Факультет

Студентам

Посетителям

Седалищный нерв

Седалищный нерв — самый толстый нерв крестцового сплетения.

Он иннервирует мускулатуру конечности, кроме некоторых ягодичных мускулов, сгибателей тазобедренного и разгибателей коленного суставов, иннервируемых бедренным нервом. Он опускается сзади тазобедренного сустава и делится на большеберцовый и малоберцовый нервы, идущие по медиальной поверхности двуглавого мускула почти до коленного сустава. На уровне таза седалищный нерв отдает ветви глубокому ягодичному, двойничной и квадратной мышцам бедра и внутреннему запирателю.

По данным В. П. Бойцовой (1968), исследовавшей строение седалищного нерва у свиней, овец, быков и лошадей, он многопучковый, плексусный. Наименьшее количество мякотных волокон в нем у белых мышей (958—2746), наибольшее — у быков (40 357—123 396) и лошадей (77 105—104 405). Возрастные особенности седалищного нерва характеризуются тем, что у новорожденных животных по сравнению со взрослыми диаметр мякотных волокон относительно небольшой и миелиновая оболочка не толстая.

Из заболеваний следует выделить ишиалгию и параличи, причем последние могут быть как центрального, так и периферического происхождения. Заболевания седалищного нерва встречаются у лошадей и крупного рогатого скота, овец, коз, собак, верблюдов, ослов и других животных.

Этиология. У лошадей чрезмерное и форсированное разгибание тазовой конечности при скольжении и толчке корпуса вперед во время прыжка через препятствие вызывает натяжение седалищного нерва, вследствие чего возможно растяжение и даже разрывы нервных волокон. Огнестрельные раны в области таза, флегмоны, появляющиеся около прямой кишки, и переломы костей таза часто приводят к разрыву нервных волокон и развитию параличей.

У крупного рогатого скота паралич может возникнуть вследствие продолжительного лежания на асфальтовых, бетонных полах, при недостаточном количестве подстилки, после патологических родов и родильного пареза (Ю. Н. Давыдов), внутримышечных инъекций лекарственных препаратов и вакцин в области глютеусов, при гемоглобинемии. Известны случаи одновременного поражения седалищного и лучевого нервов (Кютцнер, 1921), а также седалищного и бедренного нервов.

Причинами слабости и паралича нерва разные клиницисты отмечали сильное натяжение нерва (Филлекер), абсцессы и меланомы в области газа (Меллер), прижатие малоберцового нерва личинками овода (Дарер). Перечисленные факторы могут также обусловить выпадение функции большеберцового и малоберцового глубокого нервов. Главную роль в поражении последнего играют сдавливания и вытягивания в месте перекрещивания его с малой берцовой костью. Параличи большеберцового нерва наблюдаются у лошадей резвых аллюров вследствие интенсивного мышечного сокращения (Ю. Давыдов, 1946). Малоберцовый нерв чаще поражается в области наружной поверхности голени, где он проходит в межмышечном желобе между сухожилиями длинного и бокового разгибателей пальцев.

Центральные параличи седалищного нерва обусловлены повреждением спинного мозга и его оболочек, кровоизлиянием в позвоночный канал при травмах позвоночника. В таких случаях поражаются, как правило, оба седалищных нерва. По сообщению Франка, причиной паралича могут быть воспалительные невромы, осложняющие течение гнойных процессов в ягодичных мышцах (абсцесс).

У одной лошади нарушение ритма движения заключалось в укорочении заднего отрезка шага и хромоте, резко усиливающейся при поворотах. Через пять месяцев атрофия мышц крупа достигла такой степени выраженности, что стали обрисовываться костные выступы скелета левой стороны. При вскрытии обнаружена неврома поверхностного ягодичного нерва величиной с голову голубя.

У овец и свиней параличи малоберцового нерва наблюдаются как осложнения при переломах бедренной и берцовой костей.

У собак двусторонние параличи возникают после переболевания чумой и при ушибах поясничной части позвоночника.

Клиническая картина. Выпадение функции обеих седалищных нервов очень затрудняет движение тазовых конечностей, так как поражается почти вся сгибательная и разгибательная мускулатура. Одностороннее поражение сопровождается выпадением мускулов, действующих на скакательный сустав пальцев. Характерным признаком является выпадение функции разгибателей пальца; путовый сустав резко сгибается и животное опирается на его дорсальную поверхность.

В покое конечность расслаблена, тазобедренный, коленный и скакательный суставы пассивно согнуты. Пальпацией мускулов выявляется резкое расслабление тонуса икроножного мускула и ахиллова сухожилия. Если же согнуть конечность в путовом суставе, одновременно пальпируя мышечное брюшко длинного разгибателя пальца, то обнаруживается отсутствие мышечного тонуса и свободное растягивание мышцы по мере увеличения угла сгибания путового сустава. Согнув путовый сустав, можно поставить конечность на его дорсальную поверхность, причем животное не может самопроизвольно разогнуть сустав и опереться на копыто. Такие симптомы автор наблюдал у раненых лошадей с повреждением седалищного нерва в области тазобедренного сустава.

При движении наблюдается смешанная хромота с признаками аддукции коленного и абдукции скакательного суставов (Б. М. Обухов) при полном выпадении разгибательных движений в путовом суставе. При проводке животного по неровному грунту конечность иногда волочится (выпадение функции двуглавой мышцы бедра, полусухожилытой и других ниже коленного сустава). Вялое свисание стопы (если приподнять конечность) и прогибание скакательного сустава при опирании указывают на поражение всего ствола седалищного нерва.

У собак из-за постоянного травмирования во время движения спинковой поверхности заплюсневого сустава образуются вначале ссадины и потертости, а затем типичная нервнотрофическая язва, не поддающаяся заживлению (А. Н. Голиков, 1956). Аналогичные явления были отмечены у оленя при двустороннем параличе малоберцовых нервов (А. Кунтце, 1961).

У рогатого скота на поврежденной конечности отмечено дрожание мышц всей заднебедренной группы, спотыкание при опирании на зацепную стенку копыта или, так же как у лошадей, на спинковую поверхность путового сустава.

Двустороннее поражение седалищных нервов напоминает клиническую картину паралича крестцового сплетения, но нужно иметь в виду, что мочевыведение и функция толстого отдела кишечника не нарушены. Сохраняется также движение хвоста. Чувствительность кожи изменяется в области пальцев, на наружной и передне-наружной поверхности голени, а на внутренней поверхности голени и бедра не изменяется. В то же время болевая реакция задней поверхности может быть понижена.

Выпадение функции только большеберцового нерва при сохранении иннервации, осуществляемой стволом седалищного нерпа и его другой крупной ветвью — малоберцовым нервом, можно рассматривать как самостоятельную болезнь, так как ее симптомы достаточно характерны.

В покое на обремененной конечности можно заметить большее, чем в норме, сгибание скакательного сустава, что обусловлено снижением тонуса икроножного мускула. Активное разгибание этого сустава не происходит, и при движении конечность иногда сильно подтягивается вперед, толчкообразно опираясь, что напоминает «петушиный» ход. Путовый сустав в покойном положении слабо согнут, если нагрузка не ложится на конечность.

Вынос конечности в силу действия пояснично-подвздошного мускула сопровождается чрезмерным подниманием ее кверху. Пальпацией обнаруживают снижение тонуса двуглавого мускула бедра, полусухожильного, полуперепончатого и икроножного мускулов. Активное разгибание скакательного сустава и сгибание фаланговых суставов невозможно. У лошадей и собак сравнительно быстро развивается нейропатическая атрофия мышц.

Прогноз зависит от характера и вида повреждения седалищного и большеберцового нервов. В свежих случаях пареза или паралича, возникших после охлаждения или растяжения, прогноз благоприятнее, чем в хронических случаях при атрофии мускулов. Исследования автора на собаках с перерезанным седалищным нервом показали, что восстановить функцию движения в поврежденной конечности можно только сшиванием концов нерва. Нейротрофические расстройства (выпадение волос, образование нейротрофических язв, атрофия мускулов и др.) быстрее развиваются в тех случаях, когда наряду с перерывом нерпа создается раздражение его центрального отрезка (сдавливание) или когда сдавливается нервный ствол, например лигатурой. В последнем случае в области 1—2-й фаланги не только появляются нейротрофические язвы, но быстро идет дистрофический процесс в суставах и костях пальцев (гангрены) и может возникнуть отторжение дистальных участков конечности.

Перерезка большеберцового нерва у лошадей не вызвала спадения роговой капсулы, как это может быть при невротомии большеберцового и малоберцового нервов.

Быстрота наступления и степень атрофических явлений зависят от интенсивности болевой реакции. Если перед сдавливанием седалищного нерва лигатурой обезболить его (внутриствольная анестезия 0,25%-ным раствором новокаина), то на месте наложения лигатуры не развивается неврома, а в области стопы не образуются нейротрофические язвы, напротив, при лигировании нерва без предварительного обезболивания дистрофия приводит к разрушению не только мягких тканей, но и костей.

Диагноз поставить сравнительно легко на основании изучения достаточно характерной клинической картины периферических параличей. Трудно разграничить паралич центрального (спинального) происхождения, однако он чаще бывает двусторонним и протекает тяжелее. Кроме того, при поражении спинного мозга и его оболочек наблюдается расстройство мочевыведения и дефекации, а также нарушение функции хвостовых нервов, чего не бывает при одностороннем периферическом параличе. При поражении крестцового сплетения наблюдается слабость срамных нервов: выпадение полового члена из препуциума, отсутствие эрекции, анестезия в области промежности и мошонки. Рефлекс Кремастера может отсутствовать. Поражение оболочек спинного мозга вызывает разлитую боль в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, иногда судорожное сокращение мышц бедра. Во время вставания животные стонут, при повороте тела и давлении на область поясницы ощущают болезненность. Ее легко определить и при постукивании перкуссионным молоточком вдоль позвоночника, начиная с грудного отдела; собаки уклоняются и прогибают спину, лошади приседают, делают отрывистые движения хвостом, могут укусить.

Диагностировать паралич большеберцового нерва можно по характерной постановке тазовой конечности: значительное, больше нормы, согнутое положение скакательного сустава и расслабление тонуса двуглавой мышцы, полуперепончатого, полусухожильного и икроножного мускулов, легко определяемое пальпацией.

Чувствительность кожи в области латеро-плантарной поверхности голени, на уровне средней ее трети понижена. Реакция на укол в области пута и по венчику также может быть понижена, но поскольку эта область иннервируется также и малоберцовым нервом, то при параличе седалищного нерва анестезию кожи можно обнаружить до путового сустава и выше, преимущественно по плантарной поверхности плюсны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: