Факультет

Студентам

Посетителям

Первый президент Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина

Социалистическая реконструкция нашего сельского хозяйства потребовала коренной перестройки работы научно-исследовательских учреждений. В связи с этим Совет Народных Комиссаров СССР 25 июня 1929 года вынес решение об организации Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина (ВАСХНИЛ).

Согласно этому решению, Академия «должна строиться на основе приспособления всей теоретической и практической работы к делу подъема и социалистической реконструкции сельского хозяйства в СССР». Академия мыслилась как объединение научно-исследовательских институтов, первоначально одиннадцати. Одновременно был утвержден Президиум Академии из девяти человек и президент ее — академик Н. И. Вавилов.

Заместители президента Н. П. Горбунов и Н. М. Тулайков, члены президиума В. П. Бушинский, И. Е. Клименко, Л. Н. Крицман, В. В. Матюхин, В. А. Трифонов, А. В. Шлихтер.

Н. И. Вавилов характеризовал это время следующим образом: «Тысяча девятьсот двадцать девятому году, очевидно, суждено в истории быть названным годом начала революции в сельском хозяйстве, 25 июня этого же года Совет Народных Комиссаров Союза ССР вынес постановление о создании и структуре Академии с.-х. наук имени В. И. Ленина Совпадение дат начала революции в сельском хозяйстве и создание Всесоюзной академии с.-х. наук является глубоко знаменательным и определяющим основные задания академии»…

Как известно, наше социалистическое государство с самого начала строило свое хозяйство по определенному плану в интересах трудящихся. Для планирования сельскохозяйственного производства в такой огромной стране, как наша, с исключительно разнообразными природными условиями необходимы были не только глубокие, но и разносторонние научные данные.

Советская сельскохозяйственная наука к периоду реконструкции сельского хозяйства занимала сравнительна передовые позиции. Но как только практически приступили к социалистическому строительству — к организации крупных советских хозяйств и коллективизации мелких крестьянских хозяйств, перед наукой встали совершенно новые проблемы, которые или совсем не были изучены, или только начинали изучаться. Например, организация труда в крупном сельскохозяйственном производстве, механизация процессов производства, конструкция новых типов сельскохозяйственных машин, инвентаря и т. д.

Н. И. Вавилов, прекрасно это понимая, писал: «Сельскохозяйственная революция не замедлила обнаружить несоответствие наших знаний с нашими требованиями и чем шире развернется наше строительство, тем очевиднее будет становиться несоответствие темпа исследовательской работы и темпа строительства».

Чтобы как можно скорее ликвидировать это «несоответствие», президент наметил следующие основные задачи для Академии и ее институтов.

«Первейшая задача академии и ее институтов в нашем понимании — это углубленная оригинальная исследовательская работа в направлении решения важнейших практических сельскохозяйственных задач…— пробудить творческую работу, концентрировать мозг на важнейших задачах сельского хозяйства, попытаться найти новые пути».

Для проведения практических мероприятий в общегосударственном масштабе в нашей стране, имеющей многообразные условия, необходимо было конкретно знать эти условия, знать порайонные результаты работы научно-исследовательских учреждений. Поэтому Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук должна уделить исключительное внимание «…второй основной задаче: синтезу, объединению научной работы районных, республиканских, областных станций, координированию их работы, проведению единых методов исследований…».

«Быть на высоте мировой науки, помочь стране, помочь ее работникам в науке на местах, следить за всеми достижениями науки, подытоживать периодически мировые знания — такова третья, важнейшая функция институтов академии, которая должна быть в кратчайшее время поставлена на должную высоту».

Решение этих главных задач — дело нелегкое, прежде всего требуются кадры «…в кратчайшее время должна быть сформирована армия исследователей, зараженных революционным энтузиазмом, готовых отдать себя полностью на служение революции».

Сущность и методы исследования в связи с новыми требованиями сельскохозяйственного производства должны стать иными. Нельзя работать прежними темпами, их надо максимально ускорять. Для этого необходимо переоборудовать научные лаборатории и увеличить не менее чем в десять раз число проводимых ими анализов.

Определяя таким образом пути развития исследований академии и ее институтов, ученый наметил организацию головных и специализированных институтов, которые должны были войти в состав академии. Очень скоро под его руководством был составлен грандиозный план реорганизации научно-исследовательской работы по сельскому хозяйству в нашей стране, где в первую очередь намечалось удовлетворение требований социалистического сельского хозяйства.

Этот план был рассмотрен и принят на Первом пленуме Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина в начале 1930 года.

Выступая на этом пленуме, Н. И. Вавилов исключительно реалистично подошел к вопросам, стоявшим тогда перед Советским Союзом в области развития и реконструкции сельского хозяйства. Он говорил, что Советская страна строит заново свою жизнь, что сельское хозяйство вступило в период величайших сдвигов, гигантскими шагами переходит к укрупнению совхозов, коллективизации и специализации. Очень скоро надо будет освоить огромные земельные пространства Казахстана, Сибири и Дальнего Востока.

Небывалый размах в перестройке сельского хозяйства потребовал известной напряженности агрономической науки. Н. И. Вавилов говорил: «Осуществить план великого строительства сельского хозяйства Советской страны, можно только при мобилизации науки. Наука ныне уже не придаток, не помощник, не друг, а один из главнейших рычагов в строительстве жизни на новых началах. От научных работников в области агрономии и смежных дисциплин страна ждет самого активного участия в осуществлении рационализации земледелия на социалистических началах…».

План реорганизации научно-исследовательского дела в Советском Союзе, составленный Н. И. Вавиловым в связи с реконструкцией сельского хозяйства, предусматривал небывалое расширение сельскохозяйственного опытного дела и увеличение его материальных ресурсов. На Первом пленуме академии было принято решение о создании 15 общих институтов, 180 зональных станций, которые, если потребуется, могли иметь опорные пункты (опытные поля).

Особенностью будущих научных исследований по сельскому хозяйству в СССР, по указанному плану, являлось создание единой союзной системы опытного дела.

В декабре 1929 года был учрежден Народный комиссариат земледелия СССР. Постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 13 января 1930 года Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина была передана в ведение Наркомзема СССР.

Наркомзем СССР был создан для разработки основ сельскохозяйственной политики, планов развития и реконструкции сельского хозяйства, для регулирования всех его отраслей во всесоюзном масштабе, и в своей работе он, безусловно, должен был опираться на науку.

Н. И. Вавилов считал, что «Всесоюзная академия с.-х. наук имени В. И. Ленина является академией генерального штаба сельскохозяйственной революции, каковым ныне должен быть Наркомзем СССР».

Будучи президентом академии, ученый направил все свои способности и знания на организацию этого генерального штаба революции в сельском хозяйстве. При этом он не ослаблял работу по руководству Всесоюзным институтом растениеводства, где оставался директором.

В 1930 году Н. И. Вавилов был избран также директором Института генетики Академии наук СССР, а в 1931 году — президентом Всесоюзного географического общества. Несмотря на огромную нагрузку, он успевал всюду: активно руководил и вникал во все разделы работы и ВИРа, и Института генетики, и академии (ВАСХНИЛа), и Географического общества.

Всех удивляло, как мог Николай Иванович не отдыхать в течение недель, месяцев и даже многих лет и откуда у него бралось столько энергии, сил, постоянного и неослабного интереса к делу.

Создание первого Всесоюзного научного агрономического центра было не легким делом, но исключительно важным, особенно в условиях, когда сельское хозяйство быстрыми темпами перестраивалось на новых, социалистических началах, а уровень наших научных знаний отставал от темпов перестройки.

Основной особенностью того периода было укрупнение самого объекта научного агрономического исследования: крупное социалистическое хозяйство — совхозы и колхозы — требовало совершенно нового подхода, новых методов в науке. При этом не могли помочь даже достижения мировой науки, так как и она до тех пор не сталкивалась с такими объектами исследований.

Только за время с 1930 по 1933 год под руководством первого президента академии Н. И. Вавилова в Советском Союзе реорганизовано, а в большинстве случаев заново создано 407 сельскохозяйственных опытных учреждений, в числе которых было 111 институтов (общих и специализированных), 206 зональных специализированных станций, 26 комплексных станций, 36 селекцентров и 28 филиалов общих институтов.

Позже, в 1935 году, эта сеть научно-исследовательских учреждений академии (Постановление СНК Союза ССР № 1114 от 4 июня 1935 года) была пересмотрена, было утверждено 431 учреждение: 78 институтов, 267 комплексных и специальных станций, 86 полей и опытных ферм. Затем оперативное и оперативно-финансовое управление зональными станциями было возложено на республики, края и области, а институты переданы в ведение главных управлений Наркомзема СССР, РСФСР и НК совхозов. В ведении академии оставлено 12 головных институтов с их филиалами на периферии и сетью (см. Первая сессия Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина 21—23 июня 1935 г., Бюллетень Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина № 6, 1935, стр. 15, 16, 18).

Первыми начали создаваться общие институты: крупного хозяйства и сельскохозяйственной экономики, механизации сельского хозяйства, прикладной ботаники и новых культур (в 1930 году переименован во Всесоюзный институт растениеводства), земледелия, борьбы с засухой, защиты растений, животноводства, рыбного хозяйства и промысловых исследований, мелиорации. Кроме того, была создана фундаментальная сельскохозяйственная библиотека. Большинство этих институтов организованы на базе уже имевшихся научных учреждений, например отделов Государственного института опытной агрономии, Московского почвенного института, Московского института рыбного хозяйства, Саратовского института засухи, Института сельскохозяйственной механики при научно- техническом управлении ВСНХ СССР и др.

Уже сами названия институтов говорят о том, что на базе сравнительно небольшого числа опытных учреждений в короткий срок создавалась научно-исследовательская сеть совершенно нового типа.

В годы реконструкции сельского хозяйства на поля колхозов и совхозов вышли сотни тысяч новых сельскохозяйственных машин и тракторов. В это же время были открыты богатейшие залежи каинита, сильвинита, апатитов, фосфоритов, из которых стали получать минеральные удобрения. По-новому была поставлена проблема химизации полей. Планирование и специализация сельскохозяйственного производства выдвинули сложнейшую задачу — размещение по стране сортов и новых культур.

Наряду с общими задачами сельского хозяйства появилась необходимость обслуживания его специализированного производства. Это заставило академию и Наркомзем СССР пойти на создание специальных отраслевых институтов, которые могли бы охватить своей работой важнейшие разделы сельскохозяйственного производства по всему Союзу. Так появились институты кукурузы (позднее Украинский научно-исследовательский институт зернового хозяйства, ныне Всесоюзный институт кукурузы), сои, льна, конопли, новых лубяных культур, масличных культур и другие, всего около 47 отраслевых институтов.

Строя работу отраслевых институтов в соответствии с разнообразными условиями и распределением отраслей сельского хозяйства по территории всего Советского Союза, академия создала большую сеть зональных специализированных станций, работающих в системе отраслевых институтов.

Кроме того, для выяснения наиболее рационального распределения сельскохозяйственных растений и их сортов по Союзу и выделения из них государственных стандартов, которые должны размножаться в определенных районах, была развернута сеть опытных участков государственного сортоиспытания (к 1934 году число государственных сортоучастков по Союзу достигало 400).

Освоение новых земельных массивов в северных и восточных районах и организация крупных совхозов заставили проводить обширные почвенно-геоботанические исследования, а также учет естественных сенокосов и пастбищ.

Так, под руководством Н. И. Вавилова строилась сеть научно-исследовательских учреждений Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина. При этом возникали крупные научные учреждения, которые по масштабу работы не имели себе равных даже в Соединенных Штатах Америки, где сельскохозяйственное опытное дело было наиболее развито.

Наиболее важным достижением агрономической науки за первый период существования академии (1929—1935) является организация единой сети научно-исследовательских учреждений, которые впервые охватили все важнейшие отрасли сельского хозяйства в стране.

Н. И. Вавилов в своем отчете за шесть лет работы академии говорил, что вместо «энциклопедических руководств вне пространства и времени в прошлом, которыми довольствовалась царская Россия, советская агрономическая наука становится конкретной и дифференцированной. Мы овладеваем в короткое время впервые конкретными знаниями о земельных фондах Союза, о наших растительных и животноводческих ресурсах… Поглощенная неотложными запросами хозяйства советская наука вступила в полосу крупных сдвигов принципиального характера. Грандиозные задачи социалистического производства стимулировали творческую работу, дали новые стимулы для крупных открытий и завоеваний».

Осваивая технику передовых капиталистических стран, советские инженеры приступили к конструированию своих оригинальных сельскохозяйственных машин и орудий. И несмотря на новизну дела, в то время уже были крупные достижения в этом: созданы широкозахватная льнотеребилка, северный комбайн, новые типы плугов для ускоренной пахоты (со скоростью 6—9 километров в час), новых конструкций посадочные машины, новые типы прицепных культиваторов (ВИМ), мощные зерноочистительные установки, новые корчевальные и глубокопашущие плуги.

С большим успехом развернулась борьба с сорняками на основе достижений науки по биологии и географии сорных растений. В большом масштабе проводились мероприятия по внедрению ранних сроков посева, своевременной культивации пропашных, введению севооборотов, своевременной обработки почвы, углублению пахотного слоя и т. д.

Особое внимание наука уделяла техническим культурам— развитию льноводства и хлопководства. Уже в 1933 году хлопкосеющие районы СССР были обеспечены механизмами лучше, чем в США, в разработке вопросов механизации уборки хлопчатника мы превзошли США. Для обоснования правильного применения удобрений под хлопчатник были составлены почвенно-агрономические карты для колхозов в масштабе 1 : 10 000 и 1 : 25 000 и почвенно-мелиоративные карты для вновь осваиваемых земель; заложены многолетние опыты, по изучению хлопково-люцерновых севооборотов и системы удобрений под хлопчатник.

В небывалых масштабах проводилась селекционная работа: было увеличено число селекционных учреждений, создана база для быстрой репродукции высококачественного сортового материала, необходимого для замены малоурожайных сортов. Как нигде в мире, широко развернулась работа по гибридизации растений.

«По объективно строгому и, полагаем, беспристрастному суждению видных иностранных исследователей, в эти последние годы на долю нашей страны выпали крупнейшие принципиального порядка достижения в мировом растениеводстве. Несомненно, в учении о культурных растениях, в овладении источниками растительного сырья, мировыми сортовыми ресурсами, в области управления развитием растений и, наконец, в области коренной переделки растений путем гибридизации советская наука ушла за эти годы значительно вперед мировой науки».

Несмотря на огромную работу по руководству такими большими и сложными научными учреждениями, как Всесоюзный институт растениеводства, Институт генетики Академии наук СССР и Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина, Н. И. Вавилов много ездил по Советскому Союзу: посещал все отраслевые институты, научно-исследовательскую сеть ВИРа, бывал на всех опытных станциях.

Он знал, где ведутся оригинальные интересные научные исследования, следил за их ходом и интересовался ими.

Неоднократно Н. И. Вавилов посещал И. В. Мичурина. Он один из первых обратил внимание общественности на ценность работ И. В. Мичурина и способствовал широкому их развитию, а также опубликованию его трудов.

Еще в первые годы Советской власти (в сентябре 1920 года), возвращаясь с I Всероссийского ботанического съезда через город Козлов (сейчас Мичуринск), Николай Иванович впервые встретился с И. В. Мичуриным и осмотрел его сад.

Об этой встрече Н. И. Вавилов с большой теплотой вспоминал в своей статье, написанной пятнадцать лет спустя в связи с кончиной И. В. Мичурина «Припоминаю свое первое посещение Ивана Владимировича в 1920 году: убогая полуразвалившаяся избушка, в которой жил и работал выдающийся плодовод нашего времени. В запущенном саду приходилось разыскивать замечательные гибриды, не было рук, чтобы привести сад в порядок. Октябрьская революция изменила все…».

Далее в этой статье Николай Иванович указывал, что работа И. В. Мичурина стала протекать при широкой поддержке правительства и за последние пятнадцать лет его жизни на основе этих работ в плодоводстве средней полосы нашей страны появились большие достижения. Н. И. Вавилов сразу высоко оценил работу И. В. Мичурина и всячески способствовал ее развитию. У них с первых же дней знакомства завязались теплые отношения. Переписка между ними показывает, как внимательно относился Николай Иванович к И. В. Мичурину. Сохранилось письмо, где Н. И. Вавилов сообщает, например, о том, что посылает Мичурину семена дикого риса, только что полученные из Канады, и дает совет, как их высевать, а также просит Мичурина прислать в Ленинград для музея ВИРа гибриды груши и рябины и родительские их формы.

Или письмо, где Николай Иванович пишет: «Мы получили Вашу статью для Трудов по прикладной ботанике и селекции и дополненный Вами список напечатанных Вами статей. Все это будет опубликовано в ближайшее время. Ваша статья с небольшими поправками, которые разрешены Вами, будет переведена на английский язык. Оттиски Вашей работы будут доставлены Вам в Козлов».

Н. И. Вавилов считал, что «Основная и крупнейшая заслуга Ивана Владимировича состоит в том, что он, как никто в нашей стране, выдвинул идею отдаленной гибридизации и практически доказал правильность этого пути в плодоводстве… Он вовлек в скрещивание дикий персик горного Китая, абрикос Тибетских нагорий, дикий уссурийский виноград и дикие вишни Канады с нашими русскими сортами».

Он не раз отмечал, что И. В. Мичурин не просто практик-селекционер, а большой мыслитель. Его труды проникнуты материалистической, философией, и многие положения совершенно оригинальны.

Итак, последние 20 лет своей жизни Н. И. Вавилов был связан со Всесоюзным институтом растениеводства и со Всесоюзной академией сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина (сначала как президент, затем, после 1936 года, как вице-президент). Он не только руководил научно- исследовательскими работами ВИРа и организацией сельскохозяйственной науки через Академию, но и непосредственно принимал участие в руководстве сельским хозяйством нашей страны.

Многими открытиями и достижениями советской сельскохозяйственной науки за те годы восхищались виднейшие ученые за рубежом. Крупные международные реферирующие организации делали специальные переводы советских научных работ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: