Факультет

Студентам

Посетителям

История возникновения судебной бухгалтерии

Каждая учебная дисциплина базируется на положениях определенной области научного знания. Базовой наукой для рассматриваемой нами учебной дисциплины является отнюдь не бухгалтерский учет, как это может на первый взгляд показаться,  а специальная (прикладная) область юридических знаний, получившая название «судебная бухгалтерия».


Как и другие прикладные области юридических знаний (криминалистика, судебная медицина и др.), судебная бухгалтерия сформировалась на основе творческого приспособления положений иных (неюридических)  областей знания к целям уголовного судопроизводства. По этим материалам можно скачать отличные книги по мировой экономике, причем совсем бесплатно. Само ее возникновение и последующее развитие связано с творческим использованием положений конкретных экономических наук для решения вопросов, возникающих в юридической практике. В этой связи природа судебной бухгалтерии  как прикладной области знания соответствует квалификационным критериям, выработанным в теории права.

На эмпирическом уровне необходимость творческого приспособления положений экономических наук выявилась впервые в практике экспертных исследований. Было замечено, что в случаях совершения замаскированных преступлений в данных бухгалтерского учета отражается не только хозяйственная, но также и противоправная деятельность, и для исследования этого отражения требуется создавать новый научный инструментарий. Основная заслуга в констатации этого факта, во всяком случае в российской науке, несомненно, принадлежит талантливому ученом и опытному эксперту С.Ф. Иванову.

Обобщая экспертный, в том числе и собственный опыт, фактический основоположник судебной бухгалтерии С.Ф. Иванов в своем капитальном труде все случаи производства бухгалтерской экспертизы разделил на две категории. К первой он относил ситуации, когда предъявленные эксперту объекты исследования содержат доброкачественную учетную информацию. Ко второй, более серьезной в практическом отношении, — те объекты, которые содержат недостоверную информацию. «Случаи первой категории — отмечает С.Ф. Иванов, — относительно легки, так как бухгалтер-эксперт располагает материалом вполне доброкачественным и дает свое заключение, не обсуждая привходящих обстоятельств. Совершенно иная картина, когда приходится работать над данными второй категории». Как видно из последующего изложения, под «привходящими обстоятельствами» С.Ф. Иванов понимает следы преступных действий, совершенных под видом учетных операций, которые были оставлены на трех уровнях источников экономической информации, представленных документами, бухгалтерскими книгами, отчетностью.

Небезынтересен и тот факт, что именно в связи с изданием работы С.Ф. Иванова появилось одно из первых упоминаний термина «судебная бухгалтерия». В своем предисловии к этой книге профессор В.И. Случевский рассматривает судебную бухгалтерию как особый вид деятельности соответствующих специалистов. Из этого замечания можно сделать вывод о том, что уже в тот исторический период времени возникло понимание различий между деятельностью судебного бухгалтера и общей деятельностью в области бухгалтерского учета.

Что касается отмеченной С.Ф. Ивановым трудности при решении экспертных задач по выделенной им второй категории  уголовных дел, то они вполне объяснимы. Общеизвестно, что не одна из специальных экономических дисциплин (бухгалтерский учет, экономический анализ, ревизия, аудит и др.) не выделяет в качестве  своего предмета изучение закономерностей отражения противоправных действий в системе экономической  информации. Судебная же бухгалтерия, находившаяся в тот период времени на эмпирическом этапе своего развития, не имела строго определенного предмета. Вместе с тем, обобщая уже имевшуюся экспертную практику, С.Ф. Иванов сумел во многом предвосхитить современное его понимание. «Эксперт, – пишет он, — это, нередко, единственный ключ в руках правосудия к раскрытию хитросплетенного преступления в области одного «из лучших изобретений человеческого ума» (имеется в виду бухгалтерский учет), эксперт – это тот «Сезам, отворись» наших дней, для которого ясны и понятны все замаскированные ходы недобросовестных героев антиобщественных стремлений и попыток в царстве «Дебета и Кредита».

Из этих образных выражений С.Ф. Иванова легко сделать ныне общепризнанный вывод о том, что деятельность в области судебной бухгалтерии не может базироваться только на экономических представлениях: они необходимы, но недостаточны, ведь  в данном случае подразумевается изучение только следовоспринимающего  объекта – системы экономической информации. Требуется и реализация криминалистического представления об отражаемом объекте – преступной деятельности, осуществляемой под видом и в процессе законных хозяйственных и учетных операций. Как раз первым характеристикам преступной деятельности, совершаемой под видом учетных операций, методике их обнаружения и исследования посвятил С.Ф. Иванов основную часть своей работы. Позднее эти положения получили дальнейшее развитие в трудах ряда ученых, разрабатывавших проблемы судебной бухгалтерии и судебно-бухгалтерской экспертизы.

Именно на данном этапе становления новой области знания сформировалось устойчивое представление о судебной бухгалтерии как экспертной методологической основой «судебно-бухгалтерских экспертиз». Так, А.А. Эйсман отмечает, что «в современных условиях исторически сложились три самостоятельные, вполне развитых в научном и практическом отношении вида судебных экспертиз: криминалистическая, судебно-медицинская и судебно бухгалтерская», и теоретической основой каждому из этих видов экспертиз служит самостоятельная экспертная наука. И.Л. Петрухин называет судебную бухгалтерию (наряду с судебной медициной) в числе прикладных, специализированных областей знания, «предназначенных для целей экспертного исследования». Аналогичную позицию занимает и А.М. Ромашов. В целом соглашаясь с приведенными точками зрения, отметим, что сам термин «экспертная наука» для определения названных ими областей знания представляется спорным, так как искусственно сужает сферу их практического применения. Использование этого термина может быть признано обоснованным лишь с учетом исторического опыта их возникновения. Нельзя не признать, например, что судебная бухгалтерия на эмпирическом уровне своего развития формировалась в недрах экспертной практики.

Вполне очевидно, что знания о закономерностях отражения замаскированных преступлений в системе экономической информации необходимы при решении не только экспертных, но и многих других задач, возникающих непосредственно в оперативно-следственной практике. Достаточно назвать из них, как прогнозирование преступлений в конкретных организациях на основе данных о распространенности уязвимых (слабо защищенных учетом) хозяйственных операций, прогнозирование следовых картин на основе отрывочных сведений о признаках преступлений, организация поиска преступлений по схеме: «от предполагаемого субъекта к способу совершения преступления, а затем — к следам противоправных деяний». Иными словами, имея ввиду многочисленность адресатов (к ним можно присовокупить также ревизоров и аудиторов, работающих по специальному заданию хозяйствующего субъекта), судебную бухгалтерию нельзя считать только экспертной наукой, эта область знания имеет более широкую сферу применения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: