Факультет

Студентам

Посетителям

Возникновение идеи обновления земли и первые шаги к ее осуществлению

В марте 1921 года Николай Иванович Вавилов был избран заведующим Бюро по прикладной ботанике и селекции и переехал из Саратова в Петроград.

Великая Октябрьская социалистическая революция принесла изумительные перемены. Еще когда страна находилась в огне гражданской войны, новая власть обратилась к науке с призывом о помощи в строительстве новой жизни. Уже в марте 1918 года появилось обращение Народного комиссариата просвещения к Академии наук о тесном объединении «чистой науки» с техникой и прикладными знаниями. Затем последовал «Набросок плана научно-технических работ», адресованный председателем Совета Народных Комиссаров Владимиром Ильичем Лениным также Академии наук. Это первый ленинский документ перспективного социалистического планирования, который лег в основу перестройки научной работы, сделав науку всенародным достоянием.

Н. И. Вавилов был одним из тех ученых, которые бистро поняли, что революция освободила науку от социальных и административных пут, что пришло время больших дерзаний. Страна требует работы, достойной всему свершившемуся, научной работы, которая не только удовлетворяла бы собственные желания, но и служила государству для более глубокого, лучшего использования как сил природы, так и силы человека.

У Николая Ивановича для такой работы имелось многое: знания, опыт, силы, любовь к Родине, и ему доверили руководство единственным в стране и по тому времени крупным научным учреждением, с двадцатилетием опытом изучения культурных растений. Изучение культурных растений для него самое любимое и перспективное дело, с которым он уже давно сжился. Да и Бюро ему не чуждо. С 1917 года он тесно с ним связан и немало вложил своих сил и трудов в поднятие работы этого учреждения. И коллектив там был отличный, квалифицированные специалисты — ботаники, скромные люди и большие труженики. Он вспоминал своих саратовских сотрудников, воспитанных им за годы совместной работы, и думал, что хорошо было бы объединить здешних и саратовских людей и тогда уже по силам будет развернуть исследования культурных растений в самых широких масштабах, чтобы как можно быстрее дать стране новые лучшие культуры и сорта.

Н. И. Вавилов хорошо представлял выжженные поля Поволжья, их печальный вид. Даже лучшие сорта сельскохозяйственных растений в дни жесточайшей засухи 1921 года почти не дали урожая. Надо менять культуры, заменять сорта, надо обновлять землю.

Он знал, что ботаники Северной Америки уже более двадцати лет ищут во всех странах земного шара новые невиданные растения. И не только ищут, но и находят и вводят их у себя. Так, в течение одного 1904 года в Соединенных Штатах Америки введено в культуру около полутора тысяч новых сортов растений. В числе их, например, девятнадцать разновидностей виноградной лозы, вывезенных с Кавказа, ячмень — из Моравии, тридцать три разновидности манго — из Центральной Индии, много сортов выносливой русской вишни.

Какой размах исканий и в области распространения растений, и в разнообразии культур!

В наших новых условиях, размышлял Н. И. Вавилов, несомненно, можно не в меньшем масштабе развить такую работу. Но двадцать лет!.. — Это нам не годится, это слишком долго. Надо действовать гораздо скорее, а главное, чтобы возродить наше земледелие, следует искать только определенные растения и по намеченному плану.

Ему была известна и замечательная книга американца А. Гарвуда «Обновленная земля», которую перевел и издал в России еще в 1908 году передовой русский ученый К. А. Тимирязев, написав к ней предисловие. Эта книга — «сказание о победах современного земледелия в Америке» — не фантазия о далеком будущем, а описание реальных завоеваний народа, использовавшего достижения науки для обновления земли, которую он сделал более плодородной, а новые сорта сельскохозяйственных растений — более урожайными.

В своей книге А. Гарвуд проводит мысль, что уже недалеко то время, когда человек, победив природу, заставит ее давать наибольшее количество продуктов при наименьшей затрате труда, а досуг обратит на свое развитие. Он также старается доказать, что Соединенные Штаты Америки, несмотря на исключительное развитие их промышленности и торговли, накапливают колоссальные богатства вследствие «новых успехов» в земледелии и что американские земледельцы начинают сознавать свое значение.

К. А. Тимирязев в своем предисловии к первому изданию книги А. Гарвуда «Обновленная земля» пишет, что блестящий расцвет земледелия в Северной Америке по существу обязан разумному применению достижений науки в деревне. Однако чтение этой книги наводит на грустные параллели и размышления: сходство в мрачных картинах еще недавнего прошлого американской и нашей деревни и бесконечное их различие в настоящем. Это было в 1908 году, но с приходом Советской власти никто не помешает нашим земледельцам применять все то, что дает полезного наука. К этому призывают партия и правительство, а деятельность земельных органов направлена именно на то, чтобы внедрять в сельскохозяйственное производство полезные мероприятия, приемы, вообще все, что может поднять его производительность.

Перед сельскохозяйственной наукой ставилась важная и ответственная задача — приложить на практике свои достижения. Перед Бюро по прикладной ботанике и селекции, которым Н. И. Вавилов призван руководить, также возникает нелегкая задача — в кратчайший срок отыскать, изучить и отобрать для всех зон страны наиболее подходящие культуры и их сорта с наивысшей урожайностью.

Сложность этого Н. И. Вавилов ясно представлял, так как опыт изучения культурных растений показал, что особого разнообразия среди растений, возделываемых и у нас, и в Европе, ожидать не приходится. Надо искать растения с новыми полезными признаками в других местах — центрах формообразования. С такими мыслями, окунувшись с головой в работу, он начал строить новые планы научных исследований Бюро. Но временно все это было приостановлено: Н. И. Вавилов и А. А. Ячевский в 1921 году были командированы на Международный конгресс по сельскому хозяйству в США, где Николай Иванович пробыл достаточно долго.

 

В число общегосударственных задач В. И. Ленин ставил подъем и всестороннее развитие сельского хозяйства молодой советской республики. Он лично принимал участие в решениях многих важнейших вопросов по сельскому хозяйству. В частности, его заботила проблема «обновления русской земли» — введение новых сортов, новых культур, новых приемов обработки земли, семеноводство.

Он ознакомился с книгой американца А. Гарвуда «Обновленная земля». Ему понравилось, как в Северной Америке быстро возникшие сельскохозяйственные опытные станции начали улучшать скот и сорта сельскохозяйственных растений, вводить новые культуры, разрабатывать новые приемы обработки почвы, бороться с болезнями растений и животных, как там осушались болота, орошались пустыни, и дикая страна начала очень скоро меняться.

Засуха 1921 года в Поволжье и последующие за ней бедствия поставили неотложные задачи: обеспечить семенами огромные площади, подобрать сорта, ввести новые культуры, закупить семена в Америке. Так, кукуруза именно в это время впервые привлекла к себе внимание правительства и широких общественных кругов.

При обсуждении всех этих вопросов В. И. Ленин высказал пожелание серьезно заняться разработкой проблемы «обновления русской земли». Позднее была организована специальная комиссия, в работе которой живейшее участие принимал управляющий делами Совета Народных Комиссаров Н. П. Горбунов. Разработка этого вопроса закончена уже после смерти В. И. Ленина.

В результате большой и длительной работы этой комиссии все участвовавшие в ней лица пришли к заключению, что необходимо организовать особое учреждение в виде Всесоюзной исследовательской академии, которая «ведала и направляла бы всю сельскохозяйственную жизнь нашей страны». Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР решением от 8 августа 1924 года утвердил организацию академии и присвоил ей имя В. И. Ленина.

Такую академию в то время сразу организовать было невозможно: не хватало ни людей, ни средств, решили сначала создать какую-то ее часть, которая могла бы «при наименьших затратах дать наибольший эффект».

Еще в 1922 и 1923 годах, когда эти вопросы обсуждались в Научно-техническом отделе Высшего Совета Народного Хозяйства, внимание всех привлекали работа Бюро по прикладной ботанике и селекции и деятельность Николая Ивановича. И в качестве первого звена Всесоюзной академии предложили на базе Бюро по прикладной ботанике и селекции организовать Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур.

Почему было обращено внимание именно на Бюро по прикладной ботанике и селекции и почему в основу осуществления идеи обновления русского земледелия были положены исследования по прикладной ботанике? Чтобы ответить на этот вопрос, мы расскажем, как Бюро зародилось и при каких условиях принял руководство им Н. И. Вавилов.

Ботаники изучали жизнь только диких видов растений, культурными же растениями они занимались мало, о чем говорил еще Чарлз Дарвин. И только в середине XIX века появились немногочисленные работы о культурных растениях. В России культурными растениями заинтересовался профессор А. Ф. Баталин, который в конце семидесятых — начале восьмидесятых годов прошлого столетия составил ботанический очерк масличных и бобовых культур, полбы, гречихи и риса.

А. Ф. Баталин, первый исследователь русской культурной флоры, понимал, что одному с такой работой справиться невозможно и неоднократно ставил вопрос об организации специальной лаборатории по всестороннему изучению возделываемых в России растений, указывал на важность этой работы для правильной постановки сортовыведения. В 1894 году Министерство государственных имуществ при своем Ученом комитете учредило Бюро по прикладной ботанике и селекции, директором которого назначили проф. А. Ф. Баталина. Министерство утвердило программу деятельности Бюро, но средств на это не отпустило.

В течение десяти лет Бюро влачило жалкое существование. И только с 1905 года, когда заведующим Бюро был назначен Роберт Эдуардович Регель, оно довольно скоро превратилось в исследовательское учреждение, развившее очень полезную работу по изучению культурной флоры.

Были собраны значительные коллекции образцов ячменя, овса и пшеницы в зерне и колосьях из разных районов России. Эти коллекции из года в год пополнялись новыми растениями, которые подвергались тщательному изучению. Вскоре после назначения Р. Э. Регеля заведующим в Бюро были приглашены К. А. Фляксбергер, который стал изучать пшеницу, Н. И. Литвинов для исследования овса и А. И. Мальцев, начавший работу по изучению сорных растений. Сам Р. Э. Регель занимался исследованием ячменя.

Изучение коллекций показало, что возделываемые в России сорта сельскохозяйственных культур можно разделить на множество рас и что эти расы различаются по засухоустойчивости, скороспелости и другим признакам. Для более полной оценки некоторых рас проводили химические анализы, например у русских ячменей определяли содержание протеина, что позволило выделить формы ячменя, пригодные для пивоварения, и определить границы их распространения.

С 1908 года Бюро начинает издавать «Труды по прикладной ботанике и селекции». Это был первый в мире периодический орган печати, посвященный изучению культурных растений. Программа «Трудов» с каждым годом, расширялась, и уже при жизни Р. Э. Регеля они сделались центральным печатным органом по прикладной ботанике и селекции в России.

В 1917 году, как уже указывалось, Н. И. Вавилов избирается помощником заведующего Бюро и уже тогда вносит значительный вклад в работу этого Бюро. Исследования Н. И. Вавиловым мягких пшениц, изучение полевых культур Юго-Востока, коллекции сельскохозяйственных растений, собранные на Памире, в Северном Иране и в горном Туркестане, уже вошли в ценный фонд Бюро по прикладной ботанике и селекции.

В это же время открывается ряд отделений Бюро и опытных станций по прикладной ботанике в различных районах России: в Новгородской, Саратовской, Воронежской губерниях, в Средней Азии (Туркестан). В Бюро собирается очень большая коллекция сортов различных сельскохозяйственных растений, возделываемых в разных районах европейской и азиатской части России и зарубежных стран.

В это время Бюро уже начало налаживать связь с разными научными учреждениями Западной Европы и Америки.

Таким образом, энергией Р. Э. Регеля и трудами коллектива Бюро по прикладной ботанике и селекции к началу двадцатых годов текущего столетия из небольшого учреждения превратилось в достаточно крупный центр изучения культурных растений в Стране Советов.

В расцвете сил Р. Э. Регель внезапно умер (в 1920 году), и заведывание Бюро перешло к его помощнику и ученику Николаю Ивановичу Вавилову.

После возвращения из поездки в Америку и некоторые страны Западной Европы, в начале 1922 года, Н. И. Вавилов разработал большую и реальную программу мобилизации растительных ресурсов всего земного шара, которые должны были служить источником для обновления культурной флоры Советского Союза. Таким образом, в Бюро по прикладной ботанике и селекции в это время уже фактически велась работа по обновлению русского земледелия.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: