Факультет

Студентам

Посетителям

Влияние деятельности человека на численность рыбоядных птиц в нерестово-вырастных хозяйствах дельты Волги

Автор: В. К. Маркузе

Развитие биологической науки в послевоенные годы вступило в новый период, который характеризуется борьбой за повышение продуктивности рыбохозяйственных угодий. В специальном исследовании Г. C. Карзинкин (1952) указывает, что одним из путей повышения продуктивности водоемов является борьба с хищниками, в том числе отстрел птиц-ихтиофагов. Подобные высказывания встречаются почти в любой работе, имеющей рыбохозяйственное значение. Например, К. В. Глушанков (1951) рекомендует следующие меры борьбы с птицами — врагами молоди рыб: систематический отстрел хищников, особенно в период их первого появления; разорение строящихся гнезд; преследование охотничьими и сторожевыми собаками во время яйцекладки и вывода птенцов; использование капканов и силков; оплата местному населению за уничтожение хищников. В орнитологической литературе, посвященной рыбоядным птицам, встречаются такие рекомендации, как «не позволять гнездиться», «не допускать птиц», «уменьшить численность» (Бородулина, 1958; Саилов, 1962; Смогоржевський, 1959; Hanzak, 1952, и др.), а предлагаемые меры сводятся к отпугиванию и отстрелу птиц, разорению гнезд.

Наша работа проводилась в нерестово-вырастных хозяйствах дельты Волги (с перерывами с 1953 по 1962 г.), где рекомендуются те же меры (отстрел и сбор яиц) борьбы с рыбоядными птицами (Карзинкин, Кожин, 1953; Карзинкин, 1956), как одно из средств повышения продуктивности водоемов. Причем, главный инженер-рыбовод Г. П. Сурков (1963) призывает принять решительные меры к ослаблению влияния хищников на молодь разводимых рыб путем использования всех способов снижения численности хищников в хозяйствах. Иными словами, ставится вопрос о регуляции численности птиц-ихтиофагов в нерестово-вырастных хозяйствах дельты Волги. Мы хотим обратить внимание на то, что предлагаемые меры прямого влияния человека на численность птиц — это только часть проблемы регуляции численности. Значительно сильнее на численность птиц влияют косвенные антропогенные факторы, которые являются неотъемлемой частью хозяйственной деятельности человека в нерестово-вырастных хозяйствах. В этой связи необходимо рассмотреть фауну нерестово-вырастных хозяйств с точки зрения становления фауны культурного ландшафта.

Влияние антропогенных факторов на изменение как видового, так и количественного состава фауны — это один из вопросов зоогеографии, которому посвящено значительное количество специальных исследований. Н. А. Гладков (1958) выделяет два пути формирования фауны культурного ландшафта: первый, восходящий к древним временам, когда культурный ландшафт только начал формироваться, приведший к установлению в настоящее время наиболее специфических для культурного ландшафта видов. Второй «путь становления фауны культурного ландшафта имеет место и в настоящее время, когда ряд видов входит в него, не теряя своих старых биотопических связей.

В нерестово-вырастных хозяйствах наблюдается становление культурного ландшафта. Начало организации этих хозяйств относится к 1936 г. В первоначальном виде они мало отличались от естественных ильменей: водоем обваловывался, ложе его выравнивалось для того, чтобы обеспечить спуск воды и рыбы через особые спускные каналы — коллекторы. Наполнялся водоем рыбхоза во время подъема паводковой воды, осушался позже конца паводка (в августе), уровень воды регулировался шлюзом. Почти никакого влияния на растительность не было. В рыбхозах разводился только сазан и лещ, опыты проводились по выращиванию воблы и судака (Кожин, Летичевский, 1953). Таким образом, отличие рыбхозов от естественных ильменей заключалось в задержке воды в конце лета, ограниченном видовом составе молоди рыб и ее концентрации в определенные периоды.

В сильно заросших жесткой растительностью (тростником и рогозом) водоемах кормовые условия для молоди рыб, несмотря на значительную кормовую базу, бедные. Это происходит из-за того, что молодь рыб не питается в зарослях (Карзинкин, 1956). В целях повышения рыбопродуктивности водоемов с 1953 г. в рыбхозах начато выкашивание жесткой растительности. Скошенный тростник и рогоз используются как зеленое удобрение, так как способствуют усиленному развитию зоопланктона и зоообрастаний — кормовой фауны леща и отчасти воблы. Для молоди сазана эта фауна имеет значение лишь на первых этапах развития, до 20 мм длины (Карзинкин, Кузнецов, 1956). При использовании зеленого удобрения особенно важно сдвигать скошенную жесткую растительность в плотные кучи (рекомендуется размером 50X200 м), чтобы избежать замора в водоеме. Периодическое, иногда двухразовое за сезон выкашивание жесткой растительности в сочетании с осенней или весенней глубокой перепашкой ложа водоема приводит к постепенному освобождению рыбхоза от жесткой растительности. Однако этот процесс происходит крайне медленно: за 10 лет площадь зарослей тростника и рогоза снизилась с 70—80 до 50—60%. Заросли жесткой растительности в мелководных участках рыбхоза не поддаются выведению таким методом. Наиболее эффективный метод борьбы с жесткой растительностью — применение гербицидов — не рекомендуется Г. C. Карзинкиным (1956), так как лишает водоем зеленого удобрения. К тому же применение гербицидов в производственном масштабе в рыбхозах дельты Волги затруднено по техническим причинам (Сурков, 1963).

На открытых водных плесах, образующихся после выкашивания жесткой растительности, развивается обильная мягкая растительность, чрезмерное развитие которой может привести к заморам и появлению большого количества хищников из мира беспозвоночных (Карзинкин, 1956). Поэтому мягкую растительность также рекомендуется частично выкашивать, оставляя ее островками на 20—25% общей водной площади. Практически в рыбхозах выкашивается значительно меньше мягкой растительности.

В связи с зарегулированием стока Волги значительно изменился характер весеннего паводка. Неравномерность сброса воды нарушает режим заливания водоемов рыбхозов самотеком и ухудшает условия нереста в водоемах. Для улучшения водного режима рыбхозов с 1957 г. 12 хозяйств (в среднем, из 16 действующих) переведены на неполное механическое водоснабжение, т. е. с обязательным использованием паводковой воды. При этом подача воды в водоемы начинается с середины марта — начала апреля и, таким образом, рыбхозы заливаются водой значительно раньше, чем естественные полой, вода в которые начинает поступать с середины апреля — начала мая. Раннее заливание рыбхозов водой создает благоприятные условия для развития молоди рыб на первых стадиях развития (Карзинкин, 1956). Наиболее ранние сроки водоснабжения устанавливаются для тех хозяйств, в которых кроме молоди сазана и леща разводят молодь судака. Количество молоди судака, выращенной в нерестово-вырастных хозяйствах, увеличилось с 13 млн. в 1953 г. до 89 млн. в 1962 г. (Отчеты Главкаспрыбвода, 1953—1962).

Для увеличения рыбопродуктивности хозяйств в последние годы (с 1959 г.) иногда применяется метод уплотненных посадок производителей рыб на нерест (до 80 штук сазана и леща на 1 га). При этом выход молоди с 1 га в 1959—1961 гг. составил 271,8—334,4 тыс. штук (рыбопродуктивность 214,8—415,9 кг/га) (Сурков, 1963). В общем, выращивание молоди рыб в рыбхозах происходит при значительно большей плотности населения на 1 га, чем в естественных полоях.

Одной из отрицательных особенностей работы нерестово-вырастных хозяйств является значительная потеря производителей рыб после нереста (отлавливается только 70—80% посаженных рыб). Чтобы несколько повысить возврат рыб, в некоторых рыбхозах в конце спуска воды расставляют большое количество рыболовецких сетей. В них попадают не только рыбы, но и птицы (поганки).

Наконец, в последнее десятилетие работникам рыбхозов вменяется в обязанность борьба с рыбоядными птицами. Для этого выдаются боеприпасы. Проводится как сбор яиц, так и отстрел птиц. Однако эти работы не организованы, зависят от инициативы отдельных лиц, а добыча — от личного выбора охотника. Обычно эта «борьба» не принимает широких размеров. Другой путь «борьбы», применяющийся иногда, — это специальное разрушение камышекосилкой колоний крачек (белощеких), однако чаще это происходит попутно с выкашиванием мягкой растительности. С выкашиванием жесткой растительности уничтожаются гнезда поганок, лысух и других птиц тростниковых зарослей.

В рыбхозах дельты Волги встречается 19 видов птиц-ихтиофагов. Из них 7 видов гнездятся в рыбхозах. Это большая, серощекая и черношейная поганки, белощекая, черная, светлокрылая и речная крачки. При сплошном учете гнезд обнаружено, что из поганок наиболее многочисленна серощекая поганка (74% от всех поганок в рыбхозах), плотность ее на гнездовье в рыбхозах 23—33 пары (сплошные учеты гнезд поганок проводились в рыбхозах с механическим водоснабжением) на 100 га. Плотность заселения рыбхозов большой поганкой значительно меньшая (1—4 пары на 100 га), черношейной — колеблется от 0,5 до 14 пар на 100 га. Из крачек наиболее многочисленными по годам оказываются в рыбхозах иногда черная (в 1961 г. — 71% всех крачек), иногда белощекая (в 1962 г. — 66% всех крачек). На 100 га насчитывается 16—29 пар гнездящихся черных, 9—38 пар белощеких, 2—25 (1954 г.) речных и 0,1—1 пара светлокрылых крачек. Два вида — большая и малая выпи — возможно гнездятся в рыбхозах, так как встречены нами в гнездовое время, но очень редки, гнезда их при сплошном учете гнезд поганок на двух рыбхозах не найдены.

Десять видов птиц используют рыбхозы только как место кормежки, причем, главным образом в непродолжительное время послегнездовых кочевок. Из них 8 видов голенастых иногда встречаются в рыбхозах с мая, но большие стаи посещают хозяйства в июле-августе, обычно короткий промежуток времени в каждом хозяйстве. Наиболее многочисленны в последние годы большая белая и серая цапли, каравайка и кваква. В стаях птиц, кормящихся на одном рыбхозе в первой половине августа, встречается иногда до 100—400 особей каждого вида. Менее многочисленны малая белая и рыжая цапли, одновременно в одном рыбхозе (при максимальной численности) встречается не более нескольких десятков птиц этих видов. Единичны в рыбхозах желтая цапля и «колпица. Кроме голенастых, в рыбхозах встречен большой «баклан, который залетает в единичных случаях в августе, и обыкновенная чайка, посещающая рыбхозы после конца их функционирования, в сентябре.

Следуя районированию дельты Волги, предложенному Е. Ф. Белевич (1963), можно видеть, что нерестово-вырастные хозяйства расположены в средней зоне. Видовой состав рыбоядных птиц в хозяйствах не отличается от видового состава этих птиц в естественных полоях средней зоны дельты (Луговой, 1963; Скокова, 1959, 1960). Различие между фауной рыбхозов и естественных полоев заключается не в видовом составе, а в численности отдельных видов: почти все рыбоядные птицы в рыбхозах более многочисленны. На естественных полоях, превышающих по площади рыбхозы, только белощекая крачка в последние годы бывает столь же массовым видом, как в рыбхозах.

Влияние антропогенных факторов больше всего сказывается на птицах, гнездящихся в нерестово-вырастных хозяйствах, которые дольше пребывают в хозяйствах (пеганки обычно с апреля по июль-август, крачки — с мая по август — сентябрь). Среди этих факторов можно выделить три группы: влияние деятельности человека на заселение ильменей рыбхозов птицами в весеннее время; влияние деятельности человека на размножение птиц и прямое уничтожение птиц человеком.

Первый из них — влияние деятельности человека в нерестово-вырастных хозяйствах на заселение водоемов этих хозяйств птицами — очень велик. Для иллюстрации сказанного обратим внимание на численность гнездившихся в рыбхозе Ямат наиболее массовых видов.

При сплошном учете гнезд серощеких поганок в рыбхозе Ямат в 1961 г. обнаружено (с поправкой на недоучет 10%) 150, а в 1962 г. — 210 гнезд этого вида, таким образом количество гнездившихся птиц составило 140% по сравнению с 1961 г. Увеличение численности серощеких поганок произошло несмотря на то, что в 1961 г. рабочими было уничтожено в рыбхозе около 50% птиц серощекой поганки (об этом подробней будет сказано ниже). Каковы же причины значительного увеличения численности серощеких поганок?

Прилет серощеких поганок в ильмени, залитые водой, начинается в конце марта — начале апреля, основная масса птиц заселяет водоемы в середине апреля. В 1962 г. рыбхоз Ямат начали заливать водой 23.III, к 10.IV площадь зеркала воды составила 485 га, т. е. заливание рыбхоза было более ранним, чем в 1961 г., когда воду начали накачивать в рыбхоз 7.IV и к 10.IV площадь водного зеркала составила 240 га, т. е. в два раза меньше, чем в 1962 г. К 20.IV площадь водного зеркала в оба года различалась меньше (410 и 510 га), а с конца апреля была почти равной. Таким образом, условия водного режима рыбхоза во время прилета серощеких поганок были в 1962 г. более благоприятны для птиц, чем в 1961 г., несмотря на то, что общая площадь заливания рыбхоза в оба года была почти одинаковой. Кроме того, паводок этих двух лет существенно различался: в 1962 г. подъем воды в реке начался позже, продолжительность паводка была значительно меньше, хотя максимальная высота воды по астраханской рейке была несколько больше, чем в 1961 г. Такой паводок привел в 1962 г. к более позднему и меньшему по площади заливанию естественных полоев средней зоны дельты Волги и, следовательно, меньшей пригодности их для серощеких поганок по сравнению с 1961 г. По-видимому, сочетание благоприятных условий водного режима рыбхоза и неблагоприятных — естественных полоев в середине апреля вызвало в 1962 г. увеличение численности серощеких поганок в рыбхозе Ямат. В тех немногочисленных последнее время рыбхозах, которые заливаются водой во время паводка, плотность серощеких поганок во много раз меньше, чем в рыбхозах с ранним (механическим) водоснабжением, что вызвано невозможностью заселения этих водоемов птицами в середине апреля. Так, в 1962 г. 1 и 2 мая в рыбхозах Двухбратинский и Дуданаков северный было так мало воды, что серощекие поганки отсутствовали. Заселение водоемов единичными птицами произошло в первой половине мая.

Выбор серощекими поганками водоемов рыбхозов для гнездования в настоящее время определяется также отсутствием на большей части площади хозяйств сплошных крепей жесткой растительности. При выкашивании жесткой растительности рекомендуется оставлять заросли у вала рыбхоза и отделять делянки покосов неширокой (6—10 м) полосой нескошенного тростника и рогоза (Карзинкин, Кузнецов, 1956). В узких полосках жесткой растительности, оставленных человеком, в рыбхозе Ямат гнездится около 50% серощеких поганок. В рыбхозах, где жесткая растительность почти полностью сведена (например, рыбхоз Танатарка, 1962), серощекие поганки почти не гнездятся.

Сплошной учет гнезд крачек проводился в рыбхозе Ямат четыре раза за сезон (с середины мая до середины июля), так как период гнездостроения у этих птиц, в связи с большой потерей кладок и гнезд, растянут на два месяца. Численность этого вида в рыбхозе в 50-х годах была значительно меньше, чем в 60-х годах, что характерно и для других рыбхозов. Белощекие крачки появляются в средней зоне дельты Волги в первой половине мая, массовое заселение ильменей наблюдается в середине мая. Заселение рыбхоза Ямат в 1954 г. произошло в конце июня — начале июля, т. е. птицы прилетели в рыбхоз после неудачного гнездования в других местах. В 1961 г. в конце мая — начале июня в рыбхоз прилетело большое количество белощеких крачек, загнездившихся в водоеме (наибольшее количество жилых гнезд — 304), но большая часть птиц вскоре покинула рыбхоз Ямат, загнездившись в соседнем рыбхозе. Еще большее количество белощеких крачек пыталось гнездиться в этом рыбхозе в 1962 г.: в начале июня насчитывалось 531 жилое гнездо. Значительная часть птиц покинула рыбхоз во второй половине июня, переселившись в соседний рыбхоз и естественный ильмень. Увеличение численности этого вида наблюдалось и в других рыбхозах.

Белощекие крачки гнездятся на плёсах воды, заросших мягкой растительностью, которая служит не только строительным материалом, но и некоторой опорой для их гнезд. Таковы жеруха, омежник, листья белой лилии, нимфейник и др. В связи с этим для заселения рыбхоза белощекими крачками важно: наличие в хозяйстве свободной от зарослей жесткой растительности водной поверхности и начало заливания рыбхоза водой, отчего зависит степень развития мягкой растительности ко второй половине мая — началу гнездования крачек. В рыбхозе Ямат в 1954 г. наблюдались наиболее неблагоприятные (из учтенных нами лет) условия для белощекой крачки: рыбхоз заливался водой самотеком (с 25.IV), заросли тростника и рогоза составляли 70—80% всей площади рыбхоза, количество гнездившихся птиц в этот год было незначительным. В 60-х годах заросли жесткой растительности уменьшились до 40—50%, рыбхоз переведен на механическое водоснабжение, что приводит к раннему и обильному развитию мягкой растительности, в нем создаются благоприятные условия для гнездования белощеких крачек в мае-начале нюня. В 1962 г. заливание рыбхоза водой начато раньше (23.III), чем в 1961 г. (7.IV). Кроме того, условия паводка, как отмечалось выше, в 1962 г. привели к более позднему и меньшему по площади обводнению естественных полоев, чем в 1961 г. Улучшение условий гнездования в рыбхозе и ухудшение в естественных полоях вызвало, по-видимому, увеличение численности белощеких крачек в рыбхозе в 1962 г. Плохие условия паводка на этом виде должны сказаться резче, чем на других, так как в настоящее время белощекая крачка является доминирующим видом чайковых птиц дельты Волги (Луговой, 1963).

Численность черных крачек, гнездившихся в разные годы в рыбхозе Ямат, колебалась в меньших пределах. В первой половине июля в 1954 г. гнездилось 62 пары птиц, в 1961 г. — 178, в 1962 г. — 159 пар, эти крачки вывели птенцов. Первые черные крачки прилетают в ильмени средней зоны дельты в начале мая, массовый прилет происходит во второй декаде мая. Наиболее раннее заселение рыбхоза Ямат наблюдалось в 1954 г., во второй половине мая; в 1961 г. — позже, в конце мая — начале июня; наиболее позднее — в 1962 г., в середине июня — начале июля. Численность птиц в рыбхозе и сроки заселения этим видом хозяйств полностью зависят от деятельности человека. Черная крачка в рыбхозах гнездится там, где есть скопления плавающих стеблей жесткой растительности, которые служат ей субстратом для гнезд и обычно строительным материалом гнезд. В середине мая такие кучи имеются иногда там, где весной выжигают жесткую растительность, которую сдвигают в небольшие плотные кучи. 100% гнезд черных крачек, обнаруженных в рыбхозе в конце июня — июле, располагались на таких искусственных плотах. Наименьшая площадь покосов — 130 га была в 1954 г., наименьшей была и численность птиц; большая площадь покосов в 1962 г. — 181 га повлекла за собой и большую численность крачек; наибольшая площадь покосов была в 1961 г. — 212 га, наибольшей была и численность этого вида. В 1961 г. выкос жесткой растительности начат значительно раньше, чем в 1962 г., значительно раньше произошло и заселение рыбхоза черными крачками. Таким образом, основным фактором, определяющим численность черной крачки в рыбхозах, является устанавливаемый срок и величина выкоса жесткой растительности в хозяйстве, создающие субстрат для массового гнездования этого вида.

Численность речных крачек в дельте Волги за годы нашей работы сильно изменилась. А. Е. Луговой (1961) объясняет это тем, что косы и острова култучной зоны вследствие их небольшого вертикального прироста после зарегулирования стока Волги стали малопригодными для гнездования речных крачек. Поскольку они были наиболее типичным местом гнездования крачек в 50-х годах, то с исчезновением их, естественно, сократилась и численность птиц. Одновременно сократилась численность речных крачек и в рыбхозах. В рыбхозе Ямат в начале июля было в 1954 г. 108 гнезд, в 1961 г. — 15, в 1962 г. — 54. Прилет этого вида в среднюю зону дельты Волги начинается с конца апреля-начала мая. Однако массовое заселение рыбхозов в мае наблюдалось только в 1954 г., гнезда были построены на кучах плавающего обгорелого тростника и скоро погибли. В июне во все годы численность этого вида была незначительной, только в самом конце месяца и в начале июля численность крачек в рыбхозе увеличивается за счет птиц, прилетевших после неудачного гнездования в других районах дельты. Все гнезда речных крачек, найденные в рыбхозах в июне-июле, были построены на скошенной жесткой растительности. Таким образом, численность и сроки заселения рыбхозов зависят от возникновения неблагоприятных условий гнездования для этого вида в других местах дельты, но массовое заселение рыбхозов возможно только потому, что в рыбхозах при выкашивании жесткой растительности создается субстрат для гнездования речных крачек.

Заселение рыбхозов остальными гнездящимися птицами также во многом зависит от антропогенных факторов. Для гнездования черношейной поганки, так же как для белощекой крачки, важно отсутствие сплошных зарослей жесткой растительности и достаточное развитие в мае мягкой растительности, что определяется ранними сроками заливания водоема рыбхоза водой. Кроме того, черношейная поганка предпочитает гнездиться там, где загнездилась белощекая крачка, в колониях которой обычно строит свои гнезда. Численность большой поганки определяется глубиной водоема рыбхоза (она предпочитает более глубокие участки этих мелководных ильменей) и наличием значительных по площади открытых плёсов. Последние увеличиваются в рыбхозе за счет выкашивания жесткой и мягкой водной растительности. Светлокрылая крачка гнездится в рыбхозах только на скошенной жесткой растительности в колониях черной крачки. Некоторое увеличение численности этого вида в рыбхозах в 1962 г. связано, по-видимому, с неблагоприятными условиями паводка этого года и уменьшением естественных полоев.

Таким образом, улучшение работы нерестово-вырастных хозяйств дельты Волги: раннее заливание ильменей водой, выкашивание жесткой растительности и постепенное сведение ее с территории хозяйства вместе с тем «притягивает» в эти рыбхозы большое количество гнездящихся птиц (практически все 7 видов). В обратной зависимости находится численность птиц в рыбхозах от такого мощного антропогенного фактора, как паводок в дельте Волги: при его ухудшении численность птиц в рыбхозах увеличивается.

Второй фактор — влияние деятельности человека на размножение птиц в нерестово-вырастных хозяйствах дельты Волги значителен. Часть гнезд и колоний птиц полностью разрушается — специально или попутно с выкашиванием водной растительности. В некоторых гнездах происходит полная или частичная потеря яиц из-за сбора их рабочими или простого беспокойства гнездящихся птиц, в это время увеличивается гибель яиц от хищников, обычно вороны. Каково влияние этих факторов на размножение поганок? Серощекие и большие поганки начинают откладывать яйца в первой половине мая, в середине месяца наблюдается массовая откладка яиц, к концу мая большая часть птиц имеет полные кладки (из 4 яиц, редко из 5—6). Массовый сбор яиц у этих видов проводится редко, нам известен только один случай — в рыбхозе Маячный в 1962 г., в результате чего в первых числах июня у большинства птиц было только 3 яйца, а откладка яиц продолжалась. При выкашивании жесткой растительности в мае разрушаются гнезда как с полной, так и неполной кладкой. Птицы не покидают рыбхоз, а гнездятся заново в близлежащих участках зарослей. Всего с мая до начала июля во время выкашивания жесткой растительности в рыбхозе Ямат в 1961 г. было разрушено около 40% первых гнезд серощеких поганок и около 50% гнезд этих птиц, загнездившихся повторно. Серощекие поганки, потерявшие и вторую кладку (около 20% популяции), по-видимому, больше не гнездились и покинули рыбхоз в июле. У большой поганки из-за разрушения гнезд камышекосилкой птенцы вывелись только у 3 из 6 пар, взрослые птицы держались в рыбхозе до июля.

В конце кладки среднее количество яиц в гнездах (без учета пустых) было в рыбхозе Ямат в 1961 г.: у серощекой поганки 3,2, у большой — 3,4. При наблюдении за первыми кладками серощеких поганок (9 гнезд, 32 яйца), выяснено, что потеря яиц в гнездах составляет 6% (с учетом того, что некоторые птицы докладывали яйца в гнезда). Во вторых кладках (7 гнезд) из 23 яиц 7 оказались болтунами, гибель яиц составила 30%. Таким образом, у 60% популяции серощеких поганок приходилось примерно 3 птенца на гнездящуюся пару (94% от 3,2 яиц), а у 20% популяции — 2,2 птенца (70% от 3,2 яиц). Вылупление птенцов растянуто с первой декады июня до первой декады июля. Среднее количество птенцов у 80% успешно гнездившихся птиц было около 2.8 на пару, а при распространении на всю популяцию поганок — 2,3 птенца на пару. По данным C. Онно (1959), среднее количество птенцов у всех поганок 3,6 на пару, не вылупились птенцы из 8,5% яиц. Сюетенс (Suetens, 1960) сообщает, что в Бельгии среднее количество птенцов у большой поганки — 2,9. Таким образом, влияние человека на размножение серощекой и большой поганок сказывается в некотором уменьшении численности потомства и растянутости сроков гнездования птиц.

Гнезда черношейной поганки разрушаются камышекосилкой вместе с гнездами белощекой крачки, сбор яиц в них проводится также вместе со сбором яиц в колониях белощекой крачки, причем бывает значительным только там, где крачки загнездились в массе и возможен сбор сотен яиц. Успешность гнездования черношейной поганки в рыбхозе определяется успешностью гнездования белощекой крачки. Обычно гнезда поганок «кочуют» вместе с гнездами крачек. Черношейные поганки могут покидать рыбхоз в гнездовое время вместе с белощекими крачками при неудачной попытке гнездования последних (например, в рыбхозе Ямат в 1961 г.).

Велико влияние человека в рыбхозах и на размножение болотных крачек, особенно белощеких. Большинство первых колоний белощеких крачек, образовавшихся в рыбхозах, бывает брошено птицами. Обычно это происходит из-за сбора яиц, разрушения камышекосилкой гнезд в колонии или просто частого беспокойства птиц людьми. Белощекие крачки легко бросают колонии в первый период их образования и начинают гнездиться в новом месте иногда в том же ильмене (рыбхоз Широкий, 1962 г.), иногда в близлежащих ильменях (часть птиц с рыбхоза Ямат переместилась в рыбхоз Дуданаков северный в 1961 и 1962 гг.). Период «кочевок» колоний белощеких крачек нужно рассматривать, как поиски места гнездования, он продолжается около полумесяца. Разрушение камышекосилкой части гнезд в большой колонии этого вида с сильно насиженными яйцами и начавшими вылупляться птенцами (рыбхоз Дуданаков северный, 1962) не привело к исчезновению колоний и значительному сокращению численности птиц в рыбхозе. В конце июня — начале июля неудачно гнездившиеся птицы образуют вновь только небольшие (десятки гнезд) колонии. Количество яиц в гнездах погибших в дальнейшем колоний обычно невелико и составляет в среднем около 1 яйца на самку.

Черная крачка не так легко оставляет места гнездования при беспокойстве ее людьми, как белощекая, даже в первый период образования колоний, что связано, по-видимому, с ограниченным количеством мест для гнездования этого вида («плоты» из стеблей жесткой растительности) и более дружной откладкой яиц в гнезда. Например, в 1961 г. в рыбхозе Маячный 27.V проводилось специальное разорение части гнезд черной крачки шестом и сбор яиц. Однако, как показали наши учеты, это практически не привело к сокращению численности птиц, так как они загнездились поблизости. То же наблюдалось в рыбхозе Ямат в 1961 г., когда в начале июня часть гнезд в колонии была разрушена: колония продолжала существовать до вывода птенцов. Специально организованное успешное уничтожение колонии черных крачек наблюдалось только в начале июня 1954 г. в рыбхозе Ямат, когда камышекосилкой были сдвинуты плавающие стебли обгорелого тростника, на котором гнездились птицы. Однако естественная гибель небольших колоний и отдельных гнезд у черной крачки происходит в течение всего гнездового периода, что связано с примитивным устройством гнезд и незакрепленностью субстрата, на котором они расположены: стебли жесткой растительности могут сдвигаться и при сильном ветре. В результате этого гибнет значительная часть гнезд даже с полными кладками. После первого, второго, а возможно и третьего неудачного гнездования птицы вновь гнездятся поблизости в том же ильмене (расстояние определяется местами подходящего субстрата для гнезд). Общая гибель яиц у черных крачек больше, чем у белощеких, и составляет в среднем около 2 яиц на самку.

Влияние деятельности человека на размножение речных крачек в рыбхозах сказывается меньше всего, так как обычно эти птицы становятся массовыми в хозяйствах только в начале июля, когда начинается спуск воды и подъезд к местам гнездования крачек затруднен. Только в 1954 г. в рыбхозе Ямат, когда речные крачки загнездились в мае на завалах обгорелого тростника, камышекосилкой были сдвинуты плавающие стебли, что привело к разрушению колонии. Птицы покинули район рыбхоза.

Большинство авторов, изучавших биологию перечисленных видов крачек (Бородулина, 1960; Луговой, 1958, и др.), сообщает, что полная кладка состоит из 2—3 яиц. Нам кажется это не совсем верным для болотных крачек: в большинстве их колоний, независимо от времени образования последних, во время начала вылупления первых птенцов преобладают гнезда с 3 яйцами (иногда бывает до 5 яиц). Большое число гнезд с 2 и даже 1 яйцом объясняется пристройкой новых гнезд к колониям и разновременностью образования колоний. Потенциальная возможность откладки яиц у крачек очень велика, однако откладка яиц обычно кончается при наличии 3 яиц в гнезде. Только некоторые речные крачки в колониях, образовавшихся в конце гнездового периода, не откладывают больше 2 яиц.

Вылуплеиие птенцов у черной крачки растянуто с середины июня до 20-х чисел июля, у белощекой с 20-х чисел июня до конца июля, у речной мы находили птенцов с середины июля до начала августа. Таким образом, влияние человека на размножение крачек сказывается не в снижении численности потомства, а в сильной растянутости гнездового периода птиц, которое отмечалось иногда у этих видов и в естественных условиях дельты.

Из сказанного следует, что при вмешательстве человека в размножение птиц численность взрослых особей в хозяйствах изменяется по-разному: серощекая и большая поганка, черная и, по-видимому, светлокрылая крачки продолжают гнездиться на том же рыбхозе, численность их практически остается прежней. Белощекая крачка и черношейная поганка могут перемещаться в гнездовое время на несколько большие расстояния. Однако естественные незаросшие жесткой растительностью полой рядом с рыбхозами бывают редко, поэтому птицы обычно перемещаются или на соседний рыбхоз, или в новый участок прежнего рыбхоза. Практически численность этих двух видов на всей площади рыбхозов в гнездовое время изменяется мало. Только один вид — речная крачка при неудачном гнездовании полностью оставляет прежние места и перемещается для нового гнездования на значительные расстояния. Однако этот вид в последние годы немногочислен и, как сказано выше, в рыбхозах беспокоится людьми меньше других. Следовательно, человеку редко удается «прогнать» птиц из рыбхозов в гнездовое время и существенно сократить их численность.

Третий фактор влияния человека на численность гнездящихся птиц — прямое уничтожение человеком. От преследования человеком больше всего страдают поганки, которых употребляют в пищу. По приблизительным подсчетам в рыбхозе Ямат в 1961 г. было уничтожено около 340 серощеких и 6 больших поганок (взрослых и птенцов), что составило у серощеких поганок 40% взрослых и 65% птенцов, у большой поганки 33% взрослых и 20% птенцов от общего количества птиц в рыбхозе. В 1962 г. в этом рыбхозе было уничтожено около 200 серощеких и 7 больших поганок, что от общего количества птиц в водоеме составило у серощекой поганки 21% взрослых и 23% птенцов, у большой поганки — 43% взрослых и 10% птенцов. Большее количество истребленных в 1961 г. птиц связано с тем, что в конце лета в ильмене рыбхоза стояло много рыболовецких сетей, в некоторые дни в них попадало до 35 поганок, преимущественно птенцов. Такому большому преследованию поганки подвергаются на редких рыбхозах, вблизи которых располагаются поселения рабочих и нет сел. На большинстве рыбхозах число уничтоженных поганок значительно меньше. Так, в рыбхозе Дуданаков южный, где численность поганок близкая к численности в рыбхозе Ямат, в 1961 г. добыто около 100 птиц, что составило около 10—15% популяции; в рыбхозе Маячный в 1962 г. уничтожено не более 30 поганок, что составило не более 12% популяции птиц; в некоторых рыбхозах добывается еще меньше птиц. Общая гибель поганок в рыбхозах составляет, по-видимому, около 10% популяции. В отчетах рыбоводов данных по уничтожению поганок нет.

Крачки в рыбхозах почти не отстреливаются, только единичных птиц иногда убивают у шлюза. По сомнительным данным рыбоводов за 1962 г., на всех рыбхозах отстрелено 524 крачки (виды не указаны), что в сопоставлении с приблизительной общей численностью крачек в рыбхозах составляет около 1,5%. Практически птицы не страдают от прямого преследования человеком.

В общем условия, которые создаются в рыбхозах благодаря деятельности человека, привлекают на гнездовье значительно большее количество птиц, чем уничтожается их человеком. Рыбоводы, предлагающие уничтожение птиц-ихтиофагов в нерестово-вырастных хозяйствах, считают нужным для повышения рыбопродуктивности водоемов также ранние сроки заливания хозяйств водой и выкашивание жесткой растительности, т. е. меры, резко повышающие численность гнездящихся птиц.

Влияние деятельности человека на численность птиц, использующих рыбхозы только как кормовой биотоп, также существенно. Можно выделить две группы факторов, отражающихся на численности этих птиц: 1) факторы, которые привлекают птиц в нерестово-вырастные хозяйства, и 2) уничтожение птиц человеком.

Первый из них резче всего сказывается на численности голенастых птиц в хозяйствах. В 50-х годах эти птицы, по-видимому, очень редко гнездились в средней зоне дельты Волги (Сыроечковский, 1955), а в 60-х годах гнездовья голенастых в этой зоне полностью отсутствуют (Луговой, 1963). В связи с этим количество голенастых птиц, питающихся в рыбхозах в мае-июне, невелико: гнездящиеся птицы не могут совершать длительных отлетов от колонии, поэтому в рыбхозах держатся только неполовозрелые и холостые особи. Массовый вылет птенцов голенастых из гнезд происходит иногда в июне (например, у серой цапли — Скокова, 1959), иногда в июле (Дубинины, 1940). Молодые птицы в послегнездовое время широко расселяются по дельте Волги во всех направлениях (Скокова, 1959). В средней зоне дельты птицы в это время питаются на осушающихся полоях, мелководных ильменях и немногочисленных здесь мелких ериках. Во второй половине лета гидрологический режим рыбхозов выгодно отличается для голенастых от гидрологического режима естественных полоев: вода в рыбхозах задерживается примерно на месяц дольше. В некоторых случаях при выращивании молоди рыб до конца лета или при интенсивном спаде паводковой воды (1962) разрыв в сроках осушения естественных полоев и хозяйственных территорий увеличивается. Наибольшее количество голенастых в рыбхозах в 1961 и 1962 гг. наблюдалось в первой половине августа, т. е. в конце спуска воды из большинства хозяйств и глубине воды обычно меньше 0,5 м. В это время в средней и нижней зонах дельты резко сокращается число мест, пригодных для питания птиц. Особенно это влияет на численность серой цапли и кваквы, количество которых в год неблагоприятного паводка (1962) в рыбхозах увеличилось.

Отмеченное нами для рыбхозов увеличение общей численности голенастых в августе в 60-х годах, по сравнению с 50 годами, связано с падением уровня Каспия и общим уменьшением площадей полоев не только в средней, но и нижней зонах дельты. Рыбхозы, таким образом, приобретают большое значение для голенастых, кочующих после гнездового периода в северном, северо-западном и северо-восточном направлениях. Прямых указаний на общее увеличение численности голенастых в дельте Волги не имеется, хотя отмечается образование большого количества новых и исчезновение старых колоний (Луговой, 1961). Известно только увеличение численности большой белой цапли, которая в настоящее время является, пожалуй, наиболее многочисленным гнездящимся видом голенастых дельты (Луговой, 1963); одновременно увеличилось количество птиц этого вида, прилетающих в рыбхозы.

Освобождение рыбхозов от жесткой растительности также благоприятно для голенастых птиц, увеличивая открытые пространства ильменей, на которых могут останавливаться сотенные стаи птиц. Особенно важно это для тех птиц, у которых отмечена наибольшая стайность: каравайки и кваквы (Ромашева, 1940). Возможно, что с этим связано значительное увеличение численности каравайки в рыбхозах в 60-х годах.

Большая концентрация молоди рыб в рыбхозах, особенно молоди сазана, в нюне привлекает в эти хозяйства серых цапель и квакв, держащихся в средней зоне дельты. В конце спуска воды из рыбхозов молодь сазана всегда остается в некотором количестве во впадинах дна и некоторых участках коллекторов даже при отсутствии в рыбхозе значительных остаточных водоемов. Например, в рыбхозе Ямат в 1961 г. рабочими было выловлено около 3 млн. остаточной молоди сазана. Остаточная молодь рыб, при значительной концентрации ее, наиболее доступна для голенастых и привлекает менее подвижные во время питания виды: квакву, серую, рыжую и отчасти большую белую цаплю.

Современное распространение большого баклану на гнездовье в дельте Волги приурочено к трем участкам Астраханского заповедника (Луговой, 1963), в рыбхозах в гнездовое время он полностью отсутствует. В период послегнездовых кочевок условия рыбхозов (мелководность и наличие мягкой растительности), в которых происходит в это время спуск воды, мало пригодны для баклана, случаи залета единичных птиц в большинство хозяйств редки. Только на более глубокие водоемы рыбхозов птицы залетают несколько чаще, но никогда не бывают многочисленными.

Второй фактор, влияющий на численность кормящихся в рыбхозах птиц — прямое уничтожение их человеком, изменяет численность птиц в хозяйствах значительно меньше. Хотя голенастые (кроме, обычно, белых цапель) являются промысловыми видами, но массовый отстрел их в хозяйствах возможен только в ограниченный период во второй половине лета. По данным рыбоводов в 1962 г., во всех рыбхозах дельты уничтожено 250 голенастых (указаны серые цапли и кваквы). Эту цифру нужно сопоставлять со всей популяцией птиц в дельте Волги. Общая численность голенастых в последние годы неизвестна, но в 1953 г., когда большая часть птиц гнездилась в заповеднике, была около 12 тыс. взрослых (Скокова, 1965), а с птенцами 27 тыс. В сравнении с этим количеством в рыбхозах отстрелян 1% птиц. Реальное количество голенастых сейчас в дельте Волги больше и, соответственно, процент истребленных птиц меньше.

В отчетах рыбоводов сообщается также об уничтожении в 1962 г. в рыбхозах 73 бакланов, что весьма сомнительно, учитывая малую посещаемость хозяйств этими птицами, но это количество ничтожно в сравнении с 10 тыс. пар, гнездящихся в дельте Волги (Луговой, 1963).

Таким образом, антропогенные факторы в перестово-вырастных хозяйствах, такие, как задержка воды в послепаводковый период, выведение жесткой растительности и значительная концентрация молоди сазана, привлекают в эти хозяйства значительное количество голенастых птиц. Прямое воздействие человека на численность кочующих по дельте птиц незначительно. На численности баклана в хозяйствах влияние человека почти не сказывается.

Из сказанного следует, что косвенное влияние человека на птиц-ихтиофагов, являющееся неотъемлемой частью работы нерестово-вырастных хозяйств, ведущее к увеличению их рыбопродуктивности, на современном этапе развития рыбхозов вызывает увеличение численности птиц в хозяйствах, в сравнении с которым все попытки человека сократить численность этих птиц в хозяйствах не достигают своей цели. Нерестово-вырастные хозяйства сейчас не являются еще полностью культурным ландшафтом, в первый же год прекращения работ (в год летования) хозяйства превращаются в типичный естественный полой. Отрицательные факторы: значительная еще площадь зарослей жесткой растительности и некоторая зависимость рыбхозов от паводка в дальнейшем будут устраняться. При применении более эффективных мер борьбы с жесткой растительностью (например, гербицидов) или там, где рыбное хозяйство чередуется с сельским, возможно почти полное освобождение водоемов от жесткой растительности. Это приведет в дальнейшем к почти полному исчезновению из рыбхозов гнездящихся птиц (кроме, возможно, белощекой крачки). С переводом рыбхозов на полное механическое водоснабжение возможны несколько более ранние сроки зарыбления хозяйств. Более ранний спуск воды и молоди из рыбхозов рекомендуется рыбоводами. Одновременно он приведет к уменьшению возможности использования ильменей рыбхозов голенастыми птицами. В общем, когда эксплуатация нерестово-вырастных хозяйств достигнет намеченного уже сейчас уровня, общее количество рыбоядных птиц в хозяйстве сократится.

Впрочем, надо помнить, что рассмотренные здесь, так называемые рыбоядные птицы, сколько-нибудь существенного вреда нерестово-вырастным хозяйствам не приносят.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: