Факультет

Студентам

Посетителям

Линии ахал-текинской лошади

Несмотря на то, что ахал-текинские лошади не обладают такой резвостью, как английские, это ни в коей степени не умаляет достоинства как верховых лошадей, так как абсолютные показатели их резвости все же довольно высоки.

Наиболее распространена линия Бойноу. Так, из всего племенного фонда ахал-текинцев в Туркмении к этой линии относятся около 95 процентов, а за пределами Туркмении — около 85 процентов лошадей.

Родоначальник этой линии золотисто-буланый жеребец Бойноу, родившийся в 1885 г. и, судя по описанию, был необычайно эффектным и почти безупречным жеребцом по экстерьеру. Он был выдающимся скакуном и производителем. Лошади линии Бойноу обычно очень нежного сложения, с недостаточно развитой грудью, часто с мягкими спинами. Они очень породны, сухи и выделяются резвостью. Конечно, сейчас уже нет такой однородности в потомстве Бойноу, так как современные лошади отделены от него 4—5 поколениями. Поэтому было бы правильнее называть подлинии в линии Бойноу самостоятельными линиями.

Наиболее типичным продолжением в линии Бойноу был Меле-Куш, родоначальник своей подлипни. Он был очень породным жеребцом, с легкой головой, сухими и правильными ногами, и обладал исключительной резвостью. В Туркмении это был непобедимый скакун. Резвость его потомства создала ему славу как производителю. Меле-Куш, экспонированный на Всероссийской выставке 1923 г., достойно представлял свою породу, несмотря на неприятную на наш взгляд, мягкую спину,

В настоящее время лучшими продолжателями его линии являются Меле-Кор, 1925 г., Кара-Кир, 1929 г., Тюйли, 1930 г., Ель, 1932 г. В 1940 г. на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке экспонируется жеребец Ель, 1932 г., происходящий от дочери Меле-Куша и Тугурбая. Этот жеребец по происхождению является продуктом сочетания л шиш Ворона с подлинней Баба-Ахун и Довлет-Ишопа. По экстерьеру он резко выделяется среди ахал-текинцев, так как обладает хорошим верхом, маленькой, сухой и породной головой и костистыми ногами. Будем надеяться, что он получит высокую оценку и экспертов и посетителей выставки.

Родоначальник второй подлипни Меле-Чеп, 1900 г., имел всего 152 сантиметра в холке, но зато был костист и имел удовлетворительный корпус. Из его продолжателей особо следует отметить Аг-Ишака, давшего исключительного по складу жеребца Карася, фотографии которого обошли все наши журналы и учебники и неоднократно печатались за границей. К сожалению, Карась всю жизнь путешествовал по СССР, а сейчас мнение работников Туркменского ГПР склоняется к тому, что и нем нет ничего ценного. На современных представителей по линии Мело-Чепа имеет большое значение Иттолмаз (внук Меле-Чепа).

Иттолмаз, рожд. 1929 г., крупный и массивный жеребец, как и Карась, принадлежит к типу грубоватых и костистых ахалтекинских лошадей. Очевидно, что это не является случайным в данной линии, а поэтому и представляет определенную ценность для дальнейшей работы с породой, имеющей недостаточную костистость и массивность. Сын Иттолмаза, буланый жеребец Маро, также крупный и правильный, был экспонатом на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке 1939 г., где ему экспертная комиссия присудила аттестат I степени.

Лошади этой подлинии хорошо скачут и по типу наиболее желательны для метизации. Все кобылы подлинии в настоящее время находятся в колхозах, а жеребцы частично используются в табунных заводах.

Потомство родоначальника третьей подлипни Баба-Ахуна имеет очень большое распространение в а хал-текинском коневодстве. Он происходит от Курбан-Нняза (сына Бойноу). Продолжение его линии идет через Меле-Хаджи-Нура, который дал Дор-Депеля. Тугурбая и Топор Пап. Последний же, происходя от полусестры Меле-Куша, оказался наиболее ценным, так как оставил ряд заводских жеребцов и в том число Тилля-Куша, безупречного по экстерьеру и исключительно ценного производители (состоит производителем в 69-конпом заводе). В 1939 г. на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке был показан его сын Товшан. Товшан породен, правилен, хотя и не свободен от некоторых недостатков, свойственных а хал-теки некой породе. Он хорошо скакал и выиграл приз имени Калинина (для двухлетних ахал-текинских лошадей), «Вступительный» приз и приз «Закрытия». В родословной Товшана имеется накопление крови Пойпоу как через Баба-Ахуна, так и через знаменитого ахал-текинского жеребца Эверды-Телеке (сына Бойноу). Кроме Товшана, Тилля-Куш дал известных в ахал-текинском коннозаводстве лошадей Га pro и Визиря. Тилля-Куш по матери — внук чистокровного английского жеребца Бурлака, что сказалось на его типе.

Из потомства Топорбая известны, кроме того, такие выдающиеся жеребцы, как Меле-Кирги и Титаник. Замечательна по экстерьеру, исключительной породности и правильности рыжая кобыла Сульгун, рожд. 1929 г., от Меле-Ходжи-IIура (сына Баба-Ахуна). Сульгун была представлена на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке 1939 г. и получила аттестат I степени. По лучшим представителям подлипни Баба-Ахуна ясно видно, что потомство Баба-Ахуна должно иметь большое значение в дальнейшей племенной работе в породе.

Четвертая подлиния Довлет Ишана продолжается преимущественно через Эверды-Телеке, 1914 г., инбридированного на Бойноу II-III. Эверды-Телеке хорошо скакал. Он был крупной лошадью, несколько бедной в груди, имел мягковатую спину, немного вздернутый круп. Эти его особенности можно наблюдать и у потомства. В Туркмении этот жеребец оставил много выдающегося потомства. Один из лучших его сыновей, золотисто-буланый Меле, был показан на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке 1939 г. и получил наивысшую оценку: он был признан чемпионом жеребцов ахал-текинской породы. Меле — крупный, необычайно породный жеребец, выделяющийся своей эффектностью даже среди ахал-текинцев. У него легкая (с небольшой горбинкой) голова, длинная, прямая, с высоким выходом шея, несколько удлиненная средняя часть корпуса, прекрасно развитая мускулатура. Он обладает очень живым и энергичным темпераментом. По матери Меле — внук чистокровного английского жеребца Галахада. Однако он остался таким же сухим и блестким, как и вообще ахал-текинцы. В 1940 г. на выставке будет поазан, пожалуй, самый лучший сын Эверды-Телеке — вороной жеребец Кара-Куш, рожд. 1925 г. Этот жеребец очень широко известен среди туркмен-коневодов за выдающиеся скаковые способности и прекрасное потомство. Кара-Куш — крупный и правильный жеребец. Голову имеет с небольшой горбинкой, длинную, своеобразную шею, мощно развитые плечи и круп с прекрасной мускулатурой, немного мягковатую спину. На выставке в г. Ашхабаде, как лучший и типичный из ахал-текинцев, он был признан чемпионом породы (по экстерьеру). В 1939 г. на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке был представлен его сын, рыжий жеребец, 1935 г., Май, колхоза «12 лет РККА». Май — крупный и породистый жеребец, имеет очень длинную шею, хороший корпус, хорошо развитую мускулатуру. Из других продолжателей мужской линии Довлет-Ишана (через Эверды-Телеке) имеет значение жеребец Кизыл, производитель 49-го конного завода.

Подлиния Бек-Назар-Ала в ахал-текинском коневодстве продолжается через двух его сыновей Бек-Назар-Дора и Посмана. Но мнению Ершовой и Белоногова, тип этой подлинии наименее желателен, так как обладает в ярко выраженной форме теми недостатками, которые свойственны породе (особенно Бек-Назар-Дор и его потомство). Бек-Назар-Дор был некрупной лошадью, растянутой, имея мягкую спину, но в то же время имел очень сухие ноги и исключительно мощный круп. Так как сам он и его дети были прекрасными скакунами, то Бек-Назар-Дор имел очень большую популярность среди туркмен-коневодов. Посман, рожд. 1919 г., по складу лучше его брата. В настоящее время он состоит производителем в 49-м конном заводе.

Как видим, старая линия Бойноу действительно уже выделила новые самостоятельные группы, и поэтому целесообразнее с этими группами вести работу как с новыми линиями.

Линия Султан-Гуля. Эта линия широко известна у нас по ее представителю — гнедому жеребцу Случаю (от Комек-Черкез-ли и Аза-Кули), который был одно время производителем в ахалтекинском отделении в Хреновом, а затем вместе с маточным составом ушел в 49-й конный завод. Лошади линии Султан-Гули более дельных форм, чем линии Бойноу. Они более костисты, с большим обхватом груди. Однако до сих пор из этой линии не вышло выдающихся скакунов. Продолжателями в этой линии намечаются Кальян (внук Султан-Гули) и сыновья Случая Факир-Сулу и Кошпели. Было бы желательно использовать для работы в данной линии замечательного по себе жеребца Абдула, сына Куванч-Бая, который сейчас используется в табунном 97-м конном заводе.

Линия Ворона представлена в ахал-текинском коневодстве очень слабо. Сейчас она почти затухает, так как кобылы этой линии случаются с английскими жеребцами, а жеребцы используются в массовой случной сети как улучшатели или же в табунных заводах.

Линия Чонар-Келя продолжается, по существу, только через одного жеребца — Дор-Байрама, который также был в Хреновом, в Орском заводе и, наконец, попал в 49-й конный завод. Он среднего роста, длинный, с мягкой спиной, с хорошей мускулатурой. Даст довольно резвое и дельное потомство, что в дальнейшем должно обеспечить развитие этой линии. Продолжателем линии пока намечается сын Дор-Байрама — Шиндос.

В ахал-текинском коневодстве, которое сравнительно недавно изучено, обоснованных данных по сочетаемости линии не имеется. Но ориентировочные материалы все же позволяют рекомендовать следующее направление в отдельных линиях. Прежде всего, должны быть приложены все усилия к тому, чтобы придать ахалтекинской лошади большую костистость, сохранив ее сухость, породность, прочность ног, и затем добиться устранения таких ее недостатков, как мягкая спина, узость в груди и неправильная постановка ног. Большое значение для успеха работы в этом направлении должны иметь такие линии, как Султан-Гуля, Чопар-Келя и подлиния Меле-Чепа, которые по типу наиболее желательны. Однако не следует понимать это как отказ от того, что имеется ценного в линии Бойноу, — это исключительная породность, сухость и резвость. Пересыщенность породы кровью Бойноу, некоторая переразвитость и наличие у нее ряда нежелательных экстерьерных особенностей заставляет сейчас отказаться от применения тесного инбридинга при разведении этой породы. Нет никаких оснований и для прилития крови английских чистокровных лошадей к ахал-текинским, полученные же англо-текинские лошади различной доли кровности должны быть использованы по определенному плану в породе.

Ахал-текинская лошадь сейчас довольно широко используется в качестве улучшателей наших примитивных степных пород. Хорошие результаты от метизации получаются только при условии улучшенного воспитания молодняка и в относительно мягком климате. Так, хорошие результаты получены, например, в 67-м конном заводе (Урда), в 97-м (Меркен), в 113-м (Таласская долина Киргизии) и др.

В первом поколении метисы от ахал-текинцев и киргизских лошадей получаются рослые, правильного верхового склада, на прочных сухих ногах. В табунных условиях метисы первого поколения в относительно мягких климатических условиях развиваются удовлетворительно. Но метисы второго поколения, т. с. продукты скрещивания 1/2-кровных ахал-текино-киргизских кобыл с ахал-текинскими жеребцами, очень плохо себя чувствуют даже в условиях этих заводов. Зимою они совершенно откалываются тебеневать, сильно худеют, что заставляет ставить их на подкормку и в утепленные помещения. В этом отношении ахалтекинские метисы значительно уступают даже английским метисам. Ахал-текинские жеребцы плохо себя чувствуют на ковыльных степях, так как у них наблюдаются ранения слизистой оболочки рта и пр. Это заставляет нас при использовании ахал-текинских лошадей учесть их особенности и планировать как улучшателей только в районах с относительно мягким климатом (юг и юго-восток Казахстана, Туркмения),

Разводится ахал-текинская лошадь подворно туркменами преимущественно в зоне поливного земледелия. В ненастную погоду или в жару лошадь содержат или в конюшнях или под погодами, в остальное время пасут на приколах по люцерникам. Случка проводится ручная, по индивидуальному подбору, как в заводском, так и в колхозном коневодстве. Жеребята находятся под матерями до 4—5 месяцев, после чего производится отъем. Естественная кормовая база почти полностью отсутствует, а поэтому единственным кормом лошадей всех возрастов и категорий являются люцерна и ячмень, причем ахал-текинская лошадь привыкла к кормам высшего качества: ячмень должен быть отборным, а люцерна зеленая, хорошо сохраненная.

Разведением ахал-текинских лошадей занимаются конные заводы Туркмении (69-й) и Казахстана (49-й), а также колхозы Туркмении преимущественно в районах Геок-Тепинском, Тедженском, Байрам-Алийском, Сталинском и др. На базе ахалтекинского колхозного коневодства Туркмении организован в 1936 г. государственный племенной рассадник.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: