Факультет

Студентам

Посетителям

История исследований по севооборотам в России и за рубежом

Эмпирический опыт смены культур на полях, известный еще по трудам Колумеллы, Вергилия и других философов древности, стал предметом исследований с зарождением научной агрономии в нашей стране и за рубежом лишь в конце XVIII — начале XIX веков.

Первый опыт сравнительного анализа трехпольного зернопарового севооборота — основы паровой системы земледелия — с семипольным зернотравянопропашным севооборотом — основы выгонной системы земледелия — был проведен выдающимся ученым агрономом России А. Т. Болотовым.

В 1771 году в Трудах Вольного экономического общества он опубликовал результаты своих обстоятельных исследований, выполненных методом сравнительного анализа, названном им «балансами», с широким использованием экономической оценки полученных результатов. Сравнивая два одинаковых участка земли площадью по 77 десятин (1 десятина — хозяйственная — равна 1,45 га) с разделением одного из них на 3 поля, а другого на 7 полей, А. Т. Болотов в своем труде «О разделении полей» убедительно доказал преимущество структуры посевных площадей и чередования культур в семипольном севообороте: 1) пар чистый, 2) озимые зерновые, 3) яровые лучшие (пшеница, ячмень, лен), 4) яровые худшие (овес, горох, гречиха, яровая рожь), 5,6,7) (выгон) по сравнению с традиционным трехпольем: 1) пар чистый, 2) озимые, 3) яровые.

В своем труде А. Т. Болотов детально анализирует преимущества и недостатки этих двух севооборотов в зависимости от уровня их удобренности навозом, использования тех или иных видов возделываемых культур, впервые обосновывает разделение яровых культур по их видовой принадлежности, доказывает необходимость улучшения «выгонов» (полей с многолетними травами) приемами полевого травосеяния. Такой глубоко научный подход позволил автору показать бесспорные преимущества нового семиполья и пропагандировать его как основу выгонной системы земледелия. Однако широкому внедрению идей А. Т. Болотова в практику российского земледелия препятствовала жесткая регламентация землепользования помещичье-крепостнического строя, агрономическая безграмотность как крупных, так и мелких землевладельцев.

Другой классик отечественной агрономии И. М. Комов в своем капитальном труде «О земледелии», изданном в 1788 году, пропагандируя преимущества плодосменной системы земледелия, предлагает для различных почвенно-климатических и социально-экономических условий России использовать разные схемы шестипольных плодосменных севооборотов. Но он предостерегал от их шаблонного применения, ибо считал, что нет на все времена общих и постоянных правил «в столь многообразном и многопеременном искусстве», как земледелие. И рекомендовал землевладельцам для того, чтобы узнать, «какой хлеб или овощ на его земле годнее», ставить полевые опыты на небольших участках земли. И лишь после этого выходить с их результатами на большие поля.

Экспериментальной разработкой различных чередований культур на полях, изучением полевого травосеяния, других вопросов плодосмена в полевых условиях занимались многие российские ученые-агрономы XIX века: В. А. Левшин, Д. М. Полторацкий, И. И. Самарин, М. Г. Павлов, А. В. Советов, А. Н. Энгельгардт, И. А. Стебут, А. А. Фадеев и другие.

За рубежом в этот период в Германии экспериментально совершенствовались научные основы плодосмена в имении А. Тэера Мёглине, в Далеме близ Берлина, в Галле. В Англии заложены были полевые опыты по изучению севооборота, бессменных посевов и удобрений в Ротамстедте, развивались исследования по севооборотам во Франции, Дании, в США, Канаде и других странах. Некоторые из полевых опытов, заложенных в те годы, стали уникальными стационарными опытами, которые сохраняются и сейчас. 165 лет исполнилось длительному опыту в Ротамстедте, по 133 года — опытам в Гриньон (Франция) и в штате Иллинойс (США), 130 лет — такому же опыту в Галле с «вечной рожью». Вековой рубеж перешагнули еще два полевых стационара в Германии (Бад Лаухштедт и Дикопсхоф), три — в США (штаты Колумбия, Дакота, Обурн), один — в Дании (Асков).

В России история экспериментальной разработки научных основ севооборотов тесно связана со 140-летней историей Петровской земледельческой и лесной, позже Тимирязевской сельскохозяйственной академией, а ныне РГАУ-МСХА имени К. А. Тимирязева.

Основатель и первый заведующий кафедрой земледелия в Петровской академии профессор И. А. Стебут, был активным пропагандистом теории плодосмена и полевого травосеяния. Развивая идеи М. Г. Павлова, А. В. Советова и других ученых о плодосмене, И. А. Стебут считал севооборот основой системы полевого хозяйства. По этому поводу он писал: «…верно составленным может быть только тот севооборот, который служит выражением верно намеченного для местных условий плана полевого хозяйства как части того здания, которое представляет целое хозяйство…» (Стебут И. А., Избр. соч. Сельхозгиз. 1956. Т.1. С. 54) Его преемник на посту заведующего кафедрой земледелия А. А. Фадеев в 1876 году на Опытном поле академии начал сравнительное изучение трех полевых севооборотов: трехпольного, норфольского плодосменного и 14-польного.

Эта работа была продолжена учеником А. А. Фадеева профессором В. Р. Вильямсом, который возглавлял кафедру общего земледелия с основами почвоведения и Опытное поле в 1894-1912 гг. В 1904 году он заложил большой коллекционный питомник, в котором изучалось около 3000 видов, рас и форм многолетних злаковых и бобовых трав.

В 1900-1905 гг. помощник В. Р. Вильямса, заведующий Опытным полем A. Л. Яковлев, в серии публикаций в журнале «Вестник сельского хозяйства» обобщил результаты почти 30-летних исследований в опытах с полевыми севооборотами. Основные выводы этих обобщений сводились к тому, что зернопаровое трехполье представляет собой пример экстенсивного хозяйства, а плодосмен (норфолькское четырехполье) с посевами бобовых и пропашных культур является примером интенсивного хозяйства. В статьях А. Л. Яковлева изложены были важные для теории и практики севооборота результаты исследований по срокам подсева многолетних трав под покров озимых и яровых культур, по урожайности многолетних травосмесей по годам их использования. Результаты этих и других многолетних исследований легли в основу практических рекомендаций В. Р. Вильямса по полевому травосеянию в севооборотах нечерноземных областей России. Они же явились основой теории B. Р. Вильямса о роли полевого травосеяния в почвообразовательном процессе, о значении травопольных севооборотов как основы травопольной системы земледелия.

Профессор А. Г. Дояренко в 1912-1930 гг. возглавлял кафедру земледелия, под руководством которого была проведена реорганизация опытного поля и заложена серия новых полевых опытов по изучению различных вопросов земледелия, в том числе длительный полевой опыт, который функционирует и в настоящий период. Он впервые дал агротехническую и экономическую оценку занятых паров, научно обосновал уплотненное использование пашни с помощью посевов пожнивных культур.

В 1932-1933 гг. были приняты решения высших правительственных и партийных органов страны, требовавших «повсеместно ввести правильные севообороты», а единственно правильными в то время признавались севообороты травопольной системы земледелия В. Р. Вильямса.

Севооборотная тематика исследований в Тимирязевке была переориентирована на разработку и обоснование травопольных севооборотов и полевого травосеяния в основных почвенно-климатических зонах страны.

Особенно широко эта работа была развернута с 1938 года, когда кафедру земледелия возглавил ученик В. Р. Вильямса профессор М. Г. Чижевский.

В довоенный период проводились работы по изучению рациональных приемов использования травяного пласта в севооборотах Нечерноземной зоны, выявлены лучшие травосмеси многолетних трав. Изучены были также способы и сроки подсева многолетних трав под зерновые культуры. Было установлено большое агротехническое значение многолетних трав в севооборотах центрального Нечерноземья на хорошо окультуренных почвах и с использованием системы органических и минеральных удобрений.

В послевоенный период были начаты обширные исследования по севооборотам в центральном Нечерноземье, которые позволили установить:

— роль двухгодичного использования клеверо-тимофеечной смеси в восьмипольном зернопаротравянопропашном севообороте в повышении содержание гумуса в почве, улучшение ее структуру;

— кратковременность действия пласта многолетних трав на плодородие почвы, которая к концу ротации восстанавливается до исходного состояния.

— более эффективное использование пласта многолетних трав под озимые зерновые, чем под яровые культуры;

— последействие запашки пласта многолетних трав проявляется в последующем на росте и развитии урожайности пропашных;

— более высокую эффективность пласта многолетних трав на глинистых и суглинистых дерново-подзолистых почвах под озимые зерновые, а на супесчаных и легкосуглинистых почвах под яровые культуры, так как его последействие затухает на второй год;

— место для озимых и яровых зерновых культур, для картофеля, льна, и других культур в схеме их чередования в севооборотах разной специализации.

В засушливых условиях Юго-Востока России при недостатке влаги многолетние травы не могут оказывать того положительного влияния на плодородие почвы и урожай, которое они оказывают в условиях достаточного увлажнения Нечерноземной зоны. Более того — в засушливых районах они играют отрицательную роль, отбирая влагу у основных культур севооборота. Эти выводы позволили внести существенные поправки в теорию и практику травопольной системы земледелия, которая в начале 60-х г. подверглась острой критике.

Большое влияние на направление исследований по теории и практике севооборота оказали работы Т. С. Мальцева о значении и месте многолетних и однолетних трав в севооборотах, показавших, что в условиях недостатка влаги многолетние травы не могут быть основой современных систем земледелия, а роль однолетних растений в земледелии не оправданно занижена.

Основные исследования по севооборотам в 60-80-х г. были связаны с тем, что специализация и концентрация животноводства на крупно-товарных фермах привела к выделению интенсивного кормопроизводства в специализированную отрасль земледелия, а значит, и к существенному изменению структуры посевных площадей. Новая структура посевных площадей определила необходимость иметь в одних хозяйствах систему кормовых — прифермских и сенокосно-пастбищных севооборотов, а в других — систему специализированных полевых — зерновых, картофельных, льняных и других с предельным насыщением их ведущими культурами. Такое разделение привело к потере в полевом севообороте элементов плодосмена — бобовых многолетних и однолетних трав, пропашных культур, к увеличению в севооборотах доли зерновых культур и к снижению их урожайности.

При высокой степени интенсификации земледелия изменяется оценка предшественников, становится возможным повторное возделывание культур, или сокращается период времени для возвращения их на одно и то же поле.

В зерновых севооборотах особое значение приобретает защита растений от специализированных болезней, вредителей и сорняков. И если от таких сорных растений и вредителей успешно можно избавиться с помощью пестицидов, то от болезней корневых гнилей зерновых культур можно избавиться только через правильно организованное чередование культур в севообороте, учитывающее степень поражаемости различных видов зерновых культур этими болезнями.

В последний 25-летний период были сделаны важные научные выводы и рекомендации производству, которые приведены в первой лекции по вопросу о современном состоянии учения о севообороте. Дальнейшее развитие теории и практики современного севооборота направлено на решение важнейших агроэкологических задач в современных контурно-мелиоративных, адаптивноландшафтных и других современных систем земледелия. При этом используются современные методы, учитывающие особенности исследований по севооборотной тематике в различных почвенно-климатических и организационно-хозяйственных условиях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: