Факультет

Студентам

Посетителям

Блуждающие валуны

В недалеком прошлом, когда впервые расчищались от леса и распахивались равнины России, Канады, США, Скандинавских и других северных стран, людям приходилось бороться с камнями, которые в изобилии лежали на поверхности или были погружены в почву.

Мелкие шли на постройки, крупные с помощью костров и воды кололи на части и увозили с полей. Но камни продолжали появляться на полях вновь — росли из земли, и это уже считалось явным действием сверхъестественных сил, противостоять которым было совершенно невозможно. К середине XIX в. геологи обнаружили и изучили массу глыб и валунов, лежащих непосредственно на поверхности. Количество находок быстро увеличивалось. Ученые стали называть их эрратическими, или блуждающими, валунами.

Характерно, что еще в 30-х годах XIX в. Чарльз Дарвин находил эрратические валуны на Огненной Земле, т. е. в самой южной части материка Южной Америки. Максимальное количество находок было приурочено к территориям северо-запада Русской равнины, Прибалтики, северу Польской и Северо-Германской низменностей, Британии, всей Северной Америки между Атлантическим океаном и Скалистыми горами. Обломки округлых форм размером от 0,5 до 1 м и глыбы от 1 до 10 м и более в поперечнике либо просто лежали на поверхности, либо были заключены в толщах красно-бурых и коричневатых глин и суглинков. Иногда обнаруживались целые поля или холмы валунов и более мелкого каменного материала — гравия и гальки.

Откуда же они появились среди однообразных пологих холмов, на берегах тихих равнинных рек и озер? Какой силой разметало тысячепудовые ядра?

Однообразие северных равнин нарушают узкие, вытянутые гряды высотой 10—30 м с крутыми склонами, которые сложены песками, гравием и могут тянуться на сотни метров, а иногда и десятки километров. В других местах расположены аккуратно «насыпанные» холмы 10—20-метровой высоты, состоящие из слоистых песков, суглинков, супесей. Отдельные холмы могут достигать в высоту 40 и более метров!

Высокие обрывы рек, незадернованные склоны или стенки глубоких оврагов, лишенные растительности, называются естественными геологическими обнажениями. В них можно наблюдать чередование супесей, песков и торфов с пластами плотных суглинков или глин, содержащих большое количество каменного материала.

Обломки бывают самой разнообразной формы и величины. Одни напоминают валуны, встреченные на поверхности земли, и поражают своими размерами. В других местах округлыми, как ядра, или мелкими вытянутыми, как речная галька, обломками грунты буквально набиты так, что мелкоземистый материал составляет лишь тонкие прослойки. Такие отложения достигают мощности 10 и более метров, прослеживаясь не только в данном обнажении, но и на расстоянии в десятки километров.

В северных и средних широтах по обрывам крупных рек во многих обнажениях можно наблюдать, как слои рыхлых пород оказываются смятыми в многометровые складки, нарушающие их горизонтальное залегание.

Естествоиспытатели и геологи, впервые обратившие внимание на эти явления, выдвигали много разнообразных гипотез. Предполагалось перемещение валунов айсбергами или на льдинах во время разлива рек, выдвигались идеи инопланетного или метеоритного происхождения. Возникновение холмов и гряд объясняли деятельностью рек, ветра и других сил.

Даже при самом первом знакомстве с большими и малыми камнями оказалось, что все эрратические, или блуждающие, валуны обладают характерными особенностями: их формы — округленные, поверхности — сглаженные, остроугольники встречаются чрезвычайно редко. Жителям северной и средней полосы европейской части СССР (районов Нечерноземья) за примерами далеко ходить не надо. Почти на всех полях или обочинах дорог можно встретить не только мелкие, но и массивные округлые «туши» древних валунов.

Среди эрратических валунов и глыб есть поистине легендарные экземпляры, имеющие даже собственные имена, список которых, по Р. Флинту (1963 г.), уместно здесь привести:

  • глыба известняка в Ле-Леванс, Швейцария, объемом 18,5X16X15 м;
  • эрратический валун под названием «Мэдисон» около Конвея, Нью-Гэмпшир, — обломок гранита размером 27X12X11,5 м, весом 4600 т;
  • эрратический валун под названием «Ототокс», в 30 милях южнее Калгари, Альберта — глыба объемом 50X16,5X7,5 м, состоящая из двух кусков кварцита общим весом 18 150 т;
  • плита известняка в округе Уоррен, Огайо, площадью 1850 кв. м, весом 13 500 т;
  • эрратическая глыба мела около Мальмё, Швеция, длиной 5 км, шириной 300 м, высотой 30— 60 м.

В России наибольшую известность получил так называемый «Гром-камень», который весил более 1500 т и послужил основанием для памятника Петру I в Ленинграде. Эта дикая скала была найдена в 12 верстах от Петербурга и производила такое впечатление, что, по свидетельствам современников, «взирание на оный возбуждало удивление, а мысль перевезти его на другое место приводила в ужас».

Максимальных размеров в Европе достигают валуны, принесенные из районов Финляндии и Карелии и состоящие из гранитов рапакиви. Геологи, изучающие каменный Материал, установили, что разнообразие форм валунов определяется особенностями материнских пород — тех коренных выступов и скал, от которых они были оторваны ледником.

Согласно существующим классификациям, по форме валуны подразделяются на: утюгообразные, призматические, цилиндрические, клиновидные, пирамидальные, бобовидные, дисковидные, шаровидные и др.

Красноватые, серые, коричневатые граниты, разнообразные песчаники, сланцы, гнейсы, известняки составляют богатый и разнообразный набор. Как правило, чем далее к югу находятся валуны и чем в более древних горизонтах они встречены, тем хуже их сохранность. Как мы увидим, некоторые валуны были не только перенесены на многие километры, но и переотложены из одного горизонта в другой. После долгой транспортировки они навсегда сохранили на поверхности следы в виде полировки, шрамов, борозд, сколов. Далеко не все породы, даже кажущиеся очень прочными, выдерживали далекий путь; со временем они начинали крошиться, превращаясь в дресву, становились такими мягкими (выветрелыми), что легко разрезались лопатой. Например, кремень плохо выносит транспортировку, и желваки кремня довольно быстро распадаются на остроугольные обломки.

Перечисленные выше признаки вместе с другими позволили составить достаточно полные характеристики встреченных валунов, гальки, гравия — всего каменного материала, залегающего в толщах рыхлых пород. Благодаря детальным исследованиям состава, формы, характера поверхности камней появилась возможность более уверенно и определенно устанавливать, откуда они были перенесены.

Среди разнообразного каменного материала стали выделять валуны нескольких пород, выходы которых преобладают в каком-либо районе. Такие валуны получили название «руководящих». Сам район, в котором расположены коренные выходы соответствующих пород, чьи обломки превратились впоследствии в валуны, называют «питающей провинцией».

В качестве примеров можно указать, что на территории южной Прибалтики встречены валуны пород из различных районов Фенноскандии, отстоящих на 900—1000 км от мест, куда был занесен каменный материал. Руководящие валуны на территории Северной Европы приносились из средней Швеции, с Аландских островов. На территории СССР к руководящим породам относятся шокшинские кварциты, Кольские нефелиновые сиениты, некоторые граниты, гнейсы и др. В центральной Ирландии руководящие валуны происходят из гранитного массива Голцей; для Северной Америки характерны гранитогнейсы, сланцы, доломиты, яшмовые конгломераты и т. д.

На огромных пространствах Русской равнины, включая север Украины, обнаруживаются дальние «переселенцы», камни-путешественники, родиной которых были гранитные массивы Фенноскандии, скалистые выступы Карелии, горные кряжи Урала, каменистые берега северных островов. Есть любопытная деталь: многие валуны переоткладывались из более древних пластов в более молодые, приобретая лучшую окатанность, обработку льдами и водными потоками. Это обстоятельство существенно затрудняет восстановление путей их миграции. Сходные по составу валуны происходили из одной, реже двух основных питающих провинций, занимающих небольшие площади. Пунктиры, показывающие пути перемещения (рассеивания) камней, постепенно сходятся на территории севера Русской равнины, точно указывая на участки выходов кристаллических пород на современную поверхность. В Северной Америке обычный путь транспортировки валунов составлял 500 и более километров, но не превышал 1200 км.

Факты показывают, что изучение закономерностей разноса каменного материала имеет большое практическое значение. На схематической карте восточной части центра Северной Америки, приведенной Р. Флинтом, отмечены места находок алмазов превосходного качества. Находки эти сделаны в районах, расположенных к югу от Великих озер; пути их переноса намечены пунктиром, коренной источник неизвестен, но геологи с уверенностью считают, что он связан с докембрийскими породами Канадского щита.

Сходные примеры не единичны, и возникает желание побольше и поточнее знать о законах перемещения каменного материала…

Каменный материал, и в первую очередь древние валуны, долгое время загадочные и непонятные; как бы обрели свой язык и начали рассказывать о своем прошлом и условиях возникновения. Перенесенные на многие тысячи километров, испытавшие воздействие льда, водных потоков, ветров, погребенные в толщах отложений на сотни метров и вновь поднятые на поверхность, валуны молчаливо лежат перед нами.

Форма, состав, возраст, состояние поверхности (шрамы, царапины), степень сохранности, ориентировка по сторонам света и в конечном счете питающая провинция — вот основные «анкетные данные» блуждающих валунов и более мелкого каменного материала.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: