Факультет

Студентам

Посетителям

По земле, по воде, по воздуху

У всех растений есть своего рода имя и фамилия — видовое и родовое названия. Латинское название растения предусматривает два слова.

У некоторых же растений название складывается из трех слов. Такова недотрога, или прыгун. Ее (его) латинское название Impatiens noli tangere. Название «недотрога» дано растению за способность его плодов при прикосновении к ним быстро растрескиваться и с силой выбрасывать семена. Отсюда научное название рода: от латинских слов in patiens — не переносящий. А видовое название noli tangere в переводе — не трогай меня.

Во многих воспоминаниях, письменных и устных, можно встретить упоминания об этом растении. Так, один ученый жаловался мне: «Я проходил в конце лета по старому кладбищу, которое сплошь заросло этим растением, и подвергся ожесточенной бомбардировке семенами, попадавшими мне в лицо».

Из его рассказа я заключил, что кладбище находилось не в наилучшем для покойников месте, скорее всего — в сыром. Ибо недотрога предпочитает сырые места, особенно в оврагах и лесу.

На это растение редко кто обращает внимание. Пожалуй, в пору цветения его можно бы узнать по бледно-желтым цветкам, свисающим на тонких цветоножках совершенно особой формы. Правда, они прикрыты сверху листьями — хорошей защитой от дождя. Плод недотроги состоит из 5 плодолистиков. Ковремени их созревания слой больших клеток, находящихся непосредственно под кожицей, сильно набухает и держится в напряженном состоянии. Связь плодолистиков по линии их соединения становится слабее, и теперь стоит только дотронуться до плода, как ослабленный слой разрывается, плодолистики с силой заворачиваются внутрь и выбрасывают семена. Животные и птицы, побывавшие в зарослях недотроги, способствуют широкому распространению ее семян. К слову, недотрога — пришелец из Центральной Азии.

С некоторым удивлением и чуть ли не обидой вспоминал о дорикниуме травянистом (у нас он встречается в Молдове и Крыму) профессор А. Кернер фон Марилаун: «На вершине Лысой Горы близ Вены растет на опушке леса маленький полукустарник, носящий название Dorycnium herbaceum. Он принадлежит к мотыльковым и развивает шаровидные, односемянные плоды, созревающие в октябре. Однажды я собрал для одного сравнительного исследования несколько покрытых плодами прутьев этого полукустарника, взял их домой и положил их там на письменный стол. Когда я на следующий день, сидя за письменным столом, читал книгу, меня внезапно с большою силою ударило по лицу одно семя Dorycnium. Вскоре затем я увидел, как из маленьких соплодий выскочило второе, третье, четвертое и, наконец, около полусотни таких семян, и я каждый раз слышал своеобразный шум, которым сопровождалось разверзание плодов и выбрасывание семян. По-видимому, солнечные лучи, которые, проникая через окно, согревали и высушивали плоды, произвели это поразительное явление.

Оно напомнило мне один случай из жизни Гете, о котором мы читали в «Путешествии в Италию» следующее: «Я принес домой несколько семенных коробочек Acanthus mollis и положил их в открытый ящичек; но затем однажды ночью я услышал треск и вскоре после того прыганье по потолку и по стенам как бы мелких телец. Я не сразу мог себе объяснить это, но заметил после, что мои стручки раскрылись, и семена были рассеяны вокруг. Сухость комнаты довела в течение немногих дней созревание до такой упругости»».

Подобным образом особенно любят разбрасывать семена бобовые растения. Возьмем, например, акацию желтую, которая на самом деле не акация, а карагана. Научное название рода Caragana происходит от латинского слова caragana, обозначающего темнобурых лисиц, видимо водившихся в древности в зарослях этого кустарника. Желтую акацию сейчас разводят для живых изгородей, не боящихся морозов и легко переносящих как сверхбедную почву, так и всевозможные издевательства со стороны прохожих и садовников, порой стригущих их безжалостно чуть ли не под пуделя.

При созревании створки плодов караганы резко открываются и закручиваются, благодаря чему семена разбрасываются на большое расстояние. Поэтому если вы жарким летним днем прогуляетесь по аллее, обсаженной кустами желтой акации, то бишь караганы древовидной, или чилижника (и такое бытует название), то ясно услышите загадочные шумы, треск, шуршание. Это лопаются и выстреливают семенами бобы, или стручки, как называют их в народе.

Техника разбрасывания такова. На внутренней стороне створок расположен слой длинных клеток — волокон. При высыхании они становятся короче и испытывают сильное напряжение. Как только напряжение возрастет настолько, что превзойдет крепость соединения створок, — боб разрывается. А створки закручиваются винтом по причине косого расположения волокон.

У многих мимоз, цезальпиниевых, маковых, стеркулиевых и акантовых семена выбрасываются в момент раскрывания боба или коробочки благодаря винтовому закручиванию створок плода. В стенке плодов этих растений различают сочный мягкий слой из тонкостенных паренхимных клеток и твердый слой из сильно утолщенных, вытянутых, тянущихся вкось от одного до другого края плодовых створок. В этих косо направленных клетках твердого слоя и кроется та «нечистая» сила, которая раскрывает плод и скручивает створки винтом: каждая из этих клеток при высыхании скручивается, вследствие чего соответственно закручивается и весь твердый слой. Ткани из тонкостенных клеток, находящиеся в связи с твердым слоем, не препятствуют такому скручиванию, и последнее происходит быстро, внезапно и с такою силой, что содержащиеся в бобе семена буквально «выстреливают» и летят, описывая большую дугу. Если плод короткий, то скручивание створок ограничивается половиной или одним оборотом, если же длинен, — двумя или тремя, створки же опорожненного плода сворачиваются в форме локона (например, лядвенец или сочевичник). Сила, с которой отбрасываются семена, зависит от мощности твердого слоя.

Несколько иначе поступают некоторые из рутовых и зигофилловых. У этих растений в плодолистиках или плодовых створках происходит полное разъединение мягкого и твердого слоев. Находящийся снаружи мягкий слой высыхает ко времени зрелости семян, причем расщепляется вдоль по «брюшному» шву и сильно съеживается. В результате расположенный внутри твердый слой, имеющий вид вместилища и заключающий семя, выдавливается из трещины. Как только вместилище из твердого слоя освобождено, обе боковые стенки его расступаются, принимают вид корабельного винта и отбрасывают с силой семянки.

Примечательно, что плоды и семена растений выскакивают и летят в большинстве случаев под углом 45°, чем, как нам известно еще из школьных уроков физики, достигается самый далекий полет (любой, сведущий в баллистике, это вам подтвердит).

Любят резко и грубо разбрасывать плоды различные фиалки. Всем известны анютины глазки, или фиалка трехцветная (Viola tricolor). Видовое название tricolor в переводе и означает «трехцветная».

Многим известно растение кислица, или кисличка (Oxalis acetosella). Ботаническое название происходит от греческого oxys — острый и alis — соленый. Acetosella в переводе означает «кислая». Остросоленокислый вкус листьев обусловлен щавелекислым калием. Это, с одной стороны, защищает растение от поедания улитками, но, с другой — делает его весьма привлекательным в глазах человека: кисличку кладут в салаты, винегрет, щи, сыр и яичные блюда или делают на ее основе «лимонный напиток».

Кисличка предпочитает старые хвойные леса, особенно сумрак под большими деревьями. Это совсем незаметная, в 10 сантиметров высоты, маленькая травка с тройчатыми листьями на тонких черешках. Листочки очень изящны — этакие светло-зеленые сердечки.

Плод — коробочка, наполненная семенами. Когда семена созревают, коробочка трескается и семена с силой выбрасываются. Но и сами семена вне коробочки, оказывается, обладают изрядной прыгучестью. Положите их на лист бумаги, подышите на них, и они, подпрыгнув, исчезнут. Семечко кислицы окружено оболочкой, которая, набухая от влажного воздуха, лопается и выгибается. При этом семечко совершает прыжок до двух метров. Посадив кисличку в горшок вместе с хвойной подстилкой и покрыв растение стеклом, можно вполне обходиться без часов. Листья ее зимой складываются в 8—9 часов вечера, разворачиваются в 3—4 часа утра. Регламентировано в лесу у кислички и время открывания и закрывания цветков: утром они открывают в 9—10 часов одновременно с цветками мать-и-мачехи, а закрываются в 5—6 часов дня. Это в средней полосе европейской части нашей страны. В других широтах цветки меняют режим, но живут также дисциплинированно.

За склонность ошеломлять человека стрельбой семенами одно из растений семейства тыквенных назвали «бешеным огурцом» (Ecballium elaterium). Оно хорошо известно южанам. Его можно встретить под Одессой и в Крыму, на Кавказе и в Средней Азии. Растет по морскому побережью и сухим склонам. Это однолетник со стелющимся стеблем, сердцевидными листьями, с бледно-желтыми цветками и с колючещетинистыми, величиной со сливу зелеными плодами. При созревании плоды отделяются от плодоножки и через образовавшиеся отверстия с большой силой выбрасывают семена.

При созревании семян окружающая их ткань превращается в слизистую массу. Она мощно давит на внутренние слои. Даже легкого прикосновения к зрелому плоду достаточно, чтобы он «выплюнул» тебе в лицо всю массу семян в струе липкой ядовитой жидкости. Этот растительный «верблюд» плюется на расстояние более шести метров. Ну а если семена при «плевке» угодят в животное, то и путешествовать далее будут на нем, пока не отвалятся где-нибудь по дороге.

Но и бешеный огурец — не рекордсмен по дальности «плевка». Американское тропическое растение — трескучка болотная выбрасывает семена из плодов на расстояние до четырнадцати метров. Причем при вскрытии плода растение издает звук, подобный выстрелу из пистолета ТТ, списанного с вооружения за изумительно низкую прицельность.

Выбрасываемые многими растениями семена имеют форму ядра, яйца, бобовины или диска. Во всех случаях устройство их таково, что семена встречают в воздухе возможно малое сопротивление. Их полет, в сущности, неуправляем; исключение составляют разве только кислица и клещевина, выталкивающие семена через отверстия с определенным очертанием. Впрочем, у акантовых направление полета семян предопределено тем, что от разделяющей плод перегородки отходят крепкие дуги, на которых покоятся выбрасываемые семена. Часто выбрасывание сопровождается отчетливым звуком, напоминающим звук лопнувшего детского шарика.

Но есть и другого рода способы распространения семян. Еще М. Горький заметил: «Рожденный ползать, летать не может». Это вполне относится к семянкам синего посевного василька (Centaurea cyanus). Латинское имя роду дано в честь кентавра Хирона, а cyanus в переводе с латинского означает «синий», «темно-голубой». Там, где полевое хозяйство ведут безалаберно, василек обычен среди хлебов. Плод растения — семянка с хохолком из жестких щетинок на верхушке. В сухую погоду они растопырены и, как пружинки, подпирают семя. Но вот утром выпала роса, щетинки намокли, размякли, и семянка легла на землю. Высушило солнце росу, щетинки приподняли семя и при этом, заметьте, сделали «шажок» от материнского растения. Конечно, не очень скорый способ передвижения, но все же…

У злаков (например, элимус косматый, рожь ломкая, эгилопсы) — отходящие от пленок ости, у скабиоз и многих сложноцветных — чашечные щетинки и жесткие волоски хохолка, а у бобовых (например, клевер звездчатый) —растопыренные зубцы чашечки, попеременно то расходясь, то сближаясь, вызывают движение, напоминающее ползание. Перечисленные образования у всех этих растений гигроскопичны, снабжены маленькими зубцами, которые делают невозможным обратное движение семянок с раз достигнутого места и определяют таким образом направление пути.

У райграса высокого, овса пастбищного и некоторых других злаков ости, отходящие от основания кроющих чешуй, согнуты коленообразно. Участок ниже колена закручен винтом и чрезвычайно гигроскопичен. В зависимости от влажности воздуха он, подобно скручиваемой или раскручиваемой бечеве, поворачивается то в одну, то в другую сторону. Движение в этом случае происходит, если стрелкообразная часть ости не защемлена где-нибудь неподвижно.

У овса дикого красного (Avena sterilis) отпавший плодоносный колосок снабжен двумя пленками, усаженными сильными коленчатыми остями. При изменении влажности обе ости крутятся в противоположных направлениях, перекрещиваются, давят одна на другую, соскальзывают, создавая эффект подскока всего плода.

Движение ползающих и подскакивающих плодов редко превышает несколько дециметров и приостанавливается при достижении укромного закоулка, обычно затененного и с повышенной влажностью.

Довольно редок у наземных растений способ распространения семян и плодов водой. Пожалуй, наиболее интересны в этом отношении два растения, известные нашим предками под общим названием «иерихонской розы». В средние века они были занесены в Европу с Востока участниками крестовых походов и паломниками. О них в свое время ходило много легенд. Оба растения — однолетники, живущие в пустынях Северной Африки, Аравии, Сирии и Палестины. У Anastatica hierochuntica (она из крестоцветных), цветущей и приносящей плоды весной, ко времени зрелости плодов ветви дугообразно закручиваются внутрь; растение как бы свертывается в комок («закрытая роза») и в продолжение летней засухи остается в таком состоянии. Но вот растение смочили зимние дожди, гигроскопические ветви распрямляются, и семена вымываются из раскрывшихся грушевидных стручочков на землю.

У другой иерихонской розы — Asteriscus pygmaeus (из семейства сложноцветных) — свертываются вокруг зрелых плодов не ветви, а листья обертки. Под дождем эти листья отгибаются, а плодики смываются и уносятся дождевыми потоками.

Нечно подобное отмечают у плодов и семян хрустальных трав, или денников, из семейства Aizoaceae. Наиболее многочисленным считается его род Mesembryanthemum. Некоторые виды этого рода замечательны своеобразием вегетативных частей. Так, у одних листья бывают сильно вздуты, напоминают окраской и формой камни. У других — листья погружены в землю и таким образом защищены от жаркого солнца (все же родина растений — Африка); солнечные лучи проходят сквозь прозрачную ткань растений, почти не нагревая ее. Благодаря оригинальной форме листьев некоторые виды рода вошли в садовую культуру как декоративные. Такова ледяная трава (М. crystallinum), покрытая стекловидными волосками, заполненными водянистым содержимым. Растение использует его при недостатке влаги. Плоды (коробочки) растений этого рода в сухую погоду замкнуты. Но как только они будут смочены, створки, расположенные над «брюшными швами» гнезд плода, отгибаются назад; «брюшные швы» вскрываются (расступаются), и удерживаемые до того времени под двойным запором семена вымываются дождем из гнезд плода.

То же самое и у нашего едкого очитка (Sedum acres) из семейства толстянковых. В каждом его цветке 10 тычинок и целых 5 пестиков. Листья, как и положено «по уставу» толстянковым, мясистые. Бесцветковые стебли лежачие, цветущие — восходящие. Рост 5—15 сантиметров. Цветет очиток в июне—августе. Встречается по песчаным местам.

Научное название рода Sedum происходит от латинского sedere — сидеть. Acris в переводе с латинского — острый, горький. Листья очитка сочные, мясистые, богатые водой, медленно расходуемой в сухое время. После отцветания завязи очитка образуют пятилучевую звезду. Плодики широко раскрываются в дождливую погоду, мелкие семена вымываются из раскрытых гнезд плодика и выносятся дождем, потоки которого разносят их по расщелинам даже отвесных и нависших скал, где они и дают новое потомство растений-«скалолазов».

На обработанных землях и лугах у нас примечательна в этом же отношении вероника тимьянная (Veronica serpyllifolia) из семейства норичниковых. Научное название рода (равно и женское имя человеческое) происходит от латинского слова verys — истинный, настоящий и unicis — единственный. По отношению к растению это намек на медицинские свойства, по отношению к женщинам — вероятно, на верность в браке. Видовое название дано растению за сходство листьев с листьями тимьяна (Thymus serpyllum) и от латинского слова folium — лист.

Это многолетнее растение цветет в мае—июне голубыми цветками, сидящими поодиночке в пазухах верхних листьев. Коробочки с семенами раскрываются только после того, как их промочит дождь. Семена вымываются и уносятся дождевой водой. Так растение может обезопасить себя от трагической возможности угодить на иссушенную землю, что при распространении семян ветром случается сплошь и рядом. Дождевая вода неминуемо доставляет семена на влажную землю либо в неглубокую воду ручья или лужи — места обетованные для вероники.

Морскими течениями распространяются панцирные плоды пальм и плоды кокосовых пальм; они способны плавать благодаря мощному воздухоносному волокнистому слою и лежащему над ним кожистому слою, непроницаемому для воды из-за содержащихся в нем масел. После морского путешествия морской прибой выбрасывает плоды на берег, где они находят пристанище или место вечного успокоения. Последнее, к сожалению, случается чаще.

Чтобы избежать подобной участи, некоторые растения мангровых (так называются растения тропиков в полосе прилива и отлива по берегам морей и океанов) предпочитают сбрасывать с деревьев уже проросшие семена. Тяжелые проростки, достигающие порой метра, падая с дерева в воду, своим заостренным и тяжелым нижним концом вонзаются в ил и укореняются в нем. Таковы Rhizophora, Bruguiera и другие «живородящие» растения.

Примечательно, что у ризофоры в завязи закладываются две семяпочки, но одна из них после оплодотворения развивается в семя, другая же отмирает. Поэтому плод ризофоры остается лишь с одним живым семенем, не имеющим периода покоя. К слову, у многих растений тропиков период покоя обычно незначителен. Проростки мангров, которые не сразу после падения воткнулись в ил, не тонут благодаря особой ткани и распространяются морскими течениями.

В наших стоячих водах плавают плоды болотных осок, частуховых и рогозовых, а также семена кувшинок. Плоды осок держат на воде окружающие их раздутые мешочки. Воздухоносной тканью обладают как надводные листья, так и плоды нашей частухи — ядовитого растения, обитающего по сырым и топким местам. По болотистым лугам, берегам рек, озер и прудов обитает сусак с розовато-белыми, собранными в зонтик цветками. Его плоды содержат большое количество воздушных полостей, а потому свободно держатся на поверхности воды и перегоняются по ней ветром и течением. В годы войны подземные части сусака шли в пищу в печеном виде. Из листьев сусака плели корзины и ныне исчезнувшие из нашего быта рогожи.

Хорошо развитой воздухоносной паренхимой снабжены плавающие на воде плоды ежеголовников, растущих по топким берегам рек, озер, ручьев, прудов каналов и на болотах.

Одно из самых красивых у нас растений с очень крупными цветками — белая лилия, или кувшинка, растущая в стоячих и медленно текущих водах, прудах и старицах. Научное название рода Nymphae дано растению в честь мифологических нимф — божеств морских и речных вод, источников и ручьев. Видовое обозначение Candida в переводе с латинского означает «белоснежная». Многочисленные черные семена кувшинки после того, как плод сгниет, освобождаются и всплывают на поверхность воды, где плавают благодаря особому покрывалу, наполненному воздухом. Распространение семян происходит при помощи течений или ветра, а также рыб и птиц, способных переваривать лишь их покрывало — присемянники.

По биологическим особенностям и способам распространения схожа с белой лилией кувшинка желтая, или кубышка (Nuphar luteum). Кстати, и родовое имя растения Nuphar — тоже «нимфа», только в переводе с арабского. Видовое название luteum — переводится с латинского как «желтая».

Очень выгодно растениям переносить плоды и семена ветром. Этот способ во всех отношениях лучше, если учесть дальность их распространения. Вспомним, что ветер в степях ломает у корня многие растения и гонит их неведомо куда, перекатывая с места на место. Такие растения в народе называют перекати-поле. К ним могут быть отнесены многие степные растения: курай, рогачка, катран, качим и другие. Иногда при перекатывании кусты сцепляются вместе и образуют шары с хороший воз сена. Помните, у Фета:

Выйдешь — поневоле
Тяжело — хоть плачь!
Смотришь через поле
Перекати-поле
Прыгает, как мяч.

Катясь и подпрыгивая на буграх, перекати-поле рассеивают свои семена.

Еще один способ распространения семян — свободное парение, или пилотируемое падение. К пылеобразным семенам, способным парить продолжительное время, относятся семена орхидей. Так, масса одного семени Joodyera repens составляет всего лишь 0,000002 грамма. Чрезвычайно легкие семена у многих паразитирующих и сапрофитных (питающихся мертвым органическим материалом) растений. Но и среди вполне «нормальных» растений есть рекордисты по мини-семенам. Например, отдельное семя белозора (Parnassia palustris) весит 0,00003 грамма. Это растение можно

встретить по сырым лугам, кустарникам и болотам. Оно небольшое (15—20 сантиметров), с очень красиво устроенными белыми цветками. За изящество названо Parnassia в честь Парнаса — священной горы древних греков, где обитали музы. Хуже дело с видовым названием palustris, что в переводе с латинского означает «болотная» — по излюбленному местообитанию растения.

Замедленно падающие семена растений часто имеют форму листочков или чешуек. Как правило, сплющенное семя окаймлено утонченным до пленки краешком или лучистым венчиком из нежных отростков, как например, у погремка, вероники или диоскореи. У некоторых мимозовых, бобовых и крестоцветных способностью замедленного падения (парения в воздухе) обладают створки бобов и стручков, несущие на себе семена. К этим формам примыкают плоды и семена, снабженные крыловидными отростками. Крылья образованы из плодолистиков или внутренней части плодовой чешуи, как например, у сосен, елей и пихт.

У сосны — пока еще наиболее распространенного дерева в европейской части СНГ — крылатые семена созревают только на второй год. Шишки вскрываются, когда их обдувает сухой ветер — в сырую погоду они закрыты. Ветер подхватывает и разносит семена. Кстати, килограмм семян сосны с крылышками содержит около 120 тысяч, а обескрыленных — до 165 тысяч семян, что открывает огромные возможности для восстановления рьяно вырубаемых площадей сосновых лесов Беларуси, Балтии и России. Замечу, что семена сосны из хвойных обладают наиболее высокой всхожестью (до 96 процентов) и способны сохранять ее до 8 лет.

Благодаря летучести семян образует огромные лесные массивы в северных областях ель. Там, где ель неприкосновенна, она служит основным кормом белке.

У пихты треугольные семена снабжены приросшим крылом. Именно крылатость позволила пихте образовать сплошные леса в северной тайге. Ареал пихты — северо-восток европейской части России и значительная часть лесной зоны Сибири.

С обеих сторон снабжены крылышками плоды березы бородавчатой (Betula verrucosa), что позволяет ветру свободно разносить их на большие расстояния. Небезынтересно отметить, что береза в связи с ее повсеместностью и доступностью была важнейшим в старину подспорьем в деле народного образования. Отсюда и научное название рода Betula, происходящее от видоизмененного латинского слова batula (от глагола batuere, что значит «бить», «сечь»). В старые времена ветвями березы секли нерадивых школяров (кормили «березовой кашей»).

Двукрылатка — плод клена, распадающийся на две части, из которых каждая снабжена спинным крылом. Кто из нас в детстве не делал из этих крыльев «носики», наклеивая их на собственный нос. Не бог весть как далеко могут разлететься эти крылатки, однако клен встречается чуть ли не повсюду, за исключением, пожалуй, Крайнего Севера. Почти любой из его многочисленных видов узнается по заостренным лопастям лапчатых листьев. Может быть, и латинское название его происходит от слова acer, что значит «острый». Правда, есть и другое мнение о происхождении родового имени. В древности, говорят сведущие люди, из клена изготовляли копья и рукоятки для оружия.

Иногда плоды приобретают «крылья» после отцветания от разрастающихся и, наконец, высыхающих прицветников. Таковы хмель, восточный граб и липа. Даже у нашего граба обыкновенного орешки пытаются «парить» в воздухе — они снабжены прочно прикрепленной трехлопастной плюской.

А научное название рода липы Tilia вообще происходит от греческого слова ptilon — крыло, по крыловидному прицветнику, прикрепленному к соцветию. Соплодие ко времени созревания оказывается снабженным крыловидным прицветником, легко ловящим при падении ветер. Липа, как известно, дает у нас наилучший мед, который неизвестен в Западной Европе, где липа — довольно редкое дерево.

У некоторых видов, особенно у айланта, крылья скручены, что вызывает своеобразное крутящееся движение подхваченного ветром летящего плода. Падение плодов и семян с развитым односторонним крылом, у которых центр тяжести смещен, также привлечет при падении ваше внимание. Кто из нас не видел крутящиеся и вертящиеся при падении «пропеллеры» клена и сосны!

Можно предположить, что прообразом дирижабля для его изобретателей послужили легкие мешковидные или пузыреобразные покровы вокруг плодов и семян растений. Эти покровы в высохшем состоянии чрезвычайно тонки и нежны, а их масса может быть уменьшена еще больше за счет приобретения при высыхании тканями ситовидного или решетчатого вида (это, конечно, уже не «дирижабли»). Маленький, окруженный покровом плод составляет центр тяжести и определяет таким образом наиболее благоприятное для распространения ветром положение тела.

В высыхающий пузырчатый венчик заключены плоды клевера шуршащего. Поэтому они легче, чем у других видов клевера, распространяются ветром. Обратите на этот вид внимание. Его головки, в отличие от других клеверов, во время цветения желтые.

У шалфея и тимьяна чашечка превращается в мешковидный сухой покров и при отделении от своей ножки служит средством распространения для созревших на ее дне орешков. У нас по лугам и кустарникам, а то и по пойменным пахотным полям, по известковым почвам часто можно встретить шалфей луговой. На пахотные земли этот вид попадает только благодаря семенам, так как вообще-то предпочитает размножаться корневищами на не тронутых человеком землях.

Нечто сходное с шалфеем и тимьяном наблюдается у различных видов манжетки. У хмелеграба (Ostrya) маленький орех облечен прицветником, напоминающим средневековые мантии судейского сословия. А у многих злаков, как, например, у трясунки большой (Brisa maxima), сухие пленки образуют вокруг маленькой зерновки покров, приспособленный для распространения ветром. Отсюда, вероятно, и родовое название Brisa — бриз, ветер. Хотя, надо сказать, эта версия может быть оспорена. Некоторые утверждают, что Brisa означает «хлебный злак» (рожь).

К самым удачным, а потому наиболее распространенным приспособлениям, при помощи которых плоды и семена разносятся ветром, относятся парашюты, проклинаемые всеми, кому приходится иметь дело с огородом, — они разносят самые злостные сорняки. Эти парашюты обычно представляют собой пучки волосков или пленчатые заокраины. У онагриковых, ластовневых и некоторых бромелиевых на обоих полюсах семени есть пучки волосков.

Из онагриковых всем, пожалуй, известен кипрей. Слишком уж броское растение, выделяющееся как ростом, так и буйным цветением красивых цветков (белый крест на красном фоне).

У валериановых и сложноцветных играющий роль парашюта пучок волосков отходит от верхней стороны семянки. Последнее семейство, вероятно, благодаря «парашютикам» — одно из самых крупных по численности видов (никак не менее 15 тысяч). Их цветки собраны в корзинки и состоят из одних язычковых цветков, иногда из одних трубчатых или из тех и других (диморфизм). Плод у них — семянка, обычно снабженная хохолком. Чашечки пожертвованы семейством для образования пленок или волосков, образующих хохолок (вспомните Лукреция Кара: «Из ничего даже волей богов ничего не творится»).

Вредных для огородников растений в семействе сложноцветных более всего, полезных же мало: подсолнечник, топинамбур, салат, артишок, скорцонер, салатные цикории, георгины, хризантемы, ноготки, астры и немногие другие, главным образом лекарственные (мелколепестник канадский, например, применяют в гомеопатии при различных формах кровотечений; сушеницу болотную — при лечении язв и гипертонии; цмин — при болезнях желчного пузыря, печени, желудочно-кишечного тракта и др.).

Трудноискоренима на полях и огородах благодаря двоякому способу размножения (семенами и вегетативно) мать-и-мачеха (Tussilago farfara). У этого надоедливого на огороде растения желтые венчики собраны в соцветие-корзинку, сидящую на конце бесстыдно безлистного ранней весной стебля, покрытого чешуями. Листья появляются лишь после цветения. Растение с коварнейшим корневищем (до 75 сантиметров), уступающим по своей вредности лишь корневищу пырея (к счастью, они обычно не соседствуют). Для нас это растение — лютая «мачеха» (каждый кусочек корневища дает самостоятельный побег). «Мать» же в названии растения упомянута за кажущуюся более теплой, чем верхняя, нижнюю поверхность листа.

После отцветания цветоножки мать-и-мачеха сильно вырастает и выносит плоды вверх. Там они сдуваются ветром и далеко разносятся. Семена прорастают буквально на глазах — через несколько часов после падения на землю. Вообще же, когда мать-и-мачеха попадается на глинистых склонах, обрывах, канавах, оврагах и холмах, она их, право же, украшает, особенно в марте — апреле, когда других цветов еще не видно.

Крестовник обыкновенный использует для переноса семян все «подручные транспортные средства» — ветер и животных. Его плодики разносятся ветром благодаря парашюту из волосков, прикрепленных сверху. Волоски на семянке выделяют клейкую слизь, которая позволяет им прикрепиться к животным и путешествовать на них. То же самое мы встречаем и у желтухи.

Своеобразно распространяются и чертополохи (Carduus). Если летящая на парашюте семянка столкнется в воздухе с птицей или с каким-нибудь препятствием, ее парашют отделяется, и семянка совершает свободное падение. По последней причине чертополох часто выбирает место своего обитания поближе к забору или стене. Аналогичным парашютным приспособлением обладают бодяк ланцетолистный и бодяк полевой.

С распространяемыми ветром «парашютистами» соперничают растения, чьи плоды и семена погружены в шерстистые хлопья или одеты в одеяние из шелковистых волосков. Волоски отходят либо от наружной семенной кожуры, как у ваточника на Кавказе и Украине, либо от основания семени, как у тополей и ив. Тополь буквально терроризирует некоторые южные города, повергая в ужас астматиков, приписывающих им свое болезненное состояние. У ивы козьей семена окружены волосками, с их помощью они разносятся на большие расстояния. Примечательно, что при оседании на землю волоски приклеиваются к ней, «заякоривая» семя. У рогозов волоски прикреплены к ножечке плода, а у некоторых лютиковых — к концу плодовых семянок. У многих злаков пленки усажены чрезвычайно нежными волосками (например, у вейника и перловника).

Наконец, следует упомянуть о случаях, когда плоды и семена держит более или менее продолжительное время их «лисий хвост». Такова куропаточья трава, или дриада (Dryas). Виды этого рода — приземистые растения тундр и высокогорий со стелющимся ветвистым стеблем, несущим на концах ветвей зимующие листья. У дриад плоды (семянки) сохраняют при созревании столбик, покрытый перисто-расположенными волосками, которые обеспечивают разнесение их ветром.

У некоторых злаков, особенно у ковыля, одна ость развита в виде длинного пера, поднимающегося над плотно сомкнутыми, облегающими плод пленками. В СНГ ботаники ухитряются насчитывать около 60 видов ковылей в степной полосе и горных степях.

Довольно рискованным способом распространения кажется на первый взгляд перенос семян птицами. Однако опытами выяснено, что, например, овсянки, дрозд, каменный дрозд и малиновка без вреда для семян пропускают их через свой кишечный тракт. Более того, после этого отмечена повышенная энергия прорастания некоторых мясистых плодов (например, барбариса, смородины, жимолости или волчьих ягод). Из семян растений, предпочитающих плодородные почвы (амарант, гречишник, крапива), прошедшие через птичий тракт подопытных птиц ростки развиваются лучше, чем у контрольных растений. Этим и объясняется появление деревьев и кустарников на карнизах и кровлях старых домов и церквей, а то и в развилках деревьев-долгожителей. Сохранению жизнеспособности семян благоприятствует то, что в организме птиц они находятся не долее 2—3 часов (в организме копытных животных семена полностью перевариваются).

Многие береговые и болотные птицы переносят семена на своих лапах, бывает, на более дальние расстояния, чем это удается ветру. Плоды и семена пристают к копытам, лапам, шерсти, щетине и перьям кочующих животных. Формирование у растений цепких плодов или выделение семенами липких веществ (например, у безвременника) благоприятствуют дальности расселения.

Птицы — главные распространители плодов многих пальм, хотя от этой почётной миссии не уклоняются также летучие мыши, грызуны и обезьяны. Плоды пальм составляют пищу зябликов, голубых соек, кардиналов, бульбулей, бородастика, голубей, грифов, попугаев, казуаров и птицы-носорога. Птица-носорог проглатывает целиком плоды бетелевой пальмы величиной с куриное яйцо; оставляемые с помётом семена отличаются повышенной всхожестью. Заглатывает плоды целиком и американская пещерная птица гуахаро. Изверженные семена накапливаются в изобилии в пещерах, откуда вымываются потоками воды в реки, которыми и разносятся по белу свету.

Среди знакомых нам растений исключительной плодовитостью отличаются амарант, или щирица (до 500 и более тысяч семян на растении), и табак курительный (порядка 360 тысяч). Известны случаи переноса семян растений в живом виде морскими течениями из Америки в Европу. Однако далее всего семена переносятся человеком. Но об этом речь пойдет дальше.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: