Факультет

Студентам

Посетителям

Описание растительной клетки и ткани Р. Гуком, М. Мальпиги и Н. Грю

Растительные клетки были впервые описаны Робертом Гуком. К своему труду «Микрография» (1665) он приложил большое количество таблиц с прекрасно выполненными рисунками.

Никакого общего плана исследования у Гука не было; в дальнейшем к микроскопическим наблюдениям он больше не возвращался.

В истории науки сыграла огромную роль гл. XVII «Микрографии», озаглавленная «О схематизме или строении пробки и о клетках и порах в некоторых других рыхлых телах». Изучая тонкие срезы через пробку, Гук поставил себе прежде всего определенную узкую задачу: он стремился узнать, чем объясняется легкость пробочной ткани, ее эластичность, упругость и неспособность впитывать воду. На срезах пробки Гук под микроскопом обнаружил, что она имеет весьма своеобразное строение и состоит из вполне замкнутых пузырьков, или ячеек (cellula), которые и были переведены термином «клетка». Еще Гук сделал первую попытку подсчитать количество клеток в определенном объеме пробки. В одном кубическом дюйме (24 мм) их оказалось 125 712 000. Гук писал: «это могло бы казаться невероятным, если бы в этом не убеждал нас микроскоп с очевидной наглядностью».

Следовательно, Гук представлял себе пробку, построенную из большого числа вполне изолированных, разделенных плотной (но очень тонкой) стенкой ячеек. А отсюда уже становилось понятным, почему пробка так мало весит и почему она легко поддается сжатию; этим же объясняется и ее водонепроницаемость.

Итак, задача была разрешена, но Гук пошел дальше. Он сам ставил вопрос о том, насколько широко распространено ячеистое строение, не является ли оно «схемой», распространяющейся на все органы растений.

С этой целью он изучал срезы стеблей различных живых растений и обнаружил в них аналогичные ячейки, разграниченные перегородками. Отличие этих ячеек-клеток от клеточных ячеек пробки состояло в том, что они не были пусты, а оказались заполненными, по его предположению, «питательным соком», который, как допускал Гук, перетекает из одной клетки в другую, хотя необходимых для этого пор в стенках ячеек он не видел.

Самым существенным в исследованиях Гука является то, что им сделаны также выводы общего характера. Гук сформулировал представление о клетке, как о ячейке, точнее как о пузырьке, полностью замкнутом со всех сторон. Соседние пузырьки, как он считал, разделены одной общей перегородкой. Затем Гук установил факт широкого распространения клеточного строения растительных тканей.

Именно эти два основных вывода и определили направление дальнейших исследований в этой области.

Уже в 1671 г. в Лондонское Королевское Общество поступили два доклада о микроскопическом строении растений. Это были исследования итальянца Марчелло Мальпиги и англичанина Неемия Грю. Оба эти исследователя (они работали совершенно независимо друг от друга) изучили большое количество объектов и дали изумительные по точности описания и рисунки. Любопытно, что их сочинения носят почти одинаковое заглавие, а именно: «Анатомия растений», хотя один писал по латыни, а другой на английском языке. Под анатомией растений они понимали изучение ячеистого (клеточного) строения различных органов растений, описанием которого они систематически и занимались.

Прежде всего отметим, что оба эти исследователя пришли к одному и тому же выводу относительно всеобщности построения растительной ткани из пузырьков. Грю сравнивал их с пеной в кружке пива. Само название «ткань» введено впервые в употребление Грю. Он считал, что растительная масса по своей структуре напоминает ткани одежды. Далее ими было обосновано положение, что все органы растительного организма всегда имеют определенное, типичное для них строение.

После исследований Гука, Мальпиги и Грю, которые были в свое время широко известны, сам факт существования клеток-ячеек в растительных тканях не вызывал сомнений. О клетках упоминали различные авторы, но должного значения им не придавалось, и они рассматривались как одна из структур, которая (наряду с трубочками и сосудами) обнаруживается при изучении растительных тканей под микроскопом.

Следует еще добавить, что несколько позднее (в XVIII в.) получил широкое распространение взгляд швейцарского физиолога и поэта Альбрехта Галлера (1708—1777), который защищал теорию волокнистого строения организмов. Сам он пришел к ней в основном умозрительным путем, но многие исследователи подтверждали ее прямыми наблюдениями. Тот же Феликс Фонтана, который высказал приводимые выше глубокие мысли относительно условной ценности микроскопических наблюдений, уверял, что он видел эти волоконца решительно везде. Некоторые исследователи описывали волоконца даже в камнях. В значительной степени все это оказалось фантазией, во всяком случае нитчатые структуры различных тел между собой не могут быть сравниваемы, а сходство, если оно даже иногда и имеет место, является чисто внешним.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: