Факультет

Студентам

Посетителям

Жизнь и деятельность И. В. Мичурина в период 1924—1935 гг.

1924 г. прошел для И. В. в работе по налаживанию, теперь уже обширного хозяйства, в чем ему много помогал И. С. Горшков. Сам же И. В., разрабатывая планы новых исследований, все время проводил в саду, где ставил опыты и наблюдения над прежними и новыми объектами. В это время был организован Музей достижений И. В. Мичурина, куда стали стягиваться материалы, относящиеся к его деятельности.

25 октября 1925 г. был торжественно отпразднован 50-летний юбилей научной деятельности И. В., в котором приняла широкое участие вся советская общественность.

М. И. Калинин прислал юбиляру письмо, в котором писал:

«Уважаемый Иван Владимирович!

Очень жалею, что не мог лично принести Вам чувство глубокого уважения и почтения. Позвольте хотя письменно принести Вам мое искреннее поздравление и вместе с Вами порадоваться результатам Вашей полувековой работы. Не мне напоминать, каким ценным вкладом в сокровищницу наших знаний и практики по сельскому хозяйству они являются. Чем дальше будет развиваться и крепнуть наш Союз, тем яснее и больше будет значение Ваших достижений в общей системе народно-хозяйственной жизни Союза.

Помимо соответствующего государственного строя лучшее будущее трудящихся народов зависит и от соответствующих научных достижений. И для меня не подлежит сомнению, что трудящиеся по достоинству оценят Вашу полувековую наиполезнейшую для народа работу.

От души желаю Вам дальнейших успехов по завоеванию сил природы и ее большего подчинения человеку.

С глубоким к Вам уважением М. Калинин.

30 X 25 г. Кремль».

Сестра В. И. Ленина, М. И. Ульянова, писала Ивану Владимировичу от редакции «Правды»:

«Дорогой Иван Владимирович!

В день пятидесятилетия Вашей деятельности по обновлению земли «Правда» шлет Вам горячий привет и пожелания еще на долгие годы сохранить силы и бодрость, новыми своими достижениями и победами над природой помочь крестьянскому хозяйству развиваться по пути, намеченному Лениным».

За свою плодотворную полувековую работу по выведению новых сортов плодово-ягодных растений И. В. был награжден орденом Трудового Красного знамени, с назначением пожизненной пенсии.

Отвечая на поток приветствий и горячих поздравлений, поступающих к нему со всех концов нашей страны, И. В. со свойственной ему скромностью писал: «Оглядываясь назад на пройденный мною пятидесятилетний тяжелый трудовой путь, подытоживая количество достижений, невольно убеждаешься в их незначительности. Слишком коротка жизнь каждого человека для этого дела. Здесь требуется работа целых поколений деятелей… В открывшемся перед моими глазами невыразимо обширном горизонте возможных достижений я успел поставить лишь некоторые вехи правильного направления пути. Я успел лишь несколько приподнять ту роковую завесу тайн природы, которая так затемняла и тормозила в течение многих столетий развитие сельскохозяйственного дела в России».

Далее И. В. снова призывает русских садоводов создавать свои местные, оригинальные, выносливые сорта сельскохозяйственных растений (включая и хлебные злаки, технические растения и т. д.), используя его методы, а не идти по ложному пути — не делать ставку на перенос в СССР заграничных сортов, хотя бы и лучших, в надежде, что они улучшат положение, акклиматизировавшись в условиях нашей суровой природы. Заграничные сорта И. В. рекомендует использовать лишь по мере надобности, привлекая их для целей селекции: «Вот путь, по которому должны идти мои последователи: при вмешательстве человека является возможным вынудить каждую форму животного или растения более быстро изменяться и притом в сторону, желательную человеку».

В 1925 г. в обоих отделениях мичуринского питомника был проведен ряд мероприятий по улучшению хозяйства, как-то: водопровод, телефонная и электроосветительная сеть и др.; одновременно был реорганизован Музей, открыта метеорологическая станция, художественная муляжная мастерская для изготовления точных образцов плодов мичуринских сортов; годом позже были оборудованы химическая и цитологическая лаборатории.

В связи с ростом материальной базы, а также численности научного персонала, работавшего под руководством И. В., и объем работ мичуринского питомника сильно возрос. В обоих отделениях питомника воспитывается теперь до 30000 гибридов различных плодово-ягодных растений, из которых все время выращиваются новые мичуринские сорта. К этому времени относится выведение И. В. по специальному заказу пищевой промышленности вишни Ширпотреб с темноокрашенным соком, а также таких сортов вишни, как Полжир, Полевка, новых сортов абрикоса — Лучший Мичуринский, Товарищ, — полученных из посева семян благовещенского дальневосточного абрикоса, ряд сортов актинидии и многое другое. К 1927 г. число новых сортов, выведенных великим оригинатором, достигло 200.

12 февраля 1926 г. Российское общество любителей садоводства за экспонаты на выставке в Москве (организованной при происходившем в то время там Всероссийском совещании по садоводству) присудило мичуринскому плодовому питомнику почетный диплом.

1927 г. явился для И. В. годом крупнейших сдвигов не только в области организационно-хозяйственного укрепления его дела, но и в отношении развития научной стороны работы. Питомник, по решению правительства, превращен в станцию плодово-ягодных культур. И. В. был назначен директором. Впервые в истории питомника здесь был организован ученый совет, который при участии акад. Б. А. Келлера уточнил научную тематику станции, а также организовал анкетное обследование распространения мичуринских сортов, отпущенных питомником с 1890 г.

В 1927 г. состоялось свидание Н. В. Цицина с И. В. Мичуриным. Н. В. Цицин в это время задумал работу по получению новых типов хлебных злаков путем применения метода отдаленной гибридизации (скрещивания пшеницы с пыреем).

Вспоминая об этой встрече, Н. В. Цицин писал, что исключительное значение для выбора направления в работе имела для него встреча и беседа с И. В. в 1927 г. На вопрос, какими путями надо идти, чтобы решить задачу, которую Цицин перед собою поставил, И. В. сказал примерно следующее: от скрещивания пшеницы с пшеницей вряд ли можно получить что-нибудь особенное, способное приблизить к решению задачи создания пшеницы с исключительными свойствами. Надо искать иных, новых путей.

После выполнения первых опытов Цицин в 1932 г. вторично заехал к И. В. с уже полученными семенами пырейно-пшеничных гибридов, которыми И. В. очень заинтересовался и попросил некоторое количество семян для себя, имея в виду поставить с ними опыты на своем питомнике. Позднее, как известно, Н. В. Цицин на основе указаний Мичурина развернул обширную и перспективную работу по отдаленной гибридизации.

Ввиду сильно возросшего интереса к работам И. В. со стороны всего советского народа в 1927 г. был выпущен кинофильм «Юг в Тамбове», популяризировавший в широких слоях населения Советского Союза методы работы и достижения И. В. Мичурина. Фильм этот с большим успехом демонстрировался не только у нас, но и во многих зарубежных странах (Чехословакия, Италия, Германия, США и др.). В 1929 г., после просмотра фильма на собрании научной ассоциации садоводов в Нью-Йорке, американский ботанический журнал «The Florist Exchange» писал, что научно-исследовательская работа в СССР стоит на большой высоте и продолжает развиваться при энергичной и деятельной поддержке со стороны советского правительства.

В 1928 г. мичуринской станции было присвоено название Селекционно-генетической станции плодово-ягодных культур им. И. В. Мичурина. Станция, имея уже солидную хозяйственную базу, сильный коллектив научных работников, оборудованные лаборатории, широко развернула свою работу преимущественно в двух направлениях: с одной стороны, шло массовое размножение и передача в производство мичуринских сортов плодово-ягодных растений, с другой — продолжалось в больших уже масштабах выведение новых сортов. В 1927 г. было размножено 60 сортов яблонь, груш, вишен, черешен, слив и абрикосов в числе до 90000 саженцев (т. е. молодых деревцов, уже пригодных для высадки на постоянные места — в сады, приусадебные и школьные участки и т. д.). Но спрос на растения намного превышал то, что мог давать питомник.

Осенью 1929 г. сбылась старая мечта И. В. об учреждении на базе его достижении школы садоводства, — в Козлове был открыт первый в СССР техникум селекции плодово-ягодных культур им. И. В. Мичурина. В этот год исполнилось и другое желание И. В. — был издан первый том его трудов под названием «Итоги полувековых работ».

Однако в эту «бочку меду» редактор (Е. И. Алешин) внес «ложку дегтя»: он сделал к тексту И. В. ряд своих примечаний, направленных против некоторых положений, выдвинутых Мичуриным. И. В. долгое время после выхода в свет указанной книги вспоминал об этих примечаниях и высмеивал их. Еще ранее, в 1927 г., Алешин выступил в печати с заявлением, гласящим, что поскольку выводы И. В. Мичурина не обоснованы научно поставленными опытами, они не могут считаться «новыми истинами», не могут составлять вклад в науку, а полученные И. В. межвидовые и межродовые гибриды не представляют особенного интереса.

Вообще рассматриваемые годы принесли И. В. не одни лишь успехи, но и огорчения. В связи с усилением модных течений в биологии, искажающих роль генетики, ряд лиц не понимая существа работы И. В., выступает против него. В частности, П. Н. Штейнберг, долгие годы редактировавший журнал «Прогрессивное садоводство и огородничество», в котором И. В. напечатал много своих работ, подверг сомнению результаты исследований И. В., не разобравшись в их значении и перспективности. Однако многочисленные сорта плодовых растений, выведенные И. В. и занимавшие все больше и больше площади в садах, лучше всего опровергали этот необоснованный скепсис дилетантов и маловеров.

20 февраля 1930 г. И. В. Мичурина вторично посетил председатель ЦИК СССР и ВЦИК М. И. Калинин. Он подробно ознакомился с делами И. В., много беседовал о новостях колхозного движения, внимательно расспрашивал его о здоровье и нуждах и провел снова ряд мероприятий, направленных на дальнейшее расширение работы мичуринской станции. Из Москвы в память этого визита М. И. Калинин прислал И. В. украшенный резьбою шкаф для семян с надписью: «Большому мастеру новых видов растений И. В. Мичурину. М. Калинин».

Вспоминая об этой встрече, И. В. писал: «У меня навсегда останутся в памяти проникнутые глубокой верой слова М. И. Калинина, произнесенные им в личной беседе со мною в феврале 1930 г., когда началось великое колхозное движение. Он сказал тогда: «Колхозы, Иван Владимирович, как только окрепнут организационно и хозяйственно, станут не только базой для применения естествознания, но и мощным его двигателем». Эти слова оказались пророческими».

В годы коллективизации сельского хозяйства СССР, в условиях крупного социалистического сельского хозяйства, оснащенного высокой новейшей техникой, возник вопрос и об организации крупных массивов плодово-ягодных растений на основе мичуринских методов. И. В. увидел широчайшие перспективы развития своего любимого дела. В 1929 г., когда к И. В. приехал один из его старых друзей — Н. И. Кичунов, у них произошла «особая большая беседа, носившая характер диспута». Беседа была посвящена организации в степных засушливых областях крупных полезащитных полос. И. В. горячо поддерживал это мероприятие, а также доказывал необходимость введения в эти насаждения плодово-ягодных пород в целях получения дополнительных продуктов питания и семян плодовых пород для выращивания в питомниках подвоев. Позднее (в 1930 г.) И. В. опубликовал по этому вопросу особую статью и создал целый ряд сортов, специально приспособленных для культуры в полезащитных полосах.

В свете исторического социалистического преобразования сельского хозяйства страны работы И. В. приобретали особенно важное значение, и 13 мая 1931 г. Президиум ЦКК СССР и коллегия НК РКИ СССР вынесли постановление, в котором было указано, что достижения Мичурина по выведению новых высокопроизводительных сортов растений, а также по введению в культуру в средней полосе СССР южных плодово-ягодных пород имеют огромное значение для социалистической реконструкции плодоводства.

ЦКК — Центральная контрольная комиссия, НК РКИ — Народный комиссариат рабоче-крестьянской инспекции.

7 июня 1931 г. Президиум ЦИК СССР наградил И. В. Мичурина орденом Ленина за особо выдающиеся заслуги в деле создания новых форм растений, имеющих исключительное значение для развития плодоводства. 16 августа на торжественном заседании Козловского городского совета эта высокая награда была вручена И. В.

Одновременно Городской совет возбудил перед правительством ходатайство о переименовании города Козлова в Мичуринск. Это ходатайство было удовлетворено 18 мая 1932 г. Президиумом ЦИК СССР, с этого дня город стал носить имя гениального ученого.

Принимая орден Ленина, И. В. произнес горячую, взволнованную речь, в которой указал, что эта награда побуждает его с еще большей энергией продолжать дело по выведению новых сортов во исполнение заветов В. И. Ленина по обновлению земли. Вместе с тем И. В. выразил уверенность, что в условиях Советской страны его сорта, а также его идеи и принципы работы получат самое широкое распространение среди трудящихся.

С этого времени Мичуринск становится крупнейшим всесоюзным центром научного плодоводства.

В целях дальнейшего развития мичуринского дела Президиум Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Ленина и Народный комиссариат земледелия приняли 3 октября 1931 г. решение об организации в Мичуринске следующих учреждений всесоюзного значения (помимо уже существовавших там селекционно-генетической станции плодово-ягодных культур и техникума):

1) Центрального научно-исследовательского института северного плодоводства (позднее реорганизованного в Институт плодово-овощного хозяйства) с сетью зональных опытных станций и опорных пунктов, 2) высшего учебного заведения плодово-овощного хозяйства с селекционным уклоном, 3) совхоза-сада на площади до 5000 га и 4) ряда учреждений с задачей подготовки кадров (рабочий факультет, детская сельскохозяйственная опытная школа).

Бывший Мичуринский питомник — селекционно-генетическая станция (в 1934 г. переименованная в Центральную генетическую плодово-ягодную лабораторию им. И. В. Мичурина) — в это время пополняется новейшим оборудованием; здесь теперь организуются лаборатории генетическая, физиологическая, пополняются оборудованием цитологическая и химическая лаборатории, а также вводится в действие новая, специально построенная оранжерея.

В 1930 г. И. В. исполнилось 75 лет. Несмотря на это, он поражает всех своей бодростью, энергией, широким интересом ко всем новостям как в области общественно-политической, так и своей специальности — биологии. Он неутомимо работает над самыми разнообразными проблемами, которые выдвигаются запросами народного хозяйства СССР. Насколько разносторонни были интересы И. В. в эти годы, могут дать некоторое представление нижеследующие примеры.

Узнав в 1931 г. об открытии в горах Каратау в Казахстане нового каучуконосного растения тау-сагыз (в переводе с казахского «горная жвачка») — Scorzonera tau-sagyz Lipsch. et Bosse, И. В. выписывает семена этого замечательного растения в целях постановки опытов с ним. Он принимает делегацию Бакинского совета, прибывшую к нему в связи с задачей озеленения этого «черного города», расположенного на открытом засоленном полупустынном побережье Каспийского моря и подверженного сильным ветрам, а в связи с этим постоянно страдающего от пыли. Несмотря на исключительные трудности выращивания здесь зеленых насаждений, И. В. принимает горячее участие в этом деле, указывает ассортимент возможных для культуры древесно-кустарниковых пород, дает указания по их агротехнике, наконец посылает в Баку своих ближайших помощников для более полного изучения этого вопроса на месте. В настоящее время Баку славится своими прекрасными парками, зелеными улицами и аллеями.

И. В. принимает делегации из Донбасса, Москвы, Закавказья, Монгольской Народной Республики, Венгрии, Дании и многие другие. Со всех концов к нему обращаются советские люди за консультацией, помощью, поддержкой, разъяснением, просят семян, черенков, отводков. Ни один запрос не оставляется без ответа — это ведь было старым правилом И. В.; в 1929 г. число писем иногда доходит до сотни в день, а за 1933—1934 гг. получено свыше 20 000 писем.

С горячей энергией включается И. В. в разработку вопросов, связанных с развитием культуры технических и пищевых растений — хлопчатника, пробкового дуба, тунгового дерева, цитрусовых, эфироносных растений и др. Он ставит вопросы борьбы с вредителями и болезнями плодово-ягодных насаждений, производства садового инвентаря, пишет в газеты, журналы, беседует с многочисленными посетителями всех возрастов и из разных слоев населения Советского Союза.

Как великий мастер плодоводства и большой общественный деятель, И. В. умело ведет разъяснительную работу по внедрению своих методов преобразования плодово-ягодных насаждений и сельского хозяйства вообще среди широких масс населения СССР. Например, на вопрос о работе среди детей И. В. отвечал: «… не только можно, но даже обязательно следует дать возможность детям с их раннего возраста приносить посильную лепту в сокровищницу науки сельскохозяйственного дела нашей страны постоянным улучшением сортов плодовых растений. Это в настоящее время является для всех нас обязательным тем более потому, что наше правительство стремится всеми мерами к поднятию уровня развития сельскохозяйственного дела во всем Союзе республик».

Здесь же И. В. подробно останавливается на форме этой работы среди детей, намечает схемы детских опытов по садоводству и огородничеству, по скрещиванию, сбору семян, поискам новых растений для культуры из дикорастущей флоры. Позднее (в 1934 г.) И. В. приветствовал организацию пионерской экспедиции на Алтай и дал задание пионерам по сбору семян, отводков и проч., которое они успешно выполнили. В своем призыве, обращенном к Коммунистическому союзу молодежи, И. В. указывал, что в настоящее время в рабочих и колхозных массах растет огромный интерес к садоводству, к озеленению городов, к обновлению земли; поставлена задача насаждения полезащитных лесных полос в целях борьбы с засухой. «Какая помощь нужна от вас, комсомольцев? — говорил И. В. — Большая помощь. Вы молоды, вы сильны, вы живой народ. Вы должны сделать так, чтобы на полях колхозов и совхозов нашей страны начали плодоносить не десятки, а тысячи, миллионы яблонь, груш, слив, винограда, малины новых сортов».

Далее И. В. ставит перед комсомольцами обширную программу действия, в которой он перечисляет следующие мероприятия: сбор семян плодово-ягодных растений, закладка питомников, проверка силами «легкой кавалерии» деятельности опытных станций, организация мичуринских кружков, поиски новых растений для культуры, озеленение городов и промышленных районов. «Наша страна и внешне должна быть самой красивой страной в мире», — восклицает И. В., страстный патриот своей родины. В заключение он рекомендует комсомольцам изучать и технику садоводства, а также местные особенности этого дела.

В 1932 г. И. В. ставит перед экспедицией комсомольцев-энтузиастов на Дальний Восток задание — поиски новых растений для культуры. Экспедиция с успехом выполнила это задание: было выявлено около 200000 га зарослей дикорастущих плодово-ягодных растений и собрано до 250 образцов дальневосточных видов, представляющих исключительный интерес для селекции.

Придавая огромное значение развитию садоводства в промышленных центрах, И. В. в сентябре 1931 г. обращается к магнитогорским рабочим с призывом развивать садоводство, создавая свои магнитогорские сорта растений, «как создали магнитогорцы свой грандиозный металлургический комбинат».

Здесь именно И. В. высказывается в духе своей идеи, о которой он писал: «Заветной мечтой моей жизни всегда было видеть, чтобы люди останавливались у растений с таким же интересом, с таким же затаенным дыханием, с каким останавливаются они перед какой-либо новой, еще небывалой машиной».

В 1931 г. состоялось свидание И. В. с одним из его старейших друзей и последователей — В. В. Спириным, работавшим в Никольске, в районе Северной Двины, которого И. В. высоко ценил как глубокого знатока садоводства на севере. В. В. Спирин в своих воспоминаниях отмечает, что его знакомство с В. относится к очень давнему времени, — едва ли не первый свой торговый каталог И. В. прислал Спирину. Спирин выписал ряд растений (вишен) и получил их одновременно с письмом от И. В. с подробными указаниями относительно посадки и ухода за растениями. С тех пор между ними установилась оживленная переписка. По совету Мичурина В. В. Спирин с 1906 г. начал помещать в журнале «Прогрессивное садоводство и огородничество» и других изданиях статьи, а также завел переписку с рядом известных садоводов-опытников (Копылов — в Сызрани, Бедро — в Минусинске, Крутовский — в Красноярске). Однако только в 1931 г. Спирин сумел приехать в Козлов. Упрекнул И. В. своего старого соратника, поворчал на него: «Вам давно следовало ко мне приехать. Садитесь поближе, — я плохо слышу».

В оживленной беседе время прошло незаметно, — было о чем поговорить в первое свидание за сорок лет общей работы и дружбы. После, беседы И. В. показывал гостю свой сад, причем часто садился и отдыхал. В 1932 г. В. В. Спирин снова был у И. В. Мичурина. Снова состоялась длительная беседа.

«Работайте, пока можете, не покладая рук, — говорил И. В., — верю, что у вас на севере будут плодовые сады. Мне хотелось бы еще пожить и поработать, но становлюсь стар, силы уходят». Прощаясь, он подарил Спирину машинку для прививки: «Возьмите этот инструмент от меня на память. Я сделал его сам».

Ко времени 1931—1932 гг. относится и появление в ряде зарубежных стран статей, сообщений и заметок о работе И. В.; до этих пор его достижения замалчивались и оставались в общем мало известными за границей. По сведениям, приводимым Н. А. Емельяновой (1940), в английском журнале «Fruit Grower» (XXIII, №№ 1901, 1932) была опубликована статья под названием «Советское плодоводство», содержащая сведения о пятилетием плане развития плодоводства в СССР. Здесь же указывалось, что развитие плодоводства в северной полосе Советского Союза было крайне затруднено до тех пор, пока «Мичурин не начал свои гибридизационную и селекционную работы и получил очень ценные сорта, сделавшие возможным продвижение культуры яблонь, груш, винограда, абрикоса, миндаля и т. д. в такие области страны, где раньше вообще не существовало плодоводства».

Аналогичные сведения появляются и в ряде немецких печатных органов, как, например, в статьях «Планы перестройки плодоводства в Советской России» (Gartenwelt, № 7, 1932), «Что рассказывают русские о своем плодоводстве» (Gartenbauwissenschaft, 1932, № 5), «Садоводческие институты в России» (там же, 1932, № 6) и др.

С 1932 г. И. В. усиленно принимается за обобщающие работы и подводит итоги своей многолетней научной деятельности. В этот период из-под его рук выходят не только крупнейшие сводки, как второй том его труда «Итоги полувековых работ», но и масса интересных писем, статей, заметок и даже отдельных мыслей, поражающих глубиной постановки вопросов и объяснения их.

Несомненно, этому способствовало то обстоятельство, что И. В. был освобожден советской властью от заботы о средствах на ведение своего дела и мог спокойно отдаваться работе; вместе с тем он из-за старости все реже и реже выходил в сад, все чаще и чаще оставался в кабинете и брался за перо. В письме к своему ученику П. Н. Яковлеву он, например, писал: «Здоровье мое пока еще в сносном состоянии. Если временами и обостряются приступы различных старческих недугов, то ведь это неизбежное явление при моих 77 годах. Вся беда в том, что сижу на одном месте. Нет моциона… Наркомзему вдруг пришла фантазия назначить мне оклад в 1000 руб. в месяц, чего я вовсе не желал и, конечно, немедленно опротестовал просьбой отменить такое постановление или в крайнем случае хотя бы убавить до 500 руб. Но получил в этом отказ, мотивированный тем, что правительство-де не может платить мне менее 1000 руб. ввиду необходимости улучшения моего материального положения».

1932 г. можно считать наиболее продуктивным годом (в смысле научного творчества) во всей жизни И. В.; он сам указывал, что для развития научной мысли в СССР в эпоху построения бесклассового общества открылись широчайшие и необъятные перспективы. Это можно, например, проиллюстрировать тем, что за один только истекший 1932 год Мичуриным было получено 120 новых продуктивных гибридов плодово-ягодных растений. Таким образом, за один только год при советской власти он получил столько новых сортов, сколько раньше получал за десятки лет.

В связи с работой Всесоюзной генетической конференции И. В. отмечал, что часть выдвинутых конференцией проблем, касающихся раздела плодоводства, оказалась уже выполненной им к концу истекшего 1932 года.

Далее И. В. приводит ряд новых сортов (из числа наиболее интересных), полученных им в этом году и описанных по его поручению П. Н. Яковлевым. И. В. особенно выделяет: вишни — Ширпотреб черная (с темноокрашенным соком; сорт, выведенный еще в 1926 г. по заданию пищевой промышленности и впервые заплодоносивший в 1932 г.), Ультраплодная (устойчивый, урожайный кустарниковый сорт вишни, допускающий легкую уборку плодов в силу своего низкого роста), Мелкокостная (с косточкой, самой маленькой по величине среди вишен всего мира); сферотекоустойчивый крыжовник Штамбовый; барбарис Бессемянный (над выведением которого И. В. работал 40 лет); яблоня Ренет краснознаменный — сорт, о котором И. В. писал, что по внешнему виду плоды представляют собою «шедевр красоты», так что из всего мирового ассортимента яблонь трудно подобрать сорт, плоды которого могли бы в той или другой мере соперничать с этим новым прекрасным сортом, давшим первые плоды в 1932 г.

Сферотека (Spherotheca) — грибная болезнь, поражающая крыжовник.

С какой любовью описывает И. В. окраску этих плодов: «По светло-зеленому фону размыт сплошной великолепный темно-карминовый румянец, который занимает всю поверхность плода; с теневой стороны румянец несколько бледнеет, переходя в окраску пламени. Кожица тонкая, гладкая и сильно блестящая, отчего плоды кажутся лакированными».

К сожалению, закрепить все качества данного сорта не удалось, и он не включен в рекомендованные для культуры списки (стандарты).

К этому же времени относится запрос к И. В. со стороны управляющего государственной конторой по заготовке и сбыту укупорочной пробки и ее заменителей относительно постановки работы по культуре пробкового дуба. И. В. в ответ на это пишет целый трактат по селекции пробкового дуба, продвижению его культуры на север — на северный Кавказ, южную Украину («и еще далее, о чем прежде нельзя было и думать»).

В 1932 г. с 25 по 30 июня в Ленинграде состоялась конференция по планированию генетико-селекционных исследований, на которой обсуждались и вопросы отдаленной гибридизации. С горечью писал И. В. об этом:

«Выдвинутые впервые как метод для массовой селекционной работы на Всероссийской генетической конференции проблемы отдаленной межвидовой и межродовой гибридизации и скрещивания удаленных по своему географическому положению рас — я начал разрешать еще более полстолетия назад и за это время вывел более 350 новых сортов плодово-ягодных и других растений, значительное количество которых на благодатных совхозных и колхозных полях обновляют уже нашу землю».

«Некоторые «ученые» до самого последнего времени считают отдаленную гибридизацию мечтой, а мои межвидовые гибриды объявили «незаконнорожденными», хотя я уже давным-давно имею межвидовые гибриды: между рябиной и грушей, между черемухой и вишней, между дыней и тыквой, между малиной и земляникой. С межвидовой гибридизацией стали считаться, однако, не тогда, когда я вывел ценные в экономическом отношении межвидовые гибриды, а с тех пор как Карпеченко получил гибрид, между редькой и капустой, и хотя этот гибрид имеет лишь голый научный интерес и ничего не дает для экономики, Карпеченко все же была присуждена Рокфеллеровская премия. Я не нуждаюсь нисколько в капиталистических премиях».

В один из последних годов жизни И. В. (в 1933 г.) к нему прибыл с Алтая и второй из его учеников и талантливых исследователей — М. Лисавенко. «Был конец декабря, — пишет Лисавенко, — с волнением поднимался я по ступенькам внутренней лестницы домика великого старика… Тепло и радушно принял меня И. В. Мичурин… внимательно рассматривал он пакеты растений, которые я ему привез… долго длилась наша беседа». Лисавенко оставил И. В. для просмотра рукопись своей работы о продвижении плодово-ягодных культур на север. 2 января 1934 г. он зашел узнать результат. И. В. остался очень доволен работой и в разговоре с Лисавенко обратил внимание последнего на задачи, стоящие перед сибирскими садоводами-селекционерами, а именно: 1) широко и смело привлекать для селекционной работы дикую сибирскую флору, в частности флору Алтая; 2) твердо и осмысленно ставить задачу выведения новых сибирских сортов плодовых пород путем гибридизации и соответствующего воспитания.

Закончив наставления, И. В. с увлечением рассказывал о своей текущей работе, показывал Лисавенко набор садовых инструментов, присланных ему в подарок одним из его американских почитателей, с непередаваемым юмором и живостью вспоминал о посещении его генералом Саловым, демонстрировал сконструированную им машинку для прививки, показывал ее работу на принесенных из сада побегах тополя. Прощаясь, И. В. сказал своему ученику:

«Иди напролом. Умей стоять за свое дело». Трудно было подумать, что этому человеку почти 80 лет, — так он был бодр, энергичен и душевно молод. В сентябре 1934 г. после юбилейных торжеств Лисавенко снова зашел к И. В. Тяжелая болезнь уже заметно подорвала силы И. В., однако гость нашел его не в постели и даже не в комнате, а в питомнике, где он руководил посадкой сеянцев яблони.

Этот год ознаменовался и новым изданием сочинения И. В. под названием «Выведение новых улучшенных сортов плодовых и ягодных растений».

Подытоживая результаты своей деятельности, И. В. в 1934 г. дал поручение П. Н. Яковлеву составить инвентаризацию всех видов растений и гибридов, имеющихся в мичуринском питомнике. Эта работа интересна тем, что она наглядно показывает все огромное богатство и разнообразие плодово-ягодных растений, собранных И. В. со всех широт и континентов земного шара и использованных им для выведения новых сортов. В списке числится до 400 названий видов и форм растений.

Вместе с тем И. В., несмотря на свой уже очень почтенный возраст, продолжал заниматься опытами и в 1934 г. дал снова ряд ценных сортов.

В 1934 г. редакция журнала «За марксистско-ленинское естествознание» обратилась к И. В. с вопросом, какие темы он считает необходимым разрабатывать в первую очередь в данный период своей деятельности. И. В. отвечал, что к таким вопросам он относит: 1) вопрос об ускорении начала перехода плодовых деревьев к плодоношению, 2) выведение новых форм растений с помощью отдаленной гибридизации и 3) выяснение путей и способов введения в состав мякоти плодов посторонних, но ценных для человека химических элементов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: