Факультет

Студентам

Посетителям

Три случая древостоев разной густоты

Рассмотрим три случая густоты древостоя:

1) редкий древостой полноты 0,3—0,4, где деревья находятся относительно далеко друг от друга и не оказывают сколько-нибудь существенного взаимного влияния;

2) древостой относительно высокой густоты, где деревья стоят близко друг к другу, более или менее полно используя пространство (полнота 0,8—0,9), но еще без «перенаселения», т. е., как и в предыдущем случае, они еще сохраняют форму, которую приобрели при росте на полном просторе (низко опущенные кроны, толстые сучья, сбежистые стволы и т. п.);

3) древостой давно сомкнувшийся, в котором наблюдается резкое взаимное влияние деревьев и в котором уже давно происходят дифференциация их по степени роста и развития, а также процесс естественного изреживания, обусловленный исходной большой густотой древостоя.

Для начала все три случая мы берем в самом простом их выражении: одна и та же лесная древесная порода (например, теневыносливая порода бук, у которой корневая система не выходит за пределы проекции кроны и, следовательно, при равномерной полноте деревья не будут сколько-нибудь существенно влиять друг на друга как в почвенной, так и в надземной среде); один и тот же возраст (например, 100-летний); одни и те же исходные почвенно-климатические условия; отсутствие разнообразящего среду влияния живого напочвенного покрова (например, если в I и II случаях это влияние устраняется содержанием почвы в черном пару) и т. п.

Один из наших критиков, стоящих на старой фитоценологической точке зрения, — А. П. Петров (1947) возражал по поводу данного примера следующим образом: «Пример редины…, где якобы нет конкуренции, не убедителен. Если между редко стоящими деревьями и нет конкуренции, то она была у них в стадии сеянцев с задерневшим травяным покровом, и эта конкуренция определила важнейший признак фитоценоза — состав господствующих пород». А. П. Петров, как видно, не подозревает, что даже и в том случае, когда во взаимоотношения между деревьями и средой включается травяной покров, то это ничуть не меняет выводов о примате экологических отношений над ценологическими, иллюстрацией которого является взятый нами простой пример. В настоящем издании, дабы удовлетворить требования А. П. Петрова, мы дополняем иллюстрацию возможности отсутствия борьбы за существование в лесу примером редкостоя, где почва поддерживается в состоянии черного пара. Все это делается нами лишь с той целью, чтобы иллюстрация приобрел за простоту и наглядность самого элементарного, школьного типа. Кто спорит с этой технической стороной доказательств, тот уклоняется от предложения рассмотреть явление со стороны его существа.

Единомышленник и соавтор А. П. Петрова — В. К. Веткасов (1953) поступает таким же образом, когда устанавливает невозможность различать «среду» и «борьбу за существование». Веткасов пишет, что «выделение борьбы за существование из общего понятия среды является искусственным». «Как межвидовые, так и внутривидовые взаимоотношения, — пишет Веткасов, — так глубоко проникают в понятие среды, что выделить этот фактор едва ли возможно». Следовательно, оба наши критика стоят на точке зрения невозможности познания роли каждого из упомянутых условий, а значит и их взаимоотношений в процессах развития растительных сообществ. Насколько состоятельна эта точка зрения, мы покажем в дальнейшем изложении.

Представим себе, что древостой I и II образовались первоначально из того количества деревьев на гектаре, которое мы застаем сейчас, т. е., что они не испытали процесса самоизреживания, а древостой III за счет этого процесса уменьшил свое первоначальное количество деревьев в несколько раз. Древостой II отличается от I тем, что он находится близко к начальной грани перенаселения, так как в ближайшем будущем процесс дальнейшего роста отдельных деревьев в ширину и высоту вызовет их переформирование и частичный естественный отпад, ныне пока еще отсутствующие. Общими внешними признаками деревьев I и II древостоев, как мы уже частично отмечали, являются низко опущенные и широкие кроны, крупная суковатость, пониженные высоты и большие диаметры, сбежистость стволов, как у деревьев, растущих на просторе Древостой III, образовавшийся с самого начала из большого количества семян или сеянцев, давно уже находится в процессе самоизреживания. Количество стволов в нем из года в год уменьшается в силу так называемого «естественного отпада» деревьев. Само собой разумеется, что кроны у деревьев III древостоя узкие, высокоприкрепленные, стволы более стройные и полнодревесные, они более высокие и тонкие, чем у деревьев из I и II древостоя.

Примерно с начала нынешнего века в лесоводстве принято называть лесом и насаждением (древостоем) такую группировку деревьев, которая находится в состоянии характерного взаимного влияния. Согласно фитоценологам, лес есть фитоценоз, т. е. «группировка растений, организованная борьбой за существование между ними». В соответствии с этой точкой зрения первые два случая (I и II) не должны быть отнесены к лесу, ибо никакой организующей роли в них борьба за существование не проявила. Между тем оба эти участка, особенно второй, представляют собой именно лес, а не сад (сад, даже самый густой, составляется, как известно, из культурных плодовых деревьев, а не из лесных пород) и во всяком случае не поле, не луг и не степь.

К покрытой лесом площади лесоводы относят в равной мере насаждения сомкнутые (тип III), насаждения, соответствующие нашему типу II, и даже редины (редкостои), подобные нашему случаю I. Это имеет свое полное обоснование не только со стороны узкопрактических (например, таксационных) целей, но и с точки зрения биологии леса. Если лес рассматривать таким, каким он есть, т. е. прежде всего как изменяющееся явление (процесс), то в жизни его сплошь и рядом мы наблюдаем в качестве неизбежных и закономерных последовательно сменяющихся стадий: 1) редкостой, 2) стадию древостоя, достаточно густого, но еще не перешедшего в фазу смыкания крон, и 3) стадию сомкнутого древостоя, в котором происходит дифференциация деревьев и самоизреживание насаждения. Следовательно, приведенную логическую схему древостоев нарастающей густоты можно рассматривать как генетическую (историческую). Обычно стадии эти начинаются очень рано и проходят в таком порядке: 1) молодняк до фазы смыкания, 2) сомкнувшийся молодняк, 3) жердняк и т. д. Именно так проходил свои стадии древостой III.

Что же объединяет упомянутые три случая древостоев разной густоты, что является для них в этом отношении общим? Объединяет их: 1) специфический состав растительности — лесные деревья, древесные породы и кустарники с их биологическими особенностями; 2) специфическое влияние деревьев (каждого в отдельности или всех вместе) на среду и количественная выраженность этого последнего признака. Умеренные силы ветра, задержание солнечных лучей и осадков кронами, влияние крон деревьев и их корневых систем на почву и режим ее влажности, влияние на травяной покров, фауну, способность к смене поколений — признаки, характерные и для отдельных деревьев. Конечно, суммарное влияние всех деревьев, растущих на данной площади, нарастает от редкостоев к сомкнутым насаждениям, от меньших степеней под отдельно стоящими деревьями до высоких степеней в густом древостое, и точная граница между лесом и нелесом всегда будет относительной, зависимой от того, какая сторона из свойств леса явится наиболее важной в данном конкретном случае.

Подчеркнем, что с точки зрения одного из самых общих признаков леса — влияния деревьев на среду, степени выраженности этого признака — древостой II находится гораздо ближе к III, нежели к I. Иными словами, древостой II и III, имеющие большую площадь проекций крон, более высокую продуктивность отпада (подстилки), более густую корнезаселенность почвы и т. п., оказывают на среду интенсивное влияние и являются во всяком случае лесом, несмотря на то, что в одном случае (III) создавались в обстановке густого стояния и разностороннего взаимного влияния деревьев, а в другом (II) — без этого или при ничтожном влиянии этого последнего фактора.

Следовательно, не само по себе взаимное влияние деревьев и во всяком случае не борьба за существование является наиболее общим и наиболее устойчивым (всегда присутствующим, остающимся) признаком леса как такового, а деревья, лесные древесные породы в их взаимодействии со средой и, в особенности, в их влиянии на среду. Если в только что приведенном примере трех древостоев случаи I и II редко встречаются в природе, то это, как мы покажем в дальнейшем, нисколько не умаляет общности только что «деланного вывода.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: