Факультет

Студентам

Посетителям

Заметки о пеликанах и бакланах Аральского моря

Автор: В. И. Марков

Решение вопроса о значении рыбоядных птиц должно приниматься исходя не из общей формулировки: «раз птица ест рыбу, значит она вредна», а из анализа ситуации, сложившейся на том или ином конкретном водоеме (Гладков, 1960). Огульный подход к проблеме может в ряде случаев серьезно отразиться на ходе природных процессов и привести к нежелательным последствиям.

К сожалению, такой огульный подход существует и даже получил практическое выражение: работники рыбоохраны и рыборазведения, основываясь на сильно завышенных данных о численности рыбоядных птиц и неверных представлениях о масштабах их вредности (Пахульскин, 1951) провели на некоторых южных водоемах мероприятия по уничтожению как самих птиц, так и птенцов и яиц в гнездах. Особое внимание было уделено сокращению численности веслоногих.

На Аральском море численность веслоногих (преимущественно большого баклана) была уменьшена за последние годы на треть. Это не дало заметного хозяйственного эффекта в рыбном хозяйстве, но отразилось известным образом на экономике местного населения, поскольку именно веслоногие служили источником мясной пищи для населения многих островов восточного побережья и низовьев рек.

Ниже я привожу материалы по численности и размещению веслоногих на Аральском море на основе обследования, произведенного мною в 1956 г. в дельтах Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи и восточного побережья Аральского моря. Работа проводилась по поручению секции охраны птиц Всероссийского Общества охраны природы.

Розовый пеликан

История розового пеликана на Аральском море, так же как и всех веслоногих вообще, связана с историей хозяйственного освоения моря. В прошлом это обычная птица низовьев обеих рек и островов восточного берега моря. А. М. Никольский (1892) нашел ее обыкновенной на взморье и в дельте Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, на озерах близ Казалинска, в проточных озерах по протоку Ишан в низовьях Аму. Ранее М. Н. Богданов (1882) и М. Бутлеров (1879) наблюдали розовых пеликанов на гнездовье в дельте и нижнем течении Аму-Дарьи. Л. C. Берг (1908) писал о большой колонии пеликанов на о-ве Чагала (в архипелаге Возрождения), причем Н. А. Зарудный считал, что это были именно розовые. Л. А. Молчанов (1912) нашел, что эти пеликаны более обыкновенны в низовьях Аму-Дарьи, чем кудрявые. Все время летней поездки 1914 г. Зарудный (1915, 1916) наблюдал гнездование розового пеликана в низовьях Сыр-Дарьи и Джана-Дарьи, на островах Чушка-бас, на мелких островах, расположенных к югу от п-ова Чубар и Кизыл-Чалы, в южной части о-ва Меншикова, на островах Джурпас, Селеули, Дамбал, Тайля-Джиген, на островах у залива Ак-Сага и на о-ве Толмачева. Уже Зарудный отметил резкое уменьшение количества гнездящихся на Арале птиц и объяснил это развивающимся рыбным промыслом, но численность пеликанов в то время была еще довольно высокой.

В 1928 г. Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгии (1936) нашли розового пеликана довольно обыкновенным на гнездовье во многих местах восточного берега, в местности Кара-Бура, в камышах о. Аталык, на озерах Камышлыбашской системы, причем более многочисленным, чем кудрявый пеликан. В последующие годы неумеренный промысел птиц на шкурку и изъятие местным населением птенцов из гнезд привели к катастрофическому снижению численности розового пеликана, так что уже в 1933 г. Н. А. Гладков писал, что на нижней Аму-Дарье «пеликаны розовый и кудрявый… также гнездятся, но отнюдь не многочисленны». X. C. Салихбаев (1950), работавший в дельте Аму-Дарьи в 1946 и 1948 гг., уже не нашел там гнездовий розовых пеликанов и считал, что птицы бывают там только весной и осенью на пролете.

Аналогичное положение сложилось и в дельте Сыр-Дарьи и на восточном берегу моря. В 1956 г. летом нам ни разу не пришлось встретить розовых пеликанов. От местных жителей приходилось только слышать о том, что птицы изредка бывают в заливе Каратерень.

Несомненно, что в 1956 г. розовый пеликан нигде на Аральском море не гнездился. В 1957 г. в низовьях Аму-Дарьи была найдена местными жителями колония, в которой розовый пеликан гнездился вместе с кудрявым. По-видимому, в дельте Аму-Дарьи, так же как и в дельте Волги, розовые пеликаны гнездятся периодически, а не каждый год. До ликвидации Амударьинского заповедника розовые пеликаны в небольшом числе в некоторые годы гнездились на его территории.

Таким образом, в настоящее время розовый пеликан встречается в низовьях обеих рек преимущественно на пролете. По сообщению В. Топченко, весенний пролет идет более интенсивно и общее количество пролетающих птиц больше, чем осенью, но, в общем, очень невелико.

Кудрявый пеликан

Кудрявый пеликан был найден на гнездовье М. Н. Богдановым (1882) на нижней Аму-Дарье, в ее дельте и на взморье. Н. А. Северцов (1873) не приводит этого пеликана в своих списках, но говорит, что на нижнюю Сыр-Дарью он может залетать из устьев. В. Н. Бостанжогло (1911) нашел эту птицу обычной на северных берегах и гнездящейся здесь в колоссальных количествах. Н. А. Зарудпый (1915) указывает кудрявого пеликана пролетным и гнездящимся на больших озерах Сырдарьинской области (в том числе и на Камышлыбашских), а в более поздней работе (1916) говорит о гнездовании его в дельте Сыр-Дарьи и в архипелаге островов, лежащих к югу от п-ова Чубар. Спангенберг и Фейгин (1930, 1936) наблюдали этих пеликанов на гнездовье на островах Аталык, Чушка-бас и др.

В период работ Молчанова и Зарудного кудрявый пеликан был более редким, чем розовый. Впоследствии, в 30-е годы, в связи с развитием промысла, численность розового пеликана, гнездящегося большими колониями в сравнительно легко доступных местах, сильно сократилась, а кудрявого, гнездящегося на глубоких, окруженных труднопроходимыми тростниковыми крепями озерах, сохранилась и даже несколько увеличилась. Однако, хищническое использование колоний и разорение гнезд в последующие годы привело к уменьшению количества и этих пеликанов, к исчезновению многих колоний.

Еще недавно, в начале 50-годов, небольшие колонии были известны на о-ве Комсомольском, в районе пос. Авань, на о-ве Селеули, в низовьях Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи. В 1956 г. кудрявые пеликаны гнездились всего лишь в трех точках: в низовьях Сыр-Дарьи (в купаках у оз. Мал. Жилянды) и две колонии были в зарослях тростника в низовьях Аму-Дарьи (устное сообщение М. И. Анютина): в окрестностях оз. Судочьего и восточнее Ак-Дарьи. По восточному берегу моря пеликаны теперь не гнездятся, там только иногда встречаются бродячие птицы. Местные жители говорят, что колонии пеликанов в последнее время уменьшились и постепенно перемещаются во все менее доступные места: на глухие, не посещаемые людьми озера.

Численность пеликанов в гнездовое время невелика. В районе колонии в низовьях Сыр-Дарьи мы насчитывали во второй декаде июня находка этих птиц в западной части дельты Аму-Дарьи. Одиночных птиц нам приходилось встречать с первого дня «поездки на взморье Аму-Дарьи (30.VII.1956 г.). Птицы были осторожны и определенно придерживались глухих глубоководных озер, лишь изредка вылетая на протоки реки. Позже, во время поездки по западной части дельты, мы отмечали малых бакланов ежедневно, тоже на озерах, причем, чем ближе к оз. Судочьему, тем во все возрастающем количестве. Птицы перелетали с озера на озеро в разных направлениях. Говорить о какой-либо определенной направленности в перелетах или их суточной ритмике нельзя. Только в районе оз. Судочьего у мыса Урга нам приходилось наблюдать довольно крупную стаю из 30 птиц, летевших кормиться. Эти перелеты носили характер суточных миграций. Последнее было вызвано уменьшением в результате интенсивного промысла численности рыбы в озерах, на которых обычно держались птицы. Судя по общему возрастанию численности малых бакланов по мере приближения к оз. Судочьему. они гнездились в его районе. Это подтверждается и наличием в стаях молодых птиц и опросными сведениями. Местные жители говорят, что малые бакланы гнездятся по глухим, заросшим тростником озерам вместе с большим бакланом.

Таким образом, малый баклан — птица речных прозрачных и глубоких богатых рыбой озер, расположенных в тростниковых зарослях. Известные встречи на о-ве Манас и в местности Кара-бура (восточное побережье моря) относятся к районам, где сильно развиты тростниковые заросли и так много островов, что эти места более похожи на систему соединенных между собой озер. На озерах малые бакланы гнездятся и кормятся.

Колонии малого баклана из низовьев Сыр-Дарьи описаны Н. А. Зарудным на оз. Тасым и Е. П. Спангенбергом и Г. А. Фейгиным (1936) в окрестности Соло-тюбе; другие исследователи этих птиц на гнездовье не наблюдали.

В послегнездовое время одиночки и стайки кочуют по озерам дельты Аму-Дарьи, иногда вылетая на взморье. Мутных и густо заросших водными растениями озер эти бакланы избегают, так как не могут там ловить рыбу. Общая численность птиц в начале августа вряд ли превышает 400—500 особей.

Прилетают малые бакланы рано; в теплые годы зимуют как на Сыр-Дарье, так и на Аму-Дарье. В 1956/57 г. малые бакланы зимовали в низовьях Гуня-Дарьи у мыса Аккала (сообщение В. Топченко).

Малый баклан — почти чистый ихтиофаг. Но, как и пеликаны — это скорее индикатор скоплений рыбы, показатель благосостояния рыбьего стада, чем истребитель рыбы. При хотя бы небольшом снижении численности рыбы эти птицы перемещаются на новые места. Так, например, развивающийся промысел оттесняет бакланов в неосвоенные еще районы. При той незначительной численности малых бакланов, какая сейчас имеется на Аральском море, они, конечно, никакого хозяйственного значения не имеют.

Большой баклан

В качестве гнездящейся птицы большой баклан еще совсем недавно был очень обычен в низовьях Аму — и Сыр-Дарьи, вдоль восточного берега моря и на многих островах. Однако в последние годы численность бакланов сильно сократилась. Причиной этому послужили специальные мероприятия по сокращению численности бакланов, проведенные Аралгосрыбводом, разорение гнезд местным населением и наблюдавшееся в 1954—1956 гг. быстрое повышение уровня моря. Если в 1946—1948 гг. существовало 16—17 колоний бакланов, то в 1955 г. их было уже в несколько раз меньше. Определенно можно говорить о существовании колоний в районе оз. Малые Жилянды (в низовьях Сыр-Дарьи) и в районе оз. Судочьего (западная часть дельты Аму-Дарьи). Видимо маленькие колонии сохранились на п-ве Куланды, о-ве Лазарева и в глухих уголках архипелага Карабайли. Сравнительно недавно была колония на о-ве Комсомольском, но судьба ее неизвестна.

На берега северных заливов Аральского моря (Б. Сары-чеганак, Перовского, Паскевича) бакланы только залетают, особенно в послегнездовое время; гнездовий там нет. Не раз высказывалось предположение (Зарудный, 1916; Гладков, 1957) о возможности гнездования бакланов на уступах восточного чинка Устюрта, но обследовавший в 1956 г. все западное побережье моря В. И. Лимарев (устное сообщение) встречал там лишь одиночек и маленькие бродячие группы. Некоторые местные охотники утверждают, что бакланы на восточном чинке гнездятся, но в небольшом количестве и не каждый год.

Колонии бакланов на Аральском море постоянно перемещаются с места на место из-за преследования их человеком. Вследствие этого создается представление о большом числе колоний, что приводит в свою очередь к неправильному представлению о численности вида. Районы перемещений каждой колонии очерчены, в общем, довольно четко и обусловливаются благоприятными кормовыми условиями. Низовья Сыр-Дарьи, острова вдоль восточного побережья моря, северо-западная часть дельты Аму-Дарьи и архипелаг Возрождения — это места основных нерестилищ разных видов рыб: шемаи, воблы, леща, сазана и т. п. А так как время гнездования бакланов совпадает с временем подхода рыбы на нерест, то выкармливание птенцов рыбой обеспечено. В пределах указанных районов наблюдается, однако, тяготение птиц к более глухим, малопосещаемым людьми местам.

На Аральском море известно два типа гнездовых колоний. Один из них связан с гнездованием в тростниках, другой — на открытых участках морских островов.

Колония первого типа была обнаружена местными жителями в районе оз. Мал. Жилянды (низовья Сыр-Дарьи). Бакланы гнездились на глухих, заросших тростником узких извилистых озерах, очень трудно доступных из-за окружающего их широкого пояса плавающих тростниковых островов — купаков. Гнезда были устроены в виде разной высоты башенок или столбиков на снопах заломанного сухого тростника. Располагались гнезда (всего их было около 400) вдоль края тростниковых островов обычно в один ряд. В каждом ряду было по нескольку гнезд, все гнезда имели выход к воде. Часть гнезд была расположена тоже в ряд на снопах сухого тростника, лежащих на воде или упиравшихся одним концом в дно водоема, а другим — в край купака. Высота гнезд над уровнем воды зависит, видимо, от времени их изготовления: гнезда, устроенные недавно, несколько ниже. Вероятно бакланы достраивают гнезда в процессе насиживания, так как гнезда с птенцами обычно выше, чем те гнезда, в которых птенцы еще не вывелись.

Первые яйца в этой колонии были найдены 5 мая; при посещении колонии 14 июня 1956 г. мы нашли и недавно отложенные яйца и птенцов, хотя еще не летавших, но уже достигших размеров взрослых. 14 июля в разной степени насиженные яйца были примерно в 5—6% гнезд. Яйца бакланов в общем мало варьируют по размерам, хотя иногда встречаются и аберрантные. Последние чаще всего вытянуты в длину, эллипсовидные или с приостренными концами. В гнезде бывает по 3—4, иногда до 6 яиц, покрытых толстым и грубым известковым слоем. Поражает огромное количество яиц, содержащих мертвых эмбрионов. Последнее вероятно связано с сильным перегревом яиц, от чего не спасает и расположение гнезд под защитой тростника.

Гнезда в колонии располагаются обычно группами, причем в каждой группе птенцы бывают примерно одинакового возраста, а яйца — в равной степени насиженными, образуется как бы колония внутри общей гнездовой колонии. Нам представляется, что растянутость гнездового периода у бакланов и других птиц, для которых известно подобное явление, обусловлена не разновременностью гнездования отдельных пар, а разновременностью гнездования отдельных групп птиц, члены которых даже гнезда устраивают вместе.

На колонии днем держится очень мало взрослых птиц, пожалуй, только те, у которых имеются яйца или совсем маленькие птенцы. В ранние утренние часы птицы улетают в самых разных направлениях, не удаляясь, однако, слишком далеко от колонии и ловят рыбу в ближайших местах ее концентрации: в устье Сыр-Дарьи, Каратереньском заливе, Бугуньской бухте. Ведут себя бакланы в это время осторожно, держатся преимущественно в местах кормежек, прилетая туда рано утром и возвращаясь на колонию уже в сумерках. Днем на колонию прилетают поодиночке, с кормом для птенцов, ненадолго.

В послегнездовое время одиночки и небольшие стайки бакланов разлетаются с мест гнездовий вдоль морских берегов и по озерам дельт, но большинство птиц держится на открытых местах у заросшего тростником восточного берега моря. Иногда кормящихся птиц можно встретить в море в нескольких километрах от берега, стаи отдыхающих бакланов нередки на открытых косах островов и глинистых отмелях в устьях рек.

На о-ве Комсомольском Н. А. Гладков (1949, 1957) нашел гнездовые колонии другого типа. Здесь гнезда располагались непосредственно на земле и имели вид круглых или четырехугольных башенок высотой около 50 см. Этими башенками бакланы нередко обстраивали деревца саксаула так, что образовывались своеобразные бугры («аулы»), где и гнездились птицы.

Прилетают бакланы на Аральское море в середине марта и держатся до октября-ноября (Спангенберг и Фейгин, 1936), хотя многие птицы начинают отлет раньше. Направление осенних миграций аральских бакланов окончательно еще не изучено. Судя по опубликованным материалам (Гладков, 1957), основная масса окольцованных на о-ве Комсомольском бакланов к августу-сентябрю перемещается на восточные берега моря. Часть птиц смещается к югу и в ноябре, а возможно и раньше, появляется на Мургабе, где молодые птицы могут задерживаться на следующее лето. Некоторая часть птиц перемещается на Каспийское море.

По опросным сведениям, на Аральском море бакланы в небольшом числе зимуют. Это подтверждается наблюдениями Н. А. Северцова, встретившего 27 ноября 1857 г. бакланов на льдине между устьями Куван-Дарьи и Джан-Дарьи.

Большого баклана принято считать одним из самых серьезных вредителей рыбного хозяйства (Пахульский, 1951). Собранные нами материалы не подтверждают этого. Бакланы истребляют или рыбу, еще не достигшую промыслового размера, или находящуюся на нижнем уровне промысловой меры. Значительное место в уловах бакланов занимает красноперка, относящаяся к группе малоценных и даже сорных рыб.

Порочность применяемой А. И. Пахульским (1951) системы расчетов объема съедаемой птицами рыбы по формуле: количество истребляемой рыбы равно среднему весу рыбы в суточном рационе, умноженному на численность птиц и на время их пребывания на водоеме, теперь очевидна, так как эта система не учитывает ни характера взаимоотношений в биоценозе водоема, ни хозяйственной значимости разных видов рыб, ни возрастных особенностей в питании птенцов, ни многого другого. Тем не менее, чтобы избежать упреков в преуменьшении «вреда» бакланов, мы воспользуемся этой системой. При этом мы будем исходить из того, что бакланы истребляют только промысловую рыбу, что суточная норма — 700 г рыбы поедается каждой птицей ежедневно независимо от возраста, что взрослые бакланы живут на водоеме 7 месяцев, а птенцы — 4 месяца.

Основанные на этих предпосылках расчеты дают нам 8736 ц, что составляет 2,6% от среднегодового улова рыбы на Арале. Эта величина находится в пределах обычных годовых колебаний промысла, обусловленных, например, дислокацией орудий лова или особенностями организации промысла. Эта величина много меньше, чем процент прилова молоди промысловых рыб при правильно организованном промысле. Эта величина, наконец, составляет ничтожную часть от «сего рыбьего населения Арала. Поэтому нам представляется, что говорить о бакланах Аральского моря как о страшных истребителях рыбы нет оснований.

Однако сказанное выше не снимает вопроса о бакланах как о вредителях рыбного хозяйства. Вред их заключается в том, что в ряде мест (в районе архипелага Возрождения, в Муйнакском заливе у косы Тигровый хвост) они разбивают косяки рыбы, дезориентируя этим промысел и заставляя тратить в дорогое время путины много лишних сил и средств. По-видимому, в отдельных точках моря регулирование численности бакланов целесообразно, но оно должно проводиться под жестким контролем специалистов и ни в коей мере не должно быть лущено на самотек.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: