Факультет

Студентам

Посетителям

Влияние температуры окружающей среды на процесс заражения болезнями

Значение температуры окружающей среды для осуществления заражения растений далеко уступает значению влажности. В то время как влажность составляет необходимое предварительное условие заражения, температура лишь ускоряет или замедляет этот процесс.

Литературные данные о местоположении термических кардинальных точек (минимум, оптимум, максимум) иногда противоречивы, так как получены при работе со спорами различного возраста. Молодые жизнеспособные споры обладают, как правило, наибольшей энергией прорастания и, соответственно этому, в относительно малой степени подвержены при прорастании влиянию температуры; поэтому-то и кривая проходит очень отлого. Старые споры, напротив, постепенно утрачивают свою жизненность, вследствие чего они сильнее реагируют на условия окружающей среды. Таким образом, как экспериментально полученные температурные кривые, так и кривые, отражающие влияние влажности, не имеют абсолютного значения и характерны, притом лишь до известной степени, только для тех условий, при которых они были получены.

Следует также учитывать, что наш «максимум» является лишь температурным пределом для прорастания или роста, но не летальной температурой. Последняя для фитопатогенных бактерий должна, повидимому, быть близкой к температуре, летальной для сапрофитных и патогенных для человека бактерий. Температуры же, летальные для фитопатогенных грибов, еще мало изучались, так как о термическом обезвреживании спор грибов (термическая дезинфекция, стерилизация) едва ли может идти речь. Лишь интраматрикальный мицелий обезвреживается под воздействием горячей воды или горячего воздуха.

Температура окружающей среды действует в процессе заражения в разных направлениях: она влияет на всхожесть спор, на скорость их прорастания и на скорость роста ростковых трубок.

Влияние температуры окружающей среды на всхожесть спор может быть весьма различным. Конидии Clasterosporium carpophilum относятся к температуре безразлично и прорастают в широком диапазоне температур (9—27°) на 90—96%; только вблизи температурного минимума и максимума процент проросших конидий резко снижается. Уредоспоры возбудителей ржавчины злаков тоже слабо реагируют на температуру при прорастании, но все же у возбудителя корончатой ржавчины овса оптимум лежит явно выше, чем, например, у возбудителя бурой ржавчины пшеницы.

Всхожесть оидий возбудителя мучнистой росы розы Sphaerotheca pannosa (Wallr.) Lev., напротив, довольно сильно зависит от температуры воздуха. Температурный минимум лежит здесь около 3°, оптимум — между 18 и 24°, с ясно выраженной вершиной при температуре свыше 21°, и максимум — около 36°. В противоположность всхожести, скорость прорастания спор, пожалуй, у всех без исключения фитопатогенных грибов в значительной мере зависит от температуры окружающей среды. Температурный минимум лежит, как правило, около 1—2°, максимум — около 30—36°; оптимум же у разных видов обычно различен и часто может служить характерным признаком, как то может быть показано на примере некоторых видов возбудителей настоящей и ложной мучнистой росы.

Возбудитель ложной мучнистой росы хмеля Pseudoperonospora humuli также сравнительно холодолюбив, но быстрее всего его конидии прорастают все же при 17—18°. При температуре 0—1,5° они еще прорастают, однако в этом случае для прорастания требуется примерно 20 час., тогда как в пределах оптимума достаточно 2—3 часов.

Следует, впрочем, отметить, что при низких температурах зооспоры сохраняют жизнеспособность дольше, чем при высоких. Максимальная температура, при которой конидии еще прорастают, а зооспоры сохраняют свою подвижность, является значительно более низкой (примерно 30°), чем температура воздуха, которая в теплые летние дни поддерживается внутри хмельника. Поэтому наиболее благоприятными для прорастания этого возбудителя являются, вероятно, влажные росные ночи, но не знойные грозовые дни. Кардинальные точки для заражения в основном совпадают с кардинальными точками для прорастания, за исключением минимума, который для заражения равен приблизительно 4°.

Более сложные соотношения существуют у возбудителя фитофтороза картофеля Phytophthora infestans, так как его зооспорангии (конидии) прорастают, в зависимости от температуры, или зооспорами, или непосредственно ростковыми трубками (прямое прорастание). Прорастание зооспорами происходит не только чаще, но и гораздо быстрее, чем прямое, и приурочено к более низким температурам; так, при 12°, т. е. в прохладную летнюю ночь, в течение 3 час. может прорасти до 75% спорангиев. Зооспоры Phytophthora infestans, как и зооспоры Pseudoperonospora humuli, сохраняют подвижность при низких температурах дольше, чем при высоких, прорастание же их почти одинаково быстро протекает в широком диапазоне температур от 3 до 21°. В соответствии с этим и поражаемость листьев картофеля при температуре воздуха от 10 до 25° почти одинакова.

Прямое прорастание — посредством ростковых трубок — приурочено к высоким температурам и имеет оптимум при 24°. Оно протекает медленно (по истечении суток при оптимальной температуре только около 18% спорангиев образовало ростковую трубку).

Термофилом является, наконец, и возбудитель ложной мучнистой росы винограда Plasmopara viticola, имеющий оптимум в пределах между 16 и 24° и максимум при 28°.

Однако этот максимум служит температурным пределом только для образования зооспор; при 30° еще возможно прямое прорастание конидий ростковыми трубками (способ прорастания, который при температуре воздуха ниже 25° практически не играет никакой роли). Зооспоры Plasmopara viticola также дольше сохраняют жизнеспособность при низких температурах. Например, при 6—7° они не теряют подвижности в течение 20—28 час., при 15° 10—16 час., при 20—22° 4—10 час. и при 27° 2—3 час.; при 32° зооспоры сохраняют подвижность в течение всего лишь 15—60 мин. (Арене, 1929).

Влияние температуры окружающей среды на скорость роста ростковых трубок также отчасти различно в зависимости от вида возбудителя. Кардинальные точки для скорости роста ростковых трубок в общих чертах совпадают с таковыми для всхожести спор. В отдельных случаях встречаются, однако, небольшие отклонения; так, например, скорость роста гиф Clasterosporium carpophilum, в отличие от всхожести спор, очень чувствительна к температуре. Скорость роста ростковых трубок уредоспор Puccinia dispersa является максимальной при 10—15°; у Puccinia trilicina — также при 10—15°; у Puccinia lolii — при 15—20° и у Puccinia graminis — при 20° (Шток, 1931).

Таким образом, как мы видим, влияние температуры на всхожесть и скорость прорастания спор, а также на скорость роста ростковых трубок оказывается различным. К тому же рассмотренные соотношения составляют лишь малую часть температурной проблемы. Поэтому предсказать влияние температуры окружающей среды на результат заражения не представляется возможным. Для различных случаев это влияние необходимо устанавливать экспериментально.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: