Факультет

Студентам

Посетителям

Септориоз злаков

Признаки заболевания обнаруживаются на всех надземных органах растений, начиная с фазы всходов — кущения.

На листьях появляются зеленовато-серые, белесые или желтовато-бурые пятна неправильной формы, округлые или вытянутые вдоль жилок, светлеющие внутри. На них образуются черные точки — пикниды гриба, особенно на разреженных посевах, куда хорошо проникают ультрафиолетовые лучи. Образование пикнид — отличительный признак септориоза. Пятна постепенно сливаются, охватывая часть или весь лист, в результате чего он преждевременно засыхает, начиная с кончика и краев. На стебле болезнь проявляется в виде светло-бурых расплывчатых пятен, пикниды на них образуются редко. На концах колосковых чешуек пятна темно-бурые, светлеющие, с темными пикнидами.

Симптомы болезни сильно варьируют в зависимости от сорта, гидротермических условий. При сухой погоде на септориозных пятнах пикниды долго не образуются. Иногда пикниды не имеют типичной черной или темно-коричневой окраски, поэтому их трудно обнаружить даже с помощью лупы. Видимые симптомы на листьях могут отсутствовать и только специальные анализы во влажной камере и на питательных средах позволяют установить заболевание. Все это нередко приводило к недооценке септориоза даже в годы эпифитотий, а причиняемый заболеванием ущерб объяснялся недостатком влаги или другими причинами.

По нашим данным, при поражении пшеницы в слабой, а особенно сильной степени, листья преждевременно засыхают и налив зерна идет только за счет зеленых частей стебля и колоса. Зерно формируется щуплое с низкой натурой и массой 1000 зерен. Всхожесть и энергия прорастания семян снижаются на 7—12%, а зерновая продуктивность яровой пшеницы на 25—56%.

Болезнь зарегистрирована более чем в 50 странах мира с умеренным климатом (Европа, Северная Америка, Африка, Австралия). В СССР особенно сильно распространена на Северном Кавказе, Урале, Украине, в Белоруссии. В последние годы септориоз стал широко известен в Сибири и Казахстане, что связано с переходом на интенсивную технологию возделывания яровой пшеницы. Эпифитотические вспышки септориоза отмечены здесь в 1978, 1985, 1986, 1987 гг.

У грибов рода Septoria прослеживается самостоятельная эволюционная цепь, приведшая к образованию такого конидиального аппарата для размножения, который обеспечил бы максимальную защиту от неблагоприятных внешних условий, а следовательно, максимальную стабильность и жизнеспособность вида, С этой точки зрения виды этого рода стоят на высокой ступени эволюционного развития.

На территории СССР распространены многие виды этого рода. По данным Н. М. Басенкой, Г. Н. Куликовой и Т. И. Борзионовой в нашей стране паразитируют преимущественно S. Iritici и S. nodorum, причем последний вид доминирует. Он обнаружен в 17 областях на 443 сортах Пшеницы, в том числе 64 озимых. В Новосибирской области на долю этого возбудителя приходится более 70% общего видового состава на пшенице. С учетом сказанного остановимся на анализе паразитарной системы, образуемой преимущественно S. nodorum (сумчатая стадия Leptosphaeria nodorum), который относится к порядку сферопсидных, классу аскомицетов.

Внешние симптомы болезни совпадают с таковыми, вызываемыми другими видами, особенно S. tritici, с которым он наиболее часто паразитирует в природе. Отличают их только при микроскопировании и диагностике по спороношению.

Оба возбудителя способны заражать более 40 видов дикорастущих и культивируемых злаков, в том числе ячмень, рожь, овес, житняк ширококолосый, райграс (высокий, пастбищный), эгилопс цилиндрический, ломкоколосник (сибирский, ситниковый), ежу сборную, кострец безостый, мятлик луговой, тимофеевку луговую, лисохвост, ковыль сибирский, овсюг, куриное просо, тонконог тонкий, осот полевой, касатик шаровидный, веронику, пастушью сумку, ромашку пахучую, мокрицу, подмаренник цепкий, горец вьюнковый, горчицу белую, пырей (бескорневищный, ползучий, средний, гребенчатый), овсяницу (луговую, тулунскую), метлицу белую, регнерию северокавказскую.

Экспериментально доказано, что после двух-трех пассажей изоляты S. nodorum из пшеницы становятся более агрессивными на ячмене, и наоборот, становятся менее агрессивными для растений пшеницы. Соответственно изменялись морфологические признаки, и обратный пассаж их не восстанавливался. Это свидетельствует о том, что именно таким путем могут формироваться формы вида, если на той или иной территории чаще произрастают перечисленные потенциальные растения-хозяева возбудителя.

В Сибири возбудитель перезимовывает на инфицированных растительных остатках в форме плодовых тел и пикнид. Плодовые тела (перитеции) шаровидной или слегка приплюснутой формы диаметром 160—300 мкм. Сумки цилиндрические, вытянутые у основания, размером 60—70X9 мкм. В каждой сумке содержится по В светло-коричневых четырехклеточных аскоспор веретеновидной формы, величиной 20—26X4 мкм.

Пикнид ы S. nodorum — темно-коричневые, шаровидные, продолговатые с округлым или овальным отверстием 40—250 мкм в диаметре. Каждая пикнида содержит до 10—12 тыс. пикноспор. Они бесцветные, удлипеино-цилиндрические, прямые или слегка изогнутые, на концах притупленные, размером 18—33Х2—4 мкм, с одной — тремя перегородками.

В зонах с более мягким климатом возбудитель перезимовывает на озимых в форме пикнид и мицелия. Сумчатая стадия не формируется совсем или редко. Кроме того, во всех зонах из года в год передача возбудителя происходит с семенами, в которых он сохраняется до 22 месяцев. При обычных условиях хранения возбудитель остается жизнеспособным в зерне до весеннего периода, обеспечивая первичное заражение растений.

На пожнивных остатках в поверхностном слое или в копнах соломы возбудитель сохраняется до 18 месяцев, а на глубине пахотного слоя — до конца июня — июля. По данным В. А. Чулкиной и Т. Т. Кузнецовой, в почве на 1 г субстрата растительных остатков насчитывалось от 1,2 до 5,8 млн спор возбудителя, а в скирдах — от 52,0 до 63,1. Соотношение S. nodorum и S. tritici на растительных остатках яровой пшеницы после их перезимовки в 1986 г. составило соответственно 98,4 и 1,6%, в 1987 г. — 98,6 и 1,4%. Жизнеспособность как пикноспор в пикнидах, так и особенно аскоспор в сумках была высокой и достигала 100% даже в фазу молочной спелости, когда происходит массовое заражение растений.

Выход пикиид из пикноспор происходит неодновременно. При первом увлажнении выделяется 40—60% пикноспор, при высушивании и повторном увлажнении — новые порции, и так до 8 циклов. Процесс этот может быть представлен кривой экспоненциального роста и по сути является важной приспособительной особенностью возбудителя, гарантирующей постепенное «освоение» популяцией пикноспор внешнего пространства и исключающей возможность гибели всей популяции в случае внезапного наступления неблагоприятных условий.

Дальнейшее распространение пикноспор после освобождения из пикнид связано с дождем. Ветер без дождя не может переносить споры, так как они покрыты клейкой массой, которая в отсутствие влаги приклеивает их к субстрату. Эта эволюционная приспособленность спор служит хорошим доказательством водно-капельного механизма их передачи.

Одни авторы, в частности А. И. Деревянкин, свидетельствуют о возможности переноса пикноспор S. nodorum по горизонтали на 500 м, другие — на 249—436 м.

По данным Л. Н. Лебедевой, изучавшей распространение S. graminis (близкого к S. nodorum вида) на разных расстояниях от источника инфекции, основная масса спор распространялась в горизонтальном направлении на расстояние до 10 м от очага. По мере удаления от очага инфекции улавливание спор было редким (50 м) или не наблюдалось вовсе (100 м). При изучении распространения спор в вертикальном направлении основная их масса обнаружена на высоте 45—75 см от поверхности почвы; на высоте 150 см — они отсутствовали.

Выделение спор из пики ид продолжается в течение 3—7 ч. Дождь интенсивностью 1,5 мм/ч или затяжной моросящий полностью освобождает пикниды от спор. Распространению пикноспор могут способствовать насекомые и другие случайные факторы.

Освобождение аскоспор из перитециев также возможно только во время дождя. Процесс этот очень длительный — несколько месяцев. Освободившиеся аскоспоры могут переноситься на несколько километров.

Попав в каплю воды на поверхности листьев, споры прорастают, образуя ростковые трубки. Более интенсивно этот процесс происходит при температуре 21—22°С в темноте: за 8 ч прорастает 76% спор против 40—41% на свету. Возможно, это служит приспособлением для заражения растений в природных условиях в ночное время.

С помощью электронно-микроскопических исследований удалось установить, что у восприимчивых сортов ростковая трубка возбудителя прикрепляется к поверхности эпидермиса листа либо путем образования аморфного материала между зародышевой трубкой и кутикулой, либо посредством гелеобразного слоя. Проникновение возбудителя происходит непосредственно через клеточные стенки эпидермиса, после чего наблюдается межклеточное распространение гиф. В некоторых случаях проникновение ростковых трубок возбудителя было безуспешным. В таких случаях на внутренней стороне клеточных стенок отмечено накопление электронно-плотного материала. Отмечено антагонистическое действие дрожжей и дрожжеподобных грибов против, возбудителя.

Детальные наблюдения, проведенные В. Ф. Пересыпкиным и Н. С. Коваленко, показали, что пикноспоры S. tritici при благоприятных условиях прорастали через 12—15 ч, образуя от 1 до 5 ростков, а соответственно и ростковых трубок. Вначале ростковые трубки имеют гомогенную структуру, затем формируется гифа, разрастающаяся в разных направлениях. Наиболее часто пикноспоры прорастают из устьица или в непосредственной близости от него. Внедрение ростковых трубок в ткань листа в большинстве случаев происходит через устьичную щель (обычно через 24—36 ч после инокуляции), реже — через эпидермис. Вздутия, напоминающие аппрессорий, образуются редко.

Часто в одно устьице проникает несколько ростков (2—3 и даже 4) одной и той же пикноспоры.

Каких-либо изменений в клетках листа, которые препятствовали бы развитию инфекционного начала на сортах озимой пшеницы Аврора и Мироновская 808, авторами не отмечено. Через 3—6 суток после проникновения возбудителя наблюдалось слабое ветвление, а через 6—8 суток обильный рост гиф вдоль листа в межклеточниках эпидермальных и мезофильных клеток. Этим, видимо, объясняется тот факт, что пятна септориоза вытянуты вдоль жилок листа. Постепенно происходит разрастание гиф в разных направлениях, несколько раз пронизывается толща листа, межклетники заполняются мицелием. Через 100 ч после внедрения у восприимчивого сорта гифы занимают 72% межклетников, у средневосприимчивого —15, устойчивого — 4 %.

Сравнение биологических особенностей S. nodorum и S. tritici на фазе освоения экологических ниш выявило следующие их различия: при прочих равных условиях пикноспоры S. nodorum прорастают в 8—10 раз быстрее, что дает им преимущество в первичном освоении тканей растений-хозяев. Возможно, это обусловлено высоким токсическим воздействием возбудителя на растения: обнаруженный фитотоксин охрацин, или меллеин, подавляет ростовые процессы растений-хозяев, а септорин — ингибирует процесс окислительного фосфорилирования.

Замечено, что заражение растений происходит особенно успешно, если период капельного увлажнения при оптимальной температуре составляет не менее 8 ч, а относительная влажность воздуха 98—100%. Поэтому септориозы чаще всего развиваются в районах с достаточным увлажнением. Однако известны случаи, когда септориоз представлял опасность и в сухих районах. Это объясняется тем, что патоген может использовать прерывистый влажный период за счет регулярно выпадающих рос. Обильные ночные росы далее в течение короткого периода могут привести к серьезному поражению посевов септориозом. Причем S. tritici отличается повышенной устойчивостью к сухости воздуха по сравнению с S. nodorum. Поэтому в зависимости от погодных условий возбудители заражают растения в разнос время: в одни годы сначала S. nodorum, потом S. tritici, в другие — наоборот. Однако постепенно доминирующее положение занимает S. nodorum.

Инкубационный период септориоза в зависимости от гидротермических условий колеблется от 6 до 49 дней. Регрессионный анализ показал, что изменчивость латентного периода S. nodorum в 45 случаях из 100 обусловлена влиянием температуры, в 12 случаях — плотностью инокулюма и только в трех — длительностью увлажнения. Следовательно, после попадания и экологическую нишу возбудитель практически уже не зависит от увлажнения, которое так лимитирует его жизненный цикл на всех трех фазах воздушно-капельного механизма передачи. В течение сезона может развиваться от 6 до 12 генераций гриба. При этом репродуктивный потенциал S. nodorum, хотя и высок (до 10 тыс. пикноспор в одной пикниде), но значительно ниже, чем у S. tritici, которая формирует до 20 тыс. пикноспор.

Между этими возбудителями существует, очевидно, такое же расхождение экологических ниш, как и между возбудителями макроспориоза и альтернариоза. В самом деле, S. nodorum значительно чаще передается семенами, что позволяет ему раньше (начиная с фазы 1—2-х листьев) занять экологическую нишу и эксплуатировать ее в течение всего сезона. S. tritici с семенами практически не передается и, как правило, значительно позднее заражает растения. Естественно, этому возбудителю необходим более высокий репродуктивный потенциал, чтобы создать необходимую популяцию за более короткое время. У обоих видов между количеством пикнид и пикноспор установлена высокая корреляция (r = 0,9). Спорообразование возбудителей септориоза возможно только на свету, поэтому в лабораторных условиях формирование пикнид обычно стимулируют освещенностью в 2 тыс. лк на стареющей или отмирающей ткани.

В конце сезона на одних и тех же листьях одновременно появляются пикниды и перитеции. Пикниды закладываются в подустьичных пространствах листа через 10—12 суток после заражения. В этот период гифы утолщаются и разрастаются по всей толщине листа. В начале пикниды имеют вид округлой мицелиальной массы, состоящей из тесно сплетенных узелков гиф, к концу их формирования тесно сплетенные гифы полностью заполняют предустьичное пространство. При благоприятных условиях, в частности при высокой относительной влажности воздуха (более 98%), они формируются в течение 6—8 дней. В конце вегетации растений-хозяев их число достигает максимальной величины. Перезимовавшие пикниды обеспечивают первичное заражение растений, после чего цикл повторяется.

Различная реализация временного — из года в год (инфицированные растительные остатки, семена) и пространственного воздушно-капельного механизма передачи возбудителя в значительной мере определяет сезонную и — многолетнюю динамику эпифитотического процесса. Сочетание факторов передачи возбудителей изменяется по зонам-и-годам. Поэтому сезонная и многолетняя динамика болезни на яровой пшенице в Сибири, например, отличаются от европейской части СССР на озимой пшенице, что обусловливает своеобразие и тактику защитных мероприятий.

Передача S. nodorurn через семена в Сибири вызывает раннее появление септориоза на колеоптиле и прикорневых листьях — в фазе всходов — кущения. Между степенью заражения семян и всходов нет линейной зависимости. Известно, что 10%-ное заражение семян способно привести к развитию эпифитотии септориоза. Однако в Сибири это случается редко. Обычно характерная для региона июньско-июльская засуха стабилизирует развитие инфекции в нижнем ярусе листьев. Например, в одном из опытов развитие септориоза на прикорневых листьях до первой половины июля (фаза колошения) оставалось на одном уровне и в значительной мере зависело от препаратов, используемых для протравливания семян.

При протравливании семян контактными препаратами типа ТМТД развитие септориоза на посевах снизилось в 1,5—2 раза, а системными препаратами — в 2,5—3 раза по сравнению с контролем (посев непротравленными семенами). Самой высокой эффективностью обладал байтан-универсал. Применение его в смеси с ТМТД и пентатиурамом в соотношении 1:1 обеспечило практически равный эффект в борьбе в болезнью при снижении стоимости работ на 40%.

Стабилизация в развитии болезни и даже ее подавление в первую половину вегетации бывает в Сибири настолько значительным, что стеблевые листья среднего и верхнего ярусов могут оставаться здоровыми до фазы колошения. Во второй половине июля в связи с дождливой погодой начинается интенсивное развитие Септориоза на листьях верхнего яруса.

Первые единичные пятна септориоза на листьях среднего и верхнего ярусов отмечаются обычно в фазу колошения (календарно по зонам в разные годы — 10—15 июля). Максимального развития болезнь достигает к концу июля — началу августа, особенно на ранних посевах по паровому предшественнику. Это приводит к преждевременному отмиранию (засыханию) листового аппарата, в том числе флагового листа, уже в фазу молочно-восковой спелости (календарно 5—10 августа) на посевах, где фунгициды не применялись. Резко ухудшается налив зерна, снижаются такие его показатели, как натура и масса 1000 зерен. Максимальные потери отмечены у тех растений, площадь поражения колосковых чешуй которых превышала 50%. Установлено, что 1%-ное развитие септориоза колосьев может вызвать 0,5—1,0%-ное снижение массы зерна, а 1%-ное поражение флаговых листьев — 0,4%-ное. Между массой зерна в колосе и степенью поражения установлена тесная корреляция (r = 0,70≠0,86) в зависимости от сорта.

Технология возделывания сельскохозяйственных культур оказывает существенное влияние на развитие септориоза. При одностороннем азотном питании растений возрастает восприимчивость растений к инфекции и развитие болезни возрастает в 3—4 раза. Например, внесение N60 на выщелоченном черноземе Приобья (опытно-производственное хозяйство «Элитное») сопровождалось усилением поражения яровой пшеницы септориозом — с 4,9 до 21,7%. При внесении же азотно-фосфорного удобрения (N60P120) развитие болезни стабилизировалось на уровне контроля (без применения удобрений) и составило 4,2%. Поэтому при внесении повышенных норм минеральных удобрений важно сбалансированное азотно-фосфорное питание растений. Причем избыточные нормы фосфорного удобрения также вредны, как и азотного.

Особое значение в развитии болезни имеет система основной обработки почвы. При Плоскорезной, а особенно минимальной (стерневой фон), обработке почвы создается повышенный запас возбудителя инфекции по сравнению с глубокой вспашкой (на 20—22 см). К примеру, при плоскорезной и минимальной обработках почвы в северной лесостепи Приобья запас возбудителя септориоза к началу посева зерновых был в 15—20 раз выше, чем по зяблевой вспашке. Это способствовало повышению развития болезни как в увлажненные, так и засушливые годы.

Применяемые при интенсивной технологии возделывания яровой пшеницы гербициды и ретарданты также повышают восприимчивость растений к септориозу, ржавчинным заболеваниям, мучнистой росе. Так, по данным Всесоюзного НИИ фитопатологии, в первые 3—4 дня после обработки посевов аминной солью 2,4-Д развитие септориоза увеличивалось до 24,7 и 40,5% (против 1,0 и 1,9 при отсутствии обработки). Применение препарата тур также повышало скорость развития септориоза и способствовало более сильному поражению колоса — наиболее вредоносной формы заболевания. На посевах, обработанных туром, развитие септориоза достигало 42,6 и 50,6% против 21,7 и 40,4% (соответственно) без обработки. Особенно опасны завышенные нормы расхода гербицидов и ретардантов, поздние сроки их применения, а также возможное травмирование растений в момент обработки посевов.

Таким образом, септориоз зерновых культур является эволюционно сформировавшейся паразитарной системой, возбудитель которой обладает всеми хорошо развитыми эволюционными тактиками P, B и T. В качестве транспортного средства для распространения в пространстве он успешно использует капли дождя, которые служат также пусковым механизмом для выбрасывания пикноспор из пикнид. Капельно-жидкая влага необходима возбудителю на всех трех фазах механизма горизонтальной передачи: в период выделения спор из пикнид, транспортировки в пространстве и прорастания у «ворот инфекции». В сухую погоду он обладает способностью прикрепляться к субстрату, где остается до наступления благоприятных условий. Помимо пики ид, возбудитель тратит дополнительные усилия на формирование еще одной покоящейся структуры — плодовых тел, которые также гарантируют ему выживание при воздействии нежелательных факторов.

Довольно обширный набор растений-хозяев расширяет возможность его размножения в агро — и естественных экосистемах, благодаря чему возрастают шансы распространения в пространстве. Благоприятное сочетание условий для реализаций всех трех тактик приводит к массовому размножению возбудителя и развитию эпифитотий.

Стратегия интегрированной защиты растений должна предусматривать разрыв или ослабление механизма временной (с семенами, растительными остатками) и пространственной (с каплями дождя) передачи возбудителя и тем самым снижение скорости нарастания инфекции выше порога вредоносности в период налива зерна.

Особое место в борьбе с септориозом отводится агротехническим приемам, в частности возделыванию устойчивых к болезни сортов. Устойчивость пшеницы к S. nodorum контролируется несколькими генами. Устойчивые формы к возбудителю выделены буквально во всем мире. Скороспелые сорта более устойчивы, чем позднеспелые. К сортам с повышенной устойчивостью относятся Харьковская 46, Омская 9, Лютесценс 25, Новосибирская 67, Грекум 114, Вега; к восприимчивым — Саратовская 29, Новосибирская 67, Скала и др. При прочих равных условиях, на сорте Харьковская 46 формируется в среднем 23 пикниды на лист, а на Саратовской 29—109. На устойчивых сортах меньше образуется некрозов.

Наряду с использованием устойчивых сортов эффективны такие агротехнические приемы, как запашка инфицированных растительных остатков, вывоз инфицированной соломы с полей минимум на 500 м, сбалансированное азотно-фосфорное питание растений, применение гербицидов и ретардантов без нанесения растениям ожогов и травм, уничтожение сорняков — источников возбудителя инфекции.

Для предупреждения передачи возбудителя семена протравливают контактными препаратами типа ТМТД или смесью их с системными (байтан-универсал, витавакс).

Применению фунгицидов должно предшествовать определение фитосанитарного состояния посевов и составление краткосрочного прогноза развития септориоза. Простая, приемлемая в практике хозяйств методика прогноза септориоза предложена Всесоюзным НИИ фитопатологии, согласно которой, начиная с фазы выхода в трубку, каждые 7—8 дней до фазы цветения включительно проводят учет пораженности септориозом. Для этого в 10 точках поля осматривают по 10 растений и по специальной шкале и оценивают степень поражения третьего листа сверху по проценту листовой поверхности, занятой септориозными пятнами: 0 — признаки болезни отсутствуют; 1 балл — поражено от 1 до 5% поверхности листьев или колоса; 2 балла — от 6 до 10%; 3 балла — от 11 до 25%; 4 балла — от 26 до 50%; 5 баллов — от 51 до 80% и более.

По результатам оценок вычисляют среднюю поражаемость третьего сверху листа. Затем используют данные ближайшей метеорологической станции об ожидаемом количестве дней с осадками и средней температуре воздуха за период от фазы выхода в трубку до молочной спелости того или иного сорта. Если за указанный период ожидается 17 дождливых дней и более, а среднесуточная температура воздуха будет находиться в пределах 14—21°С погодные условия оцениваются как благоприятные для развития септориоза. В Новосибирской области, например, согласно многолетним данным, более благоприятные условия для развития септориоза складываются в лесостепных районах по сравнению со степными.

Располагая необходимыми данными легко определить возможные потери урожая и установить необходимость или нецелесообразность химической обработки.

Целесообразность применения фунгицидов определяется окупаемостью затрат прибавкой сохраненного урожая, которая зависит от таких важнейших факторов, как ожидаемая урожайность, возможные потери урожая от болезни и эффективность применяемых препаратов.

Приведем пример практического использования данных прогнозов в опытно-производственном хозяйстве «Элитное» Новосибирского района Новосибирской области (северная лесостепь Приобья).

По данным местной метеостанции (п. Огурцово), в 1985 г. число дней с осадками в период от фазы выхода в трубку до молочной спелости составило 23, а средняя температура воздуха 17,9°С. Следовательно, гидротермические условия были благоприятными для развития септориоза. Возделываемые в хозяйстве сорта яровой пшеницы Новосибирская 67 и Новосибирская 81—восприимчивы к септориозу. Учеты развития септориоза в период развертывания флагового листа показали, что поражение третьего сверху листа было ниже критического уровня, то есть 30%. Возможные потери урожая от болезни могли составить 20%. При таких потерях урожая затраты на химические обработки окупаются при ожидаемой урожайности ниже 21 ц/га, хозяйство же планировало получить свыше 30 ц/га. Применение химических обработок подтвердило высокую их окупаемость.

Применение системы защитных мероприятий при интенсивной технологии возделывания яровой пшеницы позволяет продлить функционирование флагового листа в зеленом состоянии на 7—10 дней и обеспечить уровень развития болезни ниже порога вредоносности (10—15%) в период налива зерна. При этом в колхозе «Большевик» Ордынского района Новосибирской области урожайность зерна, например, возрастала с 37,9 до 46,2 ц/га, или на 22%.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: