Факультет

Студентам

Посетителям

Селекционный подбор в условиях работы табунного конного завода

Только при высокой технике отбора может быть пущен в ход с максимальным коэффициентом полезного действия основной двигатель прогресса пород — селекционный подбор.

Значение основных элементов подбора. В основу селекционного подбора принято класть следующие элементы, каждый из которых объединяет в себе целую сумму наследственных комплексов:

1. Происхождение.

2. Экстерьер.

3. Препотенция.

4. Внутренние качества — работоспособность.

Задачей каждого из них является выявление разными способами одного большого целого — фено — и генотипа лошади для того, чтобы двинуть породу на путь форсированного прогресса путем культивирования хозяйственно-полезных признаков и вытеснения признаков, подлежащих искоренению.

С наибольшей полнотой заводские качества племенного животного получают выявление в генотипическом свойстве, называемом «препотенцией». Качество приплода является материальным выражением заводских качеств племенной лошади, давая объективную оценку ее происхождению, экстерьеру и перформенсу. Естественно, что задачей племенной работы является наискорейшее и наиболее полное освоение этого важнейшего элемента селекции. Громадный отрезок времени, необходимый для выявления препотенции, делает подбор по препотенции полноценным только в сочетании и тесной увязке с другими элементами селекции.

Порядок расположения этих элементов, определяющий значимость — удельный вес каждого из них, многими трактуется по-разному. Очень часто, занимаясь разведением пород элитного значения, идеологии и практики этой работы недооценивают значения такого фактора, как экстерьер, базируя свою работу на подборе по происхождению и перформенсу (рекорд).

До последнего времени для ведущих пород нашего коннозаводства — английской чистокровной и орловской рысистой — мерилом прогресса оставалась главным образом ипподромная карьера. Указанный критерий оценки унаследован нами от дореволюционного коннозаводства, где эти породы лошадей являлись предметом роскоши и разводились как самоцель (это не помешало им оказать серьезное улучшающее влияние на коневодство).

Советское коннозаводство тратит колоссальные средства на разведение этих пород не для спортивных целей побития мировых рекордов резвости н силы, а для скорейшего построения грандиозного здания полукровного коннозаводства, для скорейшего улучшения многомиллионного поголовья аборигенной лошади.

Форсированное улучшение наших аборигенных пород, их дальнейшее усовершенствование требуют от улучшающей породы стойкости в передаче экстерьерного типа. Наша лошадь еще так мелка н непроизводительна, что значение лишней секунды резвости, лишнего килограммометра силы является на данном этапе метизации ничтожным. Улучшающая порода должна прежде всего в известной мере передать свой фенотип, создать футляр для того, чтобы он мог быть наполнен драгоценной квинтэссенцией внутренних качеств. В практике метизации мы часто сталкиваемся с обратным явлением, когда чистокровная английская лошадь создает метисный тип, обладающий может быть хорошими задатками перформенса, но помещенными в такой фенотипический сосуд, который не дает возможности их выявления. Закрепленная по способности «выигрывать в двойнике и ординаре», она оказывается неспособной давать в массе правильную и костистую лошадь, которая нужна нашей стране для обороны и сельского хозяйства. Виной этому, конечно, не неспособность наших «аборигенных» коннозаводчиков, а отсутствие в чистокровном коннозаводстве серьезной работы по выведению и закреплению желательного экстерьерного типа.

Примером опасного увлечения перформенсом в ущерб экстерьеру может служить состоявшийся в 1934 г. перевод чистокровного английского жеребца «Сибарита» на элитный завод б. «Восход». Несмотря на то, что жеребец «Сибарит» зарекомендовал себя за ряд лет работы в полукровном деле приплодом неудовлетворительным но экстерьеру (передает приплоду свойственный ему неотеничный тип), перевод его осуществляется благодаря превалированию в селекционной работе с элитой перформенса перед экстерьером. Мотивом перевода служил сомнительный «рецепт» инбридинга на «Глори», бабку «Сибарита», давший на нескольких примерах повышение ипподромных качеств. Понятно, что перспектива элитного использования «Сибарита» не является блестящей, т. к. свойственный ему нежелательный экстерьерный тип через продукцию элиты разольется широкой волной по верховому коннозаводству.

Нужно отметить, что в последние годы под давлением потребителя, в области борьбы за экстерьерные качества наметился и в элитном коннозаводстве известный сдвиг. Установление стандартов, отказ от ряда линий, обладающих порочным экстерьером, недопуск на ипподром порочных лошадей и частичная выбраковка их — все эти мероприятия несомненно должны сыграть большую роль в деле улучшения экстерьерных качеств наших улучшающих пород, но перестройка эта не является достаточной. Все проводимые мероприятия по улучшению экстерьера ограничиваются по существу областью «отбора», решающее же слово, принадлежащее «подбору», осталось пока еще несказанным. Если в рысистом коннозаводстве разведение по линиям дает известное самозакрепление экстерьерного типа, то в коннозаводстве английском чистокровном нашего Союза, работающем без далекого перспективного плана, находящемся на более низкой ступени селекционной работы, положение с экстерьерным типом значительно хуже. Увлечение «перформенсом» отодвинуло на задний план работу по экстерьерной типизации английской чисто кровной лошади и закреплению желательного экстерьерного типа, который нужен не ипподрому, а трезвому и беспристрастному потребителю — верховому полукровному коннозаводству.

Нисколько не умаляя значения перформеиса и ипподромных испытаний в деле селекции, мы хотим подчеркнуть, что полноценный, с точки зрения нашего коннозаводства, результат селекционной работы может быть достигнут только при разумном сочетании подбора по внутренним качествам производительности с подбором по экстерьерным данным.

Наше элитное коннозаводство сможет занять принадлежащее ему место в деле обороны страны и обеспечения сельского хозяйства и промышленности лользовательной лошадью, только увязав свою работу с теми требованиями, которые предъявляет к нему «подшефное» полукровное и аборигенное коннозаводство. Повышая резвость — силу, выводя чистые линии огромной продуктивности, элитное коннозаводство обязано дать стандартного производителя, обладающего правильным, здоровым экстерьерным складом, закрепленным в генотипе. Размножая и преломляя в нужном направлении эти качества, племенное полукровное коннозаводство должно довести их тысячами константных жеребцов-улучшателей до ценнейших конских богатств нашего Союза — аборигенных пород, давая ключ к их использованию для целей обороны страны и для сельскохозяйственного производства.

Наряду с недооценкой роли экстерьериого подбора в общем плане селекционной работы, у ряда практических работников наблюдается обратное мление — переоценка его значения и недооценка другого метода селекции — подбора по происхождению. Если первое течение отрывает содержание (генотип) от формы (фенотип), то второе пытается упростить селекционную работу, свести сложный процесс создания живого организма к механическому складыванию отдельных «статей» или признаков.

При правильном построении селекционной работы необходимо оптимальное соотношение этих двух методов селекции, которые по своему существу не являются антагонистами, а только взаимно дополняют и корректируют друг друга. Целесообразное сочетание их между собой и соотношение с третьим методом, подбору по производительности, не является величиной постоянной, видоизменяясь в зависимости от объекта селекции и уровня коннозаводческой техники.

Если в элитном коннозаводстве, ведущем селекционную работу в пределах породы, т. е. в пределах однородной популяции, доминирующее значение приобретает происхождение, позволяющее использовать готовые, закрепленные в генотипе, наследственные комплексы, то в селекции, при гетерогенном скрещивании — метизации, соотношение методов селекции должно быть иным.

Явление расщепления, гетерозиготность популяции лишают метод подбора по происхождению его руководящей роли. В условиях большой гетерозиготности происхождение лошади не дает гарантии определенной гено — и фенотипической структуры ее, т. к. доминирование и расщепление признаков создают новые неожиданные комбинации наследственных задатков, не свойственные исходным типам.

Возможность быстрого реагирования на реакцию соединения

двух генофондов, возможность лавирования между неустойчивыми типами промежуточного наследования, оказывается осуществимой только при быстром анализе фенотипа, т. к. другой путь выявления генотипа, помимо фенотипического его выражения, технически недостижим.

Чем большая гетерозиготность свойственна популяции, тем большее значение в селекции приобретает отбор по фенотипу, что в практике коннозаводческой работы сводится к отбору по экстерьеру, потому что отбор по внутренним качествам — «перформемсу» — (что тоже является фенотипом) при современной технике испытаний не обладает полноценностью.

Вся та сумма свойств, которая определяет внутренние качества лошади, ее продуктивность, далеко не ограничивается способностью к кратковременному, но огромному напряжению, которая выявляется на ипподромных испытаниях.

Продуктивность лошади должна определяться по методу оценки производительности всякого двигателя, где требуется не только величина теоретической мощности (напряжение в единицу времени), но размеры практической длительной производительности в условиях хозяйственной эксплуатации. Специфические условия, в которых должна протекать эксплуатация лошади, далеки от тех идеальных условий лабораторного анализа» в изоляции от природных воздействий, в которых производятся ее испытания на ипподроме. Производственная служба требует от лошади, кроме способности к кратковременному броску (атака, сдвинуть воз с места к пр.), способности к длительной и напряженной работе, производительности и качества аллюров, хорошего использования корма (коэффициент полезного действия), сохранения работоспособности в условиях неблагоприятной погоды и временного недокорма, резистентности к заболеваниям и, наконец, добронравия, энергичности и понятливости.

Несомненно, что ипподромные испытания лошади при существующих их формах не дают подлинного определения ее работоспособности, они выявляют только основные «сигнальные признаки» — резвость, силу, которые, входя слагаемыми в ту сложную сумму свойств, которая характеризует общую работоспособность лошади, позволяют дать ей только приближенную оценку.

Играя решающую роль в деле выявления силы, резвости и здоровья, гладкие скачки не являются полноценными при селекции пород лошадей, имеющих непосредственное пользовательное значение, так как не охватывают всех пользовательных качеств лошади. В германском коннозаводстве для лошадей тракенекой породы, являющейся идеальным типом пользовательной лошади, испытания на резвость заменены испытаниями тех качеств, которые требуются для германской кавалерийской лошади. Проводясь в условиях, обычных для производственной эксплуатации, эти испытания несомненно дают почти полную оценку подлинной работоспособности, позволяют выявить и размножить те качества, которые особенно ценны для пользовательной лошади. Повидимому, в этом разрезе должны быть реорганизованы и испытания той продукции наших, заводов, которая непосредственно или косвенно составляет кадры нашей кавалерии путем введения, кроме гладких скачек, испытаний полевых качеств лошади.

С постановкой дела испытаний внутренних качеств лошади на должную высоту оценка работоспособности станет важнейшим фактором селекционной работы. Несомненно, что и теперь при существующем несовершенстве испытательной работы, особенно в применении ее к продукции полукровных и аборигенных заводов, производящих лошадь пользовательного направления, перформенс ее должен учитываться в общем плане селекционной работы, т. к. резвость лошади есть сила, которая в сочетании с правильным экстерьером, стойкостью и неприхотливостью дает высокие пользовательные качества, Поэтому, говоря о несовершенстве испытаний на резвость, нельзя делать вывод о их ненужности.

В практике работы табунных конных заводов нередко можно встретить полную недооценку значения испытаний, которая приводит к отрыву испытательной работы от общей заводской селекционной работы. Мало того, что результатам испытаний не придается никакого значения при отборе и подборе основного производящего ядра — элиты завода, нередко можно встретиться с тенденцией фактического использования целой группы маточного состава, специально выделенной для целей производства ипподромных «креков» резвачей. Мотивируя появление в приплоде типа переразвитости, перекровленности (при метизации), коннозаводчик такого сорта иногда признается, что «это для скачек» и к основной работе завода отношения не имеет. Именно благодаря этой вредной тенденции «скакать и выигрывать», становящейся самоцелью, к испытанию на ипподромах допускается худшая, но кровная продукция, а элитный молодняк, который не обладает обычно типом крайней кровности, на испытания весь не попадает. Несомненно, что при наличии такого разрыва между основной селекционной работой завода и системой испытаний испытания на резвость могут оказаться вредными.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: