Факультет

Студентам

Посетителям

Физико-географические условия Охотского моря

Охотское море — один из крупнейших водных бассейнов, омывающих берега нашей страны.

Его площадь — 1 603 000 км2 — в полтора раза превосходит площадь Японского моря и уступает лишь Берингову морю, от которого оно отделено полуостровом Камчатка. Цепью действующих и потухших вулканов Курильской островной гряды Охотское море отгорожено от Тихого океана, а островами Хоккайдо и Сахалин — от Японского моря. Пенжинская губа на севере, Удская на западе, заливы Тугурский, Академии, Терпения и Анива на юге глубоко вдаются в сушу. Совершенно замкнутое на севере, Охотское море на западе через 19 курильских проливов обменивается водами с Тихим океаном, а еще южнее, через проливы Лаперуза и Татарский, — с Японским морем. Береговая линия его протянулась на 10 444 км.

Морс покрывает древнюю сушу Охотию, и поэтому оно мелководно на большей части своей акватории. Лишь в Южноохотской котловине глубина достигает 3372 м. Если взглянуть на геоморфологическую карту Охотского моря, можно обнаружить на ней ряд впадин и поднятий: возвышенность Академии наук СССР, впадины ТИНРО, Дерюгина, желоба Макарова и Петра Шмидта. На севере шельф Охотского моря мелководный, к югу глубины постепенно возрастают. Площадь шельфа составляет 36% от всей акватории моря.

Охотское море питает множество больших и малых рек, но главная его артерия — Амур, великая река Восточной Азии. Берега охотоморских островов и полуострова Камчатки большей частью низменные, заболоченные, с реликтовыми солеными озерами, бухтами и лагунами. Особенно много их на Сахалине. Западное же побережье Охотского моря гористое, с обрывистыми прямыми берегами. Хребты Прибрежный, Ульинский и отроги хребта Сунтар-Хаята близко подходят к морю у Аяна, Охотска и Магадана.

В Охотском море почти все острова расположены вблизи побережья. Самый большой из них Сахалин, площадь которого составляет 76 400 км2. Курильский архипелаг, протянувшийся на 1200 км между японским островом Хоккайдо и мысом Лопатка на Камчатке, насчитывает 56 островов (кроме мелких вулканического происхождения). Вулканологами выявлено и учтено здесь. 38 действующих и 70 потухших вулканов. На крайнем западе моря расположены Шантарские острова. Наиболее значительный из них — Большой Шантар. Его площадь 1790 км2. Некоторые из этих 15 островов давно, обжиты птицами и привлекают внимание ученых. К югу от полуострова Терпения находится небольшой остров Тюлений, известный своим лежбищем котиков. А вот крошечный островок Ионы, лежащий в 170 милях восточнее Аяна, — это просто одинокая скала, навещают которую лишь морские птицы да сивучи. Кроме этих осколков суши в самой вершине Сахалинского залива раскинулись острова Чкалова, Байдукова и Белякова, названные именами отважных советских асов.

Водные массы Охотского моря, двигаясь в основном против часовой стрелки, образуют циклоническую систему течений. Обусловлено это двумя главными факторами — стоком речных вод и поступлением теплых вод Тихого океана через проливы Крузенштерна и Буссоль. Вокруг Шантарских островов возникает круговое движение в обратном направлении (по часовой стрелке), напоминающее течения в заливах Аниза и Терпения.

На юг моря заходят ветви двух мощных водных потоков — теплого течения Куро-Сиво и холодного Ойя-Сиво. Кроме этих течений в Охотское море через пролив Лаперуза проникают струи теплого течения Соя. Влияние теплых течений усиливается летом и ослабевает зимой. Кроме течения Ойя-Сиво, вливающегося в Охотское море через Курильские проливы, охлаждение вод вызывает также вдольбереговое Восточно-Сахалинское течение, направленное с севера на юг. Через южные Курильские проливы холодные воды уходят в Тихий океан.

Охотское море известно своими мощными приливами. В Пенжинской губе их высота достигает почти 13 м (своеобразный рекорд для СССР), несколько меньшая разница уровней моря при полной (прилив) и малой (отлив) воде наблюдается в Гижигинской губе и на Шантарских островах.

На просторах Охотоморья нередко разгуливаются шторма. Особенно беспокоен южный район моря, где с ноября по март дуют сильные ветры, а гребни волн вздымаются на высоту 10—11 м. Еще одна особенность этого огромного водного бассейна — его деловитость, самая большая на Дальнем Востоке. Лишь у западных берегов Камчатки и Средних Курильских островов сохраняется зимой полоска чистой воды. Разрушение ледового покрова длится с апреля по август — как видим, наше море называют студеным далеко не случайно. Перемещение воздушных масс также влияет на суровый нрав Охотского моря. Зимний антициклон определяет северо-западное направление ветров, а летом преобладают юго-восточные ветры, что характерно для муссонного климата. Амплитуда годовых колебаний температуры воздуха составляет 35° С, на 10° превышая таковую в Беринговом и Японском морях. Среднегодовая температура воздуха в Охотском море изменяется от —7° (в. районе Гижиги) до 5,5° (Абасири на Хоккайдо).

Летний прогрев вод Охотского моря ограничивается: самыми верхними слоями. В августе температура поверхностной воды достигает 16—18° у берегов Хоккайдо и 12—14° С — на северо-западе. Наиболее низкая летняя температура поверхностных вод держится вдоль Средних Курил (6—8° С) и у полуострова Пьягина (4—6°С). В феврале (наиболее холодный месяц) во всем Охотском море господствуют отрицательные температуры. Слоем «вечной мерзлоты» гидрологи называют горизонт вод, залегающий на глубине между 50 и 100 м. У берегов Сахалина температура этого слоя воды самая низкая и достигает —1,6°. Глубже, примерно на 200 м, температура снова повышается на 1,5—2° выше нуля. Лишь в северной части моря и юго-восточнее Сахалина для этой глубины характерна отрицательная температура. С дальнейшим погружением температура медленно повышается, достигая 2,4° на отметке 1000 м (за счет более теплых вод океана), а затем снова незначительно понижается. На глубинах от двух до трех тысяч метров она составляет 1,9° С зимой и летом.

В районе Курильских островов соленость вод Охотского моря достигает 33 промилле (немногим более 30 граммов солей в одном литре). В других местах соленость ниже; наиболее же опреснена вода в Сахалинском заливе, куда впадает Амур. С глубиной соленость морской воды увеличивается, и ниже двух тысяч метров она вполне соответствует океанической, достигая 34,5 промилле.

Максимум насыщения воды кислородом и наивысшая степень концентрации ионов водорода зафиксированы на глубине 10 м, что связано с интенсивным развитием фитопланктона. На глубине 1000—1500 м отмечен резкий дефицит кислорода — до 10% насыщения. Здесь образуется зона «биологической депрессии». Глубже содержание кислорода возрастает до 20—25%. Заполняясь через проливы океаническими водами с пониженным содержанием кислорода, Охотоморская котловина содержит водные массы, слабо перемешивающиеся из-за резких различий отдельных слоев по плотности. Вертикальная циркуляция вод происходит в пределах первого двухсотметрового слоя. Это вызвано образованием на глубине 50—100 м более плотного и холодного промежуточного слоя вод. Зимнее охлаждение их сопровождается увеличением солености и плотности, что и приводит к опусканию этих масс с поверхности.

Различия солености вод в Амурском лимане могут достигать 22 промилле. С севера в лиман поступают соленые морские воды, смешивающиеся с пресными речными. При сильных южных ветрах в Амуре иногда возникает противотечение, соленая вода поднимается вверх по его руслу, и образуется так называемый «фаунистический барьер», преодолеть который не под силу животным.

Донные осадки Охотского моря представлены песками, галечниками и каменистыми россыпями с примесью ила на шельфе. В закрытых бухтах, отделенных от моря песчаными косами, отлагаются чистые илы. Песчаные осадки преобладают в Сахалинском заливе, а галечные — в Пенжинской губе. В глубоководной котловине на юге моря дно устлано песчанистыми илами, а в центральной части его — зеленоватые и коричневые илы на глубинах между 1000 и 3000 м определяют распространение зоны застойных вод. Вокруг острова Ионы на глубине около 500 м обнаружены железо-марганцевые конкреции.

В осадках много кремневых панцирей мельчайших одноклеточных организмов — диамотовых водорослей и радиолярий.

История Охотского моря насчитывает многие сотни миллионов лет. Морские водоросли и бактерии, существовавшие свыше полутора миллиардов лет назад, оставили следы своей жизнедеятельности на западном побережье нынешнего Охотского моря. В силурийском периоде (около 450 миллионов лет назад) под водой пребывали юго-западная часть современного бассейна Охотоморья и район острова Сахалин. Такая же обстановка сохранялась в девоне (400—350 миллионов лет назад) в районе Шантарскнх островов, где развивались даже коралловые рифы, вернее рифоподобные сообщества с участием коралловых полипов, мшанок, морских ежей и лилий. Однако большая часть бассейна в палеозое поднималась выше уровня моря. Располагавшаяся здесь древняя суша Охотия около 220 миллионов лет назад включала центральную часть нынешнего моря, Сахалин и Камчатку. С севера, запада и юга Охотию омывало довольно глубокое море со множеством островов. Находки остатков папоротников и цикадофитов свидетельствуют, что здесь произрастала субтропическая флора, для которой необходимы высокая температура и влажный климат.

Прошло еще около 100 миллионов лет. На месте Сахалина и Японских островов протянулась громадная цепь коралловых рифов, по размерам превосходящая нынешний Большой Барьерный риф у восточных берегов Австралии. Юрская рифовая система, вероятно, впервые обозначила положение будущей островной дуги, отделившей от Тихого океана Японское море. Крупная трансгрессия затопила около 80 миллионов лет назад всю Охотию и прилегающие к ней участки суши. На месте Камчатки зародились две параллельные островные гряды. По мере приближения к современной эпохе они все больше простирались в южном направлении, отделяя еще одной дугой бассейны Берингова и Охотского морей.

50—60 миллионов лет назад резкое снижение уровня океана привело к полному осушению Охотии и Берингии. Большой знаток древней истории Охотского моря профессор Г. У. Линдберг убедительно показал, что Охотия местами была даже гористой и по ее территории текли крупные реки, начинавшиеся далеко на западе, — Палеоамур и Палеопенжина. Они-то и выработали глубокие каньоны, впоследствии ставшие подводными впадинами. Некоторые формы наземного рельефа и следы древних береговых линий сохранились на дне Охотского моря и в наши дни.

Охотия ушла под воду около 10 тысяч лет назад, с окончанием последнего четвертичного оледенения. Со временем Южноохотскую котловину отделила от Тихого океана наиболее молодая островная дуга Дальнего Востока — Курильская, — и очертания Охотского моря окончательно определились.

Миновали века. На Охотском побережье появились первые жители. Бухты и лиманы моря изобиловали лежбищами тюленей, в северную часть его заходили моржи. Древние северяне занимались морским промыслом, собирали съедобные моллюски и водоросли.

Значительное сходство древних культур коряков, алеутов и коренных жителей острова Кадьяк вблизи Аляски, отмеченное сибирским историком Р. В. Васильевским, дает основание предполагать, что в заселении Нового Света, по крайней мере начиная с неолита, а может быть и ранее, принимали участие аборигены Охотоморья и Камчатки. Протоалеутские черты этот исследователь обнаружил в строении гарпунов коряков, форме каменных жировых ламп-светильников и наконечников стрел, характерном типе инструментов с бороздками-зазубринами, крючков, острог, шильев, ложек и другого охотничьего и хозяйственного инвентаря.

На юге Охотского моря существовала островная культура, близкая по ряду признаков к древнекорякской. Отметим наличие поворотного гарпуна и значительное количество тюленьих и китовых костей на раскопках, сходную керамику и каменный инвентарь приамурских поселений и стоянок древних обитателей Сахалина и Курильских островов.

Советский антрополог М. Г. Левин отмечал, что «антропологическая, языковая и культурная близость нивхов Сахалина и Амура, отражающая, несомненно, процессы постоянного общения между ними на протяжении ряда последних столетий, уходит, вместе с тем, своими корнями и в более далекое прошлое — эпоху неолита… Вполне вероятно, что айнские легенды о тоннах рисуют предков гиляков или родственные им племена, которых айны застали на Сахалине при своем переселении на этот остров» (Этническая антропология и проблемы энтогенеза народов Дальнего Востока, М., 1958, с. 128 — 129).

Но кто такие нивхи, или гиляки, как еще недавно называли этих коренных жителей Нижнего Амура и Сахалина? Слово «нивх» означает «человек». Обряды и обычаи, религиозные верования, мифы и легенды нивхов отражают историю этой древней народности Приамурья и давно уже стали объектом научных исследований. Не так давно ученых взволновало сообщение о поразительных аналогиях в языке нивхов и некоторых африканских племен, в частности в Западном Судане. Оказалось также, что лодки-долбленки и топоры нивхов похожи на лодки и топоры жителей островов Таити и Адмиралтейства.

О чем говорят такие совпадения? Пока что трудно ответить на этот вопрос. Может быть, какая-то ниточка протянется из священных песнопений нивхов?

Море все кипело. Тюлени и рыба умерли.
Людей нет, рыбы нет.
Потом из моря гора родилась.
Потом из моря земля родилась.

Не свидетельствует ли эта легенда о том, что на глазах нивхов рождались Курильские острова? Если допустить возможность такого истолкования ее, то следует признать в нивхах один из древнейших народов Дальнего Востока. Из шаманского песнопения мы узнаем о теплых морях и белых горах, отмелях из белого песка и оставленных женах нивхов. Судя по всему, речь идет о коралловых островах Тихого океана, откуда могли прийти предки нивхов в бассейн Охотского моря.

Еще более загадочной представляется история айнов, неожиданно появившихся среди аборигенов Сахалина. Еще в 1565 г. монах де Фроэс сообщал в «Японских письмах»: «…айны почти, европейским внешним видом и густыми волосами, покрывавшими голову… резко отличались от безбородых монголоидов». Их воинственность, выносливость, обычай женщин чернить губы, нагота, едва прикрытая «поясом стыдливости», столь распространенным среди южных островитян Тихого океана, — все это настолько поражало воображение путешественников, что некоторые из них даже называли айнов черными людьми. В «расспросных речах» Василия Пояркова говорится об острове, лежащем к востоку (т. е. Сахалине), о нивхах, населяющих его северную часть, и «черных людях, которых называют куями», живущих на юге. Стоянку негроайнов краеведы обнаружили в Петропавловске-Камчатском уже в наши дни.

По мнению выдающегося советского ученого Л. Я. Штернберга, особенности культуры и антропологии айнов сближают их с некоторыми народами Южной Индии, Океании и даже Австралии. Один из аргументов в пользу теории австронезийского происхождения айнов — культ змеи, распространенный также среди некоторых племен Юго-Восточной Азии.

Когда во II тысячелетии до н. э. айны пришли на южные острова Охотского моря, они застали здесь тончен. Если верить легендам, это были морские зверобои и рыболовы.

Напрашивается вывод, что в район Охотского моря волнами накатывались народы, населявшие некогда южные архипелаги Тихого океана, Индию и даже Австралию. Отчасти смешиваясь с местным населением, они перенимали его культуру, обычаи. Типичные жители южных стран, айны позаимствовали у ительменов Камчатки конструкцию байдары, у тончей Сахалина — тип лодки, а у нивхов — зимнюю одежду. Даже в айнских орнаментах, как пишет Р. В, Козырева (Древний Сахалин, Л., 1967), на керамике и костяных изделиях встречаются простые и геометрические узоры и насечки, характерные для ранних периодов истории местной культуры.

Уже на глазах человека продолжалось формирование современной береговой линии Охотского моря. Даже в новое и новейшее время его уровень не оставался постоянным. Всего 200 лет назад, как полагает хабаровский палеогеограф Л. И. Сверлова, Сахалин соединялся с устьевой частью Амура. Согласно ее расчетам, основанным на установлении функциональной зависимости между колебаниями уровня Мирового океана и изменениями температурного режима Земли, самое низкое стояние морских вод приходилось на 1710—1730 гг. Сопоставив эти данные с датами плаваний знаменитых мореходов, Л. И. Сверлова пришла к заключению, что Ж. Ф. Лаиеруз в 1787 г., У. Р. Броутон в 1797 г, и даже И. Ф. Крузенштерн в 1805 г. не могли пройти через Татарский пролив, потому что его вообще не существовало: Сахалин в те годы был полуостровом.

В 1849—1855 гг., в период деятельности Амурской экспедиции, морские воды уже перекрыли перемычку между материком и Сахалином и это позволило Г. И. Невельскому донести Н. Н. Муравьеву: «Сахалин — остров, вход в лиман и реку Амур возможен для мореходных судов с севера и юга. Вековое заблуждение положительно рассеяно, истина обнаружилась» (Б. В. Струве. Воспоминания о Сибири 1848—1854 гг., СПб., 1889, с. 79).

И все же Л. И. Сверлова, по-видимому, переоценивает реальное значение колебаний уровня океана. Без тени сомнения пишет она, например, что в 1849—1855 гг. этот уровень был на 10 м выше современного. Но где же в таком случае морские отложения, террасы, абразионные площадки и многие другие признаки, неизбежно сопутствующие смещениям береговых линий? Единственное доказательство более высокого уровня дальневосточных морей в послеледниковое время — низкая терраса высотой 1—3 м, остатки которой обнаружены во многих местах. Однако время ее образования отстоит: на несколько тысяч лет от наших дней.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: