Факультет

Студентам

Посетителям

Путешествие Н. И. Вавилова в Афганистан

Следующим весьма значительным путешествием Н. И. Вавилова была экспедиция в Афганистан, в страну, долгое время остававшуюся в политическом отношении под полным английским контролем, а потому недоступную для русских исследователей.

Только в 1919 г. Афганистан обрел полную политическую независимость, а в 1921 г., после заключения между Афганистаном и Советской Россией договора о дружбе, стало возможным и путешествие в эту страну.

Однако в 1922 г. Н. И. Вавилову пришлось предпринять продолжительную поездку по странам Западной Европы, а в 1923 г. он был занят составлением и печатанием своего большого монографического исследования «К познанию мягких пшениц», в котором подводились итоги наших знаний по этой важнейшей культуре. Наконец, в 1924 г. был решен вопрос об экспедиции Н. И. Вавилова в Афганистан, в которой помимо Н. И. Вавилова приняли участие инженер-гидролог Д. Д. Букинич и селекционер-растениевод В. Л. Лебедев. Экспедицией были обследованы Гератский район, Афганский Туркестан, Гаймагский и Бамианский районы, северные отроги Гиндукуша, Бадахшан, Кафиристан, Джелалабадский и Кабульский районы, Хазарийский путь (Герат—Кабул), путь от Кабула к Кандагару и дальше через Баквийскую и Гильмендскую пустыни в Фарах и Афганский Сеистан. Всего было пройдено караванным путем с 19 VII по 1 XII 4500 км.

Было собрано 3720 образцов семенного материала и установлено, что Афганистан представляет собой преимущественно страну полевой культуры; садоводство и огородничество имели там подсобное значение.

Сравнительное изучение ботанического состава культурной растительности Афганистана и ареалов сортового разнообразия многих важнейших культур Старого Света с очевидностью показало, что для ряда растений Афганистан и прилегающие к нему северо-западные районы Индии несомненно представляют один из важнейших первоначальных мировых очагов формообразования.

Выяснилось, что по поразительному богатству формами мягкой (до 60 разновидностей) и карликовой (до 50 разновидностей) пшениц Афганистан занимает первое место на всем земном шаре. По мягкой пшенице там было найдено 7 новых разновидностей, а по карликовой — 33 новых разновидности.

Еще более поразительную картину необыкновенного разнообразия пшеницы в этой стране вскрыло изучение расовых признаков. В Афганистане наблюдалась вся амплитуда наследственной изменчивости Triticum vulgare Vill. Здесь были обнаружены все 3 основные географические группы рас: rigidum, speltiforme и indo-europaeum, установленные Н. И. Вавиловым (1923), причем среди этих основных групп была полностью прослежена известная у пшениц гамма наследственной изменчивости морфологических, физиологических и биологических признаков: по форме чешуй, по остевидным заострениям на колосковых чешуях (от зубца меньше миллиметра до ости в 3—4 см), по нервации чешуй и зазубренности остей, по форме, размерам и окраске зерна, по форме куста, высоте стеблей, толщине соломины, по размерам листьев, их опушению, опушению листовых влагалищ, по длине вегетационного периода и т. д.

Средоточие в Афганистане ботанического разнообразия форм мягких и карликовых пшениц объясняется наличием в этой стране огромной амплитуды изменчивости условии их произрастания (на абс. выс. от 300 до 3300 м, в условиях поливной и богарной культуры, сурового континентального климата). Среди разнообразия экологических типов были встречены расы, по засухоустойчивости, скороспелости и зимостойкости побивающие даже известные мировые стандарты. Так, по скороспелости некоторые афганские яровые расы превосходят на 4—5 дней даже знаменитый рекорд Прелюд (Prelude) и наши северные сибирские пшеницы.

Следует отметить еще, что экспедицией был найден в высокогорном Бадахшане и Кафиристане основной очаг безлигульных форм мягкой пшеницы Афганистана, что представляет особый интерес в связи с наличием безлигульных пшениц также в Горной Бухаре (открытых экспедицией Н. И. Вавилова 1916 г.), являющейся в сущности продолжением того же географического и этнического района. Здесь, у пределов возделывания, да еще отделенные высотами Гиндукуша, условия сохранения рецессивных признаков были, по-видимому, особенно благоприятны.

Афганистан представляет собой один из очагов происхождения и другой культуры — вечного спутника пшеницы — ржи. По сорно-полевой ржи экспедицией были обнаружены здесь все недостающие звенья для понимания эволюционного процесса генезиса культурной ржи. Стало совершенно очевидным, что с продвижением мягкой пшеницы из центра происхождения к северу вместе с ней проникала на север и сорно-полевая рожь, которая в самом очаге выявляет всю гамму переходов от дикаря к культурному растению. По мере перехода к северу рожь естественно вытеснила пшеницу в силу своей большей природной зимостойкости, меньшей требовательности к субстрату и большего влаголюбия. Ломкие сорно-полевые расы (var. afghanicum Vav., var. articulatum Vav. и др.), саморассеивающиеся при созревании, остались в самом очаге; неломкие же, более трудно отделимые от пшеницы, соответственно продвигались в наши среднеазиатские республики.

Тот же процесс происходил и в самом Афганистане по мере продвижения пшеницы от низин в горы. Так, на высотах в 2300—2500 м (Кала-и-Кози, Шейхабад, Вазирабад) экспедицией были отмечены факты явного вытеснения озимой пшеницы рожью и настолько сильного, что озимая рожь здесь становилась как бы самостоятельной культурой. В Бадахшане, на высотах выше 2500—2600 м (где, как правило, все культуры являются яровыми), экспедиции удалось подметить, что вытеснение яровой пшеницы рожью особенно интенсивно идет на щебневатых, богатых гравием, легких почвах, малопригодных для пшеницы. Таким образом, здесь решающую роль сыграла не большая морозостойкость ржи, как в первом случае, а субстрат — легкие почвы, способствующие произрастанию ржи.

Здесь же, в горных изоляторах Бадахшана, было прослежено формообразование крайних культурных рецессивных форм у ржи (безлигульная рожь Афганистана), т. е. там же, где были найдены и безлигульные разновидности пшеницы.

На лёссовых почвах северного Афганистана экспедицией был найден в изобилии и разнообразии дикий ячмень Hordeum spontaneum С. Koch, ареал которого на юге в пределах Афганистана достигает Гиндукуша, являющегося естественной границей его распространения; недалеко от Балха найдена была новая его разновидность с серо-коричневым колосом (var. bactrianum Vav.).

Непосредственное исследование культурного ячменя не обнаружило в нем, однако, большого разнообразия, что лишний раз подтвердило ошибочность способа определения родины культурных растений по месту нахождения их диких родоначальников. Несмотря на малое разнообразие, местные ячмени представляют интерес для селекции по признакам раннеспелости и засухоустойчивости.

Интересны наблюдения экспедиции относительно зонального распределения встречающихся в Афганистане видов овсюга. Северный вид Avena jatua L., широко распространенный в северной части Европы, там приурочен к высокогорным районам, достигая местами 3000 м абс. выс.; что касается A. sterilis L. subsp. ludoviciana (Dur.) Gil. et Magne, произрастающего повсюду в южной Европе и Передней Азии, то здесь он больше тяготеет к низинным местностям, нигде не поднимаясь выше 2300 м Таким образом, экспедиции удалось установить, что горная зональность видов овсюга в Афганистане повторяет поширотное их распространение в Евразии.

Отмеченное экспедицией большее разнообразие риса (Oryza sativa L.) в Афганистане по сравнению с таковым в наших среднеазиатских республиках стоит, очевидно, в связи с большей близостью Афганистана к области наибольшего сортового разнообразия риса — Индии. Экспедицией была установлена новая своеобразная ботаническая группа местных разновидностей риса (grex main Vav.), отличающаяся стекловидными, прозрачными, удлиненными, узкими зерновками. Группу main составили новые найденные экспедицией разновидности — var. aristata Vav., var. mutica Vav.. var. breviaristata Vav.

Сравнительно бедный разновидностный состав просяных Афганистана, наблюдаемый экспедицией на протяжении всего маршрута, свидетельствует, что просяные здесь находятся вдали от своего основного центра формообразования. В практическом отношении в качестве кормовых растений представили интерес некоторые местные формы могара (Setaria italica subsp. mocharica Al.), отличающиеся сравнительной раннеспелостью, сильной кустистостью, хорошей облиственностью и быстрой отрастаемостью.

Факты исключительного значения были обнаружены экспедицией при изучении зерновых бобовых культур Афганистана. В восточной части страны, прилегающей к северо-западной Индии, было установлено сосредоточие исключительного разнообразия признаков у гороха, чечевицы, бобов, нута, чины и др., что определенно указывает на то, что здесь находится один из основных мировых районов разнообразия группы мелкоцветковых, мелкоплодных, мелкосемянных зерновых бобовых.

Так, афганский горох, сравнительно однородный по форме и окраске семян, характеризуется всеми основными признаками многочисленных культурных европейских сортов. Ботанико-систематическое его изучение Л. И. Говоровым обнаружило наличие в нем генетически доминантных признаков и ряда эндемичных форм. В результате сопоставления с культурными горохами Европы и Америки Л. И. Говоров выделил горохи Афганистана в особый подвид Pisum sativum L. subsp. asiaticum Gov., а в пределах последнего различал 3 типа: афганский (proles afghanicum Gov.), гератский (proles heraticum Gov.) и бадахшанский (proles badakhshanicum Gov.); новых ботанических разновидностей, хорошо различающихся между собой, всего было выделено 18.

Необходимость выделения афганских Горохов в особый подвид подтвердило и анатомическое их изучение. Афганские культурные горохи (№№ каталога 1881, 1877, 1918, 1925, 1982) и дикие палестинские (доставленные экспедицией Вавилова 1926 г.) были взяты для изучения анатомического строения цветков, плодов и семян, проводившегося с 1930 г. секцией анатомии культурных растений ВИРа (В. Г. и О. Г. Александровы). В результате этого исследования в 1934 г. удалось проследить процесс эволюции пигментов клеточного сока в тканях лепестков и кожуры семян как у диких, так и у малокультурных и культурных форм. Было выяснено, что как у диких палестинских форм гороха, так и у культурных афганских форм, богатых генами доминантного характера, имеется налицо весь набор пигментов клеточного сока: желтый антохлор, красный, пурпуровый, фиолетовый и синий антоцианы; и даже более того, как у тех, так и у других было отмечено обилие хлорофилловых зерен, заполняющих все ткани лепестков и кожуры семян. В дальнейшем было установлено, что по мере отхождения форм от первичных центров происхождения набор пигментов клеточного сока в тканях уменьшается и хлорофилловый аппарат редуцируется. Так, культурные формы подвидов arvense и sativum в противоположность формам подвида asiaticum характеризуются небольшим количеством пигментов клеточного сока или даже полным их отсутствием, а также полной редукцией хлорофиллового аппарата.

Благодаря наличию у ряда форм афганского гороха некоторых важных хозяйственных признаков — засухоустойчивости, зимостойкости и рекордной скороспелости (длина вегетационного периода 65 дней) — материал экспедиции представил значительный интерес и для селекции. Многие афганские формы гороха оказались очень ценными и для создания путем гибридизации хорошо разваримых высокобелковых сортов.

Сравнительно-ботаническое изучение доставленных экспедицией из Афганистана образцов обыкновенной чечевицы (Lens esculenta Moench) вскрыло также ряд поразительных фактов. Вся афганская группа обыкновенной чечевицы была отнесена Е. И. Барулиной к подвиду microspermum (Baumg.) Bar., объединяющему 27 ботанических разновидностей, причем в Афганистане было найдено 9 из них, т. е. треть всего мирового разнообразия мелкозерной чечевицы. Здесь оказались сконцентрированными наиболее редкие формы, нигде в мире более не встречающиеся. Например, в прииндийском районе Афганистана около Кабула (Чехосарай, Джелалабад) были обнаружены эндемичные формы, представляющие как бы конечное звено, сближающее культурный вид с дикорастущими. Являясь карликовыми эфемерными растениями, они отличаются мелкими синими цветками, легко растрескивающимися бурыми плодами и мельчайшими, почти шаровидными, темноокрашенными семенами.

Наряду с этой группой в Афганистане были найдены формы с противоположными признаками — с большой зеленой массой, с полулежачим кустом, а в прилегающем к Афганистану Кашмире — сильноопушенные формы с синими, розовыми и белыми цветками и черными семенами.

Так же как и в отношении гороха, все эти факты приводят к установлению, во всяком случае для значительной группы культурных чечевиц, области первичного формообразования в горном районе между Гиндукушем и Гималаями.

Наличие в Афганистане форм с большой зеленой массой и с хорошим зерном, к тому же сравнительно скороспелых и засухоустойчивых, позволяет считать афганскую чечевицу интересной для селекционера в целях создания хороших кормовых и продуктовых сортов.

Выделяется своей исключительной обособленностью, своим эндемизмом, наличием значительного разнообразия признаков также и группа афганских бобов (Vicia faba L.). Наряду с мелкосемянными формами были встречены формы со средними семенами, причем окраска их варьировала от кирпично-красного цвета до черного, зеленого и фиолетового. Среди мелкосемянных бобов (var. minor Beck.) были найдены формы как с удлиненно-овальными семенами (subvar. oblonga Murat, f. jarachica Murat.), подобные европейским, так и формы с угловатыми семенами, имеющими равновеликий диаметр по длине и ширине (наиболее характерный признак азиатских бобов). Плоды варьировали от мелких до средних, от прямых до согнутых, от нежностворчатых до грубостворчатых. Растения были и низкорослые (47—68 см), и довольно высокие (78— 89 см), с одиночным стеблем (бадахшанские высокогорные формы) и с 5—6 ветвями у основания (гератские и фарахские формы), наконец, раннеспелые (91—105 дней) и позднеспелые (108—112 дней). Словом, здесь впервые было встречено на весьма ограниченном пространстве сосредоточие всех тех признаков, на основании которых строится главным образом вся классификация этого растения. В. С. Муратовой установлены для Афганистана 8 новых ботанических разновидностей, из которых значительная часть является эндемичной. Сравнительно-ботаническое изучение афганских бобов привело к заключению, что восточный Афганистан и в отношении этой культуры является одним из первоначальных очагов формообразования, а может быть даже основным центром происхождения.

У афганской чины тоже было отмечено большое разнообразие форм, проявившееся в окраске цветков, в длине зубцов чашечки, по числу цветков в цветоносе, по форме и величине бобов, по окраске и величине семян, по форме и величине листочков, причем наибольшее разнообразие наблюдалось в восточном Афганистане. Однако характерной особенностью афганской чины является, как и у других зерновых бобовых Афганистана, мелкое темноокрашенное зерно, мелкие бобы и синие цветки. Экспедицией была отмечена общая закономерность в распределении формы чины в пределах Афганистана. Мелкосемянные формы (вес 100 зерен 4.0—7.0 г) оказались сконцентрированными в восточной части страны — в районе Кабула и Чарикара, более крупносемянные (вес 100 зерен 9.1 — 10 г) — в районе Герата. Таким образом, укрупнение зерна у чины в Афганистане наблюдалось по мере продвижения с востока на запад. Вегетационный период у отдельных рас колебался от 84 до 113 дней (в условиях Украины). Экспедицией повсеместно наблюдалось сильное засорение чиной других бобовых зерновых культур, ее большая устойчивость к засушливым условиям и к зерновику-долгоносику, что вместе взятое подтверждает высказанную Н. И. Вавиловым гипотезу о возможности происхождения чины из сорняков.

Сравнительное ботанико-систематическое изучение Н. Г. Прозоровой афганских образцов нута показало его значительное разнообразие по форме зерна (от угловатого до сферического), окраске цветка (от белого до синего), высоте растений (от 28 до 45 см) и скороспелости (вегетационный период от 72 до 108 дней). Наибольшее разнообразие наблюдалось в Гератском районе, где встречались мелкозерные и крупнозерные расы. Среди приведенных образцов было выделено 7 новых ботанических разновидностей нута.

Превосходя по сортовому разнообразию нута наши среднеазиатские республики, Афганистан значительно уступает в этом отношении Индии, где сосредоточено максимальное разнообразие мелкосемянной группы этой культуры. Сказанное свидетельствует о том, что в северной и северо-западной частях Индии находится один из важнейших очагов формообразования культурного нута.

По данным экспедиции, влияние Индии отразилось на ботаническом составе и некоторых других бобовых культур — май (Phaseolus mungo L.), мотта (Ph. aconitifolius Jacq.), лобии (Vigna catjang Walp.), голубином горохе (Cajanus indicus Spreng.) и др.

Из культурных кормовых растений Афганистана обратили внимание экспедиции шабдар (или персидский клевер), люцерпы, возделываемые там с незапамятных времен, и пажитник (Trigonella foenum graecum L.).

Исследование шабдара показало значительное разнообразие форм как по величине и окраске семян, так и в отношении длины вегетационного периода. Для шабдара характерна широкая амплитуда высотного распределения. Его вызревающие посевы достигают местами абс. выс. 3100 м, тогда как огромное большинство форм шабдара, возделываемых в низинах, отличается позднеспелостью и не вызревает в условиях Украины, будучи пригодно только для условий Средней Азии. По Хазарийской дороге в районе рабата Пянджуй, на абс. выс. свыше 5000 м, были найдены образцы шабдара, поразительно скороспелого, созревавшего в условиях Степного отделения ВИРа (ныне Институт сельского хозяйства центрально-черноземной полосы им. проф. В. В. Докучаева) в 90—100 дней. Эта форма в отличие от обычных рас шабдара более пизкорослая, имеет меньшее число междоузлий, по времени цветения опережает их на несколько недель. За свою исключительную скороспелость она была названа Н. И. Вавиловым var. praecocius Vav.

При изучении коллекции люцерн из Афганистана Е. Н. Синской была обнаружена дикорастущая переходная форма между Medicago hemicycla Grossh. и М. sativa L. s. l., но тетраплоидная, которой было дано название М. tetrahemicycla Sinsk.

Исследование же доставленных экспедицией образцов культурной люцерны привело Е. Н. Синскую к установлению ряда оригинальных особенностей афганской люцерны, позволивших выделить возделываемые в Афганистане формы в 2 новых подвида: Medicago asiatica Sinsk. subsp. kandagaro-kabulica Sinsk. и subsp. geratica Sinsk., являющихся эндемичными для Афганистана.

Для афганской люцерны характерны грубый тип вегетативных органов (rigidum), высота растений выше среднего и быстрый темп отрастания после укосов, сомкнутый куст (erectum) для гератской люцерны, наконец, высокая зимостойкость для кандагаро-кабульской люцерны. Эти ее ценные качества заслуживают внимания селекционера.

Афганский пажитник оказался очень зимостойким (переносит морозы 25 °С без снежного покрова, как об этом свидетельствуют данные опытов Среднеазиатского НИХИ).

При изучении хлопчатника выяснилось, что основные его массивы представлены в Афганистане типичной азиатской гузой (Gossypium herbaceum L.), в районах же, прилегающих к Индии, господствует культура типичного индийского хлопчатника G. neglectum Todaro-Gammia (G. arboreum L. var. neglectum Watt.). Эти основные две группы не слились благодаря географическому обособлению и остались разделенными и резко разграниченными. Позднее позаимствования за счет среднеамериканской группы хлопчатников (упланды) шли через Индию (в бассейне pp. Кабула и Кунара) и наши среднеазиатские республики (Мазаришерифский район). Как показало исследование, хозяйственно ценными признаками обладает только гератская гуза, среди которой были обнаружены формы с крупной нераскрывающейся коробочкой, со сравнительно длинным волокном (до 35 мм) и сильноветвистые.

При изучении льна обнаружилось огромное разнообразие его форм в Афганистане: было выявлено до 6 различных групп. Такое ботаническое его разнообразие там не случайно. Детальное исследование местных форм на фоне всей мировой коллекции льнов подтвердило, что Афганистан является основным первичным очагом формообразования мелкосемянного культурного льна. Главная масса афганских льнов — типичные кустистые, многокоробочные, многосемянные кудряши (proles brevimul-ticaulia Vav. et Ell.), среди которых имеются формы с высокой масличностью (39.7—40.8%). Таким образом, в Афганистане оказалось налицо сочетание очень ценных для селекции масличного льна признаков — урожайности по семенам и высокой масличности.

Интересный материал доставлен был экспедицией и по дикой конопле Афганистана, оказавшейся дикой индийской коноплей Cannabis indica (Lam.) Serebr. var. kafiristanica Vav., среди которой была найдена оригинальная роса со светлыми мелкими плодами, с тонким неосыпающимся прозрачным околоцветником (f. afghanica Vav.), представившая собой звено, связующее индийскую культурную коноплю с дикими формами. Отсюда Н. И. Вавиловым сделаны были интересные выводы, что в пригималайском районе конопля представляет самостоятельный очаг формообразования, являясь, по-видимому, особым линнеевским видом. Что касается культурной афганской конопли, то она по всем признакам связана непосредственно со среднеазиатской культурной коноплей и, по-видимому, была занесена в Афганистан из Средней Азии.

Очень ценный материал доставила экспедиция по кунжуту (Sesamnm indicum L.). Он включает (по классификации В. М. Гильтебрандта) 11 разновидностей subsp. bicarpellatum Hilt., причем 5 из них оказались эндемичными. Из встречающихся в Афганистане 2 экологических типов кунжута практически интересным для нас явился экотип южного Афганистана, который соединяет в себе наивысшую продуктивность (вследствие большой ветвистости), устойчивость к почвенной засухе, высокую устойчивость к болезни увядания (фузариуму) и высокую мае личность (55.17%). Недостатком этого типа является его позднеспелость, вследствие чего можно его рекомендовать лишь в орошаемых районах Средней Азии, а также для скрещивания с местными сортами в целях их улучшения.

Сопоставление афганского кунжута с формами соседних стран позволило проследить пути расселения кунжута из Индии в другие районы Азии.

Многие формы афганской клещевины (Ricinus communis L. subsp. persicum G. Pop.), так же как и кунжута, отличаются высокой продуктивностью, но непригодны для культуры в нашей стране вследствие позднеспелости и неприспособленности к механизации (очень высокое прикрепление ветвей).

Особенно ценным оказался доставленный экспедицией материал по сафлору (Carthamus tinctorius L.). Сравнительное ботаническое изучение последнего (А. И. Купцов) дает основание считать горный Афганистан одним из первичных центров его формообразования.

В Афганистане оказались сосредоточенными формы сафлора, обладающие наиболее мощным развитием растений. Из трех установленных для Афганистана экотипов наибольший практический интерес представил экотип из Герата, отличающийся полным отсутствием шипов, довольно крупной и плоской корзинкой, высокой продуктивностью и высокой масличностью.

Однако ни одно из перечисленных масличных растений не имеет в Афганистане столь широкого распространения, как сурепка (Brassica campestris L. subsp. oleifera Metzg.), посевы которой наблюдались экспедицией по всей стране, в горных районах местами даже на абс. выс. 3000 м. Е. Н. Синской были установлены 3 разновидности местной сурепки: var. afghanica Sinsk., оказавшаяся эндемичной и преобладающей в стране, var. kabulica Sinsk., распространенная лишь в прииндийском районе, и var. pamirica Sinsk., возделываемая в северном Афганистане и известная уже раньше по образцам, доставленным в 1916 г. экспедицией Н. И. Вавилова с Памира. Из перечисленных разновидностей практически ценными оказались первая и третья, отличающиеся раннеспелостью, урожайностью и хорошей масличностью (в условиях Ленинградской и других западных областей). Учитывая, что культурные афганские расы сурепки вполне схожи с местными сорными формами, особенно сильно засоряющими льняные посевы, экспедицией было высказано предположение, что в Афганистане, так же как и в Закавказье, Малой Азии и на Алтае, культурная сурепка ведет, по-видимому, начало от соответствующей сорной В. campestris L.

Из эфирномасличных растений Афганистана отметим кориандр (Соriandrum sativum L.) и ажгон (Ammi copticum L.). Первый, по исследованиям Е. А. Столетовой, представлен в этой стране особой группой proles afghanicum Stolet., характеризующейся крупносемянностью (длина семян 3.0—3.6 мм) и исключительной скороспелостью (значительно опережает по вегетационному периоду воронежский кориандр, закавказские и эфиопские расы). Несмотря на эти хозяйственно ценные признаки, афганский кориандр не используется в настоящее время в Советском Союзе ввиду малого выхода у него масла (0.15—0.27%), что связано с раскалыванием его плодов при обмолоте и обнажением эфироносных полостей, в связи с чем происходит значительное улетучивание эфирного масла. Афганский ажгон, наоборот, является перспективной культурой по богатому содержанию масла. Частично он уже передан для промышленного использования.

Среди доставленных экспедицией образцов табака (Nicotiana tabacum L.) была обнаружена очень интересная форма (№ 64 каталога), которая при сравнительной скороспелости имеет довольно крупные листья, что делает ее ценной для выведения папиросных Табаков. Также были выделены формы махорки с более высоким, чем обычно, содержанием никотина.

Переходя к изложению результатов экспедиции по изучению огородных культур Афганистана, остановимся прежде всего на моркови (Сагит carvi L.), коллекция образцов которой оказалась особенно ценной. В Афганистане был встречен целый цикл форм моркови с окраской корня от белой до интенсивно-желтой и от белой до интенсивно-фиолетовой, почти черной. Найдены были и формы с мозаичными корнями, по-видимому, гибридного происхождения. Своеобразие афганской моркови выразилось и в ряде других морфологических и биологических признаков. Такая же амплитуда изменчивости характерна, например, и для соцветий моркови как в отношении формы и величины, так и по окраске, варьирующей от белой, розовой до темно-фиолетовой, причем найдены были формы и с желтыми, серыми и коричнево-бурыми зонтиками. В результате тщательного изучения морковь Афганистана была отнесена В. И. Мацкевич к группе азиатской культурной моркови (grex asiaticum V. Mazk.); у нее были выделены 4 новые разновидности и 26 форм.

В Афганистане имеется также и дикая морковь, которая почти по всем признакам связана с культурным азиатским типом, на основании чего были прослежены все этапы вхождения дикой моркови в культуру. Эти данные позволили экспедиции констатировать наличие в Афганистане и в непосредственно примыкающих к нему районах северо-западной Индии древнего самостоятельного очага культурной моркови.

Ботаническое изучение свеклы Афганистана, представляющей собой популяцию рас, весьма ограниченных в варьировании отдельных признаков, установило ее заносный характер в этой стране.

Что касается репы Афганистана, то Е. Н. Синской было описана много эндемичных форм, что свидетельствует о несомненном вхождении Афганистана в основную область первичного формообразования азиатской культурной репы. Всего было выделено 8 новых разновидностей.

Наконец, оказался интересным и материал по кресс-салату (Lepidium sativum L.). Как показали исследования М. С. Щенковой, его афганские формы, входящие в состав азиатско-европейской группы, характеризуются наличием помимо общих для групп рецессивных признаков (малая изрезанность листовой пластинки, большое число цельнолистных форм, желто-коричневая и розовато-сероватая окраска семян) еще ряда свойственных им признаков, как например темной окраской листьев, сильно прижатой розеткой, сильным темно-фиолетовым антоцианом, жесткими на ощупь листьями, чем напоминают ксерофильные формы. М. С. Щенковой были выделены для Афганистана 4 новые разновидности: var. intermedium M. Stchenk., var. pinnatum M. Stchenk., var. subpinnatum M. Stchenk., var. latijolium M. Stchenk.

Значительное разнообразие признаков отмечено было экспедицией и у местных редек, редиса, луков, чеснока, шпината и некоторых других культур.

Черты первичного формообразовательного процесса выявляются в Афганистане и у некоторых бахчевых (дыня) и некоторых плодовых (гранатник, грецкий орех, абрикос, лох, анап), на которых можно проследить там все переходы от типичного дикаря до культурных форм (гранатник Кандагара).

Наряду с изучением ботанического состава культурных растений Афганистана экспедицией установлены пределы возделывания отдельных культурных растений по склонам Гиндукуша, изучены местные методы ирригации, собран интересный статистический и этнографический материал, наконец, точно установлены границы Кафиристана — страны, фактически почти не посещавшейся европейцами.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: