Факультет

Студентам

Посетителям

Воспитание и отбор сеянцев

Качество будущего нового сорта почти всецело зависит от целесообразного воспитания гибридных сеянцев в их молодом возрасте.

И. В. Мичурин (467, стр. 250).

Выше уже было разъяснено значение гибридизации в деле выведения новых сортов. Однако, как уже было отмечено, само по себе скрещивание еще не решает вопроса выведения нового сорта. Скрещиванием эта работа только начинается, это является лишь первым этапом работы селекционера. И. В. указывал, что при гибридизации достигается как бы взаимное ослабление (у гибрида) силы наследственности, присущей производителям, взятым для скрещивания. Таким путем мы получаем пластичные, гибкие организмы, неустойчивые в своих требованиях к условиям внешней среды. И на формирование особенностей подобного рода организмов, на сложение их наследственности, их требований чрезвычайно большое влияние оказывают те внешние условия, та обстановка, в которых проходит развитие молодых гибридных сеянцев.

И. В. считал, что мужские и женские производители скрещиваемой пары наследственно дают лишь как бы задатки своих (или своих родичей) свойств. А уж условия внешней среды одним из этих особенностей благоприятствуют, между тем как развитие других задерживают или совершенно их уничтожают, будучи для их проявления непреодолимым препятствием. Далее, часть наследственно переданных свойств под влиянием внешних условий почти всегда более или менее изменяется, согласно изменяющимся условиям среды, т. е. в разные годы всегда по-разному.

И. В. писал, что строение гибридного организма зависит не только от производителей, но и от влияния внешней среды. Он указывал: 1) мною было взято в один год для посева некоторое количество семян одного и того же сорта груши — Лесная красавица — из четырех различных местностей, и вот сеянцы всех четырех гряд имели совершенно разное развитие роста и значительно различались по своему габитусу (т. е. внешнему виду), что, конечно, зависело, во-первых, от различия сортов соседних деревьев с деревьями Лесной красавицы в каждом из этих четырех садов, т. е. различия сортов опылителей, а во-вторых, от различного состава почвы и содержания влаги в ней и, в-третьих, от различия освещения, господствующих ветров этого года и различного влияния подвоев».

Вопросу о влиянии внешней среды на растительный организм большое внимание уделил Т. Д. Лысенко в своем докладе на научной конференции Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Ленина 3 декабря 1962 г. Этот доклад был опубликован в газетах «Правда» и «Известия» 29 января 1963 г.

Таким образом, после получения гибридных семян следует дальнейшая кропотливая и сложная работа по воспитанию гибридных сеянцев. При этом селекционер должен с полным знанием дела предоставить молодым гибридным сеянцам такие условия жизни, которые способствовали бы развитию у них наиболее желательных признаков и свойств и подавлению нежелательных. И. В. указывал, что главными трудностями при выведении новых сортов он считает подбор пар для скрещивания и воспитание молодых сеянцев примерно в течение первых 5 лет их жизни.

Как указывалось, И. В. установил, что при скрещивании (особенно «отдаленном») организм молодого гибридного сеянца как бы «выталкивается» из свойственной виду (или разновидности) «колеи жизненных отправлений», т. е. наследственной устойчивости, исторически сложившейся приспособленности к определенным условиям существования. Попадая под влияние новых жизненных условий, гибридный организм более легко поддается преобразующему, «воспитывающему» влиянию этих новых условий и, изменяясь в соответствии с последними, приобретает уже новые свойства и признаки, становится новым сортом. Влияние внешней обстановки на формирование молодых гибридных сеянцев с неопровержимой убедительностью было показано И. В. на целом ряде примеров. Он писал: «Многочисленные наблюдения показывают, что не только само семя, в зависимости от упомянутых внешних влияний, может уклоняться в построении своей зародышевой клетки в сторону одного из растений-производителей, но и выращенный из этого семени гибридный сеянец, в течение всего периода времени до его возмужалости и выработки полной устойчивости и неизменяемости своих свойств, может не один, а несколько раз, также в зависимости от различных внешних влияний, уклониться в своем строении в ту или другую сторону из растений-производителей». В качестве примера, подтверждающего высказанную мысль, И. В. приводит свой опыт скрещивания дикой лохолистной груши (Pirus elaeagnifolia ♀) с известной садовой грушей Бессемянка ♂. При культуре этих сеянцев в лучших условиях у них наблюдалось явное преобладание морфологических особенностей Бессемянки. Если же сеянцы подвергались какому-либо неблагоприятному воздействию, — например, повреждались при пересадке или страдали при засушливом лете от недостатка влаги в начале вегетационного периода, — то все части растений (их внешний вид) сильно уклонялись в сторону лохолистной груши. При этом И. В. отмечает, что подобная закономерность наблюдалась им и в других случаях скрещивания культурных сортов с дикими видами. В случае же скрещивания двух культурных сортов одного и того же вида — при недостатке питания или засухе гибриды уклоняются, как правило, в сторону более старого, давно существовавшего сорта. Подобные же результаты с еще большей наглядностью были позднее получены П. Н. Яковлевым (1936) в его опытах по скрещиванию дикорастущей груши Регеля (Pirus Regelii), обладающей разрезными листьями, с грушей обыкновенной (Р. communis) с цельными листьями, при скрещивании абрикоса с терном и др. Таким образом, развитие тех или иных особенностей нового сорта во многом будет зависеть от целесообразного режима воспитания, примененного человеком при уходе за растением, начиная с самой ранней стадии зарождения последнего (в виде гибридного семени) и до первых нескольких лет плодоношения, когда уже окончательно складывается «конституция» гибридного организма и вырабатывается устойчивость его наследственной основы. В ряде случаев для закрепления нужных особенностей у какого-либо сорта требуется воспитание растений в определенных условиях (в тех условиях, к которым нужно «приучить» растение) в течение даже целого ряда поколений.

Некоторые внешние факторы, по наблюдениям И. В., обладают специфическим влиянием на развитие тех или иных особенностей у гибридов. Так, степень интенсивности света и его количество, а также температура воздуха и почвы играют главную роль в происхождении колеров цветочных лепестков растений. Для роз И. В. разработал даже оригинальную шкалу температурных градиентов и единиц силы света, необходимых для получения той или иной окраски лепестков при получении новых сортов роз.

Пересматривая основы селекции растений, И. В. столкнулся с вопросами так называемой «акклиматизации» их, т. е. перенесения определенных видов, разновидностей или сортов полезных растений из одних областей и стран в другие, с иным климатом и всем комплексом естественно-исторических условий. При этом он коренным образом изменил как постановку этого вопроса, так и само понимание акклиматизации. И. В. указывал, что нужно не столько стремиться переносить в свою область какие-либо готовые сорта из иной в отношении природных условий области или страны с попытками сохранения всех особенностей плодов этих сортов, сколько создавать свои новые сорта, более приспособленные к условиям данной местности. При такой постановке вопроса само понятие акклиматизации будет правильнее применять к видам, а не к сортам, которые тесно связаны, как правило, с определенными областями. Сорта ухудшаются или вообще теряют свою сортовую типичность при перебросках из одного района (их родины) в другие местности под могучим воздействием внешней среды, которому подчиняются даже старые, давно существующие сорта.

Какими же принципами следует руководствоваться селекционеру при выведении новых сортов? И. В. считает, что основным условием здесь является воздействие на растение в ранний период его развития из проросшего семени.

«Никакой сорт, — указывал И. В., — не может акклиматизироваться путем переноса растений, черенков, отводков и т. д. Акклиматизация растений возможна лишь путем посева… всякое растение имеет способность изменяться в своем строении, приспособляясь к новой среде в ранних стадиях своего существования, и эта способность начинает проявляться в большой мере с первых дней после всхода семени, затем слабеет и постепенно исчезает».

Кроме того, здесь нужно иметь в виду, что из семян первого плодоношения вообще получаются более пластичные растения, более приспособленные к жизни в новых условиях, нежели выращенные из семян позднейших плодоношений данного растения.

Ранее уже было сказано, как И. В. в результате отказа от греллевского способа акклиматизации плодовых пород, а также убедившись в недостаточной эффективности и метода массового отбора, пришел к выводу, что единственно верным путем получения новых высококачественных и выносливых сортов является выведение своих (местных) сортов из семян, в особенности в соединении с гибридизацией. Однако, по его наблюдениям, не всякие растения, даже взятые в самый ранний период их развития, в одинаковой степени способны изменяться, приспосабливаясь к условиям иной (по сравнению с их родиной) местности. Сеянцы чистых диких видов, например, обладают этой способностью лишь в слабой степени, они относительно трудно приспособляются к новым условиям жизни в новых районах. Сеянцы же, полученные в результате отдаленной (например межподвидовой или межвидовой) гибридизации, с расшатанным консерватизмом их природы, с нарушенной устойчивостью наследственности, обладают в высокой степени свойством приспособления к измененным условиям существования, т. е. к жизни в иных областях и странах.

Однако предложение И. В. о переходе к семенному способу выведения новых сортов встретило резкую оппозицию со стороны подавляющего большинства садоводов того времени. Среди садоводов существовало убеждение, что при выращивании плодовых деревьев из семян даже культурных сортов получаются «дички», т. е. растения, уклоняющиеся в сторону «дикарей» (диких плодов родичей).

Это положение поддерживалось и авторитетом «высокой науки», а именно — ссылками на известный биогенетический закон, утверждением того, что при семенном размножении у растений неизбежны явления «атавизма», т. е. дикости, вследствие повторения предковых форм строения, чего можно избежать, размножая растения вегетативным путем (например, черенками).

Таким образом, перед И. В. сразу же встала очень сложная задача. Необходимо было оценить реальность приведенных возражений и отстоять свое открытие. Не один год прошел в опытах и наблюдениях, в тщательнейшем изучении и сопоставлении фактов. Наконец И. В. убеждается, что его противники правы лишь в одном, действительно, в начальных стадиях развития растения из проросшего семени наблюдаются некоторые признаки далеких предковых форм. Однако это совершенно не связано с «одичанием» всего растения в его позднейшем развитии и это отнюдь не ставит каких-либо преград для получения растений культурных сортов из семян. И. В. разъяснил явление, которое не могла объяснить как вековая практика садоводства, так и «высокая наука»: почему при посеве семян даже хороших культурных сортов среди сеянцев получается весьма высокий процент деревьев с плодами ухудшенного качества, уклонившихся в «дикую» сторону. Оказывается, что основной причиной является дикий подвой, на котором привит старый культурный сорт. Последний сам по себе мало подвержен изменению от действия корней дичка, но молодые органы растения культурного сорта, — т. е. семена, особенно гибридные, — сильно уклоняются в сторону дикого подвоя, весьма поддаются влиянию корней последнего. В этих случаях, как указывал И. В., в семенах мы получаем в сущности вегетативные гибриды с самой малой примесью культурных сортов. Отсюда следствие; при выведении новых сортов необходимо брать корнесобственные растения, а не привитые на дичках.

И. В. обращал большое внимание на то, что развитие культурных качеств в каждом сеянце (в том числе и качеств плодов последнего) тесно связано с соответствующим «воспитанием» сеянца, т. е. созданием таких условий для его жизни, при которых эти культурные качества могли бы правильно развиваться.

«Качество будущего нового сорта почти всецело зависит от целесообразного воспитания гибридных сеянцев в их молодом возрасте, — писал И. В., — При нецелесообразном воспитании им из самого лучшего гибрида… можем получить полнейший дичок, и наоборот, — из культурного гибридного сеянца, имевшего признаки нежелательных качеств, применением нужных в таких случаях способов воспитания можем ослабить развитие этих дурных качеств, а иногда и совершенно их удалить». При этом И. В. указывал, что особенное значение при воспитании гибридов имеет режим их питания.

Таким образом, И. В. разоблачил несостоятельность безапелляционных утверждений об одичании культурных сортов плодовых деревьев при выращивании их из семян. Он возмущенно писал: «Выражение, что сеянцы культурных сортов фруктовых деревьев и кустарников проявляют атавизм, крайне странно, если не более. Так выражаться могут лишь люди, совсем неопытные в практической стороне этого дела. Напротив, я категорически утверждаю, что нет атавизма. В самом деле, господа, на чем вы основываетесь при утверждении о существовании атавизма? Что вы нашли в любом взятом сеянце похожего на предков? Да знали ли вы их предков?.. Разуверьте меня, пожалуйста, в моем диком мнении… не суйте это ваше излюбленное словцо и в дело посева семян культурных разновидностей плодовых деревьев и кустарников. Поверьте, что это пустое слово много принесло вреда. У многих легковерных отбило охоту к великому по приносимой пользе делу выведения новых сортов плодовых деревьев. Если в молодости не дать растению нужного питания и оно претерпевает нужду, то не мудрено, что выйдет то, что на нашем языке называется дичками, но это вовсе не атавизм. Таким образом мы можем, хотя с большим трудом, заморить и обратить в дички и давно существующие культурные сорта. Таким образом не только растения, но и люди приходят чуть не в первобытное дикое состояние».

Здесь И. В. дает резкую отповедь «атавистам», кричащим о неизбежном «одичании» сеянцев, но не знающим даже, в чем именно должно выразиться это «одичание» и каких предковых форм можно ожидать здесь в каждом случае. И. В. категорически указывает, что такого безотносительного атавизма нет и это слово приносит только огромный вред, разоружая практических работников в важнейшем деле выведения новых сортов из семян и умаляя высокое значение агротехники для целей селекции.

Остановимся теперь на обзоре тех методов селекции, которые применял и рекомендовал И. В.

1) Метод простого массового отбора. Суть этого метода заключается в сборе лучших по качеству плодов (семян) местных лучших сортов, с выращиванием из этих семян сеянцев, с последующим отбором последних в ряде поколений на выносливость, урожайность и т. д. Это — наиболее доступный и простой вид селекции, путем которого главным образом и возникли наши старые местные сорта. Этим методом пользовался и И. В. (одно время даже преимущественно им — именно после неудачи с применением греллевского способа акклиматизации). Он получил таким путем ряд своих известных сортов плодовых растений, например сорт яблони Ермак, ряд сортов абрикоса и др.

К числу недостатков метода массового отбора относится обычная медленность выведения новых сортов и относительно слабая пластичность растений.

2) Метод отбора с крайней северной границы распространения данного растения с постепенным перемещением посевов к северу (метод «передвижных географических посевов»). Этот метод И. В. впервые разъяснил в печати в 1905 г. при описании нового сорта сливы — Ветлужанка Кузьмина. Здесь он привел в пример получение им выносливого сорта абрикоса путем постепенного перемещения посевов этого растения от Ростова-на-Дону на север до Козлова. Для этой цели был использован посев абрикоса у северной границы его культуры близ Ростова-на-Дону. Из уцелевших сеянцев был отобран самый выносливый, с плодами лучшего качества; косточки его были перевезены на север и посеяны близ станицы Арчадинской (более 300 км к северу от Ростова). От посева этих косточек получились сеянцы, из которых один оказался выносливее всех. Вначале и он страдал от мороза и даже отмерзал до корня, но потом приспособился и стал приносить плоды. От посева уже его косточек в Козлове (снова на 300 км к северу) И. В. получил один выносливый сеянец, ставший родоначальником нового сорта — Северного абрикоса. И. В. указывает на то, что изменить свойства донского абрикоса, перенести его на север ему удалось потому, что в данном случае он брал косточки нового, молодого сорта, да еще выбитого из своей колеи посевами в других местностях, причем выбитого в нужную сторону (т. е. в сторону усиления его выносливости).

Чтобы убедиться в правильности заключений, И. В. прививал в Козлове тот же донской абрикос (и на соответствующие подвои — другие сорта), но эта акклиматизация путем прививки частей взрослых растений не удалась: все растения гибли от мороза. Год спустя этот же метод И. В. рекомендовал для продвижения на север черешни при описании своего нового сорта этого растения под названием «Первая ласточка».

И. В. указывал: «Вот перед вами один из сеянцев первой генерации. Что же можно ожидать от третьей, четвертой и т. д. генераций? Ведь есть полное основание ожидать при перенесении этого сорта постепенно к северу, что возможность культуры черешни подвинется еще на несколько сот верст к северу».

3) Метод (комплексный) планомерной гибридизации с отбором по корреляции морфологических и хозяйственно ценных признаков. К этому методу И. В. перешел после того, как убедился в малой эффективности метода массового отбора. Вначале он испробовал более легкое по выполнению скрещивание различных местных сортов района Козлова, однако в результате получил не удовлетворяющие его гибридные формы. Тогда И. В. переходит к скрещиванию выносливых местных сортов с ценными инорайонными сортами, а также к скрещиванию различных подвидов, видов и даже родов, т. е. форм, географически или по родству удаленных друг от друга (отдаленная гибридизация). О значении отдаленной гибридизации для селекционных целей уже было сказано. При ее осуществлении И. В. пришлось разработать целый ряд оригинальных вспомогательных методов, как метод «предварительного вегетативного сближения», «посредника», применения «смеси пыльцы», метод «повторного скрещивания» и некоторые другие.

При применении метода планомерной гибридизации очень важными моментами являются продуманный подбор исходных форм для скрещивания и правильное, целеустремленное воспитание молодых гибридных сеянцев в целях развития у них желательных селекционеру особенностей. Этот метод И. В. часто комбинировал с методом ментора. При помощи этих методов И. В. получил большое количество первоклассных сортов культурных растений, как например груша Вере зимняя Мичурина, яблони Бельфлер-китайка, Кандиль-китайка, целый ряд сортов винограда, вишня Краса севера и др.

4) Метод ментора, т. е. метод направленного изменения растений, по задуманному плану, при помощи прививки. Этот метод может быть применен как для целей выведения новых сортов, так и для улучшения уже имеющихся. Методом ментора И. В. широко пользовался, обычно в комбинации с предыдущим методом.

И. В. Мичурин разработал и оригинальные методы размножения новых сортов, улучшения и закрепления их наследственных особенностей. Сюда относятся: метод размножения новых сортов путем прививки на лучшие по качеству подвои, размножение семенами (для косточковых пород, сохраняющих свои качества при подобном размножении) и др.

И. В. Грушвицкий (1950), располагая методы И. В. Мичурина в той последовательности, как это имеет место в работе селекционера, предлагает следующую систему этих методов.

  1. Определение цели работы.
  2. Работа с исходным материалом.
  • Способом вегетативной гибридизации. Пример: метод предварительного вегетативного сближения.
  • Способом половой гибридизации. Примеры: метод посредника, метод смеси пыльцы, метод многократного повторного опыления и т. п.
  • Воздействием условиями внешней среды. Пример: метод воспитания исходной формы в определенных условиях для обеспечения доминирования нужных свойств.
  1. Получение организмов с расшатанной наследственностью.
  • Пример: метод вегетативной гибридизации, примененный для расшатывания наследственности.
  • Пример: метод отдаленной гибридизации.
  • Пример: метод ступенчатого осеверения постепенным переносом посева семян на север.
  1. Воспитание организмов с расшатанной наследственностью.
  • Пример: метод ментора.
  • Пример: метод повторного скрещивания.
  • Пример: метод воспитания предоставлением развивающемуся гибридному сеянцу определенных условий питания.
  1. Размножение новых сортов, улучшение и закрепление их наследственности.
  • Пример: метод размножения прививкой к лучшим крупноплодным сортам.
  • Пример: семенной метод размножения.
  • Пример: метод вегетативного размножения с получением корнесобственных растений применением отводочных трубок.

Что касается отбора, то он проводится параллельно и в тесной связи с вышеуказанными методами, по существу говоря, на каждом этапе работы. Основное значение имеет метод отбора, связанный с получением организмов с расшатанной наследственностью и их воспитанием. Сюда относится метод отбора гибридных сеянцев в первом поколении, разработанный И. В. Мичуриным. Однако на этапе работы с исходным материалом также проводится подбор исходного материала, а на этапе работы по размножению новых сортов — отбор лучших растений, подбор соответствующих подвоев и т. д.

В своей селекционной работе И. В. использовал и находки лучших форм, в особенности из числа представителей дикой флоры, что, согласно его данным, особенно может быть эффективным в местностях с благоприятными климатическими условиями при обилии и формовом разнообразии плодово-ягодных пород. Он также получал новые сорта и из так называемых «спортов» или «почковых вариаций», при которых на одной какой-нибудь ветви или даже побеге появляется резкое уклонение по какому-либо признаку (например по величине или качеству плодов) от прочих частей растения.

Дарвин (1900) назвал это явление «почковым видоизменением» и дал обстоятельную сводку фактам подобного видоизменения, которое он приписывал влиянию жизненных условий, внешней среды.

И. В. подметил известную закономерность в появлении «спортов»: их частую встречаемость у гибридов, и притом в первые годы плодоношения последних. Он указывал:

«Выращенные деревца гибридов от далеких по родству производителей, повторяю, в первые годы плодоношения часто дают спортивные уклонения. Все такие изменения в молодом организме гибридного сеянца происходят не всегда на всех частях целого растения в одинаковых количествах, зачастую то или другое из них проявляется на какой-либо одной части растения — на одной ветви, побеге, — и даже одна какая-либо почка дает начало основанию совершенно отдельного сорта».

В другом месте И. В. уточняет вышеприведенные данные и сообщает, что в гибридах, в особенности в их молодом (до 10 лет) возрасте, «спортивные» уклонения нужно считать «заурядным явлением». и. в. разъясняет «спорты» как уклонения отдельных частей растения, особенно молодого гибридного, возникающие в результате влияния неодинаковых внешних воздействий на разнокачественный в различных своих частях растительный организм. В результате этого и происходят местные (локальные) уклонения у растения. Если эти уклонения оказываются желательными для человека, они размножаются вегетативным путем и таким образом закрепляются. Но многие из «спортов» являются результатом и так называемого «вегетативного расщепления» гибрида.

И. В. с его тонкой и острой наблюдательностью всегда мог подметить интересную форму или уклонение и широко использовал эти «находки» для получения ряда весьма ценных сортов. Так, например, он ввел в культуру четыре разновидности дикого амурского винограда (с помощью черенкования).

Заметив «спортивное» уклонение (в сторону крупноплодности) на яблоке Антоновка, И. В. обогатил наш ассортимент первоклассным сортом Антоновка полуторафунтовая. При этом в отношении «спортов» И. В. дает указание, что хорошие «спорты» необходимо немедленно закреплять прививкой в первое же лето их появления, иначе на следующий год хороший «спорт» уже может измениться в нежелательную для селекционера сторону. К числу подобных же «находок» относится и знаменитая «вегетативная груша», найденная у нас на Северном Кавказе, которой так интересовался И. В.

Явление «вегетативных плодов» с давних пор (с середины XVII в.) отмечалось в литературе и рассматривалось как ненормальное (тератологическое) видоизменение цветка. В данном случае по своему внешнему виду и величине это образование сходно с плодом груши. Взамен цветка здесь развиваются листья с утолщенными, мясистыми, сливающимися черешками, а иногда такая же судьба постигает и пластинки листьев.

По имеющимся наблюдениям, у деревьев «вегетативной груши» происходят не единичные видоизменения отдельных цветков, а скорее здесь имеет место оригинальное уклонение всего дерева, дающего большое число подобных образований («ложных плодов», лишенных семян).

И. В. подошел к этому явлению со свойственной ему глубиной научной мысли, соединенной с практической целеустремленностью. Летом 1931 г. он командировал на Северный Кавказ своего ближайшего помощника, П. Н. Яковлева, который и собрал необходимые, интересовавшие И. В. материалы, касающиеся этого вопроса.

И. В., изучив эти материалы, показал, что «вегетативная груша», почти 300 лет фигурировавшая в архиве ботанической науки только как тератологическое превращение цветочной почки, представляет собою выдающийся практический интерес, так как в течение одного вегетационного периода она приносит три урожая: два урожая — обычным (половым) путем (один в июле и другой в сентябре), а третий — вегетативным путем. «Вегетативную грушу» И. В. охарактеризовал как замечательный плод, который по величине и вкусовым качествам бывает неотличим от обычных плодов, возникающих при цветении. Выяснилось также, что изученные на месте деревья, приносящие вегетативные плоды, были привитыми, причем привой был несколько толще подвоя и имел большой наплыв над последним (что, по замечанию И. В., часто встречается при применении неродственного с привоем вида подвоя). И. В. по приезде П. Н. Яковлева тотчас же (в августе 1931 г.) произвел прививки черенков этой интересной груши на разные виды подвоев: на яблоню, грушу, айву, рябину, иргу, боярышник. Срастание вышло прекрасным, что явилось указанием на высокую пластичность «вегетативной груши» и ее приспособляемость в отношении сращивания с видами, удаленными от нее по родству. Таким образом, И. В. как бы вторично открыл это замечательное растение, теперь уже для практики социалистического плодоводства СССР, и положил начало селекционной обработке «вегетативной груши».

Метод «простой гибридизации», основанной на «суммировании генов-признаков» родительских форм без обоснованного по-мичурински подбора последних и без применения целеустремленного воспитания гибридных сеянцев, не может считаться мичуринским методом селекции.

При выращивании сеянцев И. В. разработал целую систему приемов ухода за ними (их воспитания) в целях развития у будущего нового сорта желательных для селекционера особенностей. Уже семена, предназначенные для посева, требуют большого внимания селекционера. Во избежание пересушки семян плодово-ягодных растений И. В. рекомендует эти семена сеять осенью и брать их из свежих плодов или хранить в особых условиях (стратификация и проч.). Наоборот, семена некоторых других групп растений (например тыквенных, как дыни, арбузы, огурцы) даже полезно подсушивать при хранении до посева. Пересылать мясистые плоды (с семенами) — как например виноград — лучше в виде целых привяленных кистей с ягодами. У косточковых пород следует разбивать косточки ранней весной, особенно у гибридов, у которых ростки, образующиеся при начале прорастания, часто самостоятельно не могут раздвинуть створки косточки и гибнут. Короче говоря, для каждой породы, для каждого вида плодово-ягодных растений И. В. дает ценные указания селекционеру в отношении обращения с семенами, намеченными для посева. Это имеет важное значение, так как те или иные приемы хранения семян и высева их уже могут оказать влияние на качество будущего сорта. В основу этих указаний И. В. кладет свой принцип, который можно сформулировать таким образом: семена различных плодово-ягодных пород построены по-разному, биология их различна, они требуют различного к себе отношения.

С появлением всходов из семян начинается трудная и кропотливая работа селекционера, требующая от него «острого глаза» — большой наблюдательности, знаний и любви к делу. Известно, что И. В. целыми днями просиживал над грядками заинтересовавших его почему-либо гибридных сеянцев, стараясь уловить и вскрыть ту или иную особенность последних.

Чем же именно, какими признаками должен руководствоваться селекционер в своей работе в этот ранний период развития растений? Ответить на этот вопрос не так просто. И. В. указывал: «… передать верно обрисованные признаки всех хороших сортов различных растений в молодом их возрасте почти нет возможности, так как они разнообразны и различны почти для каждого отдельно взятого экземпляра, а некоторые из них прямо не поддаются передаче: не подыщешь слов, чтобы понятно для других обрисовать их особенности… по навыку их ясно видно, а передать другому лицу можно только на месте, перед самим растением».

Тем не менее И. В. все же дал подробный обзор признаков лучших сеянцев для каждого рода важнейших плодово-ягодных растений.

Для сеянцев яблони хорошими признаками являются, например: утолщенность побегов и несколько граненая их форма, опушение коры на концах побегов, частое расположение и крупность почек, крупные размеры листа, его толщина, матовая и морщинистая верхняя его сторона и войлочная опушенность нижней стороны с частыми и выпуклыми жилками, мелкая тупо-округленная зубчатость листа. В сеянцах груш к числу хороших признаков относятся: удлиненность и крупность листа, темно-зеленая его окраска сверху и тонкий матовый налет при тонкой сети жилок снизу, очень мелкая тупая зубчатость листа (или полное отсутствие зубцов). При отборе сеянцев вишни селекционер должен обращать внимание, помимо ряда других особенностей, также и на величину и число шишечек при соединении листа с черешком, и т. д.

Вся эта работа по улавливанию мелких, подчас даже малозаметных на первый взгляд признаков является нелегким делом и требует большого навыка и наблюдательности. При этом И. В. рекомендует учитывать все эти признаки в их взаимосвязи, а не основываться при отборе на одном каком-либо выхваченном признаке (положительном или отрицательном). Необходимо также сравнивать признаки гибридных сеянцев с таковыми же у растений-производителей и даже более или менее отдаленных родичей, но принадлежащих к одной и той же родственной ветви в пределах данного вида плодово-ягодного растения.

Осматривать сеянцы И. В. советует еженедельно, но отбор он практиковал в четыре срока.

Первый отбор, согласно, его указаниям, производится, когда растения находятся еще в семядольном состоянии. Здесь следует обращать внимание на сравнительно более крупные размеры семядолей и увеличение их числа (трехсемядольность), на толщину их, а также толщину подсемядольного стволика как на лучшие признаки культурности.

Окраска различными оттенками нижней и в особенности верхней стороны семядолей, по наблюдениям И. В., всегда безошибочно указывает будущую ту или иную окраску плодов, а у декоративных растений (например у роз) — колер окраски цветов.

При втором отборе в последнем месяце вегетационного периода первого года — еще до сбрасывания сеянцами листьев — следует производить их осмотры по нескольку раз в день. И. В. указывает: «… лишь при таком всестороннем осмотре полнее удается заметить все особенности строения наружного габитуса каждого сеянца. Даже перемена направления ветра иногда резко выделяет те или другие, прежде незаметные признаки у сеянцев».

После опадения листьев отбор сеянцев может производиться, естественно, лишь по признакам побегов и почек.

Третий отбор производится осенью третьего года роста сеянца, после чего отобранные сеянцы пересаживаются на постоянное место.

При четвертом отборе (последнем) селекционер уже руководствуется качеством плодов 3-го и 5-го годов плодоношения, урожайностью, выносливостью растений, после чего сорт идет в размножение путем прививки глазков (почек) на соответствующие подвои. Последний отбор наиболее прост, но правильное проведение первых трех отборов требует большой опытности от селекционера.

Как отмечалось, некоторые признаки сеянцев уже в раннем их возрасте являются показателями тех или иных особенностей взрослых растений (см. выше об окраске семядолей). Эти связи (корреляции) крайне важно учитывать при отборе, и И. В. приводит ряд примеров их хозяйственного значения. Так, например, более темная окраска побегов является в большинстве случаев признаком позднего зимнего» созревания будущих плодов, и наоборот — светлая окраска указывает на летнее созревание. Темно-красная окраска молодых листьев у одного из сортов яблони — Пепина багряного — свидетельствует о будущей красной окраске мякоти его плодов, и т. д. Здесь И. В. развивает старое указание Дарвина, что «люди, много занимавшиеся фруктовыми садами, могут предугадывать свойства их плодов, судя по листьям их сеянцев».

Как уже было отмечено, формирование молодого растительного организма не заканчивается ко времени первого его плодоношения, но растягивается на ряд (2, 3, 5, а иногда и более) последующих лет. И по качеству плодов первых лет плодоношения (особенно первого года) сеянцев нового сорта еще нельзя судить о достоинствах последнего: плодам его предстоят еще изменения в течение ряда лет. И. В. на этот счет предостерегал садоводов и указывал, что растение во всех своих частях совершенствуется не сразу, а постепенно: «… грубая ошибка уничтожать растение по качествам первых плодов», так как «качества плодов в первые годы постепенно при хорошем уходе изменяются в лучшую сторону… очень часто плоды первого года плодоношения очень мало отличаются от диких лесных кислиц, но в последующие годы они, постепенно улучшаясь, принимают формы и достоинства лучших культурных сортов».

И. В. дает наказ селекционерам следить за каждым выращиваемым деревцом нового сорта и в случае нужды помогать ему изживать недостатки, строго охранять его от развития дурных, нежелательных особенностей, ухаживать за растением, как за малым ребенком.

Отметим здесь еще ряд обстоятельств, связанных с разнокачественностью различных частей растения, могущих уклонить сорт в сторону от цели, поставленной селекционером. На этот счет И. В. указывает: «Во многих случаях причиной колебаний качеств сорта являются и почковые вариации. Так, при окулировке глазки (почки), взятые с нижнего конца черенка, дают деревца, отличающиеся осадистым ростом, большой урожайностью и более скорым вступлением в пору плодоношения, и наоборот, глазки, взятые с верхней половины черенка, дают деревца, развивающие сравнительно буйный рост, меньший процент величины урожайности, гораздо позднее вступают в пору плодоношения. В общем такие деревца гораздо долговечнее первых. Затем большинство деревцов, происходящих от окулировки с черенков, срезанных с жировых побегов, иногда дают если не совсем бесплодные деревья, то все-таки входящие в пору плодоношения слишком поздно, иногда в 20-летнем возрасте, и неизбежно с незначительным по количеству урожаем».

У ряда сортов (как например, яблоня Бельфлер-китайка, груша Бере зимняя Мичурина и др.) плоды, взятые с нижних ветвей, хуже сохраняются при длительном лежании, чем выше плоды располагаются на ветвях, тем они дольше сохраняются. Естественно, что эту особенность необходимо учитывать и черенки для прививки брать с верхних частей главного ствола дерева.

Разрабатывая новые основы селекции, И. В., по вполне понятным причинам, исключительное внимание уделял получению выносливых, морозостойких сортов, способных выдерживать суровые зимы средней и северной полосы СССР. При этом он не сетовал впустую на суровый климат своей родины и не с ним предлагал «бороться». Он призывал к изучению природы и к переделке растений на основании знания ее законов.

Высмеивая неспособных к этому людей, не умеющих или не желающих стать на верный путь выведения новых сортов, он писал: «Наш морозец есть справедливый ревизор, способный, старательный и стоящий на высоте своей задачи браковщик в наших садах, терпеливый, внимательный, всесторонний учитель и наставник садоводов, а вместе с тем и нелицеприятный судья их знания, уменья, прилежания и внимания к его наставлениям и урокам. И вот на этого-то ревизора и учителя люди искони привыкли сваливать каждую свою вину, вечно сетовать на него, держащего курс по программам и планам, не ими установленным… предполагаю, что мы далеко не правы в обвинениях действия природы. Не обвинять ее мы должны, а терпеливо учиться у нее, стараться исправлять свои ошибки согласно ее законам и уже во всяком случае не делать бесполезных усилий изменить эти законы».

В другом месте у него читаем: «В минувшую зиму (1928 г.) длительные морозы достигали —35—40°, что, надо надеяться, неминуемо произведет строгую ревизию наших садов и, конечно, образумит многих наших шаблонных форсировщиков».

Здесь речь идет о садоводах, старавшихся поскорее вырастить пышно развитые растения (с помощью усиленного навозного удобрения), не считаясь с их слабой морозостойкостью. И. В., много поработавший над вопросом получения новых выносливых сортов, пришел к удивительному и оригинальному выводу. Казалось бы, для того чтобы получить хорошо развитый и крепкий растительный организм, нужно усиленно питать растение, особенно в ранний период его развития, т. е. в молодости. Так и делали многие садоводы-«форсировщики», как их называл И. В. Однако на деле выходило не то: пышно развитые растения, выросшие в условиях избыточного питания, оказывались маловыносливыми и гибли от морозов. И. В. рассказывает, что при одном из его опытных посевов одна из посевных гряд оказалась с очень тощей песчаной почвой; находившиеся на этой скудной почве слабые на вид растения хорошо перенесли морозы, в то время как находившиеся рядом на богатой, удобренной, «жирной» почве вымерзли сплошь. Долго смотрел И. В. на это явление, показавшееся ему вначале парадоксальным: «Как это, — мучила его мысль, — более слабо развившиеся сеянцы оказались выносливыми, между тем как сильные погибли?».

Острый ум экспериментатора вскоре вскрыл эту загадку. И. В. установил: «Чем растение в молодости менее пользовалось излишествами в избытке пищи и влаги, чем оно более переносило недостатки и лишения, тем оно выносливее при пересадке в места с более суровыми климатическими условиями». При этом И. В. предостерегал, что не нужно и «пересаливать» при назначении подобного спартанского воспитания молодым сеянцам, иначе можно ухудшить качество выводимого сорта или даже просто заморить растение.

Развивая все эти положения, И. В. указывает, что в условиях климата средней полосы при выведении новых сортов из семян — как полученных в результате скрещивания, так и без него — происходящих из более теплых районов, ни в коем случае не следует давать сеянцам тучного состава почвы, а тем более надо избегать применения каких-либо удобрений, усиливающих рост сеянцев.

Гибридные сеянцы, полученные от скрещивания местных морозоустойчивых сортов, И. В. выращивал на хорошо удобренной почве, так как они не страдали от морозов.

При избыточном питании, на тучной почве у сеянцев получают преобладание свойства большой изнеженности, теплолюбивости, древесина их становится более рыхлого строения. Подобная почва как бы «балует» растения: сеянцы получаются рослые, но не выносливые — и вымерзают. Если же их выращивать на почве несколько «тощего» состава и средней влажности, при обязательной защите от ветров и от раннего солнечного освещения (лучше всего на западных склонах), то растеньица вырастают хотя и не столь пышно развитые, но крепкие, выносливые к неблагоприятным климатическим условиям. При этом влияние западной экспозиции склона, как объясняет И. В., сказывается в том, что в этих условиях получаются сорта с поздним цветением, к концу весны, что имеет большое значение в местностях, где поздние весенние заморозки губят цвет.

И вот теперь-то, когда растения подойдут к периоду закладки органов плодоношения, им уже необходимо давать усиленное питание путем внесения удобрений, влаги, рыхления почвы и т. д. Это очень важно и в период первых 3—5 лет плодоношения, когда растение окончательно формируется и укрепляет строение своего организма.

Все воспитание сеянцев И. В. осуществлял при помощи разработанных им агротехнических приемов, причем сам никогда не чуждался физической работы, а наоборот, всю жизнь своими руками выполнял самые разнообразные работы по саду. Отсюда его прекрасное знание агротехники садоводства. Он был великим мастером в этой области и разработал здесь много ценных приемов, основанных на огромном личном опыте, а ряд выдвинутых им положений имеет общее значение для всех сельскохозяйственных культур.

Особенностью мичуринской агротехники является ее высокий уровень и вместе с тем отказ от шаблона и рецептурности, видоизменение агротехнических приемов в зависимости от цели культуры растения и применительно к стадиям их развития, а также особенностям отдельных видов и сортов.

Помимо этого, И. В. неоднократно указывал и на необходимость видоизменения агротехники в связи с природными особенностями отдельных областей нашей страны и даже особенностями отдельных участков земли.

Возьмем, например, хотя бы вопрос о величине посадочных ям для плодовых деревьев. Казалось бы, это вопрос чисто практический, маловажный, однако И. В. посвящает ему целый трактат, в котором пишет: «Размеры глубины обработки почвы в посадочных ямках должны согласоваться с формой и размерами корневой системы сажаемого растения. Кроме того, размеры глубины ям зависят также от состава и толщины почвенного слоя, от состава подпочвы и, наконец, от условий местоположения». Здесь же И. В. описывает особенности строения и развития корневых систем важнейших плодовых пород (с учетом их прививки на различные подвои), возраста, сорта, а также характера местоположения посадок (близость грунтовых вод, каменистость подпочвы и т. д.). Сообразно учету всех этих условий он и рекомендует те или иные видоизменения глубины и размеров ям. Одновременно И. В. дает указания и по внесению удобрений и уходу за посаженными растениями.

Даже в самых, казалось бы, мелких вопросах агротехники И. В. умел быть оригинальным и обнаруживал глубокое практическое значение садового дела. Он разработал подробные практические указания по сбору, пересылке и хранению семян различных плодово-ягодных, декоративных и других растений, предложил оригинальный метод окоренения отводков, применял для целей выведения новых сортов способ внекорневого питания (например, питания раствором сахара, вводимого за кору в древесину молодым гибридным сеянцам). Он рекомендовал ряд новых приемов по технике гибридизации (кастрация без удаления околоцветника, изоляция пыльников без удаления тычинок и др.). Обращал внимание И. В. и на необходимость регулирования распределения питательных веществ в самом растении путем, например, умелого применения прищипки боковых разветвлений и подрезки некоторых побегов, удаления излишнего количества завязей.

Отвечая критикам, упрекавшим И. В., что он отступает от «основных законов садоводства», рекомендуя какие-то особые приемы воспитания молодых сеянцев, И. В. указывал: «Многие хотят видеть отличие моих методов по уходу за растениями от общих законов садоводства в отсутствии у меня при закладке питомника глубокой перекопки на перевал, в отказе от внесения удобрений под молодые гибриды, в их крайне тесной, посадке и т. д. На это я прежде всего отвечу так: одно дело — разведение садов готовыми сортами, здесь я не отрицаю необходимости культурного ухода за растениями; другое дело — создание и воспитание новых сортов плодовых растений, — этого смешивать нельзя. К спартанскому режиму воспитания растений я пришел в результате глубокого изучения жизни как дикорастущих в наших лесах видов плодовых деревьев и ягодных кустарников, так и культурных сортов, воспитываемых в наших садах».

Далее И. В. указывает на вчетверо большую продолжительность жизни диких лесных растений по сравнению с их культурными родичами без снижения плодоношения у первых и объясняет это последствиями окультуривания растений, которое приводит к утрате последними свойства «самодеятельности», что связано с известной повышенной требовательностью к условиям существования (питанию и проч.). Отсюда — необходимость «дикообразной» закалки молодых культурных сеянцев, сообщающей последним нужную выносливость, столь характерную для диких форм плодово-ягодных растений.

И. В. не только считал несомненным воздействие внешних условий на сложение гибридного растительного организма, на формирование его наследственности, но и приводил факты, иллюстрирующие правильность этого положения. Как было отмечено, почва и ее влияние на растение являются одним из важнейших подобных внешних факторов. В опытах И. В. в случаях, когда удавалось подставить гибридным сеянцам почву, близкую по составу той, на которой росло одно из деревьев-производителей, сеянцы постоянно уклонялись в сторону именно этого производителя. Для воспитания гибридов, полученных от скрещивания степной вишни с Владимирской Родителевой вишней, И. В. специально выписывает из г. Владимира несколько пудов земли, на которой там растет последняя. Само собою разумеется, что этим лишь отчасти было достигнуто приближение условий среды воспитания гибридов к условиям жизни Родителевой вишни в г. Владимире, тем не менее те гибридные сеянцы, которым была дана почва в сильной смеси с владимирской землей, значительно уклонились по форме в сторону именно Родителевой вишни.

Состав почвы, ее сложение, окраска, степень увлажнения — все это, по данным Мичурина, влияет на формирование растения, в частности и на свойства его плодов. И. В. прямо, например, указывал, что при выведении засухоустойчивых сортов плодово-ягодных растений сбор семян следует производить с растений, выросших в сухих местах, удаленных от воды, а сеянцы выращивать на таких же местах и притом на легких супесчаных почвах, по возможности без искусственного орошения.

По наблюдениям И. В., иногда в целях увеличения морозостойкости выводимого сорта полезно бывает изменить режим увлажнения в сторону большей сухости почвы.

Однажды И. В. поместил гряду с черешнями на краю глубокой (2 м) канавы. Эти сеянцы в своей большей части развились устойчивыми, и растения прекрасно плодоносили 10 лет, не страдая от морозов. Из их косточек путем посева уже в обычных условиях И. В. получил два выносливых первых сорта черешни: Первенец и Первая ласточка.

Вкус плодов также подвержен влиянию почвы: например, на сухих песчаных почвах, а в особенности на солончаковых, плоды новых сортов уклоняются в сторону пресности во вкусе, суховатости, мучнистости, они бывают мало пригодными для длительного хранения. Темная окраска почвы (черная, бурая, красная) в ряде случаев способствует повышению сахаристости плодов, и т. д.

Здесь мы уже подходим к вопросу об изменении химизма плодов с помощью внешних воздействий, чем И. В. очень интересовался, в особенности в целях получения сортов плодово-ягодных растений с плодами «специального назначения» (лекарственными); он писал: «Случайное появление в химическом составе мякоти гибридных плодов новых элементов, не имеющих ничего общего с обычными составами яблок различных видов, позволяет предполагать возможность получения таких сортов, употребление плодов которых будет способствовать излечению тех или иных болезней… Крайне важно… разработать и выяснить способы и пути введения в состав мякоти (плодов) постоянных, но ценных для человека химических элементов».

Помимо почвенных условий, на степень морозостойкости и на другие особенности молодых гибридных сеянцев влияет и состояние влажности атмосферы. Значительная сухость воздуха и почвы, по наблюдениям И. В., могут косвенно способствовать развитию у растений (обитающих в условиях сухости) относительной выносливости и к морозам.

В мокрое, дождливое лето, получаются более полно развитые семена, с более выраженными свойствами культурности. Сухое лето приводит к формированию семян, большею частью уклоняющихся в худшую сторону, но зато сеянцы, выращенные из семян, собранных в особо засушливые годы, дают значительный процент выносливых растений.

Благоприятными условиями вегетационного периода для развития гибридов И. В. считает теплую, тихую и умеренно влажную весну. Резкие ветры, холодные дождливые весенние дни, поздние заморозки, так же как избыточное увлажнение или близость грунтовых вод, неблагоприятно отзываются на формировании организма гибридных растений. Разъясняя вредное влияние ветров, И. В. указывает, что ветры ухудшают воздушное питание сеянцев, рассеивая (сдувая) углекислоту из нижних припочвенных слоев воздуха и, кроме того, увеличивая испарение.

Связи развития растений с метеорологическими условиями вегетационного периода И. В. вообще уделял очень большое внимание. В его записях, рабочих журналах и дневниках, начиная с 1886 г., можно найти массу подобного рода сведений, свидетельствующих о глубоком понимании фактора погоды в сельском хозяйстве. Он был, как уже отмечалось, одним «из первых русских фитофенологов, а по глубине и детальности разработки этого вопроса — первым. Он не относился к числу фитофенологов-регистраторов, не идущих дальше записей сумм температур против фенологических фаз развития растений (распускание почек, цветение и т. д.).

Фенология И. В. есть фенология экспериментатора-селекционера, который рассматривает явления погоды в их влиянии на развитие свойств растений, на формирование новых сортов и искусно включает фактор погоды в свой эксперимент.

Подбирая для скрещивания пары географически отдаленных производителей, выписывая семенной и посадочный материал для своих опытов из самых различных стран мира, И. В. огромное внимание уделял изучению характера вегетационного периода и условий зимовки растений на местах их родины. И эти данные он сопоставлял с особенностями климата места новой родины выписываемых растений (т. е. средней и северной полосы СССР). Сошлемся хотя бы на четкие и ясные записи И. В., обрисовывающие климат родины выносливых форм абрикоса, персика, миндаля — климат Северо-восточного Китая и севера п-ова Корея. До какой степени И. В. считал обязательным для селекционера всесторонний учет климатических особенностей, показывает его ответ на письмо одного из корреспондентов: «Многих нужных для полноты ответа сведений Вы по незнанию не сообщили. Например, из Вашего письма не видно, какой длины вегетационный период в Вашем крае… (т. е. сколько проходит времени от начала весеннего сокодвижения в растениях до опадения листьев осенью). До какого времени весной случаются утренние морозы? Как рано осенью начинаются заморозки по утрам? Какой они бывают силы? Много ли бывает дождей весной, летом, осенью. Уравнивает ли влияние близости моря влажность воздуха и резкие перемены температуры? Дуют господствующие ветры с востока, т. е. с моря, или с других сторон?».

Селекцию вне определенных конкретных условий климата, почвы, условий увлажнения и других факторов внешней среды И. В. не признавал.

Большой интерес представляют селекционные работы И. В. по выведению растений с коротким вегетационным периодом, а также рано вступающих в пору плодоношения. Здесь ему удалось сделать исключительно интересное открытие, основанное на особенности его метода селекции — привычке вести отбор и наблюдения с самых ранних фаз развития сеянцев. Наблюдая последние изо дня в день, из года в год, он подметил следующее: «Мною было замечено,— сообщает И. В., — одно почти парадоксальное явление в жизни виноградной лозы. Оно заключается в том, что большинство гибридных сеянцев, проросших из семени в ранний весенний период, давали сорта с медленным темпом построения клетчатки прироста и поздним созреванием ягод, и наоборот, сеянцы, проросшие из семян поздно (во второй половине июня), давали сорта с быстрым темпом строения прироста и ранним созреванием ягод».

При дальнейшем развитии гибридов (но лишь при скрещивании видов, далеких по месту их родины) быстрый темп прироста может закрепляться в качестве наследственной особенности. Таким путем получаются сорта с рано созревающими плодами и вместе с тем сравнительно поздно трогающиеся в рост весной, а потому уходящие от губительного действия весенних заморозков. И. В. показал, что эта закономерность имеет место не только у винограда, но и у всех других видов растений. Он предположительно объяснял ее тем, что у поздно взошедших сеянцев организм строится более быстрыми темпами вследствие большой суммы тепла, под его концентрированным влиянием. А так как это влияние применяется к молодому гибридному организму, то последний включает эту особенность уже и в качестве наследственной.

И. В. получил сокращение вегетационного периода и другим способом. Основываясь на пластичности организма гибридных сеянцев, он применял к ним в течение известного периода со времени появления всходов определенное изменение освещения (фотопериодическое воздействие). Таким путем удавалось достичь сокращения вегетационного периода как наследственной особенности, лучше передаваемой при размножении вегетативным путем. Так, гибридный сеянец персика, оплодотворенный пыльцой миндаля Посредник, при укороченном до 12 часов дне сократил свою вегетацию на целый месяц.

И. В. Мичурин и Н. И. Вавилов

И. В. Мичурин и Н. И. Вавилов

Что касается ускорения способности к плодоношению, то это, по заключению И. В. Мичурина, лучше всего достигается выведением новых сортов с более ранним началом плодоношения. Для этого же при скрещивании необходимо подбирать производителей, обладающих свойством скорого вступления в пору плодоношения, и отбирать сеянцы по этому признаку. Не все наши сорта яблонь и отчасти груш одинаково ведут себя в этом отношении. И. В. разделял их на четыре группы по степени скорости перехода к плодоношению. К первой группе он относил сорта, деревья которых закладывают плодовые почки на трехлетней древесине побегов, ко второй — закладывающие плодовые почки на двухлетней древесине, к третьей — развивающие эти почки на прошлогодних, однолетнего прироста побегах. Наконец, к четвертой группе он относил крайне редко встречающиеся сорта, деревца которых дают плодовые почки на молодых побегах прироста этой же весны и отличаются ежегодной и обильной урожайностью.

Примером получения новых сортов с ранней способностью к плодоношению служит получение И. В. его знаменитого сорта яблони Таежное. Этот сорт является по происхождению тройным гибридом (он получен в результате оплодотворения цветков яблони Кандиль-китайка пыльцой сибирской ягодной яблони). При воспитании гибридных сеянцев И. В. заметил, что они проявляют способность сильно и рано плодоносить, даже однолетние побеги (из почек, окулированных на дичках обычной лесной яблони) приносили плоды. И. В. обратил на это внимание и получил сорт (Таежное), не только в высшей степени морозостойкий, но и исключительно рано вступающий в пору плодоношения.

Ускорения начала плодоношения возможно достичь и другими способами. В одном из опытов И. В. применил поливку всходов миндаля Посредник 0.02 %-м раствором марганцево-кислого калия; Посредник в первый же год вырос до 180 см (против нормальных 50 см) и заплодоносил на втором году жизни, что в обычных условиях наблюдалось на шестом году.

Свои методы селекции И. В. считал имеющими общее значение и указывал, что этим же путем должны улучшаться и все хлебные злаки, технические и другие сельскохозяйственные растения.

Мичуринская селекция открывает огромные возможности в переделке растительных форм по воле человека. И. В. призывал своих последователей не ограничиваться тем, что достигнуто, а разрабатывать его учение далее. Он предупреждал, что дело это нелегкое; в одних случаях можно рассчитывать на быстрый эффект, быстрое получение желательных результатов, в других же потребуется длительная работа целых поколений селекционеров. Он говорил: «Мы должны уничтожить время и вызвать в жизнь существа будущего, которым для своего появления надо было бы прождать века медленной эволюции, которая дала бы им необходимое развитие, намного превышающее строение существующих форм».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: