Факультет

Студентам

Посетителям

Дефляция легких почв и меры борьбы с ней

Автор: А. Г. Гаель, доктор сельскохозяйственных наук

За последние несколько лет очень широкое развитие получила ветровая эрозия (дефляция) почв, особенно супесчаных, а также и близких к ним — связнопесчаных и даже суглинистых.

Сплошная распашка крупных массивов, внутри которых имеются участки, подверженные ветровой эрозии, посев зерновых культур по зерновым несколько лет подряд, отсутствие севооборотов, применение стандартного для различных участков набора машин и шаблонной агротехники привели к тому, что за несколько лет к прежним классическим районам черных бурь на тяжелых почвах (Южная Украина, Северный Кавказ, Башкирия), прибавились новые районы дефляции на легких почвах. В 1957 г. Л. Т. Земляницкий выделил 10 районов дефляции, но фактически их больше — от низовий Днестра и Днепра до Минусинских степей.

Ежегодная полная гибель посевов от дефляции только супесчаных почв составляет 300—500 тыс. га и примерно еще на такой же площади посевы погибают частично. Кроме того, почти ежегодно выходит из строя и теряется как пахотный фонд до 25—40 тыс. га легких, особенно песчаных почв, которые превращаются в сыпучие пески. На уцелевших еще площадях более связных супесчаных почв происходит быстрое обеднение их гумусом, физической глиной и питательными веществами, то есть наблюдается процесс истощения их плодородия. Поэтому не удивительно, что средний за многие годы урожай зерновых хлебов на легких почвах засушливых областей сильно снизился и в зоне распространения темно-каштановых почв составляет около 3,5 ц с гектара. Не намного он выше и в черноземной зоне.

Наибольшего развития дефляция легких почв за последние годы достигла в следующих областях и краях: Павлодарская область — 140—240 тыс. га ежегодно; Кустанайская, Актюбинская, Западно-Казахстанская, Семипалатинская, Акмолинская, Карагандинская — по 25—60 тыс. га; Бурятская АССР, Красноярский край (Минусинские степи), Алтайский край, Омская, Тюменская, Оренбургская, Куйбышевская, Сталинградская, Саратовская, Астраханская, Ростовская, Воронежская области и Ставропольский край — по 5—15 тыс. га; Луганокая, Сталинская, Днепропетровская, Николаевская области и Молдавская ССР — по 3—7 тыс. га в год.

В 1957—1958 гг. Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова направил небольшую группу работников для изучения процесса дефляции легких почв в Кустанайской области. Работа проводилась в основном в Тарановском районе, где заложил свои опыты на полях колхозов агроном Э. А. Гольдаде. Это — типичный для целинных земель район сильного развития дефляции. Так, из общей площади посевов на темно-каштановых супесчаных почвах в 54 тыс. га в районе обследования сильно пострадали или погибли полностью посевы на следующей площади: в 1955 г. — 3600 га, в 1956 г. — 4500 га, в 1957 г. — 11 300 га.

В 1957 г. в Тарановском районе нами проведено выборочное картирование площадей супесчаных почв, уже выпаханных, обедненных в результате развеивания и нуждающихся в исключении из пахотного фонда или по крайней мере в длительном отдыхе под покровом многолетних трав.

Из закартированной площади 70 тыс. га таких почв обнаружено 34 тыс. га, в том числе 17 тыс. га вновь освоенных в 1954—1956 гг.; в 1957 г. погибло от выдувания 18,5 тыс. га посевов. В соседнем Семиозерном районе площадь почв, подвергшихся дефляции, превысила 50 тыс. га, а в 1957 г. погибло от выдувания 36 тыс. га посевов.

Может быть, в несколько меньшем масштабе, но развеивание супесчаных почв и гибель посевов от выдувания наблюдаются и в других засушливых областях, в том числе и в Ростовской области на террасовых супесях Дона и его притоков.

Приведенные данные убедительно говорят о необходимости принять самые срочные и решительные меры по повышению культуры земледелия в районах распространения легких супесчаных почв, чтобы остановить и ликвидировать нарастающее бедствие — деградацию и гибель легких почв от дефляции. При этом массивы с рыхло-песчаными почвами должны быть исключены из пахотного фонда и использованы в качестве степных выпасов и отчасти сенокосов. Имевшиеся попытки распахать рыхлые песчаные каштановые почвы закончились неудачей — быстрым превращением их в бросовые земли и сыпучие пески.

Пригодные же для распашки супесчаные почвы обладают положительными свойствами. Это — наиболее глубоко увлажняемые в засушливых районах и выщелоченные от солей почвы. В то же время они достаточно плодородны, по крайней мере в первые два-три года после подъема целины.

Мощность гумусового слоя, окрашенного в темный цвет перегноя, составляет: в супесчаных почвах черноземной зоны 60—120 см; в темно-каштановых супесчаных почвах — 40—50 см; в светло-каштановых — 25—30 см. Содержание гумуса сравнительно невелико: в черноземовидных супесях — 3—2%, в темно-каштановых — 1,5—2,5%, в светло-каштановых — 0,7—1,5%. Но содержание в свежераспаханных супесчаных почвах легко растворимых форм фосфора, и особенно калия, бывает даже выше, чем в тяжелых почвах.

Эти благоприятные особенности водно-солевого, питательного, а также воздушного режимов легких почв способствуют, и прежде всего в европейской части СССР, сравнительно большей, чем на тяжелых почвах, устойчивости урожаев полевых культур и лучшему росту многолетних растений — травяных и древесно-кустарниковых. В светло-каштановой зоне супесчаные почвы нередко являются единственно пригодными для богарных посевов хлебов и трав. Но все-таки в благоприятные (влажные) годы урожайность полевых культур на легких супесчаных почвах в 1,5—2 раза ниже, чем на почвах тяжелых, в силу пониженного общего плодородия почв.

К числу отрицательных свойств супесчаных почв относится также быстрое падение их плодородия — уже на 3—4-й год после распашки целины. За эти несколько лет полностью разлагаются корневые остатки целинных или залежных растений — важнейший, кроме гумуса, источник пищи и поддержания связности и влагоемкости почвы. Одновременно урожайность полевых культур резко снижается вследствие быстрого (быстрее, чем на тяжелых почвах) нарастания засоренности полей однолетними и многолетними сорными растениями, а также вследствие обеднения почвы физической глиной и питательными веществами при раздувании и опесчанивании пахотного слоя.

По данным агронома Э. А. Гольдаде, в колхозе «Труженик», Тарановского района, Кустанайской области, даже в очень благоприятном 1956 г. на полях разных сроков использования снижение урожаев пшеницы было следующим: на седьмой год урожай составил 12,1 ц, на восьмой — 5 ц, на девятый — посевы погибли; соответственно возросла засоренность полей: 38; 216; 281 экз. сорняков на 1 кв. м. На поле девятилетнего срока использования всходы пшеницы полностью погибли от выдувания, а после дождей это поле, несмотря на дефляцию, наиболее сильно заросло пожнивными сорняками.

Интенсивность потери мелкозема и питательных веществ при сплошной распашке каштановых супесчаных почв можно охарактеризовать следующими нашими данными. На полях колхоза «Знамя Советов», Тарановского района, в пахотном слое почвы 0—20 см анализами обнаружено физической глины на 1 га: на целине — 356 т, после двух-четырехлетней распашки — 262 т, в эоловом песчаном наносе — всего 162 т. Гумуса в этом же слое содержалось соответственно: 47, 25 и 12 т; азота валового — 2; 0,9 и 0,5 т; фосфора валового — 1,9; 1,7 и 1,1 т и подвижного фосфора — 0,17; 0,11 и 0,03 т; калия валового — 20,1; 16,5 и 17,5 т и подвижного калия — 0,06; 0,03 и 0,04 т.

Такие «выпаханные» супесчаные почвы покрываются с поверхности эоловой песчаной рябью, перемещаемой ветром. Особенно интенсивное передвижение песка происходит на парующих или вспаханных на зябь полях, лишенных растительности, а также на песках со слабыми еще молодыми всходами растений. Песок начинает здесь перемещаться при скорости ветра у поверхности почвы 4—5 м/сек, а при больших скоростях наступают «черные бури». Так, при скорости ветра 10—12 м/сек на высоте 1—1,5 м или 5—7 м/сек на высоте 15 см через фронт 100 м по пашне проносится 1,5—2,0 т песка, а при скорости ветра 12—16 м/сек на высоте 15 см перенос песка достигает 3—5 т.

Однако, несмотря на наличие отрицательных свойств у супесчаных почв, распахивать их можно и целесообразно. При правильной агротехнике, исключающей развеивание пашни, на супесях можно получать в первые два-три года после распашки целины или пласта многолетних трав удовлетворительные урожаи хлебов.

В зоне черноземных и темно-каштановых почв в лучшие годы урожаи пшеницы достигают 14—20 ц, кукурузы на зерно — 40 ц, сена многолетних трав (люцерны, житняка, пырея бескорневищного), а также сена и ржи — 15—25 ц с гектара и т. д. В засушливые годы урожаи падают в 2—3 раза.

В зоне светло-каштановых почв, где 4—5 лет из 10 засушливые, урожаи, конечно, более низкие. Но даже в полупустыне при среднем многолетнем количестве осадков. 150 мм Приуральская опытная станция ВИР получала урожаи пшеницы и проса до 8— 10 ц и сена люцерно-житняковой смеси на больших площадях — 10—16 ц при среднем многолетнем урожае зерновых культур 4—5 ц и сена указанных трав — 5—6 ц с гектара; урожаи сена на естественных степных житняково-белополынных сенокосах здесь составляют только 1,5—2 ц.

Однако широкое возделывание однолетних зерновых хлебов и кормовых трав на супесчаных почвах засушливых областей целесообразно главным образов в азиатской части СССР. В европейской же части, где климатические условия и географическое положение массивов легких супесчаных почв по террасам рек Волги, Дона, Днепра, Днестра более благоприятны, на таких участках целесообразнее закладывать плодовые сады, виноградники и ягодники.

Какие же мероприятия необходимо провести на супесчаных почвах засушливых районов (от лесостепи до полупустыни), чтобы предупредить дальнейшую порчу земли, гибель посевов и получать удовлетворительные и устойчивые урожаи? Эти меры можно разделить на организационные и технические.

К организационным относятся:

1. Издание закона об охране природных ресурсов СССР и создание Государственного комитета со службами: охраны почв, недр, лесов, надземных и подземных вод, пастбищ, промысловой фауны и т. д.

2. Организация учета вреда, наносимого дефляцией (и водной эрозией) почв, а также неправильным использованием других природных ресурсов страны.

3. Возложение ответственности за сохранность, состояние и использование почв и других природных ресурсов на руководство республики, областей, районов.

4. Изменение направления хозяйства, например на супесчаных землях засушливых областей азиатской части СССР, с зернового на зерново-животноводческое; а на супесчаных землях европейской части СССР — с зернового на садово-виноградное.

5. Организация стационарных исследований для разработки системы мероприятий по ведению хозяйства на почвах, подверженных дефляции и эрозии.

6. Проведение сплошного почвенного картирования с бонитировкой почв и составлением «арт-схем правильного освоения территории каждым колхозом и совхозом.

Основные технические мероприятия следующие:

1. Распахивать следует территории легких супесчаных почв только с равнинным или широкоувалистым рельефом. Наиболее высокие и крытые склоны и вершины увалов распахивать не следует, а уже распаханные увалы должны быть засеяны многолетними травами.

2. Супесчаные почвы надо распахивать не сплошь, а полосами шириной 15—20 м в зоне светло-каштановых почв и 20—25 м — в зоне темно-каштановых и черноземных почв. Даже небольшое увеличение указанной ширины полос вызывает развеивание пашни, не покрытой растительностью, или пожнивными остатками. Межполосные ленты (той же ширины) распахивают через 3—4 года после засева их многолетними травами. Пахать полосы следует поперек направления наиболее опасных ветров, дующих в периоды «черных бурь». Длина полос желательна 1—1,5 км, а форма по возможности прямолинейная, но при увалистом рельефе она может быть (контурной с приблизительным учетом рельефа местности по горизонталям.

Полосная вспашка осложняет работу механизаторов, но она необходима как мера предотвращения порчи земли от дефляции до тех пор, пока хозяйства не будут обеспечены набором машин-плоскорезов, позволяющих вести обработку почвы без уничтожения стерни.

3. Основную обработку почвы при подъеме целины следует проводить отвальными плугами с предплужниками, а в дальнейшем — безотвальными плугами Мальцева, а еще лучше — широкозахватными плоскорезами. Плоскорезы оставляют на поверхности обрабатываемой земли всю стерню, которая защищает почву от развеивания и зимой удерживает на ней снег.

Метод защиты почвы стерней в засушливых провинциях Канады является основным. Чрезвычайно важно и у нас организовать производство плоскорезов и, вообще, всего набора машин для использования в районах распространения «черных бурь» (Казахстан, Башкирия, Северный Кавказ, Южная Украина). К числу крайне необходимых здесь орудий следует отнести и лемешный лущильник с высевающим аппаратом по типу «буккера». Дисковые лущильники, дисковые бороны и гладкие катки для легких почв непригодны.

4. Особенности физических свойств Супесчаных почв заставляют ограничить применение на них черных паров в севообороте.

Вследствие высокой водопроницаемости — 4—6 мм/мин — эти почвы ежегодно достаточно глубоко промачиваются весенними теплыми водами. Но малая водоудерживающая способность не позволяет им сохранить в себе влаги более 6—9%, что в 2—4 раза меньше, чем на тяжелых почвах. Поэтому черные пары как мера накопления влаги в супесчаной почве почти бесполезны. Гидрологическая роль паров сводится здесь лишь к сохранению уже имеющихся в почве небольших запасов влаги. Кроме того, чистые пары на легких почвах подвержены развеиванию и навеиванию песка, причем с песком наносятся и семена сорняков.

На сильно засоренных участках, где все-таки надо применять пары для уничтожения сорняков, можно рекомендовать для испытания полосные пары, чередующиеся с полосами посевов, защищающих парующую почву от перевеивания и натаскивания вместе с песком семян сорных растений. Для борьбы с пожнивными сорняками нужно после уборки хлебов проводить лущение стерни на глубину 10—12 см, чтобы не дать сорнякам созреть и обсемениться к осени. Сейчас пожнивное лущение почти не производится вследствие отсутствия высокопроизводительных орудий для безотвальной обработки почвы. Весной наличие стерни позволит повторить обработку этими же орудиями, а при недостатке стерни влагу закрывают боронованием.

Предпосевная обработка почвы на чистых от сорняков полях заключается в рыхлении ее безотвальными орудиями или плоскорезами на глубину 10—14 см, а на засоренных полях — в перепашке на ту же глубину.

Кроме того, в зоне черноземных и даже темно-каштановых почв вполне можно рекомендовать на супесях занятые пары, например сеять озимую рожь, скашиваемую на сено не позже, чем в фазе колошения.

5. По-особому должен решаться и вопрос о зяблевой вспашке и весновспашке на легких почвах. Зимой, особенно в районах с малоснежными суровыми зимами, обычная вспашка с оборотом пласта не способствует накоплению влаги в почве. Сильными ветрами сдувается с зяби не только снег, но и пахотный слой. Поэтому глубина промачивания почвы и запас в ней влаги ранней весной на зяби, как правило, оказываются меньшими, чем на целине или на поле с оставленной стерней. Более низкими оказываются и урожаи сельскохозяйственных культур, посеянных по зяби, в сравнении с урожаем их по ранней (обязательное условие) весновспашке.

6. На супесчаных почвах, быстро прогревающихся и просыхающих с поверхности, пшеницу, овес, ячмень, подсолнечник надо сеять только в самые ранние и сжатые сроки. Ранние хорошо раскустившиеся посевы лучше противостоят развеиванию и не заглушаются сорняками. Глубина заделки семян на легких почвах должна быть большая, чем на тяжелых: для колосовых — 6—7 см, для многолетних трав — 4—5 см.

7. Нормы высева, применяемые в районах целинных и залежных земель на маловлагоемких супесчаных почвах, обычно завышаются. Поэтому в засушливые годы загущенные посевы страдают от недостатка влаги. По-видимому, более правильными будут следующие нормы высева колосовых культур на гектар: в зоне темно-каштановых почв — 70—90 кг, в зоне светло-каштановых почв — 50—70 кг; нормы высева проса и мелкосемянных многолетних трав в этих зонах соответственно будут равняться 12 и 8 кг. На границе с зоной бурых почв и в полупустыне Приаральская опытная станция установила еще более низкие нормы: пшеницы и ячменя — 20—30 кг; проса, люцерны и житняка — 5 кг на гектар. Указанные нормы не следует увеличивать даже при проведении узкорядного или перекрестного сева, иногда применяемого для предупреждения выдувания посевов.

8. Севообороты на легких супесчаных почвах должны быть насыщены многолетними травами: не менее 25—30% — в зонах черноземных и темно-каштановых почв и 40—50% — в зоне светло-каштановых почв. Многолетние травы и озимая рожь, высеваемая в занятом пару на сено, являются страховым фондом в засушливые годы с низким урожаем кукурузы, сорго, суданки.

В черноземной зоне для посева можно рекомендовать люцерну, эспарцет, в зоне темно-каштановых почв — пырей бескорневищный, житняк ширококолосный, эспарцет песчаный, а в зоне светлокаштановых почв — житняк сибирский, люцерну гибридную, прутняк. Во всех засушливых зонах урожай сеяных многолетних трав превосходит урожай степных сенокосов в 2—4 раза, если агротехника посева трав тщательно выдержана.

Опыты агронома Э. А. Голдаде в колхозах Тарановского района показали, что сеять многолетние травы можно осенью, после увлажнения почвы дождями на глубину пахотного слоя. Густота травостоя при осеннем посеве (под покров или без него) получается в 2—3 раза больше, чем при посеве весной, когда почва быстро иссушается с поверхности. Кроме того, всходы трав весеннего посева в первый год жизни угнетаются покровной культурой, а на второй год ослабленные растения забиваются сорняками. В этом случае травы только с третьего года начинают давать удовлетворительный урожай.

Чередование культур в севооборотах на легких почвах требует еще уточнения. Но достоверно, что однолетние культуры не следует размещать на одном поле более 2 лет подряд, а многолетние травы должны занимать не менее 4—5 полей в севообороте. В кормовых севооборотах следует предусмотреть выделение площадей под сочные корма (в первую очередь кукурузы), а также под зернофуражные культуры и травы.

9. Необходима организация рациональных пастбище-сенокосооборотов. Пока же огромные площади естественных пастбищ и сенокосов используются зачастую бессистемно, засоряются, а пастбища сбиваются до образования сыпучих бархано-бугристых песков. Сенокошение начинается с опозданием, растягивается до глубокой осени и местами проводится на одних и тех же площадях на протяжении ряда лет; немало сена остается гнить в балках.

10. Действенным средством защиты пашни от развеивания, а также задерживания и распределения снега является полезащитное лесоразведение. На светло-каштановых супесчаных почвах наиболее экономичными и жизнестойкими будут двухтрехрядные посевы из лоха узколистного и тамарикса ветвистого. На темно-каштановых супесях можно закладывать более сложные 3—5-рядные насаждения из вяза мелколистного, с акацией желтой, смородиной золотистой, жимолостью татарской. В лучших лесорастительных условиях на лугокаштановых почвах с уровнем грунтовых вод 2—3,5 м в качестве главной породы могут быть выведены тополь бальзамический, береза бородавчатая и сосна обыкновенная.

Междурядья в лесополосах должны быть широкими (2,5 м), не препятствующими машинной обработке почвы в течение нескольких лет — до смыкания крон, а в более засушливых условиях — и после смыкания крон. Междурядья обрабатывают через каждые 2—3 года, так как создать «лесную обстановку» в лесополосах сухой степи не всегда возможно. Закрайки по обеим сторонам лесополос содержат в чистом от сорняков состоянии.

Показателен опыт освоения песков в Нижнем Приднепровье. В 1956 г. все песчаные массивы там были выделены под интенсивные культуры (виноград и плодовые) с одновременным насаждением лесов курортного, почвозащитного и промышленного значения. Здесь предположено создать виноградник на площади около 45 тыс. га. Так же поступили в 1956—1957 гг. и в Молдавии на террасовых песках Днестра и его притоков. Еще ранее подобным же образом был практически решен вопрос в районе Мелитополя. Сейчас здесь колхозы на полуразбитых супесях получают от черешни до 70 тыс. рублей дохода с гектара. Даже под Воронежем насаждения Гремяченской вишни на песках дают до 50 тыс. руб. дохода.

В Венгерской Народной Республике из 1,6 млн. га песков 10% используются под виноградники (Кечкемент). В Румынии виноградником засаживают сейчас более 40 тыс. га.

По этому же пути должны пойти и мы — на Дону.

Ничем нельзя оправдать тот факт, что рядом с крупными и бурно развивающимися городами, станциями и пристанями на террасовых супесях Дона, Донца, Калитвы, Чира отсутствуют крупные промышленные насаждения садов, виноградников, ягодников, бахчей; белоакациево-сосновые насаждения — санаторий для детей, юношей, стариков. А природные и экономические условия для этого здесь исключительно благоприятны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: