Факультет

Студентам

Посетителям

Долина Москвы-реки

Окрестности Звенигорода. Раннее свежее утро. Белый туман над Москвой-рекой висит хлопьями.

— Бежим купаться! Вода сегодня отличная, только далеко не заплывай!

Смотри, какая роса на траве. Ее капельки повисли на листьях злаков, а в круглом, как воротничок, листке манжетки, словно бриллиант, светится большая капля росы. В ней, переливаясь, отражаются лучи солнца.

Если выпала роса, впереди хороший жаркий день — верная народная примета. Как хорошо бежать босиком, да и полезно. Отличная закалка на всю зиму!

Поплыли! Ты хорошо плаваешь, почти как наши старые знакомые — бобры. Далеко не заплывай — на воде небезопасно. Ласточки-береговушки словно предупреждают нас об этом, кружась над нашими головами. Солнце не перестает отчаянно светить, а голубое небо словно подмели — ни одного облака. Ну, пора и на берег. Замерз? Ничего, на солнце быстро согреешься, и никакого полотенца не надо.

Смотри, какие кругом цветущие луга у реки. Они повсюду — до самой горки. А что это за горка? Не ровная — она поднимается уступами кверху: сначала — горка, потом — плоская площадка, как гигантская лестница, которая будто специально сделана для шагов великана. Это террасы и их склоны. На каждой террасе ты делал передышку, когда бежал вниз к реке. Террасы — это бывшие берега водного потока, но не нашей Москвы-реки, а большой транзитной реки прошлых геологических эпох. Это была широкая река, прапрабабушка современной Москвы-реки — Пра-Москва. Пра-Москва текла здесь еще в доюрский период, то есть более 180 миллионов лет назад.

При сильном похолодании климата ледники не раз покрывали нашу Землю. Суша была скрыта под толстым слоем льда. Через некоторое время (геологическое) наступало потепление климата, ледники таяли, и по их окраине образовались водные потоки. Последний ледник сюда не заходил, но его воды тут были 25 миллионов лет назад. Эти воды, холодные, с крупными и мелкими льдинами, с огромными камнями-валунами, бурля и пенясь, текли вниз по уклону древней долины Пра-Москвы. Они еще больше ее углубили и расширили. Камни-валуны до сих пор лежат на террасах современной Москвы-реки и на плоских водоразделах ее притоков.

Наша теперешняя Москва-река. которую мы так любим, вытекает двумя узенькими ручейками из Старьковского торфяного болота. Это болото всего в 145 километрах от Москвы, за Можайском. Если ехать по Минскому шоссе, то приедешь прямо к столбику с цифрой 145. Туда и автобус идет. А там от шоссе до болота — рукой подать. Можно увидеть эти два ручейка — истоки Москвы-реки. Ручейки сливаются в единый поток. Река становится все шире, воды в ней делается больше, потому что в нее впадают многие лесные ручьи и речки. Эти притоки и пополняют ее водой. Дотекла Москва-река до глубокой впадины — долины своей прапрабабушки и, наверное, решила: «Вот прекрасная глубокая долина для меня и моих вод! Зачем мне самой рыть землю и прокладывать себе с большим трудом русло?» Так и потекла Москва-река до самой Оки. В нее она и до сих пор впадает. Воды Москвы-реки смешиваются с водами Оки и текут вместе до самой Волги, нашей великой русской реки. Давай проверим, где впадает Ока в Волгу? Совсем недалеко от Москвы, у города Нижнего Новгорода. Проедешь поездом меньше суток и сможешь купаться то в Оке, то в Волге, где больше понравится.

Сейчас же мы с тобой искупались в Москве-реке.

От русла реки и до террас, там, где ты видишь прекрасные луга, — пойма Москвы-реки. Каждую весну пойма заливается водой во время разлива реки, который еще называют половодьем. Мутные полые воды полны веточек, пучков травы, ила, глины и песка. Постепенно вода сходит, река вновь течет в своем русле, но на поверхности почвы в средней части поймы остается слой ила и глины. Песок тоже откладывается на земле, но его частички тяжелее, чем глины и ила, он оседает ближе всего к руслу. Здесь его скапливается целый валик. Образуется песчаный прирусловый вал. На нем-то ты и лежишь, загораешь. Пучки травы и ветки застревают на прибрежных кустах ивы. Вон, видишь, они и сейчас, в середине лета, висят сухими косами на ветках кустов. По ним можно судить, до какой высоты здесь поднималась вода во время половодья.

За прирусловым валом, пониже, идет широкая средняя часть поймы — центральная. Это пространство занято плодородными луговыми почвами. Травы здесь пышно разрослись. Какое цветистое раздолье! Здесь и самые лучшие покосы. Дальше от русла, ближе к террасам, поверхность поймы настолько понижается, что становится влажной. Тут настоящее болото! Вода здесь никогда не сходит, и почва поэтому не просыхает. Эти места весной заливает вода реки, а кроме того, здесь постоянно выходят многие подземные ключи. Сюда же стекают и ручьи, идущие сверху по склонам террас, а также потоки воды, образующиеся во время сильных дождей. Все это сильно увлажняет притеррасный участок поймы. На нем вырастают влаголюбивые растения — осоки, болотные злаки, болотные ирисы, рогозы и многие другие. В притеррасье — самое настоящее непроходимое болото с вязкими болотными почвами.

Поймы небольших рек да и Москвы-реки тоже могли бы быть покрыты лесом, но здесь постоянно косят или пасут скот, вот и уничтожают всходы деревьев. Человек уже давно облюбовал эти земли и освободил их вдоль реки от деревьев для покосов трав. Здесь растут самые высокие и питательные для скота травы, а лесов много и на водоразделах, в стороне от реки. В поймах сельские жители устраивают и огороды, где выращивают овощи, требующие влажной почвы, например капусту.

Ты видел сизые полосы посадок капусты? Эти голубоватозеленые длинные грядки капусты, рядом с которыми — темнозеленые кусты ив и извилистая лента реки. Это пойменные огороды. Такой пейзаж любят писать художники.

Какие же деревья могли бы расти в поймах рек? Для чего это нужно знать? Чтобы восстановить прежнюю картину растительности этих мест. Ближе к реке, на прирусловом валу, росла бы высокая ветла с узкой серебристой листвой, да ракита, тоже с узкими, но зелеными листьями. Были бы здесь и кусты различных более низкорослых ив: ива корзиночная, из ветвей которой плетут корзинки, верба с красноватой корой и многие другие. В центральной пойме могли бы расти тополь черный и вяз. В притеррасьях росли бы уже знакомые тебе леса из черной или серой ольхи. Эти леса да и отдельные деревья ив и вязов сохранились местами в поймах и теперь. В более южных областях в центральных поймах по гривам растет еще и дуб.

Вдоль крупных рек, среднего течения Волги, Оби деревья растут только на прирусловых валах, а дальше, в центральной пойме, уже расти не могут. Там слишком долго стоят паводковые воды и всходы деревьев гибнут. Там всегда росли травы, были природные луга.

Побродим на солнышке среди трав? Посмотрим, что здесь на лугах Москвы-реки растет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: