь и глад хлебный, и скудота и всякого жита (скудный урожай). В другой летописи говорится о том, что «бысть глад по всей земли» (это относится к 1331 г.). Имеются основания лето считать маловодным.

На территории Польши лето засушливое, жаркое.

1333 г. Год был урожайный. Следовательно, лето не было засушливым.

1334 г. В этом году весной отмечен возврат холодов: в конце апреля выпал глубокий снег, повредивший деревья; урожай был хороший, т. е. лето не было засушливым.

1335 г. Была многоводная осень, о чем сказано: «Тое же осени внесе вода и лед и снег в Волхов и бысть велика вода и вышебе пятнадесять городень (частей, звеньев) великого мосту».

1336 г. По данным Вернера, лето было засушливое, маловодное. В Новгородских летописях указано, что осенью «бысть велика вода, и мосту великого вынесе 17 городень».

1337 г. «Тое же осени бысть поводь велика». В районе Москвы и Торопца «тое же осени бысть поводь велика». Дождливой была осень и в районе Новгорода: «Тогда же найде дождь силен и потопе все, иное в погребах, иное на площадях, что где выношено». Следовательно, осень была многоводная.

1338 г. В конце апреля «бысть вода велика в Волхове, якоже и не бысть бывала николиже, по Велице дни на 3 недели и сотворися зло много».

1339 г. В Ливонских хрониках имеются указания о необычно суровой зиме в Прибалтике.

1340 г. Засуха достигла верхней части бассейна Днепра; в Смоленском княжестве лето было засушливое, что вызвало неурожай и голод. Известно также, что на территории Прибалтики была теплая зима, а весна началась рано, в феврале.

Мягкая зима в Европе. Можно полагать, что весна не была многоводной.

1341 г. В Прибалтике была чрезвычайно ранняя весна, а зима теплая. Вероятно, весна не была многоводной.

1342 г. Большие наводнения по всей Европе, вызванные необычайными осадками. Наводнение на Рейне было наивысшим за историческое время.

1344 г. Зима 1343-44 г. в Прибалтике была теплая, морозы отмечены только начиная с февраля.

1347 г. Четкие указания о характере весны имеются в летописи: «Поводь велика бысть зело, такова убо не бывала никогда же». В наиболее давнем упоминании о половодье на Москве-реке сказано: «Коли бысть Кога посол на Москве, тое весны поводь велми велика была, якоже и не бывала иная такова». Следовательно, весна была многоводная.

1348 г. В Прибалтике зима была теплая с частыми оттепелями, реки покрывались слабым ледяным покровом. Там же в этом году «был большой урожай».

1350 г. В Европе сильная засуха. На территории Польши суровая зима.

1352 г. На территории Прибалтики весна наступила рано, рано вскрылись и разлились реки.

1353 г. В этом году в районе Витебска «последовал чрезвычайный урожай, превзошедший всякие ожидания». Следовательно, лето не было засушливым.

1356 г. Осень была многоводная: «…той же осени води бысть велики».

1358 г. Лето можно считать многоводным: «Бысть поводь велика по Петрове дни (начало июля) —яко и весне». На реках Прибалтики весной отмечен большой подъем уровней, вызванный интенсивным потеплением и снеготаянием; в бассейне Даугавы (Западной Двины) было катастрофическое половодье, в Риге затопило церковь, и вода в ней стояла выше человеческого роста.

1359 г. Суровая, устойчивая, многоснежная зима в Германии.

1361 г. В Европе бесснежная зима. Малоснежная, умеренная зима в Польше.

1362 г. Весна в Прибалтике была ранняя, навигация на реках началась 13 марта. В Европе суровая и продолжительная зима, а лето «неописуемо жаркое и сухое».

1363 г. Этот год ознаменовался повсеместной засухой: «Того же лета бысть сухмень велiя по всей земли и воздух куряшеся и земля горяше». Засушливое лето было на территории Прибалтики. Знойное лето было в Германии. Лето следует считать маловодным.

На Даугаве весной «при ледоходе случилось большое наводнение, так что окрестности рижского замка стали непроходимыми». Очевидно, это произошло от затора в устье Даугавы, что часто бывает при ледоходе.

Суровая зима отмечена в Польше, Литве, Германии.

1364 г. Чрезвычайная засуха охватила большую территорию, достигла района Москвы и описана так: «Мгла стояла с подлета и зной и жары бяху велицы, лесы и болота и земля горяше, и реки пересхоша, иные же места водные до конца исхоша, и бысть страх и ужас». Следовательно, лето можно считать очень маловодным, а осень — маловодной. Такое катастрофическое пересыхание рек могло случиться только после маловодной весны.

1365 г. Сильная засуха, вызвавшая «глад велiя по всей земле», описана так: «Было бо варно в то время, и засуха велика и зной. (В других источниках эти сведения отнесены к 1366 г.) Следовательно, лето можно считать маловодным.

1366 г. В Европе очень сухой год; засушливый год в Крыму.

1368 г. Лето было засушливое, маловодное, о чем в летописи сказано: «И мгла стояла три месяца. И людей тогда было тягостно и скорбно, и рыба в реках мерла».

На территории Прибалтики зима была неустойчивая, с частыми оттепелями, а летом отмечена «неблагоприятная погода».

1370 г. Для характеристики весны имеются такие сведения: «Того же лета быша поводь велика». Косвенные данные подтверждают это: в верхней части бассейна Волги были значительные снегозапасы; в Нижнем Новгороде в начале апреля случился обвал снега — «тое же зимы в Новегороде в Нижнем уползе мног снег с горы высокiе, еже над Волгою… и засыпа и покры дворы с людми»; значительное половодье было на Волге. Следовательно, весну следует считать многоводной.

Лето и осень также следует считать многоводными: «Того же лета и тое осени дождеве быша мнози и поводь была велика». Дождливое лето отмечено в Прибалтике, в Чехии и Германии.

1371 г. Имеются сведения о том, что лето было маловодное: «Бяше же тогда лето сухо, жито (посевы) посохло, а лесове и борове и дубравы и болота погораху». Аналогичные сведения имеются и в других источниках. Такая засуха могла случиться только после маловодной весны, что подтверждают сведения о малоснежной, неустойчивой зиме: «Зима была очень теплая, снег весь сошел в конце февраля». В Прибалтике «зима была такая сырая и непостоянная, что нельзя было привезти… на санях».

Очень засушливое лето в Европе.

1372 г. Для характеристики водности года имеются такие сведения: «…та же зима вся тепла бысть зело, и снег сшел весь заговев великое говение (конец февраля) и не остася снегу нигде ничтоже… Сухмень же бысть тогда велика и зной, и жар мног… реки многи пресхоша, и озера и болота, а лесы и боры горяху». На основании этого весну можно считать маловодной, а лето очень маловодным.

Теплая зима (не замерзали реки) была в Прибалтике.

1373 г. Лето засушливое; была жара и бездождье т. е. лето следует считать маловодным.

1374 г. Указания о том, что на протяжении лета стоял зной и не было ни единой капли дождя, позволяют лето считать маловодным.

1375 г. Зима в Прибалтике была суровая и многоснежная, в марте «стоял ужасный холод и снег был глубок и тверд, так что войско могло подвигаться только по одиночке».

В бассейне верхней Волги зима была очень суровая, малые реки промерзали до дна, птицы гибли на лету, и даже люди умирали от холода. Можно считать, что весна не была маловодной.

1377 г. На территории Прибалтики зима была неустойчивая, с оттепелями; летом и осенью на реках Прибалтики отмечены высокие уровни.

1378 г. «Быша мрази велици и студень безпрестанна и изомроша мнози человецы и скота и в малых местах… Изсякла вода от многих мразов» в реках, озерах и болотах. После такой суровой и малоснежной зимы весна должна быть маловодной.

Суровая зима в Европе.

1380 г. В описании Куликовской битвы (верховья Дона) даются такие сведения: «Осень же бе тогда долга и днiи солнечнi светли сiяюще и теплота велiя, т. е. осень не была дождливой.

1383 г. В этом году была многоснежная зима, а весна поздняя — «снег лежал по велице дни с 4 недели (до конца апреля), а люди ездили на санях». Эта характеристика относится к большой территории (в летописи сказано — «всюду»). После такой зимы весна не была маловодной.

1384 г. В этом году «погореша лесы и сена много по пожням (после покоса) …и бысть помрачение на многие дни… и птицы падаху на землю и по воде не видяху камо летели, а люди не смеяху ездити по озерам и рекам». Следовательно, лето можно считать засушливым, маловодным.

Мягкая зима и ранняя весна отмечены в Европе.

1385 г. В Прибалтике «зима была очень тепла, за бездорожьем и распутицею пришлось отложить (военный) поход». После такой зимы весна не была многоводной.

1386 г. Зима была малоснежная, в январе еще не было снегового покрова: «но гол лед без снегу». Можно полагать, что весна не была многоводной.

1387 г. Четкие указания: «Того же лета бьгсть поводь велика в реках от великих дождей» — дают основание характеризовать лето многоводным.

1388 г. «Тое же весны бысть поводь велика в реках». Такая оценка подтверждается записью летописца за 1408 г. Благоприятные условия (увлажнение, грунта) для формирования многоводной весны начали создаваться еще в прошлом году (см. выше).

1389 г. Суровость зимы описана так: «Тоя же зимы от Николина дни (6 декабря ст. ст.) и до Крещения (6 января ст. ст.) быша мрази велици безпрестани, и бысть нужа (лишения) велiя и человеком и скотом».

Сухое лето в Европе.

1390 г. Зима началась рано, уже в октябре 1389 г. была нормальная зимняя дорога, но потом зима была неустойчивая, с оттепелями. Можно допустить, что весна не была многоводной.

В Европе засушливое лето.

1391 г. «Была зима студена, яко мнозем человеком измерзати и издыхати; не точью человеки, но и скоти».

Засушливое лето в Европе.

1392 г. Суровая, но бесснежная зима по всей Германии.

1393 г. В летописи сказано: «Того же лета была зима зело студена». В этом году зафиксирован очень высокий подъем уровней р. Молдовы (Чехия).

1394 г. Весну следует считать многоводной: «Тое же весны бысть поводь велика повсюду». Имеется указание о половодье в районе Москвы, вызвавшем разрушение строений.

Зима была очень суровая: «…яко человеци и скоти умираху».

1396 г. В Прибалтике в январе отмечены сильные морозы и глубокие снега. После такой зимы весна не была маловодной.

1398 г. В Европе отмечена суровая зима, а лето дождливое.

1399 г. Суровая и многоснежная зима отмечена на территории Прибалтики, в Западной Европе. Можно полагать, что наступившая весна не была маловодной.

1402 г. «Сей зимы ездиша через Волхов на конех от Лукина дни (18 октября) до марта»; также суровая зима на территории Польши, Дании.

1403 г. О маловодности весны и лета этого года свидетельствуют несколько источников: «тоя ж весны засуха бысть, и вода отнюдь мала зело, и рвы (вспаханные поля) вси сухи быша»; «бысть в Волхове вода суха; и вси реки сухи быша»; «того же лета бысть сухо велмы».

Сухой год в Европе.

1404 г. В этом году была «голая зима без снегу, а разводье (разлив) было до заговенья великого (февраль)»; аналогичные сведения приведены в Софийской летописи. Следовательно, весну следует считать маловодной.

Лето было дождливое, многоводное: «Того же лета бысть дождя много, наполнишася реки аки весне»; о том же сказано в летописи.

1405 г. Зима 1404—05 г. была без снега, а весна началась рано, что вызывало удивление людей, так как «сие ретко бывает». Весна была маловодная.

Имеются сведения о больших дождях в июле, вследствие чего «наполнишася источници и реки и озера аки весне». Следовательно, лето было многоводное.

1406 г. «Тоя же осени бысть дождя много» — характеристика многоводной осени. Для оценки водности весны сведений недостаточно — «иде лед силен из озера Ильменя».

1407 г. О многоводности лета имеются такие сведения: «Того же лета бяше поморочно (пасмурно) зело и дождевно велми и поводь всюду».

По исследованиям П. П. Предтеченского, дожди в этом году охватили Литву и юго-западную часть Руси, т. е. и бассейн Днепра.

1408 г. Имеются четкие указания относительно многоводности весны: «Тое же зимы снег велик был до шти пядей (около метра), а на ту весну поводь велика; за 20 лет старiи памятуки не запомнить толь великiя». О зиме 1408 г. говорили, что «она являлась самой холодной за последние 500 лет». Большое половодье отмечено на р. Тверце: значительная часть Твери была залита, на плотах ездили в церковь. О подобном характере зимы и весны сообщается и в других источниках.

Очень холодная зима в Европе; во Франции вымерзли фруктовые деревья; реки Сена и Дунай (у Вены) покрывались льдом и по нему перевозили грузы.

Имеются сведения о том, что с июня по август была засуха: «ведряно было тогда велми: еще же к тому и засуха», т. е. лето было маловодное.

1409 г. В бассейне Днепра и Оки была суровая и многоснежная зима: «Тое же зимы быша мрази и снези велицы зело, и ветры и веялицы (метели) нестройны». Аналогичные сведения дают и другие источники. После такой зимы весна не могла быть маловодной.

Суровая зима на территории Польши.

Имеются также сведения о засухе летом и ранних морозах; следовательно, лето можно считать маловодным.

1410 г. «В ту же осень о Дмитриеве дни (6 октября ст. ст.) бысть вода велика в Волзе и в всех реках яко же и весне».

1412 г. В летописи сказано: «Меженина (засуха) бысть в Новегороде Нижнем», т. е. лето было маловодное.

Осенние дожди этого года вызвали паводок: «Того же лета бысть поводь в Оспожино гавение (конец августа), вода велика во всех реках». Следовательно, осень можно считать многоводной.

1413 г. Сильные морозы и глубокие снега продолжались около полугода: «В России и Литве была такая сильная стужа, что много народа погибло от холода».

1414 г. Гильберт де Ланоа зимой 1413-14 г. путешествовал от Новгорода до Нарвы и так описывает зиму: «Сильные морозы и снега продолжались 17 недель… В этом году в России и Литве была такая сильная стужа, что много народу погибло от холода». После такой зимы весна не была маловодной.

Сведения летописи: «Того же лета бысть засуха велiа» — позволяют характеризовать лето маловодным.

1415 г. «Бысть весна рано; до Благовещеньевй дни (25 марта ст. ст.) за неделю на Болзе кра (лед) пошла вся». Можно полагать; что весна не была многоводной.

1417 г. Зима «студена бо была велми… мнози люди от мороза изомроша».

Суровая и многоснежная зима была в Германии.

1419 г. Многоснежная зима в Прибалтике. Вероятно, такая же зима была и в смежном бассейне Днепра. Лето неурожайное, вероятно, вследствие засухи.

1420 г. В летописи сказано: «Того же лета на зиму была лютая зима; были морозы три месяце поряду»; известно также, что замерзало Балтийское море.

Сведения об исключительно большом весеннем половодье на Даугаве позволяют предполагать, что зима была многоснежная. Следовательно, весна не была маловодной.

1421 г. О характере весны имеются такие сведения: «Бысть зима снежна вельми, много паде снегу, и потом на весну бысть вода велика и сильна зело». «В Новегороде бысть вода велика в Волъхове, и снесе 20 городень великого мосту… и разбишася от воды уличний мосты, и храмы мнози от основаниа исторжени (разрушены) быша, мнози же воды ради на верх хором (строений) живяху, и монастырев 19 объять вода, яко ни пению быти в них». Описания этого половодья даются и в других летописях.

В Западной Европе необычайно снежная и суровая зима, а весной огромные разливы рек.

«Бысть все лето дождево и вода велйка», т. е. лето следует считать многоводным.

1422 г. Имеются сведения о страшном голоде, охватившем всю Русь: «Глад бысть силен по всей земли Руской, на Москве… на Костроме… в Новегороде Нижнем… с голоду всякую мертвечину ели». Неурожай и голод были следствием больших дождей и летних заморозков. Лето можно считать многоводным.

Известно также, что «бе бо зима студена велми». Большие морозы были на территории Франции.

1423 г. В летописях описывается чрезвычайный голод этого года. «Глад бысть силен в Руской земле». Очевидно, голод в основном был следствием неурожая: «Бысть меженина (засуха) в Новегороде Нижнем». Это позволяет считать лето маловодным.

1424 г. В описании Тверского княжества приводятся сведения о засухе в этом году. Можно предполагать, что лето было маловодное.

С марта по ноябрь отмечена засуха на территории Германии.

1427 г. Сведение о том, что «всего было в изобилии», позволяет предполагать, что лето не было маловодным.

1429 г. В конце сентября выпал глубокий снег, вызвавший стихийное бедствие и голод. На территории Польши суровая зима.

1430 г. Для района Москвы в летописи даны такие сведения: «Сухмень была велика и воды добре малы, а земля и боры и лесы горяху». Кроме того, «той же осени вода бысть мала велми».

Приведенные данные позволяют оценить летне-осенний период маловодным. Выгорание лесов и торфянищ показывает, что и весна не была многоводной.

1431 г. В нескольких источниках приводятся сведения о засухе: «засуха бысть велiя, и земля и боры и болота горяху, и глад бысть велик по всей земли Руской».

Лето следует считать очень засушливым.

1432 г. В Западной Европе очень суровая зима.

1433 г. В летописи указано, что были «страшные грозы летом в iюне и iюле». Можно предполагать, что лето не было маловодным.

В Западной Европе очень суровая зима.

1434 г. Многоснежная, суровая зима в Прибалтике, в Северной и Средней Европе. Вероятно, весна не была маловодной.

Суровая и длительная зима в Западной Европе.

1435 г. Указания о поздней и недружной весне: «Весна была тогда велми студена», «изби мраз рожь в Петрово говеше (начало июля)», — не дают четкой ориентации в отношении водности весны и лета.

В Германии суровая зима.

1436 г. Имеются сведения о многоводности осени: «Тое же осени бысть вода велика зело»; в районе Смоленска «быс глад велик», вероятно, вследствие обильных дождей.

В Польше и Литве в этом году была суровая и продолжительная зима.

1437 г. На основании сведений: «Тое же весны в Новегороде вода подмыла вал города у Детинца… и падеся стена каменна и колокольница Камена», можно считать, что весна не была маловодной.

Осень была многоводная: «Тоя же осени вода бысть велика зело», вследствие чего «много пакости починилося».

1438 г. В Смоленской земле был страшный голод. «В Смоленску был голод велми великий: по селам и по городам звери людей ядали, а в городе, в Смоленску и по месту и по улицам псы людей ядали… и много лиха того году учинилось по всей земли Литовской и по Руской». В другой летописи отмечен «глад велик во Смоленску» в годы 1436—1438. Указаний о причине голода не имеется. Учитывая сведения о многоводной осени 1436 г., о многоводном 1437 г., можно считать, что голод был связан с недородом, вызванным обильными и длительными дождями.

Годы 1436—1438 можно считать многоводными.

1440 г. По данным польских хроник, «в этом году в Польше, Литве и соседних землях зима была страшная и очень продолжительная».

1441 г. «Зима была велми люта, метелица без престани, с морозом была и мерли люди многи по селом и по дорогам (район Смоленска) с великие студени; и снег был велми велик; за многи лета таковое зимы не было».

«…Тое же весны вода была велми велика в Смоленске: все место была поняла (затопила), мало не дошла до Покровской горы». С. П. Писарев считает, что под термином «место» следует понимать все городское поселение на берегу Днепра в старинном Смоленске, исключая старинную крепость. Лора Покровская находится на правом берегу Днепра, напротив бывшего Борисоглебского монастыря. Такое большое затопление Смоленска могло быть только в очень многоводную весну.

На территории Польши и Литвы зима была суровая.

1442 г. «Та же зима люта бысть зело, и мрази велш и нестерпимый, и много скотом й человеком зла сотворися».

Весна была недружная с возвратом холодов: «…бысть отзимiе, и паде снег велик и паки соиде». Эти сведения нечетко ориентируют относительно водности весны, но можно полагать, что она не была многоводной.

В районе Твери отмечена засуха и потому можно считать лето маловодным.

Суровая зима была на территории Польши.

1443 г. О характере зимы и весеннего половодья на Днепре имеются четкие указания: «Быс(ть) зыма люта и метелица безь перестани с морозомь, и мроша люди мнози по лесом и по дорогам с великой студени, а снег был великь велми, за многа лета тако не запомнить. Тоя же весны повод(ь) была велика в Смоленску, вес посад понела (покрыла) мало не дошла вода до Покровскыя горы». Весна была многоводная. (Применительно к высоким половодьям у Смоленска такая формулировка будет встречаться еще несколько раз.)

На основании указания: «Бысть меженина (засуха) по всей земле Руской», — лето можно считать маловодным.

В Европе отмечена очень суровая зима.

1444 г. Морозы и снега вызвали гибель татарской конницы на территории Украины, о чем летописец записал: «А зима люта и велми зла, и снези велици и ветры и вихри сильни… понеже зима бе люта и снежна, а Татарове конми обмерли, и от мраза и студени велiа померзли».

После такой зимы весна не была маловодной.

1445 г. Суровая зима, «много христиан от мраза изомре».

1446 г. При описании побега Василия II от Шемяки сказано: «Тогда снег бысть 9 пядей (около 120 см). Сведения о больших снегах, препятствующих езде, приводятся в Львовской летописи. Зима была и суровая: «тогда же бе зима велми студена».

Следует считать, что после такой зимы весна не была маловодной.

1447 г. Зима суровая, с непрерывными метелями; весной была большая вода. Следовательно, весна не была маловодной.

Суровая и многоснежная зима в Европе.

1449 г. В этом году была ранняя весна, что подтверждается такими сведениями: в районе Москвы полевые работы начались в начале апреля — «до велика дня учали сеяти»; ледоход на Волге окончился в конце марта — «Волга прошла за неделю до Благовещеньева дни». При таких условиях весна не была многоводной.

В этом году летом Тверь выгорела до основания.

1450 г. Зима была такая многоснежная, что татары вынуждены были прекратить свой поход на Подолию, так как «снег ведший так завалил, что им уходить уже было трудно». Поэтому «подоляни русь и козаки за ними вслед ходили и их утружденных поразили». После такой зимы весна была многоводная.

1451 г. Засуха в этом году достигла района Москвы: «А тогда и засуха бе велика». На этом основании лето можно считать маловодным.

1453 г. Зима началась в январе 1453 г. и «не бысть снега, гола бысть велми зима». По-видимому, весну следует считать маловодной.

Осень была так дождлива, что «хлеба в Новгороде не сеяли», т. е. она была многоводная.

1454 г. По исследованиям Вернера, на большом пространстве Русской земли урожай этого года погиб от ливневых дождей. В летописи сказано: «Того же лета дождь бысть умножен». Следовательно, лето было многоводное.

1455 г. «Того же лета много дождя бысть велми, наполнищася реки аки весне». Лето было многоводное.

1456 г. В конце зимы в районе Москвы были «суметы (сугробы) снежные велики», препятствовавшие походу князя Василия Васильевича на Новгород. После такой зимы весна, очевидно, не была маловодной.

Лето и осень можно характеризовать многоводными на основании таких сведений: «Того же лета много дожда бысть велми, и осень вся бысть мокра, от множества дожда и реки наполнищася, аки весне, и по источником и удолiм (низинам)».

Суровая зима в Германии.

1458 г. Суровая и снежная зима была в Дании, во Франции, в бассейне Дуная.

1460 г. Зима 1459-60 г. была чрезвычайно суровая во всей Европе; Балтийское море полностью замерзало, морозы начались в декабре 1459 г. и продолжались до 16 марта 1460 г.

1461 г. Весной отмечен возврат холодов, в начале мая выпал снег и листья на деревьях померзли.

1462 г. Весна была затяжная, недружная, с возвратом холодов; в районе Новгорода до половины июня не росла трава. Можно полагать, что весна не была многоводной.

1464 г. Особенно дождливым был июль. В летописи сказано: «…того же лета, месяца шля, бысть дожда много и бысть вода велика, аки во сне наполнишася источники и реки»; аналогичные сведения дают Псковские летописи. Лето можно считать многоводным.

1465 г. На территории Польши суровая зима.

1466 г. Весна и лето были холодные, вследствие чего «по всей земли Руской хлеб призябл». «На протяжении мая и августа по два раза снег выпадал».

1467 г. Зима была суровая, «множество людей изомре по дорогам на Москве и по иным градом, и по волостем и по селом». Весна была поздняя, недружная, в мае выпадал глубокий снег (в полколена) и лежал три дня. Год был урожайный.

Можно полагать, что весна и лето не были маловодными.

1468 г. Зима была «велми студена».

«В начале лета быша суша, яко и градом многим погорети».

В июле начались беспрерывные дожди, продолжавшиеся по октябрь; вследствие обильных дождей погиб урожай и «наполнишася реки и ручьи и болонья (близкие луга) аки весне водою». Известно, что в Прибалтике и на территории Польши также было дождливое лето. Можно считать лето и осень многоводными.

1469 г. Во второй половине декабря 1468 г. в районе Галича «зима была велми студена». В Прибалтике отмечена очень многоснежная зима. Можно полагать, что весна не была маловодной. Год был урожайный. Следовательно, лето не было маловодным.

1470 г. В районе Пскова «тоя же весне бысть вода велика сильна, наполнишася реки и озера; за много лет не бывала такова вода». Весна была очень дружная; на р. Великой наблюдался чрезвычайный ледоход, уничтоживший много строений и полевых угодий. Вероятно, весна была многоводная.

На территории Польши в этом году была очень суровая зима.

1471 г. Даны противоречивые сведения: «Тоя же зима… снежна была, так и бурна, и за много лет таковы не бывали снеги, а весне было по рекам воды мало». Можно предполагать, что зимой были сильные метели, которые и отмечены летописцем, но они не дали значительных снегозапасов.

В начале лета была суша, «яко и градом многим погорети» и поэтому весеннее половодье было незначительным. Возможно, при этом оказал влияние характер снеготаяния, которое было недружным. Вероятность низкого половодья? подтверждается сведениями о пересыхании болот вследствие засухи, достигшей района Новгорода. «Ныне же… тако исше земля их яко ни капля дожда с небеси на землю их не бысть во все лето оно, от месяца Maia и до месяца Септеврiа и от солнечного зноя вся земля их и блата пересхоша… и скоты гнаху отовсюду непроходимыми месты, и блаты, а все посуху». Засуха быта такой, что «Ловать засохла, бяше бо засуха того лета и бысть пагуба велика».

Приведенные сведения позволяют весну, лето и осень считать маловодными.

1473 г. Зима не была многоснежной, так как снег, выпавший в начале зимы, растаял в конце декабря: «попусти тепло, и снег сьиде, и вода разлися по болотам и по ручьемь».

Исключительно засушливый год отмечен в Европе; в Венгрии Дунай можно было переходить вброд, трескалась земля и горели леса, сильная засуха была в Чехии, Литве, Польше.

Можно предполагать, что весна и лето были маловодные.

1474 г. Косвенные сведения о характере половодья дает венецианец А. Контарини, который переправлялся через Днепр у Черкасс 13 мая (т. е. при прохождении гребня весеннего половодья). Контарини пишет: «По прибытии к Днепру татары принялись рубить деревья, которые, связав вместе, прикрыли хворостом и потом положили на них всю нашу поклажу, а сами спрыгнули в воду, таща за узды лошадей, к хвостам коих плоты были привязаны веревками; мы сели на эти суда, и, погнав лошадей… переправились через реку». Здесь не дано прямых указаний о характере половодья, но его, безусловно, нельзя отнести к высоким. На эта указывают сведения о неустойчивой, теплой зиме: «Обрати зимную студень на теплоту и бысть вся зима тепла».

Следовательно, весну следует считать маловодной.

Осень была многоводная.

1475 г. «Бысть вся зима тепла, и нелзе бяше Псковичем пойти в немецкую землю, множества ради вод»; весна запоздалая, недружная, морозы случались до половины мая. Следовательно, весна не была многоводной.

Лето и осень были дождливые, многоводные: «От того дни (половина мая) пошли дожди на всяк день», «сильно было в осень дождя много… по селам многи на всем волостем ржи не жали».

1476 г. «Сильно в осень дождя шло много». Н. Ильинский отмечает, «столь было много дождя, что почти по всем областям рожь была нежата».

1477 г. «Оттоль (середина декабря 1476 г.) морозов великих неколико, а снегу не бывало. Месяцы генваря 9… снег пошел да и на завтрее, а немного же, а на пядь (четверть аршина, около 18 см) не бывало его и во всю зиму сiю». Весна недружная, с возвратом холодов, мороз отмечен в конце мая. Следовательно, весна была маловодная.

Имеются сведения, что «сiа же осень суха была». По исследованиям Л. Веснина, в этом году был недород из-за засухи. Поэтому можно полагать, что весь год был маловодным.

1478 г. Исключительно малоснежная зима: «а на пядь (четверть аршина) не бывало снегу и во всю зиму сию». «Тогды реки и болота вымерзли, рыбы и гады изомроша». После такой зимы весна была маловодная. Это подтверждают сведения о низком половодье на р. Москве: «25 марта (ст. ст.) прошла Москва-река, а на завтрие почали и бродити через нее на конех».

По сведениям летописи «тоя же осени бысть вода велика», т. е. осень следует считать многоводной.

1479 г. «Тоя же осени бысть вода велика… и много шкоты (вреда) учинило»; «и не только в городе, но и по волостям». Осень была многоводная.

1480 г. Осень прошлого года была многоводная. Зима была суровая — «по лесам бегаючи от студени». Весна, вероятно, не была маловодной.

1481 г. Зима наступила в конце октября 1480 г.: «реки все стали, и мрази велики, яко не мощи зрети». В описании похода на Ливонию даны такие сведения: «Бе бо тогда мразы сильно велицы, а снег человеку в пазуху (более метра), аще у кого конь свернет с дорозе, ино двое али трое едва выволокут». Сведения о значительных морозах в начале зимы в районе Москвы дает Иосафовская летопись.

После такой зимы весна была многоводная.

1483 г. Лето было благоприятным для хорошего урожая — «хлеб уродился… после Петрова дня… почали ржи жати, а с Ильина дня ярь». Лето по водности следует считать средним.

1484 г. О дождях в районе Пскова имеются такие сведения: «Того же лета в Петрово говеше и по Петрове дни (середина июля) идяще дождя много, и наполнишася реки и источницы, и езера аки весне».

Вероятно, лето было многоводное.

1485 г. «…С осени пал снег на талую землю и… земля чрезо всю зиму бяше тала… и егда бысть весна… бысть ведряно и солнечно и красно… и потом не бысть дождя и до Петрова заговенья (середина июля)… а по иным местам засуха велми бяша». Эти сведения позволяют весну и лето считать маловодными.

1489 г. Для территории Украины даются такие сведения: «…бывшой уже в той час зиме, идеже снегом великим западоша; их же (татар) наши след обретше, поидоша за ними утоптаною дорогою и постыгше (догнав) их в снегу утружденных, удобне поразиша». После такой зимы весна, вероятно, была многоводная.

1490 г. Суровая зима в Европе, на территории Польши.

1491 г. «Сия же зима люта бысть, мразы быша велики и снега; а на весне на Москве и везде поводь зело велика бысть и за много лет таковы воды не помнять». Указания о большом половодье и его распространении «везде» позволяют весну оценить многоводной.

Суровая зима с необычными снегами отмечена в Европе.

1492 г. Суровая, но бесснежная зима в Германии, вымерзли посевы.

1493 г. Зима была теплая, в январе — феврале зеленела трава, и даже цвели сады; весна была недружная. После такой зимы весна, вероятно, была маловодная.

1494 г. Осень в этом году была многоводная. Зима суровая. «Оттепель не бывала нимала до марта. А весна протяжна».

1496 г. Зима была «столь студена, плесни воду из судна вверх ино на землю ледени падут». Половодье в районе Москвы описано так: «Cia же зима люта бысть, мразы быша велици и снеги; а на весне Москве и везде поводь зело велика бысть, и за много лет таковы воды не помнят».

Весну следует считать многоводной.

1498 г. Поход татар на Подолию был неудачным, так как «…напусти на них безмерную зиму и снеги, юже они не обыкоша терпети: измерзе их тогда, в тыя мразы самых людей 40 тысячей». Суровость зимы подтверждают и другие источники. В начале мая «пал снег в полколени», а потом была дружная весна: «шел дождь, и нача быти тепло, и учали пахати». Весну можно считать многоводной.

1499 г. На территории Польши суровая зима.

1500 г. О характере зимы на Украине в дневнике Е. Лясоты сказано: «Стояли такие сильные холода, что жена хана, не в силах будучи выдерживать трудностей похода, бежала». Белза де Виженер отмечает большие морозы в районе Перекопа.

Неустойчивая зима в Европе.

1501 г. «Бысть лето все непогоже, а дожди велише, и хлебу недород… а то непогодье стояло и до Николина дни (6 декабря ст. ст.»). Продолжительные дожди в период цветения и уборки хлебов вызвали голод. Следует считать, что лето и осень были очень маловодными.

Дождливое лето было на территории Польши; исключительно высокое половодье на Дунае и Сене.

1503 г. Суровая и продолжительная зима в Европе.

1505 г. Имеются сведения о том, что в январе был гром и оттепель; в Европе очень мягкая зима.

1506 г. Очень суровая зима в Европе, на территории Польши.

1508 г. Засуха охватила большую территорию Руси и достигла района Новгорода: «Того же лета бысть засуха велика». В Смоленской области также очень засушливое лето.

1509 г. Во всей Европе бесснежная зима.

1510 г. При переправе через реку (названия не дано) на территории Валахии (Молдавия) в конце лета «татаре болей от воды, нежели от меча ушкожены, возвратишеся в Перекоп». В конце августа много мельниц и прудов было повреждено паводком. Осень можно считать многоводной.

1512 г. Имеются сведения о засушливом лете в Прибалтике. Засушливый год в южной и средней полосе Европейской России, неурожай на большой территории.

1516 г. На р. Сухоне весной «вода была велика, такова и не бывала… по Сухоне и по Югу деревень изрыло водою и дворов поносило бесчислено много». Река Сухона в данном случае не может служить надежным аналогом, однако приближенно можно считать, что весна не была маловодной.

1517 г. Весною на р. Сухоне «столь необыкновенно велика вода была, что в Устюге льдом город стерло, берег срыло, дворов множество снесло и людей многих утопило».

Суровая зима была в Европе.

1518 г. «Того же лета, в Петров пост и за Петров день (середина июля) бысть умножеше дождем вел1е зело, и в реках воды болши вешних». «Пять или шесть недель шли непрестанные дожди, реки выступили из берегов». Сведения о дождях имеются и во Львовских летописях.

Дожди были столь обильны, что князь Василий Иванович приказал митрополиту всея Руси Варлааму «молебны петь и о устроении земском и о теплоте солнечном и о ведре, а всему народу заповедаша пост и молитву с чистым покаянием и с слезами». Следовательно, лето было дождливое, очень многоводное на большой территории.

1520 г. Ранняя весна и засушливое лето в Германии; в реках наблюдались очень низкие уровни, в колодцах иссякла вода.

1521 г. В Европе теплая зима.

1523 г. Весной отмечен возврат холодов, в мае выпал большой снег и пролежал четыре дня.

В Западной Европе влажное лето.

1524 г. Зима была холодная, а весна поздняя, недружная, снеговой покрав исчез в середине мая, пахоту на полях начали в июне. При таких условиях весна не была многоводной.

Лето дождливое: «Тогож лета бысть умножение дождем велiе, и в реках воды были больше вешних, многож жита и обилiя истопоша».

1525 г. В районе Москвы «зима была так жестока, что весьма многих курьеров находили замерзшими… многие бродяги были найдены мертвыми».

Засуха в этом году достигала района Ярославля: «Того же лета бысть засуха велика от Троицина дни (май) до Успенiя (конец августа) и мгла бысть велика 4 недели». Вследствие продолжительной засухи «того же лета в Ярославле и в иных городах тамошних не родилося никакое жито, ни общие, ни сено». Лето было маловодное.

1526 г. Зима очень суровая.

1527 г. Осень дождливая, многоводная, о чем в летописи сказано: «Бысть та осень дождлива».

Теплая зима в Европе, лето дождливое.

1528 г. На Волхове было большое половодье: «Прiиде вода велiа, понеже тогда и по удолiем вода течаху». (В Софийской летописи это отнесено к 1529 г.) Весна не была маловодной.

Об осеннем паводке в бассейне р. Оки имеются такие сведения: «…а в те поры (в сентябре) были великие дожди, в Оке была вода прибыльная»; «месяца сентября в 22 день, пал снег дву пядей (около 30 см) и лежал полтора месяца да потаял». Осень была многоводная.

1533 г. При описании похода Литовского князя на Чернигов и Северскую землю (бассейн Десны) отмечено: «А тогда снеги и мразы велики». После такой зимы весна не была маловодной.

С июня по сентябрь была значительная засуха: «и от того времени (конец июня) не бысть дожща до Сентября месяца, но засуха и мгла велiа, …иссякнуша источницы и ручiи и кладязи и болота, и множество изомроша скота, …от жажды водныя». Засуха достигла района Москвы и Новгородской области. Следовательно, лето следует считать очень маловодным.

После сентября «посла дождеве велицыи на землю, и преста (прекратились) горение и дымове и мрак», т. е. осень не была маловодной.

1535 г. Зимой были «снеги и мразы велики». После такой зимы весна не была маловодной.

1538 г. Зима была теплая, почти без морозов, а весна очень ранняя. При таких условиях весна была маловодная. Теплая зима отмечена в Прибалтике, в январе цвели сады. В Европе «после Рождества начали пахать».

1539 г. Осень была многоводная: «бысть дождива велми, не дано солнцу просияти и до заговениа Филипова за недели (конец ноября)».

1540 г. «Зима была снежна, а весна была студена»; «и была вода велика». При таких условиях весна не была маловодной.

Относительно характера лета и осени имеются такие сведения: «Вода велика и через лето, а рожь не родилася, вызябла с весны и пожни (покос) по обзерью и по рекам поотнялися». «Бысть осень дождлива велми, не дало солнцу просияти до заговениа Филипова (14 ноября ст. ст.). В Прибалтике дождливая осень. Следовательно, лето и осень можно считать многоводными. (Сведения, приведенные в других источниках, отнесены к 1541 г.)

1544 г. За данный год приводятся противоречивые сведения: «В Новгороде была вода велика, потопила монастыри многие и дворы многие… и по иным рекам дворы и ораная (вспаханная) земля потопе». Отсюда можно заключить, что «вода велика» широко распространялась по территории, однако для смежного района р. Великой сказано: «А во Пскове вода не велика была». Ориентировочно весну можно считать близкой к средней.

Осень была многоводная, о чем в летописи сказано: «Бысть дождь великiи и вода велика… и людей убытки многие учинились».

1545 г. Очень дождливое лето на территории Польши.

1546 г. Настала ранняя зима, в окрестностях Москвы рано выпал большой снег.

1547 г. Весну и лето этого года следует считать маловодными на основании таких сведений: «Тоя же весны пришла засуха великая и вода в одну неделю спала, а суда на Москве реке обсушило… Того же лета и во всех городех Московские Земли и в Новегороде хлеба было скудно». Очевидно, недород случился вследствие засухи в летний период.

1548 г. Зима была теплая, неустойчивая; в начале февраля очень потеплело, все размокло, на Волге вода покрыла лед. Весну можно считать маловодной.

Летом «дождя было много, и хлеб родился скудно».

1550 г. «В феврале в Казани сильныя оттепели… и дожди великie, мокрота непомерная… а дожди по вся дни быша, и теплота и мокрота великая, речки малые попортило, а иные многiе и прошли». При таких условиях весна должна быть маловодной.

Осень была многоводной: «бе бо тогда время дождево и воды в реках велики».

1551 г. Зима была суровая с большими снегами. Весна, вероятно, не была маловодной.

В районе Москвы «тояж осени ноября бысть дождь велiй и вода велика и лед пройде аки весною и людей много убытку зделано».

1554 г. Весеннего разлива рек не было — «весне, воды прибыльные не было ничего», т. е. весна была очень маловодная.

1555 г. Имеющиеся сведения: «Была туча велми страшна (в конце июня), вода велика была в Новегороде», — позволяют считать, что лето не было маловодным.

1556 г. Для района Казани за январь—февраль имеются такие сведения: «Ветры сильные и дожди великие и мокрота непомерная… а дожди во вся дни (11 дней) были и теплота и мокрота великая, речки малые попортило, а иные многие и прошли». Весна не могла быть многоводной.

О водности лета можно судить из описания похода на Крым. В марте войска под командованием Ржевского пришли на р. Псел (приток Днепра), построили баржи и летом осуществили на них поход по Днепру в Крым. В засушливое и маловодное лето успешный поход флотилии Ржевского был бы невозможен.

1557 г. Весну, лето и осень можно считать многоводными на основании таких сведений: «…зима та была студена… и не един день с оттеплiем не бывал, и снеги пришли паче меры, многие деревни занесло»; «зима была добре снежна».

Весна была поздняя. «Того же году бысть глад на земли по всем Московским городом и по всей земли… в время жатвы дожди были велише».

1558 г. По данным многих источников, весну следует считать маловодной: «Зима тогда гола была без снегу с Рождества Христова и ход был конем нужно грудовато» (по замерзшим глыбам).

1559 г. Для характеристики весны имеются такие сведения: «зима была добре студена». На Волге в Казани большая весенняя вода уничтожила монастырскую ограду и повредила церковь. В этом же году армия Адашева при походе на Крым переправлялась через днепровские пороги, что не могло бы осуществиться в маловодную весну.

1560 г. Приводятся такие сведения: «Зима тогда была безснежна, только 7 недель было снегом; а на весне вода была мала, сухота по всем рекам». Аналогичные сведения даются для р. Великой (Псков): «Зима была весьма безснежная и весною по рекам толь мало воды было». В феврале отмечено значительное потепление. Весна была ранняя и маловодная.

Лето «было сухо», «яровой хлеб не родился присох бездожием», т. е. оно было маловодное.

1561 г. Оттепельная зима отмечена в Прибалтике. Весна была ранняя и, вероятно, маловодная.

1562 г. «Cie же лето зима была добре снежна, а весне вода была велика в реках и не памятят люди таковой поводи… а на лете было дождливо в сенокос и в жатву до Въздвижениева дни (конец сентября). Следовательно, весь год был многоводный.

В Прибалтике было большое половодье, нанесшее значительные повреждения в Риге.

1563 г. Дожди вызвали недород и голод на большой территории: «бысть глад на земли по всем Московским городом, и по всей земли, а больше Заволжiе, все бо время жатвы дожди были великие… и множество народа изомреша по всем, градом»; лето было многоводное. Осень также «была дождлива, поводи были в реках аки весне».

1564 г. Зима 1563-64 г. «была студеная, великие мразы во всю зиму, и не единый день со оттеплiем не бывал и снеги пришли паче меры, многиiя деревни занесло, и люди померли по деревням и на путех»; весна, вероятно, была многоводная.

«Осень была чрезмерно дождлива, от чего весьма вода в реках и озерах возвысилась», дожди продолжались до начала января; осенние «поводи были в реках, аки весной».

1565 г. Суровая, устойчивая зима по всей Европе.

1566 г. Итальянец Барберини, путешествовавший по Московскому государству, отмечает, что зима была очень суровой.

Осень многоводная; в районе Москвы чрезвычайный разлив рек, подобный весеннему, при этом были разрушены мосты, дома и другие сооружения.

Многоснежная зима в Германии.

1567 г. В Прибалтике в январе отмечены глубокие снега. Мягкая зима (в январе начали пахоту) в Европе.

1568 г. В Прибалтике зима неустойчивая, с оттепелями. Наступившая весна, вероятно, была маловодная. М. Н. Тихомиров приводит сведения о большом голоде на Руси. Вероятно, неурожай (и голод) явились следствием обильных летних дождей, так как известно, что в Европе лето было дождливое.

1569 г. В этом году «был такой голод великий, аж люди з голоду мерли, а звлащи (особенно) в Литве и на Полесю, а на Москве еще большiй был».

Точных указаний о причинах неурожая нет, но известно, что на Украине в мае выпал большой снег, в июне была «туча велика с громом», т. е. можно лето считать дождливым, многоводным.

1570 г. В районе Витебска в этом году был сильный голод «по причине тяжелой и долгой зимы». По сведениям Тихомирова, голод был по всей Руси. Очевидно, это была суровая и малоснежная зима, что подтверждают другие источники: «сеяли, но не собирали хлеба; холод и засуха губили жатву». Следовательно, весна и лето были маловодными.

1571 г. Весна была ранняя: «месяца лютого (февраль) згримело зблисканням (с молниями) великим, рок той был неврожайный». Летом три дня был такой мороз, что побил озимые и яровые хлеба.

Необыкновенно холодная зима в Европе.

1572 г. «Лето было ведерно добре и знойно», что позволяет считать его маловодным.

1573 г. Очень суровая зима и поздняя весна отмечены в Прибалтике: «Была такая жестокая зима, что перед Тройцей (в мае) люди переходили по льоду из Швеции в Ревель. Летом и осенью «не видели солнца», очевидно, из-за частых туманов и дождей. Можно полагать, что лето и осень не были маловодными.

Суровая зима и большие наводнения весной в Германии.

1575 г. Необычная засуха вызвала беспримерное обмеление Днепра в этом году. Д. И. Эварницкий приводит такие сведения: «Лето в Запорожских степях было настолько жаркое, что от страшного зноя трава в степи выгорела и вода в реках повысыхала; осенью во многих местах через Днепр даже овцы переходили вброд, а на Днепровском низу у Микитина перевоза (у Никополя) и речки Чертомлыка высохли все плавни, так что татары свободно переправлялись с левого на правый берег Днепра». Такое катастрофическое обмеление Днепра могло случиться только после очень маловодной весны, в очень засушливое, маловодное лето. Засушливое лето было в Европе.

Чрезвычайно малоснежная зима отмечена в бассейне Даугавы. Эти сведения подтверждают приведенное заключение о водности весны.

1576 г. Очень многоснежная зима в Прибалтике.

1578 г. Весной были затоплены пригороды Риги, но одновременно указывается на заторы льда, которые могли влиять на повышение уровней. Суровая зима отмечена на юге Балтийского моря.

1579 г. О дождях в Приднепровье имеются такие сведения: «Того же года шел дождь все лето безпрестанно». Конечно, «безпрестанно» следует понимать как очень часто. Очевидно, дожди покрывали большую территорию, ибо в бассейне Даугавы «летом стояла такая небывалая и неслыханная дождливая погода, что в течение пяти недель не было трех дней без дождя». Лето было очень многоводное.

1580 г. Во всей Европе весьма суровая зима, а год — дождливый.

1582 г. Очень дождливая осень на территории Прибалтики.

В этом году на р. Молдове (Чехия) зафиксирован чрезвычайно высокий подъем уровней (525 см).

1583 г. Весна, вероятно, не была маловодной, так как «зиме з морозов и метелицы по дорогам (вблизи Могилева) многое множество людей померло». Высокое половодье отмечено в бассейне Даугавы.

В бассейне Днепра (район Могилева) и в Литве отмечено весьма засушливое лето, когда «великий жар был: жито яри, трава, также ярины огородные все погорело у Литве, а звлащи (особенно) около Менска, около Вилни».

В Запорожских степях летом свирепствовала саранча. Отряд польского войска под командованием Самуила Зборовского, шедший «для соединения с запорожскими казаками, ниже острова Хортицы на Днепре встретил тучу саранчи, от которой пало у него до трехсот лошадей и много попухло народа». Появление саранчи в больших количествах обычно отмечалось в годы с засушливым летом.

1584 г. Зима была суровая.

1585 г. Не четкие указания дают такие сведения: «Великая (суровая) зима и весна сухая, лето не рожайное». Ориентировочно весну и лето можно считать маловодными.

1586 г. В бассейне Припяти зима 1585-86 г. «была барзо (очень) теплая; быдло (скотина) на поли бывало и волы тучоно (откармливались)»; весна, очевидно, была маловодная. Весной в районе Могилева отмечен возврат холодов: на св. Юрия (начало мая) мороз, а снег уколена выпал». Очень теплая зима в Европе.

1587 г. Для района Могилева имеется такая характеристика года: «Зима была велми (очень) снежная, морозы сильные, метелицы великие также и весна велми неуставична (непомерная) была; редкий день минул без снегу, аж до св. Юрия (23 апреля ст. ст.)». В конце «были великие дожди кгвалтовные (разрушительные), домы подрывали, верхи позносили… по полям у пастухов статки (скотину) градом побило, а в лесе деревем».

Весна, вероятно, была многоводная; начало лета — дождливое.

1588 г. В окрестностях Могилева «того же року месяца генваря 18 — дожды великие были, аж снег согнало, праве было яко на весне: пастухи на бор (в лес) с статками (со скотиной) погналися на паству». При таких условиях весна не была многоводной, хотя с половины февраля «знову (настала) зима лютая». Летом «дожду не было, а в осень снегу не было, только ветры а дожды. У восень (в половине октября) велми поводок великий был, аж по лугам пошла (вода), праве Ако на весне велика была, а до Рождества (25 декабря ст. ст.) у Днепра вода прибывала, из берегов выливалася». «Того ж року у месте Виленском там у тых краях также у Киеве и на многих странах великий мор был». Следовательно, лето было маловодное, а осень — весьма многоводная.

1589 г. Весна была недружная, отмечен возврат холодов, 20 мая «пала снегу туча велика и мраз зело велик». Вероятно, весна не была многоводной. На Даугаве отмечено значительное половодье, во время которого было затоплено предместье Риги.

1590 г. В окрестностях Могилева «зима морозы сильные великие; было так иж ляда (что даже корни) у восень палили».

Имеются сведения о суровой зиме и значительном половодье в бассейне Северной Двины и на Даугаве (в Риге были разрушены дома с людьми и животными). Вероятно, в бассейне Днепра весна также не была маловодной.

Лето было засушливое — «в лете сухость» и «опять наступил голод».

1591 г. Сильный голод в этом году был на Руси и, в частности, на Подолии. Прямых сведений о причине неурожая не установлено, но, учитывая косвенные показатели — развитие водного строительства в Москве, а также сильную засуху в Англии, можно предположить, что неурожай был следствием засухи, т. е. лето можно считать засушливым.

1592 г. Лето в районе Могилева не было засушливым, маловодным, о чем свидетельствует указание: «Тот рок был урожайный, жита, овса, гречихи». Там же описан страшный ураган 11 июня (ст. ст.): «Почавшы от западных краев замков украинных Чернигов, Гомель, Любечь, Белая Церков, Переяславль, Стрешин, Речица, Рогачев, Крычов и иных многих мест и замков в тых всих по селах и местах и местечках немало збожя (хлебов) попсовала (испортила) град и буря великая; а на бору на лесе и по лугом со пчолами дерева бортное на воде угляды (видели) зголо, штось троха зостала, буря великая поламала… дороги каждый от села волостью (обществом) прочищали».

Осень была теплая, умеренно влажная, в половине октября «на дереве лист не опал, и был зелен у восень так, як на весне, а на других на деревах так и зымовал».

1593 г. Для Украины приводятся такие сведения: «Року 1592 яко з осени, так и от нового лета не докучали зимна (морозы) и снегов не было, и была то зима праве безснежяа; колами (на колесах) все ездили. Позже в январе — феврале «була сувора зима, земля промерзла на пiвметра, дороги замело снiгом… конi грудьми врiзувались у високi кучугури снiгу…» Это было во время похода польских войск в районе Острополя (правобережье Припяти). Вероятно, наступившая весна не была маловодной.

1594 г. В дневнике Лясоты указано, что 6 мая (ст. ст.) он вынужден был ехать из Триполья «в Киев на колесах, но по причине сильного разлива мы не могли проехать ближайшею дорогою и потому возвратились опять в Обухов (в 15 км от Триполья) затем, минуя Васильков, проехали в Киев. Кратчайший путь из Триполья в Киев еще со времен Киевской Руси частично проходил по пойме Днепра и пересекал устье р. Стугны (приток Днепра); р. Стугна весной бывает в подпоре от Днепра и через нее нелегко переезжать даже при обычном разливе Днепра. Оценка Лясотой разлива Днепра как значительного, а также указания о том, что зима была многоснежной позволяют весну считать многоводной.

При спаде весеннего половодья выпал большой снег: «мая 8 (ст. ст.), в пяток припала хмара сродзе зимна (как зимой), спустила снег великий и лежал три дни, померзло от тoi хмары и зимна (холода) и ветру гвалтовного сила, людей… птатства по гнездах самем видел барзо веле (очень много) поздыханых».

Кроме того, Лясота описывает значительный разлив в бассейне Роси: 14 июля «через р. Раставицу… по причине половодья мы прошли вплавь»; 16 июля «через Орехотицу (очевидно, р. Орехова), которая в то время сильно разлилась, так что мы принуждены были итти вброд».

Известно также, что в районе Могилева «рок велми был мочлив (дождливый), бурлив (ветреный), студен (холодный), на збожье (хлеба) мерный был урожай. Следовательно, лето было многоводное.

Для Европы Мюллер приводит такие сведения: зима суровая и многоснежная; весной было большое половодье.

1595 г. В районе Могилева отмечены бесснежная и теплая зима, а весна, лето и осень с неустойчивой погодой: «Тогды было зиме ни зима, ни лето, ни осень, ни весна аж до месяца мая до св. — Афанасия (9 мая) снегу не было». Следовательно, весна была маловодная.

1596 г. В районе Могилева зима 1596-97 г. была суровая, многоснежная; весна, вероятно, не была маловодной.

1597 г. Суровая и многоснежная зима отмечена в районе Могилева. Весна на Днепре была многоводная: «Рок велми был недобрый — зима была люта, снежна, на санех ездили по святе Велебном недели две (до конца апреля). Почали орать пашню по святе на пятой недели (середина мая) и то было велми грязно; также и вода велми велика была, шкоду (убыток) великую низким местом и двором, прудом почятла(вызвала), плоты, также иструбов (деревянных строений) много также порозносила… Ярицу, овес того року починали сеяти на девятой недели (конец мая);… Того ж року умолот (урожай) был средний — ни лих, ни добр».

Лето, вероятно, не было засушливым.

В этом году отмечен катастрофический разлив Даугавы, при котором снесено семь мостов в районе Риги и часть стены крепости, разрушено много строений, гибли животные, люди.

Суровая зима отмечена в Германии.

1598 г. В районе Могилева «зима была мала снежная, а предсе рано стала, запором (быстро) зышла». После такой зимы весна, вероятно, была маловодная.

Известно также, что год «был велме меженский («засушливый) албо (или) голодный», т. е. лето было маловодное.

Наибольшее за историческое время половодье на р. Тибре.

1599 г. «На весне великая вода была у Смоленску, у замку швырень (углубление) зрыла ставов, прудов много попсовало». Лето было нормальной увлажненности, так как «рок был велми урожайный, добрый, здоровый, погодный, на всем добрый».

1600 г. «Того року была зима люта (суровая) и снежная», а весна была поздняя: «почали орати. (вспахивать) по Святе (после пасхи) на четвертой неделе (в начале мая)». Весна, вероятно, не была маловодной.

Суровая зима в Европе.

1601 г. В этом году были чрезвычайно многоводные лето и осень. «Бысть же глад велiй во дни Бориса царя; прежде убо быша дождеве велицыи, во все лето, и от многого дождя всякому сеемому хлебу зеленеющеся без зрелости, яко трава, в день же Успенiя (15 августа ст. ст.) еще всякому хлебу зелену бывшу».

По свидетельству другой летописи, непрерывные дожди продолжались три месяца.

М. Н. Тихомиров указывает, что «осень была мокрая, два месяца дождь непрестанно ишол». Аналогичные сведения имеются во многих других источниках. Поэтому лето и осень 1601 г. следует оценить выдающимися по водности.

Необычным было начало зимы 1601-02 г: «Месяца октября 4 дня снег великий выпал… все снегом напало. Месяца октября 10 дня, целую неделю снег сильный и кгвалтовный ишол, выпадал до полголени (20—25 см); также и буря сильная была… тогда вси овощи и копы жатые снегом позаметала метелица, иж было жалосно и страшно гледети. И так лежал тот снег 2 недели; якож з великих морозов река Днепр был замерз, и ездили по нем яко серед зимы. А потом снег ростал и река Днепр расплынулася (вскрылась). А непогода была от Менека к Витебску, др Орши, до Рогачова, Могилева, Любошаны… в Киеве аж на Волын». Позже установилась зима, которая была «злая (суровая), снеги великие и сильные были морозы. Многим людей поморозило кому ноги, кому пальцы, другому вид, уши, нос, а другие з морозу померли».

1602 г. Из описания за 1601 г. видно, что зима вначале была суровая и многоснежная. Весна 1602 г. началась поздно, только в начале мая отмечено оживление озимой ржи: «До св. Юрiя (23 апреля ст. ст.) ледво штос жито посевное почало з земли являтися». Но весна, вероятно, была не особенно дружная: отмечен возврат холодов, в мае «страшный был мороз, все поморозил». Поэтому весна, вероятно, не была многоводной.

Лето можно считать многоводным: «весь этот год (1601) и еще до 27 июля (ст. ст.) следующего года (1602) солнце и луна от мглы представлялись блеклыми, без блеска». Имеются также сведения о том, что «жито велми уродилося… Осень была погодлива». В конце октября у Смоленска «пошел такой дождь и вместе с ним снег, как редко бывает».

Осень также не была засушливой.

1603 г. «Весна велми была студена, морозлива аж до недели Фомины (конец апреля)», т. е. она была поздняя. На Западной Двине «было большое наводнение в Витебске». Можно полагать, что на Днепре весна не была маловодной.

О летнем сезоне для района Могилева имеются такие сведения: «Тот рок 1603 велми был сухой, жаркий, як был дожд о Дусе Святом (начало июня), потом о десятой пятницы (начало июля), а потом на св. Илию (20 июля ст. ст.)»; следовательно, лето было маловодное.

1604 г. Для района Могилева имеется такое описание зимы 1603-04 г.: «Того року (1603) напал снег 5 ноября и оттоле стала зима. А потом мороз, снег, метелица великая была от Юрия святого (26 ноября ст. ст.) аж до Крещенья (6 января); по Крещению колко (несколько) недель великая неуставичность; так было: та снег, дожд, буря, метелица, морозы, гололедица, ковзота, студень… потом недели третей в пост великий (конец февраля) был дожд сильный, аж снег согнало и весна стала… На пятой недели великого посту (половина марта) снеги, дожды великие были, аж Днепр ростекся, а снег согнало. Предсе (потом) весна непогодная была». Можно допускать, что весна не была многоводной.

Летом «также за великими дождами около великих рек трав ни трохи сена некосили. Вода весиняя стояла по св. Петре (29 июня ст. ст.) тыждень; а коли почала вода вешняя спадывать, якобы три дни было. Потом болшая вода дождевая нашла… а устояла вода мал не до Илии святого (20 июля ст. ст.)». Лето можно считать многоводным.

Не вполне надежные сведения имеются для района Москвы: «Так поведали, яко бы серед лета на Москве снег великий и мороз был, колко недель на санех в лете ездили». В достоверности сведений о езде на санях сомневается сам автор, но значительное похолодание, вероятно, было..

1605 г. Зима 1604-05-г. «была велми суха… снег мал был». Около Могилева весна была добра, снег заразом (быстро) согнало». Следует полагать, что весна была маловодная.

Лето также было маловодное: «сухость была, велми зашкодила (значительные убытки принесла), дожду мало бывало».

1606 г. Год был многоводный, но сравнительно с другими многоводными «рок был здоров, на всем добрый, нижли рок мокрый». В подобные годы «поводки были частые: сенов мало было статку (было мало сена для скотины)». Этот же год (1606) «велми дивный был, а то в том, иж вода все лета так была велика (в Днепре у Могилева), яко праве весне, не только летом, но и о запустах Филиповых (конец ноября): раз упадет, потом прибудет, из берегов выливалося».

Можно допустить, что весна была средней по водности, а лето и осень — весьма многоводные.

1607 г. О половодье на Москве-реке в записках Жолкевского имеются такие сведения: «… неслыханное наводнение… реки, протекающие через город (Москву), выступили из берегов, и вода была столь велика, что около 1000 домов отчасти и было подмыто, отчасти разрушено совершенно». Это, без сомнения, выдающееся половодье; допускаем, что на Днепре весна также была многоводная.

Сведения: «Рок был здоров, также врожай збожу (хлебами) середний был», — позволяют водность лета оценить близкой к средней.

В описании сражения с войсками Самозванца у Брянска имеются указания о том, что в декабре в Десне была «вода велика». Следовательно, и осень можно считать многоводной.

1608 г. Развитию военных действий Шуйского, происходивших в бассейнах Десны и Оки, мешали глубокие снега. О больших снегах и суровой зиме на территории Руси дают сведения и другие источники. Можно предполагать, что весна была многоводная.

В Германии эту зиму назвали «большой»; весной было большое половодье.

Лето и осень в районе Могилева также отмечены многоводными: «Лето было мокрое, поводи были частые, мало хто при реках великих сена косил, бо и до восени поводки великие были».

1609 г. В Дании, Германии, Франции была весьма мягкая зима; лето жаркое, засушливое.

1610 г. Длительная (с декабря по апрель) и суровая зима отмечена в Англии; лето засушливое в Европе, в Крыму.

1611 г. Зима, по-видимому, была суровая, так как в Чернигове в конце зимы «рыбу на р. Белоусе ловили, бо придуха была». В районе Киева весной «воды Днепра размыли озеро Неводичи (вблизи Наводницкого моста) и днепровское течение направилось через размытое озеро». В конце марта в районе Москвы были глубокие снега. Эти факты указывают, что весна не была маловодной.

1612 г. В бассейне Даугавы отмечена суровая зима; весна началась в конце марта и была дружная; у Витебска «сильное поднятие воды».

Можно предполагать, что весна не была маловодной.

1613 г. Зима была очень теплая и малоснежная. После такой зимы весна должна быть маловодной.

1615 г. В бассейне Даугавы отмечена суровая зима, весна началась в конце марта и была дружная; на Даугаве выдающееся половодье, а лето многоводное.

Сведение о том, что в начале лета «саранча была всюды великая: в Польши, в Литви, на Украине» — позволяет считать лето немноговодным, так как в большом количестве саранча при этом не могла вывестись.

Во всей Европе засушливый год.

1616 г. На основании сведений Остпожской летописи о том, что на Украине «суша была велика», лето можно считать маловодным.

Опустошающая зима была во Франции; в Европе год был засушливый.

1617 г. В Прибалтике теплая зима и ранняя весна: в январе зацвели вишни. Даугава только в феврале на короткое время покрылась льдом; санный путь продолжался 10 дней. Вероятно, весна была маловодная.

1618 г. Большое половодье отмечено на Даугаве.

1619 г. Жители Подола (в Киеве) просили разрешения о переселении их на гору, так как на Подоле им угрожало половодье. Известно также, что на территории Украины в мае было сильное похолодание и выпал значительной глубины снег: «Того ж року снег на Вознесеше Господне (10 мая) выпал з морозом, же в полю, от великости снегу и земна (холода) великого, овечки померзли». Конечно, этот снег не мог существенно повлиять на характер весеннего половодья, но весна, вероятно, не была маловодной.

1620 г. Для района Острога (бассейн р. Горыни) имеется такое описание зимы: «Зима была лихая, по Рожестве Христове (25 декабря ст. ст.) пустила была зима (наступила оттепель), на завтрее Богоявления (6 января ст. ст.) вода была великая, гребле (плотины) порвало, млыны позносило, и вси мясницы тыи тепло было… Аже на масници (конец февраля) приморозки, а запустивши на великий пост (начало марта) снег выпал так великий, же нихто не мочь с хором, сиречь з дому выйти не прокопавши лопатою окна и двери завияло и мороз лютый бул… И так было увесь пост, а на воскресение Христово (29 апреля) болото великое было».

В этом году было большое половодье на Волге; в Балахне разрушено 77 дворов. Следовательно, весна не была маловодной.

1621 г. Приводятся сведения о суровой зиме в Европе: замерзали Босфор, Зюдерзее, лагуны в Венеции и др. Значительное половодье в Прибалтике.

1622 г. В «Люстрацiи Киевского воеводства» сказано, что для сбора различных сведений в Переяслав вызывалось население со всего староства; но этой весной население не смогло прибыть в Переяслав «из-за сильного разлива Днепра и других рек», т. е. весна была многоводная.

1624 г. Продолжительная и суровая зима в Дании, Англии, Германии, в бассейне Дуная. В Италии глубокий снег.

1625 г. Имеется четкая характеристика весны: «Того же году, по весне, вода бысть велика в мори и в озерах и в реках, на всем свете, а стояла не убываючи с Благовещеньева дни (25 марта ст. ст.) до Николина дни (9 мая ст. ст.)». Здесь слово «море» следует понимать не в современном толковании; в давние времена оно означало большое озеро. Конечно, автор наивно продолжительное (полтора месяца) половодье распространяет на весь мир, но, вероятно, эта весна была многоводная на большой территории.

В Прибалтике выдающееся половодье.

1626 г. Летопись указывает, что зима была многоснежная: «Весне на святой недели (начало апреля) было снегу многое множество пред прежними леты». После такой зимы весна не была маловодной.

1627 г. Имеются сведения о суровой зиме в Дании.

1628 г. В Дании, на юге Балтийского моря отмечена мягкая зима; лето холодное, дождливое.

1629 г. В районе Москвы летом «быша же тогда необычные дожди с страшным громом… и вихри быша велiа». Очевидно, это были ливни, часто повторявшиеся на протяжении лета, т. е. оно не было маловодным.

1630 г. Обильные и частые дожди летом погубили урожай в Германии.

1633 г. «Того же року (1632) зимою, по Рождествии Христовом, гром великий гримел и перуни (молнии) были». Можно полагать, что зима была неустойчивая, а весна — немноговодная.

Теплая зима в Германии.

1634 г. По свидетельству Олеария, зима была суровая и малоснежная: «Столь холодная зима, что перед Кремлем (в Москве) почва из-за холода потрескалась на 20 саж. в длину и четверть локтя (15 см) в ширину».

Суровая зима отмечена в Европе.

1635 г. В Европе была «крайне суровая зима» и необычайно сухое лето.

1636 г. В Прибалтике суровая зима, замерзало Балтийское море. Известно также, что в этом году был очень высокий уровень Каспийского моря. На р. Роне отмечено большое половодье; сорокадневные непрерывные дожди — летом в Западной Европе.

В России и на Украине был большой голод, причина которога точно не установлена, но, вероятно, главную роль при этом сыграли дожди.

1637 г. Лето можно считать маловодным на основании сведений Самовидца: «…той весни три месяца не было дожду», Вследствие засухи на Украине был «неурожай барзо великий». Сильный неурожай был в Галиции.

В Европе суровая зима.

1638 г. В описании военных действий на Полтавщине (в бассейне р. Ворсклы) сказано, что «без войны ляхи от морозов гинули мнопе», т. е. зима была суровая.

«Весна была очень сухая, не было дождя, ничто не (родило… из-за засухи… Только после Петра (половина июля) дождь пошел». На основании приведенных сведений весну и лето можна считать маловодными.

Засушливое лето было в Германии.

1639 г. Все лето на Украине держалась (в том числе и в Волынской области) сильная засуха, т. е. лето и осень были маловодными.

1640 г. В июне литовское войско на 100 судах переправлялось через днепровские пороги. Эти косвенные указания не четко определяют характер весеннего половодья, но при низком половодье переправа не могла бы осуществиться.

1641 г. В бассейне р. Оки отмечено значительное весеннее половодье; подъем уровней у с. Дедново лишь на 9 см был ниже уровня 1908 г., который за период 1881—1950 гг. был наивысшим. Есть основание полагать, что весна не была маловодной. В летописи Самовидца отмечен большой урожай озимых и яровых хлебов на Украине, чего не могло быть в засушливое лето.

1642 г. Суровая зима в Европе.

1643 г. В польских хрониках. отмечается многоснежная зима.

продолжавшаяся с ноября до начала апреля, и сравнительно поздняя весна. Суровая зима была в Западной Европе; на р. Везере большое половодье. В Прибалтике было засушливое лето.

1644 г. Польский путешественник Освецим свидетельствует, что в районе Черкасс с конца января начались лютые морозы, от которых погибло много людей и лошадей. В феврале морозы затрудняли продвижение войск в районе Винницы. Большое половодье было на р. Майне (притоке Рейна).

Можно полагать, что весна не была маловодной.

В половине октября выпал глубокий снег, «же и домы по местах и селах в лесе дерева поломал».

1645 г. На Украине страшное опустошение принесла саранча. Вероятно, весна и лето были засушливые.

1646 г. Очень суровая зима; в польской армии, дислоцированной на Полтавщине в бассейне р. Мерло (приток Ворсклы), за время похода от холода погибло свыше 2000 человек и более 1000 лошадей. Боплан, строивший на Украине крепости, характеризует эту зиму «морозно-снеговой». Значительное половодье было на р. Даугаве. После такой зимы весна была многоводная.

В окрестностях Новгорода-Северского (на р. Десне) «саранча покрыла землю на 4 дюйма (10 см) и наполнила дома, конюшни и погреба».

1647 г. Зима 1646-47 г. была повсеместно (по всей Европе) весьма суровая. В бассейне Припяти (Луцкий уезд) отмечен неурожай озимых и яровых хлебов. Неурожай, вероятно, был следствием обильных дождей. На это указывают сведения об очень дождливом лете и такой же осени в бассейнах Немана и Даугавы. Имеются указания о большом половодье на реках Висле, Дунае, Тибре, По.

1648 г. Зима была устойчивая, с оттепелями; в конце февраля—начале марта (в районе Черкасс и Корсуня) польским войскам было трудно передвигаться. Весна была ранняя и, очевидно, маловодная. Весной и в начале лета «три месяцы на Украине дожду не было». Имеются указания о большом зное в мае, а также о нашествии саранчи на Украине, которая причинила большой вред. Следовательно, лето можно считать маловодным.

1649 г. В Прибалтике была суровая зима; весна началась в половине апреля и была дружная. На Даугаве отмечено катастрофическое весеннее половодье, вызвавшее большие разрушения и человеческие жертвы. О половодье на Волге в начале августа Олеарий записал: «… вода, которая до сих пор была высока, начала быстрее спадать». Отмечено также большое половодье на реках Европы. Можно допустить, что в бассейне Днепра весна не была маловодной.

На Украине был урожайный год. Следовательно, лето не было засушливым.

1650 г. В районе Винницы (бассейн Южного Буга) в марте были столь большие снега, что препятствовали передвижению. Следовательно, весна не была маловодной. В этом году на большой территории (Киевская, Львовская, Волынская, Подольская земли) был голод; предполагается, что причиной голода был недород вследствие частых дождей.

1651 г. Весна наступила в середине марта и была дружная. На Волыни, в Галиции «того ж року люди погибали от гладу». Неурожай вызвали частые дожди, о которых в летописи Грабянки сказано: «Быша крепкiе дожди на Украине (в районе Белой Церкви) и от таковых безгодiй начать войско Польское ослабевати». Следовательно, лето можно считать многоводным.

1652 г. Голод (и мор) отмечен на Украине, в Литве и Польше. Голод, вероятно, был следствием неурожая в предшествующем году и невысокого урожая в 1652 г. Зима настала (в Полесье) в ноябре, но, вероятно, не была суровой, так как в феврале-марте произошло массовое переселение жителей из верховьев р. Случи (приток р. Припяти), а также из многих городов в бассейне Десны, на территорию Русской державы. В суровую зиму переселение было бы затруднено.

1653 г. Зима 1652—53 г. началась в ноябре, но была неустойчивая, с оттепелями; «зима… своими мокротами всегдашними слiотами и приморозками». После такой зимы весна не была многоводной. В Западной Европе год был засушливым.

1654 г. Зиму 1653-54 г. для района Смоленска В. Берх характеризует так: «Стужи сего года были также очень замечательны».

Более четкие сведения приводит Белозерский, описывая эпизоды освободительной борьбы на Украине под руководством Богдана Хмельницкого: «… а морозы велми великие… обоз свой Хмельницкий оточивши гарматами, бо вже не могл бы трвати голоду и зимна (холода)». По сведениям Грабянки, во время битвы Хмельницкого с поляками (февраль) в бассейне Припяти был «презельнiй (чрезвычайный) мраз и снег». После суровой и снежной зимы весна не могла быть маловодной.

1655 г. В нескольких источниках упоминается о весьма высоком весеннем половодье в этом году. «Река Москва в эту ночь значительно прибыла… потопила и разрушила множество домов с немалым числом людей».

По сведениям летописи Величка, на Украине зима была очень суровая.

Суровая и многоснежная зима и большие весенние половодья отмечены в Германии, Швеции, Норвегии.

Интересные сведения о половодье на Днепре имеются в письме царя Алексея Михайловича, которое он писал из Смоленска своим сестрам: «На Днепре мост 7 сажен (около 15 м) вверх над водой; и на Фоминой неделе (в конце апреля) прибыло столько, что с мосту черпают воду; я чаю (ожидаю) и поймет мост, по нынешний день прибывает и в ширину непомерно разлился, чаю на версту, и таборы мои, которые внизу были, все поняло (покрыло) и горы много захватило. А смоленские сидельцы говорят, что с 30 лет такой большой воды не запомнят (вероятно, имеется в виду 1618 г.)».

Указания царя Алексея Михайловича о затоплении моста, который возвышался над водой на 15 м, использованы нами для восстановления максимального уровня Днепра у Смоленска. По данным многолетних наблюдений, колебания уровня Днепра у Смоленска происходили в амплитуде около 12 м. Иначе говоря, уровень в 1655 г. значительно превышал максимум, зарегистрированный в 1908 г. и достигал 1250 см, а соответствующий ему расход воды — 2100 м3/сек.

1656 г. В районе Москвы на р. Пахре весенним половодьем разрушена водяная мельница. Весна не была маловодной.

Плавание через днепровские пороги являлось важным хозяйственным мероприятием со времен Киевской Руси и особенно актуальным стало во времена Богдана Хмельницкого. По распоряжению Запорожского Коша (штаба, управления) в 1656 г. была организована казацкая гребная флотилия, из состава которой выделялись лоцманы для проводки судов и плотов через пороги. Для регулирования движения через пороги в том же году составлена специальная инструкция, регламентировавшая погружение плотов и судов при движении через пороги в зависимости от глубины, фиксируемой на скале Каменоватого острова, расположенного перед порогами. Таким образом был заложен первый водомерный пост, ставший уникальным в нашей стране по длительности и качеству наблюдений. В рекомендациях инструкции был учтен предыдущий многовековой опыт переправы через пороги и особенно опыт запорожцев. Инструкция применялась, вероятно, более ста лет.

На Украине это был первый рукописный труд по использованию водных ресурсов Днепра. К сожалению, этот документ в начале XVIII в. был уничтожен пьяным писарем лоцманской конторы, но упоминание о нем имеется во многих литературных источниках.

1657 г. Записи о разрушении весенней водой водяной мельницы на р. Пахре не четко ориентируют о водности весны, но приближенно можно считать, что весна не была маловодной.

Засушливое лето в Германии.

1658 г. По сведениям Верха, «стужи были… очень замечательны», а весна поздняя. Зимой у Смоленска собралось огромное количество волков (около 4000), что указывает на суровость зимы и большие снега.

Рейн, Эльба и многие другие реки в умеренной климатической зоне долгое время были покрыты льдом… На Сене и Рейне в этом году отмечено катастрофическое весеннее половодье.

1659 г. В Прибалтике зима была теплая, бесснежная, а весна дружная. Весна не была многоводной. В южной и средней полосе Европейской России засушливый год.

1660 г. На Москве-реке уровни воды весной изменялись очень интенсивно — 31 марта воды прибыло на 93 см. Такой подъем уровней не мог произойти в маловодную весну.

В этом году засуха вызвала недород на значительной территории России и, в частности, на Украине. Следовательно, лето можно считать маловодным.

1661 г. На Украине был хороший урожай и прекрасная погода — «благорастворение воздуха… к удовольствию человеческому». Вероятно, лето не было маловодным. На это указывают сведения о трагической переправе войск Юрия Хмельницкой «на конех через Днепр вплав проти Канева», когда погибло свыше 2000 человек; очевидно, при мелководье такой потери не было бы.

1662 г. В Прибалтике была неустойчивая, с оттепелями, зима. Крайне мягкая зима отмечена в Германии. Весна недружная, с возвратом холодов; около Львова в мае «мороз был великий, жито попсовал и снег был великий». По-видимому, весна не была многоводной.

Лето тоже было маловодное, в конце июля «воде зело (очень) малой в Днепре тогда бывшей», что также подтверждает вывод относительно водности весны.

1663 г. Для приближенной оценки водности лета использованы указания о сильном неурожае на территории от р. Вислы до р. Случи (приток Припяти). Неурожай, вероятно, вызван частыми летними дождями, так как известно, что восточнее р. Случи урожай был обильный (т. е. нормальное увлажнение). Очевидно, лето не было маловодным.

1664 г. В районе Могилева на Днепре в течение года «сильные бури и град необыкновенной величины, необычайные морозы и жестокие пожары». Сильные морозы повлияли на боеспособность польских войск, которые должны были поспешно удалиться на свою территорию.

1665 г. В январе войска гетмана Брюховецкого переправлялись по льду через Днепр в районе Канева, что свидетельствует о значительных морозах. По сведениям Курземских хроник, на Даугаве весной был сильный ледоход.

Суровая зима в Дании, Бельгии, Польше.

1666 г. На территории Прибалтики суровая зима; весной на Даугаве высокое половодье.

В Польских хрониках приведены сведения о морозах в начале августа; устойчивая зима началась с октября.

В конце мая в бассейне Десны (около Батурина) отмечены отложения продуктов ветровой эрозии, вероятно принесенных черными бурями из более южных районов. Как правило, черные бури наблюдаются в засушливые периоды, поэтому весну можно считать засушливой.

В Европе «сильнейшая засуха». Устойчивая зима наступила в начале ноября.

1667 г. По данным Польской хроники, в феврале в бассейне р. Стыри (приток Припяти) стояли очень сильные морозы. Суровая зима в Европе.

1668 г. Весна наступила рано (в феврале), но была затяжная; до самого июня каждую ночь были морозы. В конце марта (25) «снег изобильный выпал, и через 4 недели лежал… и так было холодно же птахи и скоты мерзли». С июня до сентября ежедневно шли дожди, т. е. лето было многоводное.

Зима началась рано; в районе Пскова и начале ноября открылся санный путь. Сильные морозы начались 10 декабря.

1669 г. Зимой турки взяли в плен на Украине более 8000 человек, которые погибли от сильных морозов. Суровая зима была в Европе, замерзал Босфор. В районе Москвы «…жестокие проливные дожди» вызвали повсеместно паводки, «снесли все мосты и испортили поля, ибо по оным ездили в лодках и челноках».

Лето было многоводное.

1670 г. Суровая зима во всей Европе.

1671 г. В Дании теплая зима.

1672 г. Лето и осень в Латвии были дождливые. Во Франции суровая зима.

1673 г. Весной отмечен возврат холодов: «23 апреля в Нижнем Новгороде на небе появилась черная туча, большой град в иных местах падал с неба, и снег большой падал на землю, и было так 4 дня».

Обильные дожди в Германии, вызвавшие разливы рек в июне и июле.

1674 г. На Украине суровая зима.

Лето засушливое в Прибалтике, на Украине и в других районах. «В Львове и всюди голод был великий и люди с голоду пухнули и умирали». Голод был в бассейне Северского Донца. Лето было маловодное.

1675 г. «Зима тогдашняя (1674-75 г.) через майстерство крепких морозов своих Днепровие глубини и иние речки полевие твердыми замуровала ледами и достатними приодела снегами»; приводятся также сведения, что в районе. Запорожской Сечи в эту зиму «крепко умерзла земля», «усе вимерло, пiд снiговым саваном. После такой зимы весна не была маловодной.

1676 г. «В 1676 г. была великая снегами и морозами зима; снега и морозы продолжались до св. Георгия (начало мая)». О начале зимы имеются указания секретаря Римского посольства Лисека, который в декабре 1675 г. путешествовал в Россию и отметил «жестокость климата холодной Московии… от холода хлеб и пиво так замерзли, что их невозможно было употреблять». Во время путешествия выпало много снега.

После такой зимы весна была многоводная.

1677 г. В этом году на Украину вторглась 100-тысячная турецко-татарская армия, которая должна была захватить Чигирин и Киев, а потом и всю Украину. Для защиты Украины от турецкого нашествия туда были направлены войска. Чигирин и Киев были местами сосредоточения этих войск и казацких полков, которые должны были остановить у Чигирина турецкую армию.

В документах Разрядного приказа имеется запись думного дьяка от 21 апреля 1677 г. о выдаче «служилым людям», отправляемым в Чигирин и Киев, денежного жалованья, так как из-за большого разлива Днепра продовольствие «везти некоторыми мерами не мочно». Только стихийное явление, как, например, большое половодье, могло вызвать прекращение доставки продовольствия в такое время.

По летописи Самовидца, «зима барзо (очень) великая была без ветру, и тривала (продолжалась) снегами и морозами великими близко до Святого Георгия (23 апреля ст. ст.)».

Многоснежная зима отмечена в Прибалтике. В Европе были жестокие морозы, выпало много снега, весна была поздняя.

1678 г. Весьма суровая и многоснежная зима, вызвавшая гибель татарских войск, вторгшихся на Украину. «Тогдаж за великими снегами татар и коней их пропало понеже зрадыла (изменила) их фортуна; перво снеги талые были после всеедной (конец февраля) превелики онеги выпали». Следовательно, весна не была маловодной.

В этом году был необычный разлив Волги, вызвавший большие разрушения в Балахне.

1679 г. В конце 1678 г. «барзо (очень) снеги великие выпали, же неможна было конем куди хотети ехати». Из-за великих снегов татары прекратили свой поход на Украину. О больших снегах упоминается в летописи Грабянки.

Весна не была маловодной.

1680 г. Зима теплая и бесснежная. После такой зимы весна была маловодная. По указаниям Самовидца, были «суша и гарачость солнца великая… от которой повысыхали воды и травы … як лето, так и осень суха была, же болота повигоревали».

Аналогичные сведения о засушливости лета и осени, о пожарах во многих местах на Украине приведены в работе.

Лето и осень были маловодные.

1681 г. В этом году была ранняя весна, 25 марта «гром был… з страшною велми блискавицею».

1682 г. В Прибалтике весьма дождливое лето. Многоводное лето отмечено в Германии. Мягкая и влажная зима в Европе.

1683 г. Теплая и влажная осень; в октябре в бассейне Сана (приток Вислы) овощи и кустарники «зазеленiли як серед лiта».

1684 г. Сведения о весеннем половодье на Днепре имеются в дневнике Гордона: «Март 21. Приехал в Батурин, измученный безпрерывными наводнениями в дороге. Март 23. Выехал я с большим затруднением: дорога всю ночь пролегала через глубокие рытвины, наполненные водою… Апрель 13. Вода перед разсветом (на Днепре у Киева) так поднялась сильно, что снесла множество судов и разорвала пловучий мост. Апрель 18. Река (Днепр) поднялась высоко: все островки покрылись водою… Апр. 25. Вода начала убывать… Июня 29. Заметив, что река (Днепр) упала, мы навели мост. Июля 10. Как этот день, так и другие дни июня шли большие дожди».

Гордон приводит факты (все острова у Киева покрыты водой, заметный спад уровней отмечен только к концу июня), которые позволяют весну этого года считать очень многоводной, вероятно, близкой к 1931 г. Этот вывод подкрепляют такие сведения о Днепре в районе Могилева: «Весною в сем году необыкновенно велика была вода, многих понудила выбираться из домов, огороды затопила, заборы разметала и вообще много причинила вреда». (Последние сведения А. Трубницкий датирует 1685 г.) Сведения о больших дождях в июне (ом. выше) позволяют лето считать многоводным.

В Прибалтике суровая и очень многоснежная зима. Очень суровая зима в Европе.

1685 г. Сведения о характере весеннего половодья в районе Киева дает дневник Гордона: 2 апреля (ст. ст.) «река (Днепр) в некоторых местах вскрывалась»; 7 апреля «река очистилась от льда»; 9 апреля «все плоты для моста были готовы»; 11 апреля «они были сплочены и мост над Чертороем наведен»; 13 апреля «мост был готов, так что по нему могли ездить экипажи»; 18 мая «вода в Днепре начала спадать». Эти сведения дают основание для вывода, что половодье не было высоким.

Летом «саранча великая была».

По сведениям С. Величко, лето в этом году «было сухое велми».

1686 г. В хронике г. Могилева приведены такие сведения: «Появилось необыкновенное множество рысей, забегающих даже в самую середину Могилева, так что в самом городе их убито более десяти». Набег этих животных последовал, вероятно, по причине больших снегов и жестоких морозов, а затем «был в сем году весною и необыкновенно великий разлив вод».

В этом же году на Даугаве была «чрезвычайно велика вода и в Витебске причинила жителям много вреда: значительное число домов залито и снесено водой». Следовательно, весну следует считать многоводной.

По сведениям Д. И. Яворницкого, на Украине в этом году лето было дождливое, т. е. многоводное.

1687 г. В материалах о русско-турецкой войне имеется рапорт командира Неплюева, в котором он извещает о смене дислокации своей части вследствие того, что «в Днепре превеликие воды стоят». Вероятно, весна не была маловодной.

На Украине «лето тогдашное барзо (очень) было сухое и ветряное; для чого трави в стенах згола повисохали». В июне р. Кильчень (приток Самары) пересохла и для снабжения водой казацких войск, направлявшихся в Крым, пришлось в русле Кильченя рыть колодцы.

На Украине вследствие засухи были большие степные пожары, препятствовавшие передвижению войск В. Голицына, принимавших участие в походе на Крым.

Летом была засуха в Крыму. Лето было маловодное.

В районе Москвы прошли значительные осенние дожди, так что «внезапным повышением уровня воды в Москве-реке четыре раза сносились мосты».

1688 г. Во второй половине июня в бассейне Даугавы «была большая вода и почти все затопила». Год был урожайный.

1689 г. Весной отмечен возврат холодов, в половине мая на Украине выпал снег.

Неустойчивая зима с оттепелями в Западной Европе.

Лето не было засушливым.

1690 г. В летописи Величко сказано: «Того ж року лгго було на Украш дощисте», т. е. было многоводное. На большой территории был урожай.

В Прибалтике зима теплая, малоснежная, а лето и осень дождливые. Большой паводок на реках Сене, Рейне.

1691 г. Большое половодье отмечено на Неве. Суровая зима в Дании и Германии. Можно допустить, что весна не была маловодной.

Год урожайный, следовательно, лето было средним по водности.

1692 г. Год был весьма неурожайный вследствие засухи. В середине июня уровень Кубенского озера (верховье р. Сухоны) настолько снизился, что во многих местах появились мели, возникли препятствия для плавания. На основании этих сведений лето можно считать маловодным.

1693 г. В Прибалтике неустойчивая зима; лето и осень не были маловодными.

1694 г. Суровая и многоснежная зима отмечена в Прибалтике. Такая же зима была в Западной Европе. Лето и осень в Прибалтике были умеренно влажные.

1695 г. На территории Украины в этом году наблюдалась устойчивая и многоснежная зима, а весна была поздняя: «Зима великая лежала и снегу было много вел ми до св. Георгия (23 апреля ст. ст.)». Устойчивая и многоснежная зима отмечена в Прибалтике.

На Днепре у Могилева «весною в сем году необыкновенно велика была вода, многих понудила выбираться из домов, огороды затопила, заборы разметала, и вообще причинила много вреда». Переправа войск Шереметьева и полков Мазепы через днепровские пороги в конце июля также свидетельствует, что весна не была маловодной.

В отношении лета имеются такие сведения: «4 июля выпал в Могилеве большой снег, пролежавший несколько дней; в реке Березине й далее в Литву к Неману было хуже, ибо все лето было холодное… в литовских странах голод был столь велик, что много народу с женами и детьми разошлись в русский край». Лето можно считать многоводным.

1696 г. В письме к Петру I гетман Мазепа сообщал, что «сего лета река Днепр такая быти оказуется, что ныне даже раннею весною в ней очень мало воды, а погоды скуднейшие быть имеют… Доносят мне днепровские побережные люди, что как еще с зимы в Днепре оказалось мало воды, так и теперь час от часу все уменьшается».

Приведенное подтверждается следующими показателями характера зимы и весны: так, например, в районе Москвы в январе «было велми тепло, влажно так, как в великий пост, растаяло и лужи были, также и капели»; на Украине в январе и феврале «снегу не было… и птаство повылетало на ставы. Снег впав перший перед Благовещением (25 марта ст. ст.)», т. е. зима была малоснежная.

Малоснежная и теплая зима отмечена в бассейне Западной Двины: «С нового года не было санной дороги, Двина целый год не замерзала», а весна ранняя.

Сообщение Мазепы об уменьшении воды в Днепре после весны, а также сведения о лесных пожарах в летнее время позволяют предполагать, что лето было маловодное.

В Германии была мягкая зима, очень засушливое лето.

1697 г. Сведения о характере весеннего половодья имеются в ответе запорожского полковника Кармазина на специальный запрос. Кармазин 27 апреля доносил: «Вода ныне в порогах великая обретается и будет она прибывать, хотя помалу, до святого Николая (9 мая ст. ст.)». При составлении ответа Кармазин предварительно «совещался со своим товариством». Запорожское «товариство» на основании многолетнего плавания через днепровские пороги имело сведения о характере колебаний уровней воды в порогах, так как члены его определяли там условия плавания. Следует иметь в виду, что к тому времени «берегова сторожа» запорожских казаков имела уже 40-летний опыт переправы через пороги (см. выше).

Флотилия судов, построенных в Брянских и Трубчевских лесах, была переправлена (по рекам Десне и Днепру) на Нижний Днепр. В маловодный год эта переправа была бы неосуществима.

Можно добавить, что на юге Украины зима была суровая и «зело снежная». Следовательно, имеются основания весну считать многоводной.

В Центральной Европе была суровая зима и обильные дожди весной и летом.

1698 г. Сведения о характере зимы и весны дает секретарь австрийского посольства Корб. Проезжая через Вильнюс, Минск, Смоленск, он в марте встречал снежные заносы; снеговой покров, по словам Корба, достигал «почти невероятной глубины», так что пустые повозки «утонув в снегу, застревали там так глубоко, что вытащить их не могли ни лошади, ни силы человеческие». В сведениях Корба чувствуется преувеличение относительно характеристик снегового покрова, но зиму можно считать многоснежной.

Весна была поздняя, ледоход на Днепре у Смоленска зафиксирован в половине апреля. «Лето сухое, а затем был и великий неурожай».

Многоснежная зима и большое весеннее половодье отмечены в Германии.

1699 г. Зима 1698-99 г., вероятно, была обычной; Корб отмечает, что «свирепости неумеренного холода в наше время мы не испытали». Вследствие неурожая прошлого года в этом году вплоть до начала уборки хлебов продолжался голод на Украине, особенно в восточных районах, поэтому часть населения Слободской Украины «ушла в московские города».

Урожай этого года был хороший, и по этому случаю даже были сложены стихи. Лето можно считать средним по водности.

Засушливая осень отмечена в Европе.

1700 г. Имеются указания о высоком подъеме уровней весной у Камышина на Волге, который лишь на 50 см был ниже выдающегося максимума 1926 г.

На Даугаве осенью «вода была больше чем вдвое против весенней».

1701 г. В конце января в районе Киев—Нежин отмечено значительное потепление: «Земля вся растворилась, тяжко было лошадям».

Ранняя весна в бассейне Даугавы.

Весна, вероятно, не была многоводной.

1702 г. Весна поздняя, дружная. В районе Москвы «месяц апрель начался такой резкою теплотою, что лед и снег быстро исчезли. Река (Москва) от такой внезапной перемены поднялась так высоко, как не запомнят и старожилы… низменные места позади домов на далекое пространство были залиты водою, равно как и улицы затоплены».

В начале февраля в районе Пскова «реки и болота распустилися; только Волхов-река не прошла, но и та худа».

1703 г. Имеются сведения о значительном половодье в районе Москвы. Во время вскрытия реки наступила «быстрая оттепель, 14 апреля в реке Москве была такая сильная прибыль воды, какой и старики не помнили».

В районе Перемышля зима была бесснежная: «Не была на всю зиму аж впала в пяток на субботу Лазареву (6 апреля ст. ст.)».

В Германии этот год был наиболее жарким за последние 100 лет.

1704 г. Весна была недружная, отмечен возврат холодов; в конце мая мороз повредил озимые посевы в районе Брянска, Москвы, Севска и в заокских городах. Близкой к средней была весна в Прибалтике. Следовательно, весна не была многоводной.

Сведения о том, что «хлеб яровой… родился вельми хорош, никогда такого не бывало», позволяют предполагать, что лето не было засушливым.

1705 г. В сообщении киевского воеводы П. И. Хованского («большого») сказано: «А на р. Днепре ныне сваи бить никоими меры невозможно, для того, что вода велика; островы и высокие береги затопило». Полковник Неплюев писал о трудностях переправы в июне через днепровские пороги, так как «в Днепре реке воды спало много, аршина с полтора». Следовательно, весну можно считать близкой к средней.

1706 г. В донесении воеводы Хованского Петру I сказано, что мост через Днепр у Киева наведен 14 мая и раньше «того числа мосту наводить за большою водою ни которым делы было невозможно». Мост в этом году построен на 18 саж. длиннее прошлогоднего.

Следует считать, что весна не была маловодной.

1707 г. Воевода Хованский дает такие сведения: «На реках Днепре и на Почайне и на Пророе к мостовой наводке сваи набиты и плоты к ним привязаны 25 мая (ст. ст.), а езды нет, потому что вода от непрестанных дождей велика и береги все сняла. И июля по 7 число все стоит в одной поре… вода стала збывать августа с 3-го числа и по днепровскому мосту стали ездить». Эти сведения позволяют весну считать близкой к средней, а лето многоводным.

1708 г. В письме Мазепы к графу Головкину приводятся сведения о сильном обмелении Днепра: «Во время нынешней настоящей суши на многих местах так Днепр повысыхал, что вброд коньми через оный переезжают, а меж Переяславлем и Терехтемировым два брода такие мелкие вновь на Днепре явилися, что через оные люди возами ездят».

Имеются сведения (не вполне достоверные), что Днепр не замерзал.

Переходы вброд через Днепр на указанном участке зафиксированы и в другие маловодные годы; так, например, А. Н. Овсянников описывает переход в 1836 г.; аналогичные условия были в 1823, 1841, 1846, 1848, 1859, 1862, 1874, 1875, 1886, 1892, 1900, 1921 и 1939 гг.

Приведенные сведения позволяют весну и лето 1708 г. считать очень маловодными.

(В записях Желябужского за 1708 г. даны сведения о суровой и многоснежной зиме и очень многоводной весне в районе Москвы. Здесь допущена хронологическая путаница или описка — суровой и многоснежной была зима 1708—09 г., а многоводной — весна 1709 г.)

1709 г. Характеристика половодья этого года дана во многих источниках. В описании разрушения Чертомлыцкой Сечи полковником Яковлевым приводятся такие сведения: «… Посланные известили полковника, что подступить на лошадях к Сиче невозможно потому, что она со всех сторон была обнята водой. И точно: это было 10 мая, когда вода в Днепре и его ветках достигала наибольшего уровня высоты после весеннего разлива; но в то время полая вода настолько была высока, что Сича, обыкновенно залитая лишь с трех сторон водами разных речек, на этот раз залита была водой на 35 сажен расстояния и с четвертой стороны, где обыкновенно в летнее время был сухой путь в Сичу… во всяком случае в то лето воды здесь было так много, что она даже затопила часть куреней».

На Украине «тогда снеги великие были и зима тяжкая морозами, от которых премного шведов погинуло; а хотя мало от войска какие шведы удалялись, то тож уже и следу не зискал блудили и так их люди ловили». (В этом году была Полтавская битва и на Украине зимовала шведская армия). Оттепель, отмеченная в середине февраля в районе Полтавы, была кратковременной и, вероятно, носила локальный характер, не оказав существенного влияния на формирование весеннего половодья на Днепре.

Отмечены суровая и многоснежная зима в районе Москвы, большой весенний разлив Москвы-реки, при котором были большие разрушения и даже человеческие жертвы: «Морозы были великие также и снеги были глубокие. А вода была великая на Москве, под Каменный мост под окошки подходила и с берегов дворы сносила и с хоромами и с людьми, и многих людей потопила, также и церкви многие». Катастрофическое половодье было на Волге.

Суровая и многоснежная зима была в Прибалтике, а весной — выдающееся катастрофическое половодье на Даугаве. Чрезмерно суровая зима во всей Европе. Следовательно, весна была многоводная.

О половодье 1709 г. на Днепре имеются количественные показатели. В «Эстракте о Переволочинской крепости» сказано: «Самая большая весенняя в Днепре вода была в 1709 и 1765 гг.; первая от назначенного на профилях водяного горизонта 15 460 см), другая 14 фут (430 см). Эти сведения использованы нами для восстановления максимальных уровней Днепра у Кременчуга.

Указанный в Эстракте «водяной горизонт», по отношению к которому даны превышения за 1709 и 1765 гг., соответствовал какому-то низкому уровню, глазомерно зафиксированному у Переволочной. Значения устойчивых меженных уровней на данном участке Днепра приближенно можно определить по данным наблюдений у Дериевки (водпост у Дериевки расположен в 20 км от Переволочной на бесприточном участке). По многолетним наблюдениям у Дериевки, устойчивый меженный уровень колеблется около 100 см. Таким образом, максимальный уровень 1709 г. у Дериевки приближенно можно принять равным около 560 см (460+100). В таком случае максимальный уровень 1709 г. был близок к уровню 1915 г. Подобное приравнивание можно распространить и на другие створы, в первую очередь на створ у Кременчуга. Пользуясь этим выводом, максимальный уровень 1709 г. у Кременчуга можно принять равным 550 см, а 1765 г. — 520 см. (Максимальный уровень 1915 г. у Кременчуга равен 546 см.)

1710 г. На территории Украины «саранча великая была по всем северу и Задънепрю», «саранча великая летела от Чорного моря на полночь и траву и хлеб в Малороссии поела». Обычно саранча появлялась в засушливые годы. Данный год, вероятно, не был многоводным.

1711 г. Большое стихийное бедствие охватило в этом году территорию Украины: «Саранча летучая и пешая везде в Малой России была и много пошкодила через несколко год». Наличие «пешей» саранчи свидетельствует о ее местном происхождении, а при многоводной весне и дождливом лете она в большом количестве не появилась бы. Следовательно, год можно считать маловодным.

1712 г. Теплая зима в Европе.

1713 г. Мягкая зима в Дании.

1714 г. По величине донных отложений в Сакском озере (Крым) лето приближенно можно оценить средним по водности. В Германии благоприятный для урожая год.

1715 г. Сильная засуха достигла района Новгорода. Можно полагать, что весна и лето были маловодные.

1716 г. В районе Москвы «сильною полою водою снесены мельницы на Яузе и нанесено множество повреждений». Весна не была маловодной.

В Прибалтике зима была суровая и многоснежная, замерзало Балтийское море.

Очень высокий уровень воды в Каспийском море.

В этом году голод охватил большую территорию. Неурожай был вызван обильными дождями: «Лето мокрое, непожиточное (неурожайное) … в збожу (зерновые) урожай был слабый, в садах и в лесах жадного не было пожитку, городина барзо (очень) была слаба, проса, горохи все в поли зимовали».

Лето следует считать очень многоводным.

1717 г. На территории Галиции (бассейн Западного Буга, притоки Припяти и Днестра) «на весне пред целое лето барзо был теплый и погодный», т. е. лето не было засушливым.

Очень высокий уровень Каспия.

Большой разлив р. Камы, при этом значительная часть г. Соликамска была затоплена.

1718 г. В «Эстракте» о Переволочинской крепости приведены такие сведения: «В 1718 году в полную воду сметало (разрушило) берегу 15 сажень». При низкой воде такого большого размыва берега быть не могло. На р. Истре (притоке р. Москвы) «необычайным паводком были несколько подмыты две багины монастыря; река при этом сделала себе новое русло».

Имеются сведения о возврате холодов весной: «Того ж года наперед мая 8 дня был мороз великiй и снег прикрыл землю… и три дни булы морозы».

Указание о большом пожаре в мае, когда «Лавра Кieвопечерская со всем строением… згорели… а на третий день Подол-Киев мало не весь погорел… до побережных дворов», не дает четкой ориентировки относительно водности.

1719 г. Большое половодье было на Волге. По исследованиям Б. Д. Зайкова, максимальный уровень у Макарьевского монастыря был на 14 см ниже максимального уровня 1926 г., который за период с 1719 г. и до настоящего времени является непревзойденным.

Аналогичного характера половодье отмечено на Волге у Углича, Ярославля, Нижнего Новгорода.

Суровая и многоснежная зима в Прибалтике.

1720 г. Зима была «с умеренными холодами». Даты наступления весны можно характеризовать средними.

Приближенно весну можно оценить средней по водности. Лето (в Германии) было дождливое.

1721 г. Большие дожди были с мая до конца ноября. Для; района Москвы приводятся такие сведения: «25—26 мая наводнение Москва-реки равное полой воде; 9—12 июля великое наводнение против апрельского; 20—23 августа от того дождя освободилась река Москва против полой воды; 25 августа начала убывать вода; 4 сентября — паки умножилась вода; 22 сентябри, паки вода в Москва-реке умножилась и болото поняло; 28—30 сентября паки умножилась вода и в реке и на болоте; 24 октября наводнение паки; 15 ноября вода паки наводнилась; 19 ноября — тоже». Холодное и дождливое лето отмечено в бассейне Днестра: «Лето было зимное (холодное), перед Вознесенiем (начало мая) того тижня дождь наглий ишов с пол снегом. Овцы в полю померзли, кони инша вещь (скотина); овощу не было, пасеки погибли».

На основании приведенных сведений лето и осень следует считать очень многоводными.

1722 г. В Прибалтике зима была теплая и малоснежная; весна очень ранняя, в феврале зацвели сады. После такой зимы весна не была многоводной. Во Франции зима «самая мягкая из всех, какие запомнились». В этом году был недород на большой территории России вследствие засухи; правительство применяло реквизицию хлеба. Лето было маловодное.

1723 г. На р. Сухоне «величайшее наводнение, разрушившее значительную часть города Великого Устюга».

Чрезвычайно высокий уровень в Каспийском море.

1724 г. В Германии очень мягкая зима. В Западной Европе дождливое лето.

1725 г. Неустойчивая с оттепелями зима и ранняя весна в Прибалтике. При таких условиях весна не была многоводной.

1726 г. Для правобережных притоков Припяти и левобережных притоков Днестра имеются такие сведения: «Зима была великая заттадистая, снегу веле (много), як впал на Всеведение пресв. Девы (21 ноября ст. ст.), то лежал аж до св. Юрiя (23 апреля ст. ст.), и реки як позамерзали раз, так тримали; и не зишла крига (лед) аж во остатней тыждень поста великого (середина апреля). Весна была сухая, ярыны поспадало, лето сухое».

Устойчивая и многоснежная зима отмечена в Прибалтике; лето было здесь засушливое. После такой зимы весна, по-видимому, не была маловодной; лето было засушливое.

1727 г. В Прибалтике была суровая и поздняя весна; значительное половодье. В районе Львова «зима теплая до самого средопостья (февраль), но от средопостья зима была крепкая».

В Германии урожайный год.

1728 г. Чрезвычайно высокое половодье было на Дону, при этом был затоплен Павловск, уничтожена Слобода и на ее месте образовалось озеро. Можно полагать, что весна не была маловодной.

Многоснежная зима отмечена в Прибалтике.

1729 г. На Подолии «зима западная барзо была, бо снеги великiе, же тяжко было з дороги уступите». Многоснежная зима была в Прибалтике. Суровая зима отмечена в Дании, Франции, Англии. Вероятно, весна не была маловодной.

1730 г. Осень была многоводная, о чем в Эстракте о Переволочинской крепости сказано: «В осень прибылую великую воду».

Для района Подолии приводятся такие сведения: «Месяца септемврiя 28 дня… впав снег для того и быдло (животные, скотина) в поле не ходило, бо лежал през три дни, потом знову впал повторный еще больший месяца октоврiя 2 день в пятнице на субботу. Тенчас (за это время) много перепсовал людям в полю… а лежал тен снег през недель килька».

В Прибалтике зима была умеренная, весна затяжная, а лето засушливое.

1731 г. В Германии, Голландии и Франции зима была не суровой. Урожайный год в Германии.

1732 г. На Подолии «зима ласкава, снегу мало, от февраля… до 6 марта тепло, як в лете; марта 6 снег упал; апреля 28 ветер з морозом». После такой зимы, вероятно, весна была маловодная. В Прибалтике было засушливое лето. Засуха достигла Нижегородской губернии и вызвала голод. Лето маловодное.

1733 г. Сильная засуха охватила Смоленскую и другие губернии, вследствие чего был «сильный неурожай хлеба и овощей». Лето и весну следует считать маловодными.

1734 г. В конце 1733 г. было тепло и зима долго не наступала: «Месяца Декемврiя… великое половодiе было… Болото великое было же и возами тяжко было выехати». О дальнейшем ходе зимы сведений нет.

В Смоленской области был неурожай, который явился следствием засухи; о засушливости лета приводит сведения Е. В. Оппоков. Это же подтверждают сведения о лесных пожарах. Очевидно, весна и лето были маловодные.

1735 г. Весной отмечен возврат холодов: «В России гречиху побило морозом без остатка». В распоряжении Анны Ивановны генералу Ушакову указано, что «горят леса и сильный смрад повсюду — и никто не смотрит, чтобы оные пожары удержать». Лето, вероятно, было засушливое.

1736 г. На р. Каме было большое половодье, во время которого затоплен Соликамск. Большое половодье было в Чехии, на реках Одере, Дунае. Неурожай на большой территории России вызвал голод.

1737 г. Зима, по-видимому, не была суровой: «На реке Днепре от Киева до Кременчука люд полонили (делали проруби) — салдаты, козаки и мужики малороссийские, для осторожности от татар». В суровую зиму такое мероприятие было бы неэффективным.

Весна была ранняя: в районе Киева в февраля «снег почти совсем пропал и дорога испортилась».

Можно полагать, что весна была маловодная. Этот вывод подтверждается тем, что при доставке грузов в низовья Днепра для снабжения русских армий, воевавших с турками, в июле суда не могли пройти через пороги вследствие мелководья и поэтому срывалось снабжение войск. Лето также было маловодное.

1738 г. Чтобы не пропустить татар через Днепр, «по берегам Днепра стоящие великороссийскiе и малороссiйскiе полки и мужики лед на реке Днепре полонили (делали проруби) от Киева до Переволочной; однак 14 апреля, (татары), перешедши выше Чигирин-Дубровы, а ниже Городища, людей по хуторам в Миргородском полку живших не малое число побрали». Это не четкая ориентация, но весна, вероятно, была поздняя. Имеются и другие, также не особенно четкие сведения за данный год. В начале января на Днепре у Киева еще не было ледостава.

Из «Юрнала» вице-адмирала Я. С. Бараша известно о трудностях переправы через днепровские пороги военной флотилии. Переправа началась 25 мая (ст. ст.), когда даже в средние по водности вёсны бывают глубины, достаточные для переправы. В данном случае суда пришлось разгружать, но при этом «оные становились». Бараш пишет, что 9 июня «следовали порогами с великой трудностью и многократными ударами о камни… Одноластовое судно стало в Ненасытецком пороге на мель и тут пропало».

В дневнике о путешествиях Беля приводятся такие сведения: «Прiехал в Нежин — где, потому что снег весь растаял, бросил я сани, и остальной путь продолжал верхом»; 18 декабря — «переправился я через Борисфен на лодке, и вечером прибыл в Kiев»; 23 декабря — «При снеге и морозе, и приехал вечером» 2 января 1738 г. — «переправлялся по льду через Днестр вблизи г. Сороки».

Можно полагать, что весна не была многоводной.

1739 г. На Украине была суровая зима: «Без войны ляхи от морозов гинули многие» — и поздняя весна, так как «сильные морозы удерживались до 20 марта. 26 апреля снег выпал, не было тепла до мая». Высокое половодье было на Даугаве.

Весна, вероятно, не была маловодной.

1740 г. По сведениям Крафта, была «жестокая стужа, которую вся Европа чувствовала, и от которой еще и ныне находятся печальные следы». В Петербурге этой зимой был построен ледяной дворец, красочно описанный И. Лажечниковым.

Для территории Украины имеются такие сведения: «Зима жестокая была, от которой везде в Малой Россiи лучших овощей дерево… все без остатка повымерзали, а лесовое дерево порозседалось (покрылись трещинами) … и лето было барзо мокрое и холодное и голодное». Деревья пострадали, очевидно, потому, что зима была бесснежная.

Суровая зима и поздняя весна отмечены «а территории Прибалтики.

Большое наводнение было на Дону.

Следовательно, весну можно считать маловодной, а лето многоводным.

1741 г. В Прибалтике весна была очень ранняя, а лето дождливое. Великое наводнение на Сухоне. В Киеве летом отмечены значительные дожди, которыми повреждены дороги, размыты водоотводы, валы Печерской крепости.

Следовательно, лето не было маловодным.

1742 г. Для территории Украины имеются такие сведения: «Лето было с великими блистаниями и громом; многие люди молниею убиты и попалены дома, и град хлеба много в поле выбил». Весною большое наводнение на р. Сухоне. Лето не было засушливым, маловодным.

Во Франции была суровая зима; суровая и снежная зима в Европе.

1743 г. На территории Украины была саранча. Старожилы утверждают, что в многоводные годы (весна, лето) саранча не представляет угрозы. Очевидно, год не был многоводным.

Суровая зима в Европе.

1744 г. В Прибалтике отмечена суровая зима и весьма высокое весеннее половодье; на Даугаве снесены мосты, а в Риге были разрушены дома, затоплена цитадель и низкие улицы, при этом были человеческие жертвы.

Резкое похолодание осенью, в начале октября выпал «великий снег же и домы по местах и селах, в лесе дерева поломал».

1745 г. Снежная и морозная зима в Прибалтике.. Суровая зима в Италии. Лето в Прибалтике было засушливое.

1746 г. Неустойчивая зима, дождливое лето и осень в Прибалтике.

1747 г. Неустойчивая зима с умеренным количеством снега в Прибалтике.

В бассейне Северского Донца была «беспримерная засуха», вызвавшая неурожай и голод.

На территории Украины была саранча. Лето и весна, вероятно, были маловодные.

1748 г. На маловодность весны и засушливость лета указывают такие сведения: «По весне сарана здесь (на Украине) — выплодилась и хлеб много пожирала, отчего вделалась дорожнета и принуждена убож (беднота) — есть лободу, брунки, мякины и березовый лист». Очень засушливое было лето в Западной Европе.

В Прибалтике зима была снежная и морозная, весна дружная, лето весьма засушливое.

1749 г. Для характеристики весны имеются не четкие указания. На юге Украины весна началась в марте, и это препятствовало своевременному прибытию татарских эмиссаров в Запорожскую Сечь на совещание. «На Северском Донце весной была высокая вода, подтопила в Райгородке церковь и разрушила вокруг нее огорожу».

В Прибалтике отмечена многоснежная и суровая зима, на Даугаве — большое половодье.

Лето было маловодное; в Курском наместничестве (бассейн Десны) летняя засуха вызвала «великий недород хлеба».

Засушливым было лето в Прибалтике.

1750 г. В бассейне Днепра летом было большое обмеление рек.

Зима в Прибалтике была умеренная, весна дружная, лето засушливое. Очевидно, лето и весна были маловодные.

По распоряжению Запорожского Коша (штаба, управления) часть лоцманов из Ненасытецкой береговой охраны («гребной флотилии») переведена в Лоцманскую Каменку, где организован новый Лоцманский центр. С этого года указанная организация начала энергично действовать и провела через пороги значительное число судов и плотов. О судоходных глубинах в опасных местах на порогах лоцманы судили по показаниям водомера, устроенного на скале Московского (Каменоватого) острова у с. Лоцманская Каменка.

1751 г. Высокое половодье отмечено на Волге; у Макарьевского монастыря максимальный уровень был на 62 см ниже уровня выдающегося половодья 1709 г.

Многоснежная зима была на большом пространстве — почти до самого Константинополя.

1752 г. Ранняя весна была в этом году, в феврале у Никополя «очень густо крига (лед) шла». В Прибалтике зима умеренная, весна средняя. Вероятно, весна не была многоводной.

1753 г. В Прибалтике была нестойкая, дождливая зима и недружная весна. Весна здесь не была многоводной.

1754 г. По сведениям некоторых источников, в этом году была неустойчивая зима, с оттепелями, а весна ранняя. Имеются и противоположные сведения — в Прибалтике была многоснежная морозная зима, поздняя весна. Лето было засушливое.

1755 г. Весна была поздняя, ледоход на Днепре у Никополя окончился в конце марта. На территории России чрезвычайно обильные дожди были в осенний период.

В Европе суровая зима, замерзал Золотой Рог и значительная часть Босфора.

1756 г. Неустойчивая зима и поздняя недружная весна отмечены в Прибалтике. Для Европы приводятся такие сведения: зима умеренная и ледяного покрова почти не было; лето теплое, сухое, мало дождей. Вскрытие Днепра было в феврале.

1757 г. Вскрытие рек в этом году раннее. Максимальный уровень Невы у Петербурга (190 см) был выше среднего. В бассейне Северной Двины весна средняя по водности. Год неурожайный.

В Германии суровая снежная зима, санный путь был продолжительным; лето засушливое.

1758 г. В бассейне Днестра «великiи и частiи дожди», т. е. лето не было маловодным.

Суровая зима и поздняя весна в Прибалтике.

1759 г. На Украине «было неурожайное в Запорожье лето». Следовательно, лето можно считать маловодным. Осень была холодная, пасмурная.

В Прибалтике отмечена теплая зима, такая же зима была в Дании.

1760 г. Зима, наступившая в конце октября 1759 г., была, холодная и малоснежная: «Снега завалили запорожские степи, холод, мороз и сильные порывистые ветры довершили лютость зимы; такие холода упорно держались до февраля».

Сведения о характере половодья на Днепре приводятся в нескольких источниках. В хронике Могилева сказано: «Был большой разлив реки (Днепра), так что церковь св. Николая вся была окружена водою, много убытку нанес этот разлив жителям (Могилева)». В нижней части Днепра «в весну 1760 г. от великой полой воды форпосты и редуты, яко на низких песчаных местах почти вновь строить надлежит, ибо де не только рогатки и прочее вода наносила, но и столбы, вкопанные до 2-х аршин, совсем из песку повымывало». Следовательно, весна была многоводная.

Кроме того, известно, что спад уровней Днепра после прохождения весеннего гребня был медленным, т. е. лето не было маловодным. Менее четкие указания о характере половодья приводятся в работах Н. Маркевича, В. Бучневича.

Многоснежная и морозная зима на территории Прибалтики. В Европе зима суровая, многоснежная.

1761 г. Зима 1769-61 г. была весьма суровая, отчего прекратился подвоз продуктов для Запорожья и войскам должны были выдавать хлеб из крепостных запасов. Вероятно, движению транспортов препятствовали морозы и снега. Приближенно весну можно оценить средней по водности.

На р. Оке у г. Каширы (площадь бассейна 68700 км2) отмечен большой дождевой паводок, продолжавшийся с середины мая до конца июня. Можно полагать, что дожди охватили большую территорию.

Большой весенний паводок отмечен на р. Сухоне.

1762 г. Суровая, но малоснежная зима, лето жаркое и засушливое. Весна началась сравнительно рано. Максимальный уровень Невы у Петербурга (177 см) можно считать средним. На Северной Двине весна была маловодная. По урожайности год относят к средним.

В Германии отмечена суровая, многоснежная зима: «Зимние холода как в 1740 г.».

1763 г. О характере весны имеются такие сведения: «Лет за 15 перед Очаковской зимой (зима 1788-89 г.) в Приднепровье было опустошительное наводнение, какого до той поры не знали в Запорожье». Лето было жаркое, осень сухая; летом и осенью наблюдались низкие уровни на Днепре.

Холодная и многоснежная зима и поздняя весна отмечены в Прибалтике.

1764 г. «Воды и травы в Крыму, также и на пути (в Крым) везде изобильно, так что спокойно ныне для чумаков, а для скота кормов достатней». В засушливое лето такого изобилия не могло быть.

1765 г. О характере половодья этого года даны сведения при сравнении его с половодьем 1709 г. (см. текст за 1709 г.). Максимальный уровень Днепра у Кременчуга составлял 520 см. Значительное половодье отмечено на Москве-реке: «Москва потерпела от наводнения, коим повреждено и разрушено было несколько домов и церквей». Известно также, что «завална (многоснежная) зима была… рок був урожайный». Лето не было маловодным.

1766 г. О характере половодья на Днепре можно судить из переписки Киевских монастырей, где имеется ходатайство о разрешении поселиться монастырским людям, жителям с. Осокорки, в бараках Бортницкого и Княжицкого имений; такое разрешение было дано 14 апреля (ст. ст.). Ходатайство было возбуждено вследствие угрозы затопления с. Осокорки (расположено ниже Киева). Можно допустить, что весна не была маловодной.

Сведения же о значительном обмелении и пересыхании рек в бассейне Днепра дают основание лето считать маловодным.

1767 г. Сведение о засухе, наступившей в районе Львова в конце июля: «Потом зараз посуха взяла», — дает основание для приближенной оценки лета как маловодного. Зима была устойчивая, суровая.

В этом году 21 июля в Киеве прошел необычный ливень; ливневые воды разрушили плотину на р. Лыбеди.

1768 г. «С половины января (ст. ст.) началась страшная хуртовина или пурга, продолжавшаяся до начала марта». В Слободской Украине жестокая зима с метелями продолжалась с ноября по апрель. Суровая зима и поздняя весна были в Прибалтике; суровая зима во Франции, в районе Симбирска. После такой зимы весна не была маловодной.

1769 г. Зима 1768-69 г. была суровая и малоснежная, о чем говорится в описании путешествия Палласа, отметившего, что в бассейнах рек Оки и Волги «по наступлении зимы почти беспрерывно продолжалась жестокая стужа», но при этом «очень мало выпало снегу». Паллас наблюдал весеннее половодье на р. Самаре (притоке Волги) и так его описал: «Жители в здешних странах не запомнят, чтобы в котором году было столь малое наводнение, из чего заключить должно, что в прошедшую зиму снеги были невелики, и весною стояла сухая погода». Относительно половодья на Волге, Паллас отмечает: «В нынешнем году разлившаяся вода не доходила до обыкновенной высоты», т. е. и на Волге половодье было низким.

Д. И. Яворницкий приводит сведения о том, что на Украине зима также была суровая, и это вызвало гибель 30 000 лошадей у татар, которые осуществили нападение на Ново-Сербию.

Приведенные данные позволяют весну в бассейне Днепра считать маловодной.

1770 г. Зима началась в половине октября 1769 г. и была устойчивая. О характере половодья сведения приводятся в нескольких документах. В распоряжении Киевского губернатора Воейкова сказано: «Губернской канцелярии предлагаю, как от великого нынешнего в реке Днепре наводнения — бывшими жестокими погодами…».

В описании переправы русских войск говорится: «Для переправы через Днепр предполагалось устроить мост у Кременчуга. Но сильный разлив реки увлекал за собой многие пни и деревья, несколько раз ломал его».

Кроме того, имеются сведения об интенсивных дождях в конце марта, которые могли содействовать ускорению снеготаяния. Весна была многоводная.

В этом же году значительное половодье было на Волге и Даугаве. Весьма дождливое лето в Германии.

1771 г. Зима началась в конце декабря 1770 г. и была короткая; весна ранняя и недружная. В записях врача Лерхе для района Киева об этом так сказано: «В продолжение всей осени до самого Рождества, погода была сухая, ясная и приятная; на полях держалась еще зелень. В январе и феврале наступили большие морозы но с 25 февраля морозы ослабели и зима кончилась. Днепр замерз 1 января, а 1 апреля вскрылся. Апреля 18 начали деревья цвести, но спустя три дня выпал снег». Весна не могла быть многоводной.

1772 г. Зима началась в середине ноября, была устойчивая, длительная; в бассейне Десны реки вскрылись в начале апреля. «В поднепровье было опустошительное наводнение». «В 1772 г. весной в Запорожье было страшное и разрушительное наводнение».

Сведения о половодьях 1772 и 1789 гг. во многих литературных источниках даны в одинаковых выражениях, что позволяет считать их близкими по количественным показателям.

В Европе многоснежная зима и поздняя весна.

1773 г. Зима началась в конце ноября 1772 г. и продолжалась до третьей декады марта. Жестокие морозы зимой и сухое лето отмечены в Приазовских степях. В Прибалтике была маловодная весна. Лето можно оценить маловодным.

1774 г. По датам наступления морозов (половина ноября) и вскрытия рек (конец марта) зиму можно считать средней. На Украине летом была жара и суховеи: «Такой ветер дует, как будто из горячей печи и от оного травы в степях и хлеб на полях увядает». Лето можно считать маловодным.

1775 г. Зима началась в конце октября прошлого года и продолжалась до середины марта; она была суровая и многоснежная. На реках Северной Двине и Неве весна была средней по водности. Год считают урожайным на большой территории. В бассейне Днестра весну и лето можно отнести « средним по водности.

1776 г. Весна была поздняя, в бассейне Десны реки начали вскрываться во второй декаде апреля. На территории Прибалтики отмечены неустойчивая зима и засушливое лето. В бассейне Днепра весна и лето, вероятно, были маловодные.

1777 г. Зима началась в конце октября прошлого года, продолжалась до половины марта и, вероятно, была многоснежная.

Для спрямления течения Днепра у Киева и направления его в рукав Черторой была построена специальная запруда. Но весной 1777 г. «воды Днепра сами открыли себе новый проток» — «Пробытец», по которому проходят суда в Черторой». Очевидно, в маловодную весну такой прорыв не мог бы осуществиться.

Большое половодье отмечено на Волге у Твери: «Рыбацкая Слобода и находящиеся на берегу Тверцы домы водою залиты были». Весна не была маловодной.

1778 г. Зима началась в половине ноября прошлого года, продолжалась до половины марта. Максимальный весенний уровень отмечен на судоходной трассе Ненасытецкого порога (уровень 168 см).

Максимальные уровни за 1778, 1781—1783 гг. измерены над камнями у Ненасытецкого порога, по которым определялись судоходные глубины («ординарная вода», как тогда выражались) на порогах. Высотное положение указанных (лимитирующих) камней определило положение нуля наблюдений водпоста у Лоцманской Каменки. По этому поводу в рапорте директора днепровских порогов Мартынова сказано: «Для определения судоходной воды на порогах устроен при с. Лоцманской Каменке на скале Каменоватого острова водомер, подошва которого или точка нуль состоит в одном горизонте с самыми высокими камнями, лежащими на фарватере Ненасытецкого порога, как самого мелкого, коих транспорты во время следования через тот порог никак миновать не могут, что практически проверено». Здесь Мартынов допустил неточность выражения — «нуль состоит в одном горизонте с самыми высокими камнями»; в действительности нуль стоит гораздо выше камней (около 12,5 м), но характер изменения уровней у обоих пунктов идентичен. Поэтому количественные изменения уровней у Ненасытецкого порога и Лоцманской Каменки без особых погрешностей можно переносить от одного пункта к другому. Это проверено многолетней практикой лоцманов.

При сопоставлении уровня данного года (168 см) с многолетними данными по Лоцманской Каменке приходим к выводу, что весна 1778 г. была маловодная.

1779 г. Зима установилась только в конце декабря прошлого года; весна была ранняя, недружная. На реках Прибалтики весна была ранняя, маловодная. «В 1779 г. наводнение на Волге у Астрахани было необычайно сильным — сильнее, чем было отмечено за 20 лет» (очевидно, имеется в виду половодье 1760 г.). Большое половодье было на р. Северной Двине. Допускаем, что в бассейне Днепра весна не была маловодной.

Жестокая зима отмечена во Франции.

1780 г. Зима началась в конце декабря 1779 г. и была неустойчивая; весна началась в начале марта. В этом году была «повсеместная» засуха и неурожай, охвативший 16 губерний. Это свидетельствует о том, что весна и лето были маловодные.

1781—1783 гг. Максимальные весенние уровни за эти годы зафиксированы у Ненасытецкого порога и были равны: в 1781 г. — 316 см, в 1782 г. — 283 см, в 1783 г. — 381 см. Сопоставление этих данных с многолетними материалами наблюдений у Лоцманской Каменки позволяет характеризовать вёсны за данные годы как близкие к средним по водности. Для отдельных лет можно отметить некоторые детали.

1781 г. На территории Украины «великая зима, началась ноября 8 (1780 г.) и продолжалась до марта 30 числа 1781 г.». В районе днепровских порогов заметное повышение уровней началось 10 апреля и продолжалось до 14 мая, т. е. более месяца. Снижение уровней началось с 21 мая».

Осень была ранняя, дождливая, холодная.

1782 г. Зима началась в конце декабря прошлого года и продолжалась до половины марта. Реки в бассейне Десны вскрылись во второй декаде марта. Вероятно, зима не была многоснежной. Весна по водности была средней.

1783 г. Устойчивая, суровая и многоснежная зима. Весна по водности была выше средней. Значительное половодье на Москве-реке.

1784 г. Суровая и многоснежная зима. Год урожайный.

Весьма высокое половодье на Северной Двине; за 200-летний период только в 1811 г. максимальный уровень был выше. Весну и лето можно отнести к средним по водности.

1785 г. В бассейне Десны весною «вода была столь велика, каковой старожилы лет с 30 не запомнят».

Жители Подола (низменной части Киева) жаловались в Казенную палату о затоплении их домов во время разлива Днепра.

На Каме (у Соликамска) весенняя вода была велика, подходила к рундуку соборной церкви. Весну можно считать многоводной.

1786 г. О характере половодья на Днепре у Кременчуга имеются сведения в нескольких источниках. Ф. Д. Николайчик характеризует его как «более известное половодье». Ж. Ромм свидетельствует, что во время половодья «Крюков и Кременчуг были окружены водой и походили на островов», «вода стояла на 9 саж. (1917 см) выше ординара и на 9 арш. (639 см) выше обычного весеннего половодья». Амплитуда колебаний уровней у Кременчуга за многолетний период достигает 840 см, а средний из максимальных (половодных) уровней — около 400 см. Следовательно, указанная количественная оценка максимального уровня, данная Роммом, сильно завышена. Половодье данного года можно оценить выше среднего.

Значительное половодье в этом году отмечено на реках Дону и Волге. Известно также, что август в районе Москвы был дождливый; на Москве-реке разрушена плотина.

1787 г. Зима «была очень суровая»; весна наступила поздно, вскрытие Днепра у Киева отмечено 11 апреля. О характере половодья на Днепре у Кременчуга имеются сведения в письме губернатора Синельникова: «Вот как гуляет наша полая вода. Целая половина города (Кременчуга) в воде, а еще прибывает… Однако же, как ни велика она (вода) была, но сыскались таки люди, которые большей воде показывали места, где она бывала в давние времена и я, вымеривая, нашел, что было больше полтора аршина. Словом, теперешняя вода во многих домиках была под крышу, а та переехала б под потолок». Максимальный уровень этого года закреплен меткой на прибрежной скале у Кременчуга и равен 580 см.

Большое половодье было на реках Дунае и Сене.

1788 г. На Москве-реке было большое половодье, зафиксированное метками на сооружениях. Значительное половодье отмечено на реках Волге и Оке. Можно полагать, что на Днепре весна не была маловодной.

1789 г. Во многих литературных источниках половодье 1789 г. называется «Очаковским» в ознаменование победы русских войск над турецкими и взятия крепости Очаков (17 декабря 1788 г.). Это половодье вызвало огромные разрушения в пойме Днепра и потому его именуют «ужасным», «пагубным», «разрушительным», «опустошительным» и т. д. Описание половодья приводится во многих источниках. В Киеве был разрушен Наводницкий мост, затоплены многочисленные прибрежные села, расположенные в пойме Днепра. Кременчуг почти весь был затоплен, в связи с чем административные учреждения были переведены в Градижск и Екатерииослав.

Косвенные показатели подтверждают выдающийся характер половодья. Зима 1788-89 г. была весьма суровая, устойчивая, продолжительная. «С первых чисел ноября 1788 г. началася великая: зима и продолжалась чрезвычайными стужами, бурями и снегом до марта 1789 г. по окончание». К весне 1789 г. на всей Европейской части России накопились большие запасы снега. Весна наступила поздно и была дружная; вскрытие Днепра у Киева произошло 10 апреля (ранние вскрытия бывают в феврале, средние — в начале марта); в период вскрытия началось резкое потепление и интенсивное снеготаяние. Отмечено позднее вскрытие Волги (у Саратова — 29 апреля). Большое половодье отмечено на Дунае.

Известны также количественные показатели половодья на Днепре, на которых необходимо остановиться ввиду большой практической их важности и наличия противоречивых и ошибочных сведений.

Наиболее важной для определения максимального уровня половодья является метка на прибрежной скале возле Кременчуга. По высотному положению метки (в приводке к нулю графика современного водомерного поста у Кременчуга) максимальный уровень 1789 г. определяется равным 600 см.

Метки на каменной плите в колонии Кичкас дают неверную ориентацию в отношении максимального уровня 1789 г. На этой плите насечками отмечены максимальные уровень 1845, 1877, 1908, 1917 гг.; максимальный уровень 1789 г. показан стрелкой вверх (без горизонтальной насечки) выше максимального уровня 1845 г. приблизительно на 40 см. Это, несомненно, неверное указание. Во многих литературных источниках сказано, что половодье 1789 г. было ниже половодья 1845 г. На это указывают Н. Арандаренко, С. Веребрюсов, Ф. Николайчик, А. В. Богданович и др.

Следовательно, стрелка на плите в колонии Кичкас дает неверные (завышенные) сведения в отношении максимума 1789 г. Обращаем на это внимание потому, что имеются предложения считать верх указанной стрелки на плите за максимальный уровень 1789 г. у Кичкаса. Приведенный вывод подкрепляет Я. П. Новицкий, который в 1905 г. писал о каменной плите: «На одной из улиц колонии (Кичкас) и теперь встретите скалу, на которой отмечено место уровня воды цифрою «1845 год». На этой лее скале фута на 4 ниже — «1877» — также год обильного наводнения». Указаний о метке уровня 1789 г. Новицкий не дает. Следовательно, можно полагать, что метка (стрелка уровня 1789 г.) на скале нанесена после 1905 г., т. е. через 115—120 лет после прошедшего половодья. Конечно, в таком случае уровень на плите отмечен по каким-то признакам или сведениям только приближенно, и грубая ошибка при этом весьма вероятна.

Следует отметить, что метки на каменной плите в колонии Кичкас не заслуживают доверия. К такому выводу можно прийти при сопоставлении максимальных уровней за 1845 и 1917 гг.

Как видим, при сопоставлении уровней (в абсолютных отметках) по каменной плите и по водпосту у Кичкаса получаются несопоставимые падения, разнящиеся почти в трехкратном соотношении (29 и 94 см), что свидетельствует о неточной фиксации уровней на каменной плите.

Имеются материалы, в которых даются заниженные значения половодья 1789 г. Здесь имеются в виду указания заведующего Кременчугской судоходной дистанцией, который писал: «Один из таковых весьма возвышенных горизонтов, сохранившихся по замечательности своей в памяти прибрежных жителей, был весною 1789 года, другой подобный замечательный горизонт воды, превышающий первый четырьмя вершками см) по весьма верной отметке на Ненасытецком пороге, принадлежит последнему и был весною 1841 г.». Здесь явная описка или иная погрешность, ибо уровень 1841 г. точно зафиксирован у Лоцманской Каменки (398 см) и он значительно ниже (более чем на метр) уровня 1789 г. Основой недоразумения, вероятно, является источник сведений, которым пользовался заведующий судоходной дистанцией, а именно — «указания прибрежных жителей». Наиболее вероятное значение максимального уровня 1789 г. у Лоцманской Каменки определяется по связи с уровнем у Кременчуга и равно 525 см.

Максимальный уровень этого года у Днепропетровска, по данным С. Веребрюсова, был на 1 арш. (71 см) ниже уровня 1845 г., т. е. достигал 628 см. (Максимальный уровень 1845 г. принят равным 699 см.).

1790 г. На Украине была теплая зима с частыми и продолжительными оттепелями. Бесснежная и теплая зима и дождливое лето отмечены в бассейне Даугавы. После такой зимы весна была маловодная.

Теплая зима была в Европе.

1791 г. На основании сведений Курземских и Виндземских хроник Э. Г. Московкина отмечает, что в Прибалтике зима была малоснежная и теплая. На Украине засушливое лето.

1792 г. Чрезвычайно высокое половодье отмечено на Волге у Углича. По снегозапасам зима в бассейне Даугавы была средней.

1793 г. Лето было очень засушливое и вследствие этого значительный неурожай охватил большую территорию России. Засуха в мае и июне остановила рост трав. Неурожай на большой территории свидетельствует, что весна также не была многоводной. Жаркое и засушливое лето отмечено в Западной Европе.

1794 г. На юге Украины в этом году засуха и неурожай: «неслыханное бездождие, продолжавшееся с начала мая по сентябрь». Лето было маловодное.

1795 г. Для характеристики зимы 1794-95 г. имеются такие сведения: начиная с декабря 1794 г. «стужа была с ветром и снег великой ишол несколько дней и продолжался силной холод с частыми ветрами и снегами через весь январь; и 30 генваря сделалося тепло, наступил туман и снег начал таять; а февраля 5 дня опять снег с ветром великой ишол, а 7 — на десять пустило (оттепель настала)».

Раннее весеннее потепление указывает, что весна, вероятно, не была многоводной.

Многоснежная зима и катастрофическое половодье, вызвавшее большие разрушения, отмечены в бассейне Даугавы: «Это самое сильное поднятие воды в Двине».

1796 г. Неустойчивая, теплая зима отмечена на Украине; «первый снег выпал 9 февраля (1796 г.), от тогда и зима началася, а прежде снегу не было через целую зиму; 24 февраля великая стужа с снегом и вихрем была и крепкие морозы продолжались по 15 марта (ст. ст.)». Неустойчивая, теплая зима отмечена в бассейне Даугавы, а лето — засушливое.

Вероятно, весна и лето были маловодные.

Низкое половодье отмечено на Волге.

1797 г. На Днепре у Кременчуга «в 1797 г. было наводнение значительное». В Полтавском губернском архиве сохранилось о нем официальное донесение: «Почти весь город был в воде; вода продолжалась дней до двадцати». Это дает основание весну оценить многоводной.

Изучение и анализ гидрографов весеннего половодья Днепра у Кременчуга, величин и хода уровней, а также продолжительности затоплений в этом пункте позволяют приближенно принять вероятное значение максимального уровня за этот год равным 550 см.

Лето на юге Украины было засушливое, маловодное.

1798 г. В меженный период очень низкие уровни на Волге; зима холодная; год засушливый.

1799 г. Очень суровая зима на Украине. Весна поздняя, вскрытие Днепра у Киева и Кременчуга произошло 16 апреля. Суровая продолжительная зима и поздняя весна отмечены в бассейне Даугавы. Лето засушливое, маловодное; на Украине голод. В бассейне Десны (на Черниговщине) саранча двигалась тучей, закрыла солнце, в некоторых местах она покрывала землю слоем более аршина.

1800 г. На Украине с «1799 по 1800 г. была продолжительная и жестокая зима», а «летом чрезвычайные жары были, отчего в сих годах много садов и разного дерева повысыхало везде».

Весна была поздняя и дружная, вскрытие Днепра у Киева произошло 12 апреля. На Днепре отмечено «весной разорительное наводнение», т. е. весна была многоводная. Судоходство через днепровские пороги продолжалось с конца апреля до конца июня. Большое половодье на р. Москве.

Суровая и устойчивая зима наблюдалась по всей Европе; большое половодье на реках Германии.

1801 г. Зима умеренная; начало весны соответствовало средним датам, вскрытие Днепра у Киева отмечено 19 марта; навигация через днепровские пороги началась 18 апреля и прекратилась 16 июля. Неустойчивая зима в Прибалтике. Имеются указания о значительном половодье на р. Тверце.

1802 г. Зима на Украине началась в январе и продолжалась до конца марта. По сведениям П. Сумарокова, который путешествовал по Крыму, весна началась рано (17 февраля) и была недружная, морозы отмечались в марте; в феврале было 22 теплых дня, пять раз отмечен дождь и два раза снег; в марте было 25 теплых дней, два раза дождь, а снег один раз. Ледостав на Днепре у Киева продолжался от 15 января до 19 марта.

Навигация через пороги продолжалась с 10 апреля по 7 июня. Теплая зима в Прибалтике. Весну можно считать маловодной. Лето было засушливое.

1803 г. Устойчивая зима началась в конце декабря и была суровая. Весна была сравнительно поздняя, Днепр у Киева вскрылся 7 апреля. Навигация через пороги продолжалась с 24 апреля по 28 июня.

Значительное половодье отмечено на Москве-реке. Летозасушливое, в бассейнах Тетерева и Роси отмечен неурожай.

Жестокие морозы зимой охватили всю Европу и Южную Русь.

1804 г. О характере зимы и весны некоторые сведения имеются в дневнике Серапиона: в Киеве снегопады в феврале, марте и в начале апреля. Значительное потепление отмечено 19 марта, а 21 марта «день был теплый, весенний, а в городе (Киеве) грязно, и с гор вода шла сильная». Днепр у Киева вскрылся 3 апреля. Навигация через пороги продолжалась с 15 апреля по 18 июля.

Весну можно считать близкой к средней. Лето было дождливое, многоводное, а осень засушливая.

В этом году по распоряжению киевского митрополита Серапиона на Днепре у Киева 13 августа открыт водомерный пост, существовавший до 1824 г. Некоторые данные наблюдений на этом посту использованы ниже.

1805 г. В дневнике Серапиона приводятся сведения о суровой, стойкой зиме, продолжавшейся (на Украине) с конца октября до половины апреля. Значительные снегопады в Киеве отмечены им в ноябре, декабре, январе, марте. 26 марта Серапион записал: «По сие время весь город Киев еще снегом, как и все наши горы снегом покрыты».

Весна была поздняя, дружная, снеготаяние началось 6 апреля, а 17 апреля при положительной температуре «шел дождь великой около двух часов». Во время половодья подмыта и разрушена церковь Выдубецкого монастыря, стоявшая на берегу Днепра. Максимальный уровень у Киева наблюдался 18 мая и на водпосту (открытом по распоряжению Серапиона) составлял 6 арш. 6 верш. (454 см). Спад половодья был медленным, и 30 июня Серапион отметил: «Река Днепр еще не сбыла, и по объявлению ректора аршин до 3-х (213 см) перпендикулярно должно еще сбывать».

На основании этих данных сделана попытка определить максимальный уровень Днепра за 1805 г. В приводке к нулю графика современного Киевского водпоста его значение приближенно принято равным 400 см. Навигация через, пороги продолжалась со 2 мая до конца июня.

По данным Серапиона, лето и осень были дождливы, многоводны.

1806 г. В начале февраля на Днепре было значительное половодье, вызванное продолжительными оттепелями; во время половодья затоплены пороги и «все окрестности». Весна наступила в средние даты; Днепр у Киева вскрылся 23 марта, весенний спад здесь отмечен в первых числах мая; деревья распустились 6 мая (по сведениям Серапиона); навигация через пороги продолжалась с 9 апреля по 1 июля. Приближенно весну можно считать средней. Значительное половодье отмечено» на Москве-реке, на Волге.

По данным Серапиона, осень засушливая, маловодная.

Низкие меженные уровни на Волге.

1807 г. Зима нестойкая, с оттепелями; ледяной покров на Днепре у Киева держался с 10 января по 9 марта. Навигация через пороги продолжалась с 1 апреля по 13 июля.

На Даугаве было очень большое половодье. В летнее время в Киеве «повсеместно идущие дожди вызвали повышение уровней Днепра, размыли подъезды к мосту» через Днепр. Можно считать, что лето не было засушливым.

1808 г. Сведения о характере весны для района Киева, на основании данных Серапиона, приводит Ф. А. Тернавский: «Вода в Днепре была (13 мая) на заре 7 арш. 5 вер. (520 см)» выше обыкновенного уровня, покрыла все острова и потопила на Подоле (Киев) 180 домов. В приводке к современному нулю графика Киевского водпоста максимальный уровень этого года можно оценить в 476 см. Полученный вывод подтверждает сведения о суровой зиме и поздней весне; Днепр у Киева вскрылся 21 апреля.

Суровая зима в Европе. Лето, вероятно, было немноговодное; в июле на порогах были столь низкие уровни, что нельзя было пройти по каналу у Ненасытецкого порога. Навигация через пороги прекратилась 1 июля.

1809 г. По сведениям Серапиона, весна была поздняя, дружная; Днепр у Киева вскрылся 10 апреля (7 апреля еще переезжали через Днепр по льду). Значительное потепление наступило 2 апреля и «того ж числа дождь шел великой». Поскольку в феврале также было значительное потепление и четыре раза шел дождь, который содействовал снеготаянию, то объем весеннего стока не мог быть большим.

Спад весенних вод Серапион отметил 25 мая: «В сей день река Днепр начала убывать и по примечании Академии вода была невелика». Навигация через пороги продолжалась с 25 апреля по 16 июля. Осенние месяцы (август и октябрь) были засушливые.

Низкие уровни летом отмечены на Волге.

1810 г. Теплая, неустойчивая зима в январе, феврале, марте; были потепления и значительные дожди; 27 марта «шел снег и покрыло всю землю и яко зимою стала дорога», следовательно, можно считать, что ранее 27 марта такой дороги не было.

Весна была ранняя, недружная; Днепр у Киева вскрылся 11 марта; о ходе половодья Серапион записал: «7.V воды мало прибывает в Днепре; 12.V река Днепр еще прибывает. 24.V река Днепр кажется начала убывать». Судоходство на порогах началось 23, апреля, а окончилось 1 июля. Приведенные сведения позволяют весну оценить маловодной.

Осень была такая засушливая, что Серапион приказал 23 сентября «молиться о дожде по причине великой засухи, продолжавшейся более месяца».

1811 г. По данным Серапиона, зима была неустойчивая, в середине февраля наступило потепление, выпали дожди, на дорогах стояли лужи до конца февраля.

Весна была ранняя, недружная; 13 марта в Киеве «дороги везде сухи и снегу нигде уже не было видно». Днепр у Киева вскрылся 12 марта, а 17 марта «Днепр река паки остановилась и местами переезжают». Половодье у Киева проходило так: «3.V против бурсы вода в разлитии немалом и по объявлении префекта (заместитель ректора Киевской бурсы) до 3-х аршин (213 см) перпендикулярно прибыло, но против прежних годов берег бурсатский много еще очень не понят (не покрыт), 21.V в реке Днепре прибыло воды полвершка после 3-х дневного стояния без малейшей прибавки».

Судоходство через пороги продолжалось с 2 мая по 21 июня; наблюдалось значительное обмеление Днепра.

Весна, вероятно, была маловодная.

Лето засушливое, маловодное. Летом пожар «истребил всю подольскую часть города Киева. Жители укрываясь со своими пожитками от огня, спасались на лошадях и вброд через песчаные отмели Днепра на Труханов остров. Главное же течение Днепра в это время было сосредоточено через рукав Чарторой».

1812 г. Частые снегопады наблюдались в феврале, марте, апреле. Зима холодная, а снегу было «по самые стрехи (до крыши)».

Весеннее потепление началось 22 марта, а вскрытие Днепра у Киева отмечено 1 апреля.

О характере половодья Серапион записал: «22.IV смотрели разлитие Днепра, которое против прошлого года гораздо уже и теперь более; 23.IV вода прибывает довольно и против прошлого года прибыло уже столько, что более нигде не было; 29.IV вода в Днепре прибывает против прошлого года более гораздо; 13.V реки Днепра разлитие против прошлого года гораздо большее; 19.V река Днепр на сие число остановилась; 23.V начала убывать река Днепр».

Следовательно, весна была более многоводная, чем в прошлом году, и ее следует считать близкой к средней.

По сведениям Серапиона, лето было дождливое, многоводное. Навигация через пороги продолжалась с 29 апреля по 1 июля. Зима наступила рано (конец октября), и в декабре отмечены продолжительные жестокие морозы.

1813 г. О характере зимы Я. П. Новицкий приводит некоторые сведения со слов старожила района Днепровских плавней И. Кардаша: «Була драна (холодная) зима… всю зиму снiг, фуга (метель) та заверюха, замети були вище хат». Указания Кардаша о жестокой зиме и больших снегопадах, очевидно, следует отнести к началу зимы (ноябрь—декабрь); в январе и особенно в феврале отмечено потепление, средняя месячная температура воздуха за февраль составляла —2°.

Весна (по датам начала снеготаяния) была средняя; Днепр у Киева вскрылся 24 марта; навигация на порогах продолжалась с 10 мая по 13 июля.

Количественная оценка половодья дана в отчете Округа путей сообщения, где сказано, что на порогах «вода была небольшая — до 4,5 арш. (320 см) судоходной во время наводнения».

1814 г. Как отмечает Серапион, зима (по температуре воздуха) была умеренная; в январе и феврале отмечены частые снегопады.

Весна недружная, вскрытие Днепра у Киева 4 апреля, навигация на порогах продолжалась с 21 апреля по 10 августа.

В рапорте руководителя V Округа путей сообщения говорится о «чрезвычайном» повышении уровня на днепровских порогах до 36 фут., что составляет почти 11 м. Вероятно, такой подъем воды был вызван затором в канале у Ненасытецкого порога, или вкралась ошибка в записи, ибо амплитуда колебания уровней здесь не превышает 900 см.

Значительное половодье было на Даугаве.

По приведенным сведениям весну можно приближенно оценить близкой к средней.

В конце декабря 1814 г. значительный паводок был на Москве-реке, при этом разрушены мосты.

1815 г. Зима была малоснежная (по сведениям Серапиона). Ледостав образовался на Днепре в первых числах января.

Весна недружная, затяжная. Значительное потепление отмечено в начале и в конце февраля; отрицательные утренние температуры держались до 21 апреля. Вскрытие Днепра у Киева было 3 апреля. Навигация на порогах продолжалась очень короткое время — с 4 мая до 12 июня.

Весну следует считать очень маловодной.

Лето было засушливое, маловодное; на Днепре возникли препятствия судоходству, а на Припяти судоходство прекратилось в июле.

1816 г. По данным Серапиона, зима была неустойчивая с продолжительными оттепелями; значительное потепление и туманы отмечены с 1-5 по 28 января; дожди выпадали 24, 25 января, 1, 8, 9 февраля. Снеготаяние зимой было значительным, и в конце января оно вызвало половодье, при этом в Киеве на р. Шулявке была разрушена плотина. С 25 по 30 марта в Киеве прошли большие снегопады.

Весна была ранняя, недружная; вскрытие Днепра у Киева отмечено 18 марта; навигация на порогах продолжалась с 26 апреля по 11 ноября. Весну можно считать близкой к средней.

На Даугаве было высокое половодье.

Летом низкие уровни на Волге.

1817 г. Зима неустойчивая; средняя месячная температура воздуха в Киеве в январе составляла —1,5°, в феврале —0,3°, в марте +2,1° (по данным Серапиона).

Весна ранняя, недружная; (вскрытие Днепра у Киева было 2 марта, на Сожи у Гомеля — 3 апреля, на Припяти у Турова — 7 апреля. Навигация на порогах продолжалась с 29 марта по 5 июля.

Имеется указание, что Даугава, «как и другие реки Западной части Европейской России, была весной весьма маловодной».

Весну следует считать маловодной.

В июле в Киеве отмечены обильные и частые дожди, т. е. лето не было маловодным.

1818 г. Зима была малоснежная, неустойчивая; значительные потепления отмечены в январе, а в конце февраля ю Киеве прошли дожди (по Серапиону). Весна началась рано — в конце февраля; по водности была ниже средней.

«Возвышение вод от сильных дождей в июле и августе было не только в реках Волхов, Мета, Тверца и Волга, но и в других местах… река Случь (приток Припяти) (.. от непрестанно шедших дождей еще в половине июля выступила из берегов. В августе прибыль воды в той реке сделалась столь сильная и нечаянная, что ею не только снесло многие плотины, но причинено еще большее опустошение поселянской жатве». У Киева «12 октября река Днепр в разлитии, как весною».

В отчете Мартынова за 1843 г. приведены «Сведения о наиболее высоких и низких стояниях воды на Днепровских порогах», где имеются данные за 1818—1843 гг. В соответствии с указаниями, приведенными за годы 1778, 1852, эти данные относятся к посту у Лоцманской Каменки, включая их в общий ряд сведений. Значение данных Мартынова трудно переоценить.

1819 г. Как отмечает Серапион, зима 1818—19 г. была неустойчивая, потепления отмечены в январе; в Киеве только 11 февраля «зделалась настоящая зимняя дорога».

Весна недружная, по водности ниже средней.

Лето дождливое; особенно частые дожди отмечены в июле.

1820 г. Зима началась в первых числах декабря 1819 г.; ледостав на Днепре у Киева образовался 12 декабря. Серапион отмечает большие снегопады в районе Киева с половины декабря; Н. Маркевич приводит сведения о снегах, выпавших в феврале. В нескольких источниках приводятся количественные показатели половодья на Днепре: И. Рышков указывает, что максимальный уровень у Кременчуга был на 1 арш. 2 верш. (80 см) выше против уровня 1841 г., т. е. около 590 см; Ю. Морозов указывает, что у Кременчуга «вода 1820 г. была на 6 вершков (27 см) ниже 1789 г. (600 см)», т. е. равнялась 573 см (по метке на прибрежной скале у Кременчуга максимальный уровень равен 575 см). Последняя величина, как наиболее достоверная, рекомендуется для расчетов; она же свидетельствует, как и данные наблюдений у Лоцманской Каменки, что весна была многоводная.

Отмечено «опустошительное разлитие р. Псел».

1821 г. Значительные снегопады в районе Киева отмечены только в феврале: «И дорога самой зимней хорощести и снегу довольно». В марте интенсивных снегопадов не было и запасы снега, вероятно, можно оценить средними.

Весна в районе Киева настала во второй декаде марта и была недружная. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки водность весны можно считать близкой к средней.

В летние месяцы (в июне) отмечены значительные дожди в Киеве, но август был засушливым (по Серапнону). По водности лето можно оценить средним, а осень очень маловодной.

В I формуляре Киевской крепости имеются сведения о вскрытии, замерзании и уровнях Днепра у Киева: уровни измерялись на крепостном водпосту за период 1821—1875 гг. Этот водпост существовал у Лаврского косогора вблизи современного моста Киевского метрополитена. Точная дата открытия водпоста не установлена, но, вероятно, это произошло в первые годы XIX в. Данные наблюдений на «крепостном» посту представляют интерес, поэтому была предпринята попытка привести их к нулю графика современного поста у Киева. Однако приводка не осуществлена, так как нуль наблюдений «крепостного» поста изменялся, вероятно, каждый год.

1822 г. Зима 1821-22 г. была неустойчивая; ледостав на Днепре у Киева образовался только 29 января, но в феврале (27) отмечено вскрытие; вторично ледостав образовался 11 марта, а вскрытие (у Киева) произошло 23 марта. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки весну следует считать маловодной. Лето было засушливое, маловодное.

Уместно предостеречь от ошибки в оценке водности весны этого года, допущенной в «Одесском вестнике», где половодье данного года считается столь «сильным», как и половодье 1789 г.; в данном случае, вероятно, вкралась опечатка (не 1822, а 1820 г.). За период с 19 июня по 9 июля имеются ежедневные уровни Днепра у Лоцманской Каменки.

1823 г. Следует полагать, что до 13 января не было значительных снегозапасав, ибо в дневнике Серапиона сказано: «Дорога стала в Киеве настоящая зимняя 13 января». Выпавшие в начале февраля дожди уничтожили снеговой покров (в Киеве) и обнажили землю». 6 февраля Серапион записал: «Снег… покрыл всю землю паки».

Весна ранняя, недружная, маловодная.

Лето и осень были засушливые, маловодные; на значительной территории неурожай.

1824 г. Теплая, неустойчивая зима: ледостав на Днепре у Киева образовался только 15 января. Редкие снегопады в январе и феврале не образовали существенных снегозапасов. Зесна ранняя (вскрытие Днепра у Кременчуга 2 марта), недружная, маловодная.

Летом «по рекам Днепру, Десне, Соже и Днестру от необычайной засухи воды весьма мало и судоходство совсем почти приостановилось». Лето по водности можно оценить маловодным. В фондах ЦГИАЛ сохранились сведения о ежедневных уровнях Днепра у, Лоцманской Каменки с 27 апреля по 17 июня. Шишов, выполнявший изыскания в районе днепровских порогов, измерил в порогах расход воды Днепра для определения ее количества, протекающего по порогам и фарватеру реки. Вероятно, это был первый расход, измеренный на Днепре.

1825 г. Зима началась поздно (ледостав на Днепре у Киева образовался 29 января) и продолжалась до середины апреля; вскрытие Днепра у Киева произошло 17 февраля. Весна поздняя; гребень половодья у Лоцманской Каменки на Днепре проходил 23 мая; по водности весна близка к средней.

Навигация через пороги продолжалась до 8 августа, что не могло быть в засушливое лето.

1826 г. Зима мягкая, неустойчивая, малоснежная, установилась в начале января; замерзание Днепра у Киева началось 3 января, а вскрытие — 29 марта. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, весну следует оценить маловодной.

Лето сухое, жаркое. Значительное обмеление Днепра, навигация через пороги прекратилась 3 июля. Лето и осень также были маловодные.

1827 г. Зима мягкая, неустойчивая, малоснежная началась в конце января; Днепр у Киева покрылся льдом 26 января.

Весна ранняя, недружная; Днепр у Киева вскрылся 10 марта. Данные наблюдений у Лоцманской Каменки свидетельствуют, что весна была маловодная.

Первая половина лета была засушливая, а во второй отмечены значительные осадки. Навигация через пороги прекратилась 18 июня. Лето можно считать средним по водности.

1828 г. По снеговым запасам и температурному режиму зиму 1827-28 г. можно оценить средней. На основании данных наблюдений у Лоцманской Каменки, водность весны следует считать средней. Весной в Киеве на р. Лыбеди разрушена плотина. Со второй половины августа и осенью были частые дожди, поэтому осень следует считать многоводной.

За годы 1828—1843 ежедневные уровни Днепра у Лоцманской Каменки опубликованы в работе.

1829 г. Данные наблюдений у Лоцманской Каменки дают основание считать весну и год многоводными.

Для количественной оценки половодья Днепра у Кременчуга имеются противоречивые сведения, которыми нельзя воспользоваться для расчетов. По донесению полтавского губернатора, максимальный уровень у Кременчуга достигал 3 арш. 137г верш. (272 см). По указаниям Рышкова, максимальный уровень у Кременчуга был на 2,5 арш. (177 см) ниже уровня 1841 г. Данные указанных авторов, вероятно, отнесены к разным нулям наблюдений, не увязанным с современным постом у Кременчуга, и не согласуются с ходом уровней у Лоцманской Каменки. Максимальный уровень 1829 г. у Лоцманской Каменки равен 394 см, а 1841 г. — 398 см, т. е. уровни почти равны между собой.

1830 и 1831 гг. По характеру половодья, годовому стоку и его внутригодовому распределению эти годы можно отнести близкими к среднему.

1832 г. «Прошедшей зимою (1831-32) совершенно снега не было, следствием чего вообще в реках VI Округа путей сообщения необыкновенный недостаток воды, так что ежели оная не будет от дождей, то судопромышленники по оным встречать будут остановку».

Весна была маловодная (см. данные по Лоцманской Каменке); осенью отмечены чрезмерные дожди, т. е. осень следует считать многоводной.

1833 г. «Весны и раннего тепла почти не было. При необыкновенной стуже было солнце, а за стужей последовали зной и страшная засуха. Громадные пространства от Карпатских гор до Кавказа представляли одну печальную картину — черные поля, высохшая поверхность которых вздымалась ветрами. Еще кажется не было примера подобного неурожая, охватившего столь огромное пространство — весь полуденный край России».

Следовательно, весна и лето были маловодные, что подтверждают данные наблюдений у Лоцманской Каменки.

1834 г. Зима малоснежная, а весна, как показывают данные наблюдений на Днепре у Лоцманской Каменки, маловодная. Навигация через пороги прекратилась 22 июня, а к концу лета из-за мелководья суда не могли плавать на Днепре и выше порогов.

1835 г. Зимы почти не было, морозы и снег наблюдались только до 7 января. Очень маловодная весна была на Днепре; навигация через пороги продолжалась всего месяц и прекратилась 12 июня. Лето, осень и весь год были маловодные.

1836 г. Зима была теплая; ездить на санях можно было только до 14 января, а затем санная дорога исчезла. После такой зимы весна была маловодная.

По сведениям А. Н. Овсянникова, в этом году было «столь значительное обмеление Днепра, что против деревни Букрина реку можно переходить вброд». Это же подтверждает Маркевич. Лето было маловодное.

В фондах ЦГАУ имеется документ, в котором приведены максимальные и минимальные уровни Днепра у Киева и Кременчуга за 1836—1842 гг. К сожалению, эти данные нельзя привести к нулям графиков современных водпостов, так как уровни фиксировались над разными нулями наблюдений, не связанными между собой. Это легко обнаружить из сопоставления максимальных уровней у Киева и Кременчуга с безупречными данными у Лоцманской Каменки:

1837 г. Зима не была суровой и многоснежной; санная дорога отмечена в период с 15 декабря по 10 января. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, водность весны следует оценить ниже средней, а водность года средней.

В этом году измерен расход воды у Лоцманской Каменки.

1838 г. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, весну следует оценить выше средней по водности. В фондах ЦГИАЛ имеется такое указание в отношении весеннего уровня Днепра у Кременчуга: «Горизонт весенних вод, бывших 1 июня 1838 г., — 8 фут. 11 дюймов (272 см)». Эти сведения относятся к периоду после прохождения весеннего максимума, который у Лоцманской Каменки отмечен 15 мая; кроме того, наблюдения производились над нулем наблюдений, не увязанным с современным водпостом, поэтому они не имеют практического значения.

1839 г. К. Веселовский дает такую характеристику зимы: «1839 г. начался по всей России, от Москвы до Якутска, теплым январем…, но взамен того март и апрель были по всей России холодными». Отмечено необычайное высыхание болот в верховьях р. Припяти. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, водность весны и лета можно оценить средней, осень маловодной.

1840 г. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, водность весны и лета следует считать средней.

1841 г. Материалы наблюдений у Лоцманской Каменки показывают, что весна была многоводная, а лето и осень — маловодные.

Имеются указания Рышкова о максимальном уровне Днепра у Кременчуга: «В 1841 г. вода была на 2% арш. (195 см) ниже против 1789 г., на 1 арш. 26 верш. (80 см) ниже против 1820 г…. до трех сажней (640 см) высоты от обыкновенного стояния летней воды». Данные Рышкова значительно отличаются от уровней, зафиксированных на прибрежной скале у Кременчуга, и дают ненадежные (вероятно, глазомерные) величины: по данным Рышкова, разница между уровнями 1789 и 1820 гг. составляет 115 см, а по меткам на скале — 25 см; уровень 1841 г., по Рышкову, достигает 710 см (640+70), т. е. на 110 см выше уровня 1789 г., что является абсурдным. Максимальный уровень 1841 г. у Кременчуга более надежно определяется по связи с уровнем у Лоцманской Каменки (510 см).

В этом году зафиксирован очень низкий минимальный уровень Днепра; осень была маловодная.

1842 г. Бесснежная зима, и поэтому очень маловодная весна, маловодное лето и очень маловодный год. Судоходство через пороги продолжалось около месяца и прекратилось 13 июня.

1843 г. Необыкновенно теплая зима; тонкий ледостав образовался в конце декабря 1842 г., а вскрытие Днепра у Киева было 7 февраля. «Во всем пространстве, протекаемом Днепром, снегов вовсе не было». «Зима была по всей России необыкновенно теплая, с погодою пасмурною, с дождями и туманами, так что скорее походила на осень, чем на зиму, тепло периодически спорило с холодом до самой весны, и с помощью дождей безпрестанно портило дорогу. Реки расходились (вскрывались) по несколько раз, а озера даже на Севере имели тонкий лед…». В другом источнике сказано: «Весна, лето и осень были совершенно сухие и по двухлетней этой засухе горизонт воды в Днепре высок быть не может».

По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, весна, лето и осень были маловодные.

1844 г. В рапорте подполковника Зильмана Киевскому округу путей сообщения имеются сведения о максимальном уровне Днепра у Киева за 1844 г.: «При высоких водах нынешнего года (1845), превзошедших прошлогодние (1844) четырьмя аршинами (284 см)». Иначе говоря, максимальный уровень 1844 г. был ниже уровня 1845 г. (670 см) на 284 см. Таким образом, максимальный уровень 1844 г. у Киева достигал 390 см. Весна была средней по водности.

1845 г. На огромной территории сформировалось чрезвычайно высокое весеннее половодье. Оно охватило всю европейскую часть России, Кавказ, Крым. К сожалению, об этом половодье имеется сравнительно мало количественных сведений, так как водомерные наблюдения тогда производились в единичных пунктах, материалы наблюдений сохранились не полностью, а имеющиеся сведения не все доступны для широкого использования. На формирование половодья оказали влияние многие факторы. Осенью 1844 г. прошли обильные дожди, а затем «… реки и каналы покрылись льдом при значительной глубине воды и при обширных разливах оной». Высокая вода осенью была на реках Припяти, Соже, Днепре.

Зиму Веселовский характеризует так: «Зима в 1844 г. наступила необыкновенно рано; ноябрь и декабрь отличались необыкновенным холодом… февраль (1845 г.) и вся весна, до мая включительно, отмечалась как в Европе, так и в России постоянным холодом. Зима отличалась обилием снега во всей России, что было причиной чрезвычайных разливов рек». Особенное влияние на снегозаносы, в бассейне Днепра оказала семидневная метель, продолжавшаяся с 6 по 13 февраля на огромной территории — от истоков Западного Буга до Крымского полуострова. За время метели в некоторых местах Подольской губернии снега выпало на сажень глубиною, вследствие чего почти везде прекратилось сообщение. В Бессарабии «полуторасаженные снежные горы, загородили проезды. Аналогичные сведения имеются для Полтавы, Крыма и других местностей. Частые снегопады в феврале и марте отмечены в Бессарабии, на Волыни и Подолии.

Весна была поздняя и дружная, «только в апреле открылась теплая погода». Резкое потепление началось с 10 апреля, при этом во время снеготаяния выпали дожди, способствовавшие интенсивному снеготаянию.

Для формирования высокого половодья, в частности в бассейне Днепра, создалось исключительно благоприятное сочетание основных факторов — осеннее увлажнение грунта, устойчивая суровая и многоснежная зима, обильные снегопады в конце зимы, дружное снеготаяние, теплые дожди во время снеготаяния.

Учитывая большое практическое значение сведений о, максимальных уровнях в половодье 1845 г., мы попытались собрать их для пунктов на Днепре — от Смоленска до устья.

Смоленск. Автор проекта моста через Днепр у Смоленска инж. Штральман указывает, что «весенние воды возвысились от меженных на 35,5 фут. (1080 см)». По данным многолетних наблюдений у Смоленска меженный уровень можно определить в пределах от —15 до 15 см. Следовательно, максимальный уровень 1845, г. у Смоленска можно принять приближенно равным 1080 см. Ф. Д. Николайчик, а также А. И. Савенко указывают, что у Смоленска максимальный уровень 1845 г. достигал «4,82 саж. (1030 см) выше межени». Эти сведения, в общем, согласуются с приведенными выше данными Штральмана.

Орша. Имеются указания о том, что максимальный уровень «не превышал 14 арш. (994 см)».

Могилев. В проекте моста через Днепр у Могилева сказано, что максимальный горизонт достигал 28 фут. (855 см) над самым низким горизонтом.

Лоев. На профиле Днепра у Лоева максимальный уровень отмечен на 20 фут. (610 см) выше «нуля». В 1882 г. нуль наблюдений понижен на 68 см и совмещен с низким уровнем. Таким образом, над этим нулем максимальный уровень 1845 г. достигал (округленно) 680 см.

Киев. По данным Розова, максимальный уровень достигал 4,15 саж., что с. поправкой в 1 саж. на изменение нуля наблюдений и в пересчете на метрические меры соответствует 670 см. Максимальный уровень зафиксирован при подпоре, который составлял 12—16 верш. (50—70 см). Вводя поправку на искажение подпором, получаем значение максимального уровня у Киева, равное 600 см.

В проекте речной гавани у Киева максимальный уровень 1845 г. принят равным 2,65 саж. (565 см).

Черкассы. Максимальный уровень «на 0,12 саж. (25 см) выше, чем разлив 1877 г.». Анализ уровней у Черкасс показал, что максимальный уровень 1877 г., опубликованный в «Материалах по режиму рек СССР» и других источниках, занижен приблизительно на 170 см и его величина должна составлять не 320, а 490 см. Отсюда максимальный уровень 1845 г. у Черкасс следует принимать равным 515 см.

Кременчуг. Сведения о максимальном уровне Днепра у Кременчуга за 1845 г. приводятся во многих литературных источниках: А. Богданович — 667 см; Велихов — 544 см; Н. Маркевич — 735 см; Ю. Морозов — 671 см; Ф. Николайчик — 707 см; Одесский вестник — 640 см; Полтавские губернские ведомости — 640 см; А. Шмидт — 764 см. Нет необходимости приводить соответствующие тексты из указанных источников и давать им оценку, так как максимальный уровень принят равным 672 см по метке на скале у Кременчуга, наиболее достоверному источнику, подкрепленному данными Морозова и Богдановича.

Днепропетровск. Для оценки максимального уровня Веребрюсов приводит такие данные: «1 мая судоходной воды в Днепре прибавилось от обыкновенного уровня 9 арш. 12 верш. (692 см), после чего она постепенно стала понижаться». Там же сказано, что «наводнение 1789 г. было на аршин (71 см) ниже половодья 1845 г., т. е. максимальный уровень 1789 г. достигал 621 см.

Б. Д. Зайков указал, что в «Отчете по постройке Екатерининской ж. д., ч. II, 1884 г.» приведена отметка максимального уровня 1845 г., равная 25,64 саж., или 54,70 м. Там же показана отметка головки рельса на мосту, превышающая уровень на 5,55 м и имеющая отметку 60,78 м (по Гл. Шт.); таким образом, отметка уровня 1845 г. равна 55,23 м. Известно, что отметка нуля графика, современного поста у Днепропетровска равна 48,24 м (по Гл. Шт.); следовательно, максимальный уровень воды 1845 г. возвышался над нулем графика на. 699 см. Эту величину, подтвержденную по графику связи максимальных уровней у Днепропетровска и Лоцманской Каменки, следует принимать для расчетов.

Лоцманская Каменка. Н. Моссаковский писал (1886 г.), что, по сведениям Киевского округа путей сообщения, максимальный уровень Днепра у Лоцманской Каменки 13 мая 1845 г. был равен 9 арш. 12 верш. (692 см).

Эти сведения более достоверны, чем опубликованные им ранее. Для подкрепления этих выводов Моссаковский ссылается на В. Павловича, который приводит ту же величину (692 см) максимального уровня.

Данные Моссаковского (692 см) были приняты Е. В. Оппоковым. Принимая эти данные и внося поправку на неточность разметки верхней части рейки на скале Московского острова, рекомендованную Т. П. Марецкой, получаем значение максимального уровня 1845 г., равное 646 см. Эту величину принимаем для расчетов.

Ненасытецкий порог. По данным руководителя изысканиями Управления по шлюзованию Днепровских порогов Розова, горизонт 1845 г. на высечке Ненасытецкого порога был «на 0,27 саж. (58 см) выше 1877 г.».

Никополь. По данным Веселовского, «Днепр в Никополе поднялся весною 1845 г. на 2,5 саж. (534 см) выше горизонта летних вод». Такие же данные приводятся в Одесском вестнике. Здесь «горизонт летних вод» — условная величина, но, вероятно, ее можно отождествлять с устойчивым летним горизонтом, который приближенно равен 75 см. Таким образом, максимальный горизонт 1845 г. у Никополя, можно считать равным 610 см.

Берислав. Имеются такие сведения: «Такого сильного возвышения не было в течение 50 лет… максимальный уровень — до 9 арш. (640 см) более против 1844 г. на 5 арш 8 верш. (380 см)». По данным Шмидта, максимальный уровень 1845 г. у Берислава достигал 9 арш. (640 см). Считаем, что максимальный уровень был в пределах 640—660 см.

Херсон. Максимальный уровень у Херсона Шмидт определяет величиной 426 см; Савенко и Николайчик приводят данные о том, что максимальный уровень достигал 1,48 саж. (315 см). В Одесском вестнике сообщается, что «по 18 мая прибыло воды против обыкновенного уровня реки более 4 аршин (248 см)».

Если под обыкновенным уровнем понимать устойчивый летний уровень, который наиболее часто бывает в пределах 30—50 см, тогда уровень 1845 г. приближенно можно принять равным 315— 335 см.

Для характеристики этого половодья на Днепре представляют интерес сведения о затоплениях и разрушениях в пойме.

На участке от Киева до устья р. Ворсклы было затоплено свыше 60 селений, в них 10849 домов; 5 тыс. десятин пахотных полей. Большие разрушения произведены в прибрежных городах.

Большие разрушения и затопления произошли в Киеве: на Подоле, а также в плоской части города затоплено 700 домов, две церкви, этапный острог, все лавки, магазины и другие строения на берегу Днепра, унесены крыши семи домов и два недостроенных дома, сорваны с якорей части днепровского моста.

В Ржищеве затоплено 22 амбара; в Триполье и ближайших селениях произошли затопления, вызвавшие большие убытки; в Черкассах залита вся низменная и Подольская часть города, снесены лесные пристани, разрушены водяная мельница, несколько домов, ветряная мельница, салотопенный завод и другие строения; в селах Дахновке, Мошнах, Будищах затоплены дома.

Особенно большие разрушения и затопления были в Кременчуге и Крюкове: Кременчуг был весь залит водой, некоторые дома покрылись водой до крыш; то же было и в Крюкове. В Кременчугском уезде залиты водой населенные пункты: Власовка, Криуши, Пухальский, Букачевка, Кохновка, Максимовка, Великий Узвоз, Чигирин-Диброва и мн. др.

Затопление Екатеринослава (Днепропетровска) характеризуют такие сведения; затоплено 350 жилых домов, 4 казенных дома, казармы, мастерские, бани, два мыльных завода, суконная фабрика, мясные и щепные ряды, чугунный завод, лесная пристань и пр.; в Екатеринославском уезде затоплено 1947 жилых домов, хлеб, сено и пр.; в Верхнеднепровске затоплено 400 домов.

В Херсоне затоплены прибрежные строения; в Алешках — 77 прибрежных домов.

Максимальные уровни 1845 г. на Днепре (от Смоленска до устья) были несколько ниже максимальных уровней половодья 1931 г.

Так как на реках Припяти и Десне максимальные уровни 1845 г. (см. далее) были выше уровней 1931 г. то, естественно, возникает вопрос — почему на Днепре ниже впадения Десны уровни 1845 г. были ниже уровней 1931 г., нет ли здесь ошибки? Ошибки нет, и объясняется это характером передвижения по бассейну фронта снеготаяния и степенью наложения (суммирования) стока в русле Днепра. Анализ показывает, что на правобережных притоках Припяти вскрытие произошло на 10—11 дней ранее, чем на Верхнем Днепре и в бассейне Десны. При таком характере вскрытия (и снеготаяния) вначале к Киеву подошел максимальный уровень-Припяти, а позднее — Верхнего Днепра и Десны, т. е. не произошло «наложения» максимумов, сформированных в разных частях бассейна Днепра. Это обстоятельство (степень наложения) хорошо известно гидрологам-прогнозистам и учитывается ими при составлении прогнозов.

Осень 1845 г. была дождливая; для района Киева «осень довольно теплая и непостоянная. Почти в продолжение целого октября шел постоянный дождь с большим ветром».

1846 г. Зима 1845—46 г. была малоснежная, неустойчивая, с оттепелями. Ледостав на Днепре образовался только во второй половине января (у Киева — 16 января, у Лоцманской Каменки — 19 января). Вскрылся Днепр рано (у Киева — 12 марта, у Лоцманской Каменки — 11 марта). Вскрытие реки происходило при низких, уровнях (у Киева — 61 см, у Лоцманской Каменки — 40 см).

Весна была сухая, маловодная, по многим характеристикам аналогичная весне 1869 г.; приближенно значение максимального уровня у Лоцманской Каменки можно принять равным 90 см (по аналогии с 1869 г.). Летом отмечалось значительное обмеление Днепра у Андрушей (ниже устья р. Трубежа), его переходили вброд. Весь год был маловодный.

1847 г. В фондах ЦГАУ хранится документ, в котором имеются ежедневные уровни Днепра у Киева, в том числе и максимальные, за 1847, 1848, 1849 гг. В приближенной приводке к нулю графика современного водопоста у Киева максимальные уровни имеют такие значения: в 1847 г. — 363 см, в 1848 г. — 275 см и в 1849 г. — 531см.

Величины приведенных максимальных уровней подтверждаются графиком связи с уровнями у Лоцманской Каменки, однако внутригодовой ход уровней за эти годы является малодостоверным.

Зима наступила в конце ноября прошлого года и продолжалась до конца марта. Снеговой покров образовался в бассейне в декабре. По температурному режиму зима средняя. В феврале отмечены частые снегопады. В Смоленске 4 апреля зафиксирована гроза. По данным наблюдений у Киева, весну следует отнести к средним по водности. Лето холодное.

1848 г. Зима малоснежная и сравнительно короткая — началась в двадцатых числах декабря прошлого года и продолжалась до начала марта (вскрытие Днепра у Киева — 13 марта). Весна недружная, в феврале отмечены оттепели. По данным наблюдений у Киева, весна была маловодная. Оценка максимального уровня Днепра у Берислава дана ниже. Лето засушливое, осень дождливая.

1849 г. Зима продолжалась с половины декабря прошлого года до начала марта (вскрытие Днепра у Киева — 8 марта). Частые снегопады были в январе, феврале, начале марта, и потому зиму следует оценить многоснежной.

По наблюдениям у Киева, весна была многоводная. Достоверность этой оценки подтверждают следующие показатели: осень 1848 г. была дождливая, зима суровая, многоснежная, весна поздняя, дружная, с дождями; уровень Днепра у Лоцманской Каменки за 25 дней до прохождения весеннего пика достигал 156 см.

В фондах ЦГАУ для Днепра у Черкасс имеются значения ежедневных уровней за 1847—1849 гг. Эти материалы уточняют дату начала водомерных наблюдений у Черкасс, которая в ежегодниках и справочниках была отнесена к 1876 г. Для приводки выявленных уровней к нулю графика современного поста их нужно увеличивать на 170 см.

Максимальные уровни Днепра у Черкасс имеют такие значения: 1848 г. — 244 см (16 апреля); 1849 г. — 325 см (16 мая).

1848—1857 гг. В 1863 г. А. Шмидт опубликовал данные о суммарной «прибыли» воды Днепра у Берислава за 1848—1857 гг. Из пояснительного текста следует, что суммарная «прибыль» численно должна равняться максимальному уровню, определяемому над каким-то нулем наблюдений. Сопоставление данных Шмидта с максимальными уровнями у Лоцманской Каменки показывает хронологическую несогласованность хода уровней. Поэтому есть основание предполагать, что наблюдения у Берислава (у переправы через Днепр) производились над разными нулями наблюдений и восстановить их высотное положение не представляется возможным. Данные Шмидта указывают на ошибочность существующих сведений о дате начала гидрометрических наблюдений у Берислава.

1850 г. «Зима началась рано и отличалась стужею… необыкновенной силой мороза» и была многоснежная. Весна дружная; отмечено большое половодье на Немане.

О максимальном уровне у Киева имеются такие сведения: после «последовавшей значительной прибыли воды, поднявшейся от самого низкого уровня на 29,5 фут. (625 см), т. е. на 5,5 фут. (153 см) ниже весеннего разлива 1845 г.». Максимальный уровень 1845 г. у Киева равен 600 см; следовательно, максимальный уровень 1850 г. равен 450 см., а низший (над которым даны превышения) составляет —25 см.

Имеется указание о затоплении весной дамбы у Кременчуга «со стороны реки на высоту 17,5 фут. (535 см) от горизонта меженных вод». Устойчивые меженные уровни у Кременчуга близки к нулю графика, поэтому приведенный выше уровень 535 см можно принять за величину максимального уровня 1850 г.

По менее надежным указаниям Шмидта, «наибольшее возвышение воды р. Днепра у Кременчуга в 1850 г. было 6 арш. 1 верш. (430 см). Данные наблюдений у Киева не подтверждают сведения Шмидта.

1851 г. Зима теплая; ледостав у Киева образовался в конце января; запасы снега незначительны. Весна недружная и, по данным наблюдений у Лоцманской Каменки, маловодная. Лето среднее по водности; нулевой уровень у Лоцманской Каменки зафиксирован в конце июля.

1852 г. Зима теплая, малоснежная; кратковременный ледостав у Киева образовался 21 января. Весна началась в конце января, была недружная, маловодная. Лето среднее по водности, а осень многоводная.

В журнале за 1874 г. опубликованы «Сведения о состоянии горизонта воды в порожистой части р. Днепра в продолжение периода с 1852 по 1872 г. включительно». Там приведены максимальные и минимальные уровни, уровни при вскрытии и замерзании, а также даты нулевого горизонта. В пояснительном тексте сказано: «Нулевой горизонт, к которому относятся все отметки о состоянии горизонта воды в порожистой части р. Днепра, высечен на водомере в скалистой головной части Московского (Каменоватого) острова против с. Лоцманской Каменки. Горизонт этот отвечает тому состоянию воды, при котором в прежнее время обнаруживались камни, лежащие на ходу в порогах».

Эти ценные сведения существенно дополняют ряд данных по Лоцманской Каменке. Следует отметить, что в указанных данных, а также в работе Е. В. Оппокова не учтена поправка на неточную разметку водомерной рейки, высеченной на Каменоватом острове. Соответствующие поправки введены Т. П. Марецкой, предложившей специальную поправочную шкалу.

1853 г. Зима установилась в середине января и была не особенно многоснежная. Весна началась рано (Днепр у Киева вскрылся 18 января), была недружная. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, весна была средней по водности. Лето также среднее по водности. Осень можно считать многоводной; уровень Днепра у Лоцманской Каменки 18 сентября достигал 54 см (навигация через пороги прекращается при уровнях около 20 см).

1854 г. Зима началась в конце декабря и была суровая; ледостав у Киева отмечен 2 января, а вскрытие 4 апреля. Снегозапасы существенно пополнились в феврале и марте. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, весна была средней по водности. Лето среднее по водности, а осень маловодная.

1855 г. Зима началась в январе и была многоснежная; ледостав у Киева отмечен 20 января. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, весна по водности была выше средней. Лето по водности среднее, а осень маловодная.

1856 г. Продолжительная, но неустойчивая, оттепельная зима; ледостав на Днепре у Киева образовался 29 ноября, а вскрытие; 7 апреля. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, весна была маловодная; осень также была маловодная, а лето среднее.

1857 г. Очень неустойчивая, оттепельная зима; ледостав на Днепре у Киева образовался 5 декабря, исчез 27 декабря; вторично образовался 12 января, а исчез 26 января; в третий раз лед образовался 20 февраля, а исчез 31 марта. Снеговой запас был ничтожным. По данным наблюдений у Лоцманской Каменки, весла была маловодная. Лето и осень также были маловодные.

Один из первых исследователей режима Днепра Моссаковский в 1884 г. опубликовал данные (о максимальных и минимальных уровнях Днепра у Лоева за 1857—1881 гг. Эти данные освещают режим уровней Верхнего Днепра за период, предшествующий гидрологическим исследованиям, развернувшимся после организации Навигационно-описной комиссии. Е. В. Оппоков оценил их как «совершенно ненадежные». Негативную оценку указанным уровням дал и Б. Д. Зайков: «Анализ этих данных показал, что достоверность их весьма сомнительна». Эти выводы получены при отсутствии указаний и способе приводки опубликованных уровней к нулю графика современного водомерного поста у Лоева. При изучении фондов ЦГАУ был обнаружен документ, в котором даны величины приводки, таким образом, появилась возможность подтвердить правильность этих ценных данных. Приводки имеют такие значения: для периода 1857—1860 гг. — минус 1,48 саж. (317 см), для периода 1861—1874 гг. — минус 1 саж. (213 см); для данных наблюдений с 187,5 г. — приводки нет.

1858 г. Зима началась в первых числах января, была малоснежная и неустойчивая, ледостав у Киева образовался 10 января. Весна недружная; маловодная. Лето и осень засушливые, маловодные.

1859 г. Этот маловодный год завершает весьма маловодное четырехлетие (1856—1859). Зима началась в середине ноября (ледостав у Киева установился 20 ноября); продолжалась до половины марта (вскрытие у Киева 15 марта), была теплая, малоснежная. Весна маловодная, лето засушливое, маловодное. На большой территории России возник сильный голод, вызвавший массовые смертные случаи. Осень была весьма засушливая, маловодная.

1860 г. По температурному режиму и характеру снегонакопления зиму 1859-60 гг. можно оценить средней. Весна дружная, поздняя; Днепр у Киева вскрылся 4 апреля. По водности весна была средней, лето и осень маловодные. Нулевой уровень у Лоцманской Каменки наблюдался 30 июня.

В пояснительной записке Н. И. Максимович приводит таблицу повторяемости уровней Днепра у Киева за 1860—1876 гг. Таблица дает некоторое представление о внутригодовом распределении стока Днепра. К сожалению, нам не удалось выявить ежедневных данных за эти годы, которые, несомненно, были у автора. Анализ таблицы показывает, что Максимович оперировал уровнями, не приведенными к нулю графика современного Киевского водпоста. В связи с анализом таблицы Максимовича уместно привести соображения Е. В. Оппокова: «Данные наблюдений с 1860 г. в г. Киеве сохранились в виде неопубликованного графика колебаний уровня с 1860 по 1901 г., бывшего в распоряжении проф. Н. И. Максимовича и сообщенного в копии автору. Некоторые данные из него использованы в нашем «Режиме речного стока данные до в бассейне Верхнего Днепра»… причем показано, что данные 1872 г. несравнимы с позднейшими».

1861 г. Зима наступила в начале января, была суровая, многоснежная; ледостав у Киева образовался 4 января. Весна наступила в конце марта, была дружная, многоводная. Лето и осень засушливые, маловодные.

1862 г. Малоснежная и неустойчивая зима. Весна маловодная. Лето засушливое, маловодное: «…в августе из-за засухи в Днепре значительно убавилось воды, образовались на реке мели, появились песчаные косы, выступило много камней по фарватеру в таких местах, где их раньше не было». Осень очень засушливая, маловодная.

С этого года начались наблюдения за уровнем воды при вскрытии и замерзании Днепра у пунктов Рогачев, Могилев, Лоев, Шорохунь, Ржищев, Кременчуг, Херсон.

1863 г. Этот год в бассейне Днепра относится к числу весьма маловодных; годовой сток у Лоцманской Каменки составлял 0,6 нормы.

Год был маловодный на огромной территории: на р. Лабе (Эльбе) годовой сток у Дечина достигал 0,57 нормы; на Немане у Смалининкая — 0,7; на Дунае у Штейн-Кремс — 0,9; он был маловодный также в бассейне Волги, Невы, Одера и др.

Зима была бесснежная, оттепельная; весна очень маловодная, весенний сток у Лоцманской Каменки составлял 0,42 средней многолетней величины, весеннего разлива рек почти не было. Лето и осень засушливые, очень маловодные.

1864 г. Зима установилась в конце декабря (ледостав у Киева образовался 31 декабря), была оттепельная, бесснежная. Весна маловодная. Маловодная весна отмечена в бассейнах Немана, Одера и других европейских рек. Лето и осень засушливые, маловодные.

1865 г. По температурному режиму и снегонакоплению зиму можно отнести к средним. Весна поздняя, дружная, по родности средняя. Лето засушливое, маловодное; осень очень засушливая.

В фондах ЦГАУ обнаружены сведения о ежедневных уровнях Днепра у Херсона за 1865—1869 гг., которые еще не публиковались. Приводим максимальные уровни, взятые из указанных материалов: 20/V 1865 г. — 220 см; 21—23/V 1866 г. — 200 см, 22/V 1867г. — 244 см; 19—23/V 1868 г. — 204 см; 21/V 1869 г. — 108 см.

Эти данные уточняют дату открытия водомерного поста у Херсона.

1866 г. В среднем зима не была суровой, но в январе были значительные морозы; по характеру снегонакопления зиму можно оценить средней. Весна по водности была средней. Лето и осень засушливые, маловодные.

1867 г. Зима установилась только с половины января (ледостав у Киева с 20 января), но была продолжительная — вскрытие Днепра у Киева отмечено 6 апреля. В феврале были снегопады, обеспечившие нормальное снегонакопление в бассейне. Весна поздняя, дружная, по водности средняя. Лето и осень также были средними по водности.

1868 г. Зима устойчивая, продолжалась с конца ноября до начала апреля; но температурному режиму и снегозапасам — обычная. Весна и лето средние по водности, а осень маловодная. Для смежного бассейна Западной Двины имеется такая характеристика лета и осени: «Жаркое лето, в течение которого, начиная с мая до сентября месяца, не выпало ни одной капли дождя, причинило давно небывалый неурожай (в Прибалтике). В половине июня начали гореть леса и болота».

1869 г. Неустойчивая, с оттепелями, малоснежная зима. Весна ранняя, недружная, маловодная. Лето и осень средние по водности.

С этого года у пристаней на судоходных реках начали отмечать уровни при вскрытии и замерзании.

1870 г. Зима установилась только в начале февраля и была малоснежная; ледостав на Днепре у Киева отмечен 3 февраля. Весна была маловодная. Лето среднее по водности, а осень очень многоводная. В декабре был значительный разлив Днепра, при этом высота уровней при замерзании превышала максимальные весенние уровни многих маловодных лет (1835, 1842, 1843, 1863, 1864, 1873, 1875, 1899, 1921, 1925, 1943, 1950, 1954 и др.).

1871 г. Имеется такая характеристика зимы 1870-71 гг.: «Необыкновенно снежная, продолжавшаяся слишком 4 месяца без оттепелей и с сильными снежными метелями, надувшими сугробы снега более чем в 1 сажень вышины». Весна была поздняя, Днепр у Киева вскрылся 3 апреля. Весна по водности была выше средней.

Сентябрь был засушливый, но лето и осень можно оцепить средними по водности.

1872 г. Зима началась во второй половине декабря (ледостав у Киева 26 декабря), была устойчивая, многоснежная. Весна обычная, по водности средняя. Лето среднее по водности, осень многоводная.

1873, 1874, 1875 гг. Эти годы по характеру зим и весей были сходными. Зимы были неустойчивые, с оттепелями, малоснежные; весны и лета были маловодные. Осени в 1873 и 1874 гг. были маловодные, а в 1875 осень многоводная.

В фондах ЦГИАЛ имеются ежедневные уровни за 1875 г. у Смоленска на Днепре и у Качановичей на Припяти.

1876 г. С этого года началась деятельность Навигационно-описной комиссии, организованной по распоряжению министерства путей сообщения в 1875 г. Главная задача комиссии заключалась в организации сети водомерных постов для изучения режима уровней и водоносности рек. И действительно, в этом году на Днепре открыты (или восстановлены после перерыва) водомерные посты у Смоленска, Орши, Шклова, Могилева, Лоева, Киева; в последующие годы сеть водомерных постов значительно возросла. В 1881 г. комиссия опубликовала «Сведения о состояниях воды в реках и озерах Европейской России по наблюдениям на 80 водомерных постах», в которых за 1876—1880 гг. приведены характерные уровни по годам, а вместо ежедневных даны графики пятидневных уровней.

Казалось бы, нецелесообразно останавливаться на качественных показателях режима Днепра. Однако данные наблюдений за 1876—1880 гг. не включены в гидрологические справочники, не использованы в монографических исследованиях ведущих гидрологов при обобщении характеристик стока и потому недоступны широкому кругу практиков. Кстати, отметим, что в архиве ГГИ имеются годовые таблицы ежедневных уровней Днепра у Киева, Кременчуга и Лоцманской Каменки за указанное пятилетие (1876—1880), которые были использованы при исследовании режима Днепра.

Учитывая эти обстоятельства, считаем необходимым дать краткие качественные характеристики сезонов в бассейне Днепра за годы 1876—1880.

В 1876 году была необычайно суровая зима, «капковой старики не запомнят… Вследствие продолжительных и весьма сильных морозов…». Зима также была многоснежная. Водность весны выше средней. Лето и осень были средние по водности.

1877 г. Этот год был весьма многоводный на огромной территории — от Карелии до Крыма и от р. Дуная до р. Иртыша; в бассейне Днепра он был уникальный по водности. По наблюдениям у Лоцманской Каменки, годовой сток этого года (96,0 км3) почти вдвое превышал норму стока (52,0 км3) и в 4,3 раза сток маловодного 1921 г. (22,6 км3).

Столь значительный годовой сток явился следствием наивысшего за многолетний период весеннего стока (75 км3) и обильных дождей в бассейне в период с мая по август, которые не только задержали спад весеннего гребня, но даже вызвали формирование второго гребня в конце июля — начале августа. Сток у Лоцманской Каменки за апрель — август достигал огромной величины — около 90 км3, что почти на 70% превышает сток среднего года.

Сток за 1877 г. был столь необычным, что заслуживает специального исследования условий его формирования, распространения по территории, повторяемости. К сожалению, сведения об этом стоке не представлены в справочнике «Ресурсы поверхностных вод СССР» и не использованы в монографических исследованиях годового стока (К. П. Воскресенский, Л. Г. Онуфриенко и др.).

1878 г. Устойчивая, суровая и многоснежная зима. Весенний сток выше среднего; лето и осень были средние по водности.

1879 г. По температурному режиму и снегозапасам зиму можно характеризовать средней. Весна наступила рано, Днепр у Киева вскрылся 1 марта; по водности она шла средней. Лето и осень также были средние по водности.

1880 г. Неустойчивая и малоснежная зима. Весна наступила рано; вскрытие Днепра у Киева отмечено 9 апреля. Весна была маловодная. Лето и осень были средние по водности.

С 1881 г. данные наблюдений, в том числе и по бассейну Днепра, публикуются в ежегодниках, справочниках, монографических исследованиях и пр., доступны для практического использования, поэтому ниже даются описания только четырех лет (1921, 4925, 1931, 1933), когда наблюдались выдающиеся гидрологические явления.

1921 г. В бассейне Днепра в этом году сформировалась исключительно маловодная летне-осенняя межень; годовой сток был наименьшим за многолетний период.

Благоприятные условия для формирования низкого меженного годового стока в бассейне Днепра начали складываться в предшествующем году. В 1920 г. были засушливыми лето и осень; сумма осадков у Киева за октябрь-ноябрь составляла 21 мм, что в четыре раза меньше средней многолетней величины за эти месяцы. В ноябре средний месячный сток Днепра у Киева достигал предельно низкого значения (218 м3/сек.) для открытого русла. Засушливость летне-осеннего периода вызвала истощение запасов грунтовых вод и недостаточное предзимнее увлажнение почвы в бассейне. Зима 1920-21 г. была теплая, малоснежная.

Весна 1921 г. была маловодная; за многолетний период наблюдений объем весеннего стока (10,5 км3) был меньше только в 1925 г. (9,5 км3). Запасы грунтовых вод не могли восстановиться к началу лета 1921 г., и поэтому в июне средняя месячная величина стока у Киева была наименьшей за многолетний период.

Лето и осень 1921 г. были знойные, засушливые во всем бассейне Днепра. Так, например, в бассейне реки до Киева сумма осадков за период июль — сентябрь составляла меньше половины нормы. Указанные условия способствовали формированию весьма низкого стока в летне-осенние месяцы, который составлял лишь 0,41 нормы.

Повторяемость летне-осеннего стока в бассейне Днепра до впадения р. Орели приближенно оценивается — один раз в 90—100 лет, годового стока — один раз в 150 лет.

Анализ условий формирования летне-осеннего стока в 1921 г. приводит к выводу, что они не были исключительными. За многолетний период были случаи, когда сумма осадков была меньше, а температура воздуха выше, чем в летние месяцы 1921 г. Следовательно, при более благоприятном сочетании указанных факторов возможно формирование меньших величин стока, чем в 1921 г. Допущения о том, что в 1921 г. величины стока (среднего годового, сезонного, среднего месячного, секундного) были предельно минимальными для нашего времени, (представляются несостоятельными.

1921 г. был весьма маловодный не только в бассейне Днепра, но и на огромной территории Европы, что подтверждают исследования П. С. Кузина.

1925 г. Зима 1924-25 г. была теплая, почти бесснежная; в бассейне Днепра выше Киева средняя декадная высота снежного покрова варьировала в пределах 1—4 см и только во второй декаде марта достигла 7 см. Поэтому весеннее повышение уровней (и стока) было незначительное, не выходящее за пределы меженного русла. Максимальный расход в этом году был наименьший (из максимальных весенних) за многолетний период наблюдений, а на створах Днепра, ниже Десны почти равнялся норме годового стока. Повторяемость весеннего максимума 1925 г. приближенно можно оценить — один раз в 170 лет.

1931 г. В этом году на Днепре (от Орши до устья) сформировалось выдающееся по высоте весеннее половодье, которое за длительный период является непревзойденным. Характеристики этого половодья принимаются за нормативы при расчете сооружений в пойме Днепра, используются при исследованиях закономерностей изменчивости половодных максимумов.

Формированию столь необычного половодья способствовали такие основные факторы: осеннее увлажнение почвы, снегонакопление в бассейне, осадки в период снеготаяния и в конце снеготаяния, дружная весна.

Осеннему увлажнению почвы способствовали дожди, которые в бассейне выше Киева в период август — октябрь превышали средние многолетние величины на 40—80%. На большей части бассейна снежный покров образовался во второй половине ноября одновременно с наступлением морозов. Снегозапасы к концу марта достигали в бассейне 140—200% нормы.

К концу декабря 1930 г. температура воздуха в бассейне достигала 20—25° ниже нуля. Устойчивая зима с низкими температурами продолжалась до конца первой декады апреля. Снеготаяние наступило в первой декаде апреля и в течение 3—4 дней охватило весь бассейн. В третьей декаде апреля температура воздуха на всей Европейской территории СССР составляла 6—12°, что обусловило высокую интенсивность снеготаяния.

Резкое потепление и выпавшие дожди во время снеготаяния способствовали весьма интенсивному нарастанию гребня половодья и формированию такого высокого максимума.

Материалы регулярных наблюдений и приведенных выше качественных характеристик показывают, что за время от 1655 г. и до настоящего времени максимум 1931 г. является непревзойденным; его повторяемость можно оценить — один раз в 300 лет.

Анализ факторов, способствовавших формированию высокого половодья, показывает, что при более благоприятном их сочетании максимум 1931 г. может быть перекрыт. Этот вывод подтверждают данные археологических исследований у Киева и анализ сведений за 1655 г.

1933 г. В этом году в бассейне Днепра было весьма дождливое лето. За период май — сентябрь в северной части бассейна частые и обильные дожди почти в 1,5 раза превышали среднюю многолетнюю величину и на 12% максимальную сумму за последние 70 лет. В районе Киева сумма осадков за указанные месяцы превышала среднюю многолетнюю величину на 70%. Особенно обильные дожди выпадали в июне и в июле; их сумма по территории Украины превышала 200 мм.

Обильные дожди обусловили высокий сток рек в бассейне в летние месяцы (особенно в период июнь — ноябрь), который явился наибольшим за период наблюдений. Объем летне-осеннего стока Днепра у Киева составлял 40,7 км3, т. е. почти в четыре раза превышал норму (10,4 км3).

Из анализа материалов с 1601 г. по настоящее время видно, что в бассейне Днепра не было столь многоводного летне-осеннего сезона, и его повторяемость можно оценить — один раз в 350 лет.

Сведения, приведенные выше, позволили составить сводную ведомость качественных характеристик водности сезонов в бассейне Днепра за длинный ряд лет (с 945 по 1880 г.). Эти характеристики более репрезентативны для лесной и лесостепной зон бассейна Днепра, а также применимы к предельным характеристикам зимних и весенних сезонов соседних бассейнов Западного Буга, левобережной части бассейна Днестра, бассейна Южного Буга, бассейна Северского Донца.

Источник: Г.И. Швец. Выдающиеся гидрологические явления на юго-западе СССР. Гидрометеорологическое издательство. Ленинград. 1972

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: