Факультет

Студентам

Посетителям

Что такое языки и как люди решали загадку его происхождения

В нашей родной речи — русскому языку — мы привыкли с детства, как к родной стихии.

Слушая слова матери, ребенок учится не только мыслить, но и чувствовать; овладевая языком, он начинает не только говорить, но и переживать радость и горе. Поэтому родная речь для нас не только язык, но в то же время мысль, чувство и повод к действию. Правильное и вовремя сказанное слово способно двигать людей на подвиг. Вооруженные словом Ленина, народы нашей великой родины свергли царскую власть; вооруженные словом Сталина, русские плечом к плечу со всеми советскими народами изгнали с родной земли немецко-фашистских захватчиков.

Русский язык — один из богатейших языков мира. Как во всяком мировом языке, в нем сотни тысяч слов: то глубочайших по мысли, то нежнейших по чувству, то твердых и гибких, как сталь, способных будить мысль и волновать сердце. На русском языке писали величайшие поэты Пушкин и Лермонтов, искуснейшие мастера слова Толстой, Чехов, Горький, такие тонкие ценители красоты, как Белинский; на русском языке написаны труды глубочайших мыслителей и вождей революции — Ленина и Сталина.

Такими же языками мирового значения, как и великий русский язык, являются английский, французский, китайский и другие.

Какой бы язык мы ни взяли — он неотделим от мысли. На каком бы языке человек ни говорил, — он мыслит словами. Ясное и отчетливое мышление протекает не только в зрительных картинах, но и в так называемых словесных образах. Даже во сне или задумавшись люди часто двигают губами. Таким образом, не только речь человека, но и его мысль членораздельны.

Мысль может быть выражена не только звуками. Можно говорить движениями рук и тела, рисунками, можно объясняться, показывая какие-либо вещи или указывая на предметы. Глухонемые, например, привыкли выражать свои мысли движениями рук и пальцев. Но и во всех этих случаях работа нашего мозга тесно связана с каким-нибудь способом наружно выражать свои мысли. Ученые, наблюдавшие глухонемую и слепую от рождения девушку-англичанку Луизу Бриджмен, заметили, что она и во сне продолжает шевелить пальцами.

Работа мозга у современного человека тесно связана со способностью речи. Это подтверждают любопытные примеры мозговых болезней, когда больные забывают имена существительные, но продолжают правильно произносить другие слова. Великий английский естествоиспытатель Чарльз Дарвин сказал, что «длинная и сложная нить мысли не может развиваться без помощи слов, так же как длинное вычисление без употребления формул и алгебраических знаков».

Из всех способов людей сообщаться только звуковая речь смогла стать достоянием всего общества и превратиться в могучее орудие культуры. Человеческая речь — это сама мысль, облеченная в одежду звука. Наш родной язык — это наше сознание, воплощенное в звуках. От мысли к речи — только один шаг. «Непосредственная действительность мысли — это язык», писали Маркс и Энгельс, обнаруживая в этих словах глубочайшее понимание самой сути языка.

Но всегда ли язык был столь богатым и выразительным, всегда ли существовала эта связь звука и мысли? Иными словами, как появилась и развивалась человеческая речь? Как люди научились говорить?

Ответить на этот вопрос люди пытались с глубокой древности.

Уже в библии, священной книге евреев и христиан, в древнейшей ее части, написанной в первом тысячелетии до нашей эры на древнееврейском языке, в «Книге Бытия», содержащей легенду о сотворении мира и человека, рассказывается и о происхождении языка:

По церковно-славянски

По-русски

«И созда бог еще от земли все звери сельныя и все птицы небесныя и приведе та ко Адаму видети, что наречет та, и всяко, еже аще нарече Адам душу живу, се имя ему. И нарече Адам имена всем скотом и всем птицам небесным и всем зверям земным».

«И еще создал бог из земли всех зверей полевых и всех птиц небесных и привел их к Адаму, чтобы он, увидев, назвал их, и всячески, как ни назвал Адам душу живую, вот и имя ему. И Адам нарек имена всем скотам и всем птицам небесным и всем зверям земным».

Библейская легенда не говорит, на каком языке заговорил Адам, давая названия всем животным. Позднейшие истолкователи библии утверждали, что первоначальным языком людей был еврейский. Старания объявить свой народ древнейшим заставили, однако, некоторых христианских писателей не только защищать неправдоподобную мысль, будто первоначально все человечество говорило на одном языке, но и утверждать, что этим языком был один из современных.

Иногда это доходило до забавных курьезов. Один автор уверял, например, что Адам, первый человек, говорил в раю на баскском языке, другие писали, что уже в раю Адам и Ева говорили по-персидски: змеи, соблазнивший Адама и Еву, — по-арабски, а архангел Гавриил беседовал с ними по-турецки. Наконец нашелся такой чудак, который всерьез стал доказывать, что бог обращался к Адаму по-шведски, Адам отвечал ему по-датски, а змей говорил с Евой по-французски.

Великий римский поэт и философ Лукреций, живший две тысячи лет назад, в своем произведении «О природе вещей» впервые рассказал о происхождении языка, основываясь не на легендах и сказках:

Полагать, что кто-то снабдил именами
Вещи, а люди словам от него научилися первым, —
Это безумие; ибо раз мог он словами означить
Все и различные звуки издать языком, то зачем же
Думать, что этого всем в то же время нельзя было сделать?

Лукреций считал, что люди начали говорить не потому, что кто-то их этому научил. Он утверждал, что язык создан «природой» и «нуждой», то есть естественной способностью человека издавать членораздельные звуки и настоятельной потребностью в речи.

Что же до звуков, какие язык производит, — природа
Вызвала их, а нужда подсказала названья предметов…
Что же тут странного в том, наконец, если род человеков,
Голосом и языком одаренный, означил предметы
Разными звуками, все во различным своим ощущеньям?
Ведь и немые скоты и даже все дикие звери
Не одинаковый крик испускают, а разные звуки,
Если охвачены страхом иль чувствуют боль или радость.
Сколь же естественней то, что могли первобытные люди
Каждую вещь обозначить при помощи звуков различных?

Но гениальный философ древности не встретил признания своих воззрений и только с наступлением нового времени, когда люди освободились от средневековых суеверий, наука смогла рассказать людям правду о происхождении языка.

Многие ученые пытались ответить на вопрос, какова была речь древнейшего человека, с каких слов и выражений она началась. Так как у нас почти нет сведений об этих отдаленных временах, то не сразу ученые пришли к одинаковым выводам, не сразу построили теорию, до конца последовательную и ясную.

Одной из первых, еще не совершенных теорий о происхождении языка была звукоподражательная: язык начался с того, что человек подражал звукам окружающих его предметов и живых существ, и каждое такое звукоподражание стало впоследствии названием отдельного животного или предмета. Так якобы и создались слова человеческого языка.

Однако в быту и природе, окружающих человека, есть много предметов и явлений, не производящих никаких звуков, но имеющих для людей самое важное значение (например, пища, одежда, жилище), или таких, звукам которых подражать трудно или невозможно (огонь, многие орудия труда). Да и самое подражание звукам предполагает уже очень развитую способность их произношения, чего еще не могло быть у первоначального человека. Известно, что человекообразная обезьяна легко подражает движениям, но не звукам человека. Следовательно, звукоподражательные слова, имеющиеся в языке человека (например, «кукушка», «чибис», слова детского языка: «гав-гав» — лай собаки, «му» — мычание коровы и т. д.), не древнейшего, а, скорее, вторичного, позднейшего происхождения и принадлежат той эпохе, когда человек уже развил свои звукоподражательные способности.

Другие ученые предположили, что язык постепенно развился у первоначального человека из непроизвольных, естественно вырывавшихся звуков, выражающих чувства, настроения или впечатления, которые пробуждались в нем при первом взгляде на тот или иной окружающий предмет или явление. Впоследствии эти естественные выкрики сделались постоянными названиями соответствующих явлений или предметов и стали словами языка.

Однако, если бы зарождение языка шло по этому пути, все предметы, возбуждавшие в человеке страх, например, хищные звери, должны были бы получить одинаковые или сходные наименования; похожие имена имели бы и предметы, вызывающие радость, приятные переживания. Кроме того, эта теория предполагает существование у древнейшего первобытного человека уже очень развитых, тончайших оттенков чувств, чтобы по различному откликаться на каждое отдельное явление и положить таким образом начало различным словам-названиям для отдельных предметов.

Обе эти теории, кроме того, не принимают во внимание очень важного обстоятельства: даже древнейшая речь человека должна была выражать не только его чувства, но и какие-то хотя и простейшие, но уже подлинные мысли. Вот почему эти теории были отвергнуты последующими исследователями и получили насмешливые названия: «теория гав-гав» (звукоподражательная) и «теория фу-фу» (теория непроизвольных выкриков).

Только в XIX веке основательной и серьезной попыткой объяснить происхождение речи выступил французский ученый Нуаре. Он впервые правильно связал начало речи людей с совместной трудовой деятельностью древнейшего человека и считал глаголы, названия действий, первыми появившимися в языке словами. Различный шум, слышимый во время работы, люди старались передать звуками первых слов-глаголов, утверждал Нуаре. Однако французскому ученому не удалось этим способом объяснить происхождение всего богатства речи и мысли у людей, и в конце концов он вынужден был сослаться на «разум», который лежит в основе развития человеческих слов и понятий, подробно не поясняя, каким образом появился и вырастал в процессе труда сам разум.

Из новейших попыток объяснить происхождение речи особого внимания заслуживают взгляды англичанина Ф. Пэджета, американца Торндайка и голландца ван-Гиннекена.

Английский ученый Шэджет утверждает, что первоначально человек говорил жестами, движениями рук, к которым присоединялись сопровождающие движения органов речи (языка, губ и пр.). Лишь впоследствии, когда руки человека оказались постоянно занятыми мастерством, охотой, домашними делами, так что он не мог жестикулировать ими, движения органов речи или, как говорит Шэджет, «гримасы» рта, сопровождаемые выкриками, сделались основным средством выражения мысли. Эта теория правильно отмечает существование сопроводительных движений как органов речи, так, добавим мы, и движений головы и мускулатуры всего лица (мимики), которые обычно сопутствуют у детей и подростков всякому трудному для них делу обучения какому-нибудь ремеслу или искусству (например, искусству письма). Однако вряд ли ручной труд начался так поздно, как это предполагает автор.

Совсем недавно интересное объяснение происхождения речи дал известный голландский ученый ван-Гиннекен. Сначала люди выражали мысли движениями рук, жестами и, подражая ими рабочим движениям, легко обозначали название той или иной работы. К движениям рук люди очень рано начали добавлять и звуки. Первые звуки развились из сосательных движений губ, языка и глотки, знакомых каждому ребенку с младенческого возраста. Так появились в языке древнейшие прищелкивающие звуки, и до сих пор звучащие в устах многих первобытных племен и развитых народов (бушменов, американских индейцев, кавказцев). Первоначальный язык состоял из одних сложных согласных звуков, гласные появились лишь впоследствии. Язык звуковой начался у людей очень поздно и уже в самом начале состоял из слов. К сожалению, никак нельзя согласиться с утверждением ван-Гиннекена, что звуковая речь появилась в Китае, Египте и в Междуречье (Месопотамии) лишь три с половиной тысячи лет назад.

Американский ученый Торндайк считает, что предок человека с самого начала обладал привычкой к непроизвольным движениям органов речи; он издавал лепет, сопровождавший его чувства и переживания даже в тех случаях, когда человеческий предок находился среди природных условий один. Из этих непроизвольных звуков к лепету постепенно возникли слова, когда за определенными сочетаниями звуков у человека стали закрепляться определенные значения предметов или действий. Затем эти слова усваивались товарищами этого человека и, наконец, становились достоянием всей первобытной орды. Вряд ли, однако, речь могла зародиться у человека-одиночки.

Знаменитый советский ученый академик Николай Яковлевич Марр также в свое время выдвигал теорию, что язык слов, звуковой язык, появился не сразу, что сначала человек говорил движениями рук, жестами (так называемый «ручной язык»), сопровождая их движениями других членов тела («кинетическая речь»). Только позднее, когда человек научился делать хорошо обработанные каменные орудия, он начал говорить звуками. Теория эта оказала большое влияние на работы ван-Гиннекена и других.

Впоследствии, однако, Марр стал отходить от этого мнения и признал, что и в древнейшие времена человек уже употреблял звуки в соединении с ручной речью. В эти годы советский языковед и положил начало всем нынешним научным объяснениям происхождения языка и человеческой речи.

Современное учение о происхождении языка основывается на всемирно-известном учении великого естествоиспытателя Чарльза Дарвина, который давно доказал происхождение человеческого рода из мира животных. Но есть ли у животных своя речь, свой язык? Могут ли они каким-либо способом выражать свои ощущения и понимать ощущения других животных? Существуют ли у животных хотя бы зачатки этой способности, из которой могла бы развиться настоящая человеческая речь?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: