Факультет

Студентам

Посетителям

Скрещивание башкирской лошади с производителями верховых пород

Верховые качества башкирской лошади известны давно. В конце XVII и начале XVIII века башкирские матки широко использовались в плодовом составе первых русских военных конных заводов с целью производства хорошей ремонтной лошади для армии.

В 1740 году в конных заводах при десяти армейских полках с общим составом лошадей в 4000 маток и 572 жеребца было большое количество кобыл башкирской породы (Свечин, 1947). Охотно приобретали башкирских лошадей оренбургские и уральские казаки, а с 1789 года башкирская лошадь используется для комплектования конским составом башкирского войска. После тяжелого перехода, совершенного башкирской конницей в 1812 году до Парижа и обратно, почти без потерь, слава о башкирской лошади, как о необычайно выносливой и быстрой, еще более упрочилась,

В целях дальнейшего улучшения верховых качеств башкирской лошади (повышение роста и резвости) в 40-х годах XIX века в Оренбургской губернии, в состав которой ранее входила Башкирская АССР, по линии военного ведомства создаются три войсковых конных завода, а в 1850 году в каждом войске учреждаются случные конюшни из 40 жеребцов. Перед заводами ставилась задача: путем скрещивания башкирских кобыл с производителями верховых пород создать лошадь, пригодную для ремонта кавалерии.

По мнению современников, ощутимого влияния на коневодство края, насчитывавшего в то время около 1,5 миллиона лошадей, войсковые конные заводы и случные конюшни оказать не могли, так как комплект жеребцов был слишком мал и нередко производители были низкого качества. Помеси, по сравнению с аборигенными лошадьми, были менее выносливы и плохо приспособлены к местным условиям. Поэтому казаки предпочитали иметь под седлом местную лошадь.

В 1846 году в Оренбургской губернии была организована земская случная конюшня, в которой было 60 жеребцов верховых пород. От случной конюшни ежегодно в различных населенных точках создавались случные пункты, на которые на сезон передавались производители. Центральный пункт этой конюшни находился в Уфе.

Содержание производителей на пунктах, по сообщению управляющего земской конюшней Мещанкова, было крайне неудовлетворительное, отчего жеребцы вскоре становились непригодными к случке. За шесть лет (1846—1851 годы) их пало 15 и было выбраковано по болезням 13, в том числе 7 голов в возрасте 5 лет; а после ветеринарного осмотра конюшни 23 сентября 1852 года были признаны непригодными к случке еще 18 производителей.

Случка на пунктах была ручная и в первые годы бесплатная. Кобыл приводили прямо из табунов, часто не оповоженных и не привыкших к ручной случке, большинство из них оставались холостыми. Полученный же в небольшом количестве заводской приплод местное население продавало на ярмарках по «весьма дешевой цене», скрывая его происхождение.

В таких условиях улучшение местного коневодства продвигалось крайне медленно, а конюшня несла большие убытки. Для того, чтобы сократить расходы и заинтересовать жителей в получении и сохранении приплода от заводских производителей, в 1854 году соответственно классу жеребцов устанавливается плата за случку. Однако и эта мера не внесла существенных изменений.

В 1854 году с пятью самыми лучшими производителями было случено всего лишь 19 кобыл. В 1855 году на случных пунктах в Златоусте и селе Ивановском с 9 жеребцами в каждом планировалось случить 410 кобыл, фактически же было приведено на случку только 286.

А жители села Мукатаево Мензелинского уезда, деревни Ивановки и села Рязановки Стерлитамакского уезда в 1855 и 1856 годах отказались строить помещения для жеребцов случной конюшни.

Уклонение от привода кобыл на случку с казенными жеребцами пытались объяснить нежеланием случать кобыл вручную. Поэтому было решено продать жеребцов земской конюшни для проведения случки в косяках. Покупать производителей население отказывалось. Так, официально зарегистрировано, что в 1856 году от покупки жеребцов земской случной конюшни отказались крестьяне пяти округов: Белебеевского, Мензелинского, Оренбургского, Стерлитамакского и Челябинского. Следовательно, не метод случки, а, по всей вероятности, тип и качество жеребцов случной конюшни не удовлетворяли местное население.

В Оренбургской губернии имелись еще и частные конные заводы. Наиболее известными из них были: в Уфимском уезде — Новоселковский и Бабкинский, имевшие более 70 маток арабской и английской пород, в Бугульминском — Полибинский и Святодуховский с таким же количеством кобыл тех же пород, в Верхне-Уральском — Белорецкий с 24 матками чистокровной верховой породы. И только в Дарвинском конном заводе Стерлитамакского уезда было 56 кобыл башкирской породы.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что в частных конных заводах преобладали высококровные лошади верховых пород. Потребность в них в губернии была невелика, а крестьяне о таких лошадях говорили: «что покупать, напрасно изъяниться, тотчас сведутся».

Помеси, полученные от скрещивания башкирских кобыл с верховыми жеребцами в частных конных заводах, при хорошем содержании достигали довольно большого роста, но были негармоничными, имея толстое туловище на тонких и высоких бабках с широкими копытами, либо на толстых ногах тонкое туловище, острый крестец, короткую шею и большую голову. Ремонтеры охотно покупали на ярмарках для кавалерии степных лошадей, поэтому коннозаводчики были вынуждены отправлять своих «питомцев» для продажи в Казань, Москву, Нижний Новгород и Симбирск.

В 1858 году в 150 верстах от Оренбурга, в устье реки Ташлы, был организован Башкирский конный рассадник, в составе которого были 74 кобылы башкирской породы и 10 жеребцов верховых пород.

Цель создания рассадника — получать лошадей, годных для казачьей службы, а помесных жеребцов раздавать в башкирские аулы для улучшения лошадей.

Кобылы рассадника находились круглый год на пастбище, а жеребцы выпускались в косяки только на 3 месяца. Отъемку жеребят проводили осенью, и зимой содержали в специально устроенных конюшнях.

Князь Б. А. Голицын после осмотра. рассадника в 1861 году писал, что все кобылы довольно равны, имеют широкую и глубокую грудь, объемистый пищеварительный тракт и правильно поставленные конечности. Тип жеребцов не соответствует типу кобыл и поэтому из молодняка пригодными для ремонта кавалерии оказывается не более 10%. Основные недостатки заводского приплода — пороки конечностей и диспропорция статей. Эти неудачи, заключает Б. Голицын, заставляют поставить опыт улучшения башкирской лошади в чистоте.

Такой опыт был проведен в Аксеновском сельскохозяйственном техникуме, где косяк башкирских кобыл содержался при улучшенном пастбищно-стойловом содержании. Лошади этого хозяйства участвовали в 1910 году на Всероссийской выставке в Москве и получили высокую оценку. Однако, эта лошадь, будучи ценной в хозяйственном отношении, не отвечала требованиям ремонта верховой кавалерийской лошади и, видимо, по этой причине рассадник прекратил свое существование.

Скрещивание башкирской лошади с производителями верховых пород получило большое распространение при советской власти и особенно в 30—40-х годах.

В 1924—1925 годах организуется Маканский конный завод, реорганизованный в 1930 году в государственную заводскую конюшню. Маточный состав завода был укомплектован лучшими башкирскими кобылами. В качестве производителей использовались жеребцы различных верховых пород и только в одном косяке продуцировал жеребец башкирской породы. Полученный приплод, как чистопородный, так и помесный, находился в одинаковых условиях кормления и содержания.

После нескольких лет работы выяснилось, что лучший приплод получается от башкирского и донского жеребцов.

В 30-х годах были организованы конные заводы № 46 в Баймакском и № 109 в Хайбуллинском районах, а в 1936 году — в Куюргазинском. Маточное ядро заводов было сформировано за счет лучших конематок башкирской породы. Перед конными заводами ставилась задача создать укрупненную лошадь методом скрещивания башкирских кобыл с производителями верховых пород: донской, англо-донской, арабской, ахал-текинской и чистокровной верховой.

Результаты этих скрещиваний изучали И. А. Сайгин (1940, 1951, 1955), В. Ф. Чебаевский (1946) и К. Б. Свечин (1947).

Исследованиями И. А. Сайгина (1940) в колхозе «Салават Батыр» Абзелиловского района и в конном заводе № 46 было установлено, что в условиях табунного коневодства помесный молодняк развивается не лучше, а хуже чистопородного башкирского. Только часть жеребят от лучших башкирских маток, отличавшихся высокой молочностью, получалась дельной. Помесный молодняк от таких маток рождался крупным, обладал повышенной энергией роста и к 4—5-летнему возрасту становился крупной, достаточно хороню сложенной лошадью.

Помесный молодняк от средне- и маломолочных кобыл уже в первом поколении не отличался ростом и формами от чистопородного башкирского, а по выносливости уступал последнему.

Было также установлено, что если помесные жеребята первого поколения еще сохраняют способность тебеневать, то молодняк второго поколения ее почти полностью утрачивает. Среди молодняка второго поколения получают широкое распространение легочные заболевания, мыт, часто в самой осложненной форме, ковыльная болезнь и другие. В колхозах и совхозах, занимавшихся поглотительным скрещиванием, очень резко снизились производственные показатели по воспроизводству: снизился процент зажеребляемости и благополучной выжеребки, увеличился отход молодняка и взрослых лошадей.

Таким образом, результаты скрещивания башкирской лошади с заводскими верховыми породами в массе оказались отрицательными. Эти неудачи заставили вновь вернуться к разведению башкирской лошади. Для этого в 1945 году на базе лучших коневодческих ферм колхозов Абзелиловского, Баймакского, Матраевского и Хайбуллинского районов был создан государственный племенной рассадник башкирской лошади. В задачу его входило восстановление, дальнейшее развитие и улучшение местной породы лошадей. На 1 января 1946 года государственный племенной рассадник башкирской лошади объединил 29 племенных коневодческих ферм с общим поголовьем 2672 лошади, из которых 1267 маток и 67 жеребцов (Свечин, 1947).

По данным обследования коневодства в районах деятельности ГПР, проведенного в 1946 году К. Б. Свечиным, выявлено, что в Матраевском и, особенно, в Хайбуллинском районах башкирская лошадь сохранилась в значительно меньшем количестве, чем в Баймакском и Абзелиловском районах. Сильное влияние на изменение типа башкирской лошади оказало использование в случной сети жеребцов государственной заводской конюшни (Маканской), расположенной в Хайбуллинском районе, не имевшей в своем составе ни одного жеребца башкирской породы.

В результате отсутствия плановости и согласованности в работе Маканской государственной заводской конюшни и ГПР во многих колхозах зоны деятельности государственного племенного рассадника имело место самое разнообразное скрещивание башкирских маток с донскими, буденновскими, английскими и англо-донскими жеребцами. Такая несогласованность в деятельности ГПР и ГЗК отрицательно отражалась на результатах по быстрейшему восстановлению и разведению башкирской лошади.

В 50-х годах, в связи с возросшим уровнем механизации сельскохозяйственного производства и недооценкой хозяйственно полезных качеств башкирской лошади как продуктивного животного, племенная работа с башкирской породой лошадей была почти прекращена. Прекратили свою деятельность конные заводы, государственный племенной рассадник и государственная заводская конюшня.

Источник: В.С. Мурсалимов, Б.Х. Сатыев. Башкирская лошадь. Башкирское книжное издательство. Уфа. 1988

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: