Факультет

Студентам

Посетителям

Выживаемость и рост поросят

Одной из важнейших проблем промышленного свиноводства во всем мире является сохранность молодняка и увеличение выхода поросят на одну свиноматку.

Эту проблему решают разными способами: сокращением непродуктивного отдыха маток за счет повышения оплодотворяемости, сокращением подсосного периода и получением от матки в год до 2,5 опороса, увеличением жизнеспособности поросят, созданием условий кормления и содержания, способствующих максимальному проявлению потенциальных возможностей роста и развития молодняка, и т. д.

В настоящее время во всех странах мира смертность поросят в перинатальный период (до родов, во время и после них), до и после отъема значительно сокращает биологические возможности свиней к воспроизводству и выкармливанию потомства.

Г. Рендал свидетельствует о том, что в Норвегии падёж поросят крупной белой породы от рождения до отъема от маток составляет 18,2%. К. Якобсен приводит данные о гибели поросят породы датский ландрас, которая составляет к отъему 21,6%. Падёж поросят от рождения до отъема в Великобритании (А. Балдри) колеблется в пределах 20—25%. За последние два десятилетия смертность поросят от рождения до отъема по различным странам в среднем превышала уровень 20% (А. Терентьева).

Во время родов гибель поросят составляет 4,3%. Одна из основных причин этого — длительность родов, которая зависит от условий содержания свиноматок в период супоросности. Непосредственной причиной гибели поросят является ослабление сократительной способности мускулатуры матки и брюшного пресса, ведущее к затяжным родам, появлению вследствие этого у поросят преждевременных дыхательных движений и проникновению околоплодных вод, слизи и мекония в трахею и бронхи. В результате у поросят развивается аспирационная асфиксия, приводящая их к смерти.

Стресс — одна из причин, которая влияет на увеличение прохолоста и времени опороса маток при рождении от первого поросенка до последнего в гнезде. Так, с 1945 по 1970 г. длительность опороса увеличилась на 15% и при том же размере гнезда увеличилось число мертворожденных поросят.

С увеличением численности поросят в гнезде их смертность возрастает следующим образом: при размере до 5 голов она составляет 8,95%, а при 16 головах — 25,3%. При продолжительности опороса менее 6 ч гибель поросят достигает 11,8%, более 6 ч — 21,3%.

Выживаемость поросят зависит и от сезона опороса, зимой падёж достигал 14,3—16,6%, в весенне-летний период — 10,9—13,2%. После рождения 15% поросят гибнут от недостатка молока (низкая молочность матки), 12,5 — от задавливания, 11 — от нежизнеспособности, 10% — от инфекционных заболеваний.

Установлено, что до отъемного возраста (56 дней) выживает 71,8% поросят от числа рожденных живыми, а до 154-дневного возраста (начала откорма) — 66,3% от общего числа живорожденных поросят. За период от отъема (56 дней) до 154 дней выживаемость поросят составляет 93,5%. Отход в гнезде за период от рождения до 8-недельного возраста может составлять в среднем 1,6 поросенка. В гнездах, насчитывающих восемь и менее поросят, падёж снижался до одной головы, а при 12 и более — повышался до 2,3 головы. Половина этих потерь приходилась на первые три дня жизни.

Г. Н. Сердюк и В. П. Павличенко показали, что использование хряков на иммунонесовместимых свиноматках приводит к высокой постэмбриональной смертности поросят (уменьшение размера гнезда с 10,2 до 4,9 головы).

Некоторые исследователи ставят смертность поросят в период от рождения до отъема в зависимость от возраста свиноматок (1-й опорос — 21,2% падежа, 2-й — 18,1%), размера гнезда (при 8 поросятах смертность 14,3%, свыше 12 голов — 32,0%), сезона года (наивысшая смертность в январе—марте, наименьшая — в апреле—июне).

Смертность от желудочно-кишечных заболеваний составляет 2,8%. Смертельных исходов от желудочно-кишечных заболеваний бывает значительно больше среди потомства от маток с послеродовыми заболеваниями (5,1%), чем от маток, свободных от этих заболеваний (2,6%).

Промышленная технология производства свинины затрудняет адаптацию животных к ее условиям и вызывает появление патологических нарушений в период супоросности и в первые недели жизни поросят. Это приводит к значительно более высокой их смертности на крупных фермах по сравнению с фермами, где применяются традиционные методы выращивания свиней. На промышленных фермах численность свиноматок с послеродовыми нарушениями может достигать 40% от численности поголовья. Последствия этих нарушений, к числу которых относится низкая молочность свиноматок, приводят к увеличению падежа поросят еще в молочный период.

Проведенный анализ работы 36 промышленных хозяйств с законченным циклом производства (158 тыс. маток и около 2 млн. новорожденных поросят) с 1970 по 1974 г. показал, что за это время произошло снижение оплодотворяв мости, многоплодия маток и увеличение числа мертворожденных поросят до 15—20% против 5—8% в среднем по стране.

На крупных промышленных комплексах типа «Джи-э-Джи» в среднем рождается 5,5% поросят с пониженной массой, из них 20% погибает к 26-дневному возрасту. Средняя масса этих поросят составляет в 26-дневном возрасте 2,8 кг, в то время как поросята, родившиеся нормальными, имели в это время среднюю массу 6,15 кг. Как правило, 30—50% поросят, имеющих при рождении массу меньше 1 кг, погибает в течение первого месяца жизни независимо от мероприятий, проводимых ветслужбой. Основными факторами, обусловливающими рождение поросят с низкой массой, специалисты считают следующие:

  • энергетические погрешности в кормлении свиноматок;
  • белковый дефицит в рационах свиноматок в последний период супоросности (100—110 дней), что ведет к активизации комплекса болезней половой сферы и молочных желез;
  • дефицит биологически активных соединений (витамин В2, пантотеновая кислота и микроэлементы, например марганец) в кормах для свиноматок.

За последние десять лет с развитием промышленных условий выращивания молодняка свиней возросла проблема ослабления скелетной мускулатуры животных. В частности, появление синдрома мышечной слабости конечностей новорожденных поросят отмечено во многих странах. Проявляется это нарушение в недостаточном развитии мышц, расхождении конечностей, неспособности Поросят стоять и передвигаться. В конечном счете животные или погибают, или настолько отстают в росте, что выращивание их становится экономически невыгодным. На комплексах Чехословакии обнаружено 3,76% поросят с таким синдромом. Смертность среди этих поросят составила 8,76%.

В племенных свиноводческих хозяйствах Кубы смертность поросят при рождении варьировала в пределах 8,3—11,6%, к 21-му дню жизни — 9,2—13,2%, с 21-го до 56-го дня — 3,9—6,2%, общая смертность — 22,5—25%. Приведенный материал свидетельствует о том, что смертность поросят от рождения до отъема составляет около 20— 25%, в период выращивания до 154-дневного возраста — до 7%.

Выживаемость поросят может зависеть от условий содержания и использования хряков и свиноматок. Большое влияние на сохранность молодняка оказывают различные условия, которые сопровождают рост самих поросят.

Часто скорость роста и выживаемость поросят связаны с их питанием в подсосный период и после отъема.

В опытах Л. Зирко были взяты поросята из 19 гнезд маток крупной белой породы и по количеству получаемого протеина разделены на три группы: первая опытная (16% протеина) — 50 голов, вторая опытная (19%) — 40, контрольная (22% протеина) — 57 голов. Поросят отняли от маток в возрасте 35 дней. Первые два месяца их выращивали по гнездам. Приучение сосунов к поеданию кормов начинали с 5-дневного возраста. Охотнее всего поросята съедали смесь корма, содержащую 16% сырого протеина. Основное расхождение в поедаем ости кормов наблюдали в первую неделю после отъема, в последующие дни выращивания поросята всех групп съедали почти равное их количество.

Мы установили, что повышение температуры питьевой воды с 13 до 20,5 °С может благотворно влиять на рост поросят раннего (в 26-дневном возрасте) отъема. Е. Ткачев, И. Мошкутело и В. Маркова в специальном эксперименте показали значительные потери массы поросятами при срывах в потреблении корма и воды, которые тем больше, чем крупнее поросята.

Приведенный материал свидетельствует о том, что при достаточном уровне кормления допустимы некоторые колебания его количественных и качественных показателей, которые, однако, не должны превышать определенных пределов, влекущих за собой негативные последствия.

Широкое распространение и экономическое обоснование в промышленном свиноводстве получил ранний отъем поросят, однако недостаточно изучены его биологические последствия и меры компенсации при возможных отрицательных эффектах.

Разные сроки отъема поросят влияют на снижение затрат кормов для маток в холостой и подсосный периоды. При раннем отъеме поросят (в возрасте 26 дней) затраты кормов на содержание маток в эти периоды снижаются на 30—43%.

Масса поросят в 2-месячном возрасте при их отъеме от маток в 20, 30, 42 и 60 дней колеблется в пределах от 12,92 до 17,74 кг. При этом наивысшие показатели могут иметь поросята, отнятые в возрасте 30, 42 или 60 дней.

По данным А. Вайба и Ю. Кинга (1980), поросята, отнятые в возрасте 60 дней, существенно превосходят по своим продуктивным качествам поросят, отнятых в возрасте 26 дней. Продуктивность поросят, отнятых в возрасте 35 дней, статистически достоверно не отличается от продуктивности поросят, отнятых в возрасте 26 и 60 дней. Возраст поросят при отъеме не оказывает достоверного влияния на качество мяса.

Выращивать поросят можно в клетках-батареях с 30—35 до 90—100-дневного возраста по десять голов в каждой клетке. При этом обеспечивается среднесуточный прирост массы 400—420 г с расходом корма 2,8—4 корм, ед. на 1 кг прироста. При выращивании поросят соблюдают следующие показатели микроклимата: температура воздуха — 22 °С, относительная влажность — 70%, содержание аммиака — не более 20 мг/м3, объем вентиляции на 1 ц массы летом — 100 м3/ч, зимой — 60 м3/ч. Освещенность — 10 ч светового дня, сочетающая искусственное и естественное освещение, инфракрасное и ультрафиолетовое облучение. На верхнем ярусе клеток прирост массы и оплата корма у поросят бывает выше на 4—9%. Потери, связанные с падежом, выше на нижнем ярусе (9 и 4%). Нижний ярус больше загрязнен навозом, здесь больше шума и меньше света; поросята на нижнем ярусе чаще беспокоятся из-за работы обслуживающего персонала и механизмов. Кормление, как правило, начинают с верхнего яруса, в результате чего поросята нижнего яруса находятся в возбужденном состоянии.

Выявлены некоторые условия содержания, которые могут способствовать скорости роста поросят в подсосный период и после отъема от маток. К числу этих условий относятся площадь станка, достаточная для свободного передвижения поросят, микроклимат и температура пола. Перечисленные условия могут лучше соблюдаться в клеточных батареях для выращивания поросят после отъема от маток, а их нарушение при напольном содержании влечет за собой торможение скорости роста и снижение выживаемости поросят.

В последнее время стали уделять большое внимание изучению способов комплектования групп поросят после отъема от свиноматок.

В опытах П. Воронова и др. (1979) поросят отнимали в возрасте 18, 26, 34 и 42 дней, часть из них содержали гнездами, а другую — смешанными группами, одинаковыми по численности (8—10 голов). Во всех случаях прирост массы и оплата корма у поросят при выращивании гнездами были выше, чем в аналогичных по численности группах, составленных из поросят разных гнезд.

Преимущества гнездового выращивания по сравнению с группировкой поросят по массе из разных гнезд, по-видимому, не единственный позитивный вариант объединения гнезд в процессе роста. Возможно, есть смысл в попытке имитации естественного объединения гнезд поросят в природных условиях.

Ни один из факторов, оказывающих существенное воздействие на поросят после рождения, не может быть полностью изолирован. В этой связи В. Г. Пушкарский (1979) попытался выявить общий эффект изученных ранее самостоятельно факторов, стимулирующих пищевое поведение поросят-сосунов, способа комплектования групп при отъеме, воздействия свето-цветового режима и дополнительной подкормки регенерированным молоком поросят-отъемышей в разные сезоны года.

Было проведено четыре серии опытов: I — декабрь 1978 г. — март 1979 г., II — март—июнь 1979 г., III — июнь—сентябрь 1979 г., IV — сентябрь—декабрь 1979 г. В каждой серии опытов было по две группы животных — контрольная и опытная. В контрольную и опытную группы отбирали по три свиноматки крупной белой породы, которые по третьему опоросу имели по десять нормально развитых поросят при рождении. Поросята всех гнезд были аналогами по массе и полу.

Поросят контрольных групп выращивали в соответствии с типовыми требованиями технологии комплекса на 108 тыс. голов в год для поросят-сосунов, отнимаемых от маток в возрасте 26 дней и содержавшихся в группах до 106-дневного возраста.

В опытных группах на вымя свиноматок в течение первых пяти дней подсосного периода наносили ароматическое вещество. В специальные кормушки засыпали ароматизированный тем же веществом комбикорм «Престартер» для подкормки поросят начиная с пятого дня их жизни. Соблюдали специальный график контактирования свиноматок с поросятами. Группировку поросят при отъеме производили с учетом двигательной активности. После отъема поросят содержали в станках со специфической окраской при световом режиме (с ультрафиолетовым и инфракрасным облучением), имитирующем продолжительность естественного светового дня в мае—июле. Поросят подкармливали регенерированным молоком из круговых сосковых поилок в соответствии с определенной схемой, регулирующей кратность и количество подкормки.

Комплексное воздействие факторов, стимулирующих выживаемость и рост, существенно влияет на поросят, рожденных в осенний, зимний и весенний периоды. Это влияние выражается в сокращении смертности поросят (начиная с 30-го дня жизни) и статистически достоверном увеличении их массы (начиная с 40-го дня жизни поросят).

Проведенные эксперименты показали, что выживаемость поросят и скорость их роста колеблется в очень широких пределах, при этом отчетливо улавливается влияние наиболее благоприятного весеннего сезона для рождения поросят. Последовательное использование испытанных факторов позволяет приблизить показатели выживаемости, и скорости роста поросят, рожденных в разные сезоны, к оптимальному времени рождения, а также существенно сократить смертность и повысить скорость роста молодняка свиней, содержащегося в условиях промышленного производства.

Таким образом, подтверждено, что самая высокая смертность наблюдается в подсосный период и в течение 25—35 дней после отъема поросят от маток. Причины этого явления разнообразны и не могут быть надежно ослаблены с помощью какого-либо одного фактора. При достаточной молочности свиноматок современные комбикорма способны удовлетворить потребности растущих поросят. Однако сокращение подсосного периода, как правило, снижает скорость роста поросят, которая плохо компенсируется с помощью различных безмолочных подкормок.

Обеспеченность кормом позволяет выявить положительный эффект действия свободной двигательной активности поросят и микроклимата помещений, похожего на весенние параметры. Все это усиливает преимущества гнездового выращивания.

В мировой практике промышленного свиноводства смертность поросят в подсосный период и после отъема держится на уровне 32%. Это свидетельствует о значительных резервах совершенствования способов содержания и использования хряков и маток, а также условий выращивания поросят. Наша попытка реализовать некоторые резервы выживаемости поросят позволила сократить их смертность в условиях промышленной технологии на 8% и повысить прирост массы на 22%.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: