Факультет

Студентам

Посетителям

Прямое истребление животных человеком

Большинство авторов, писавших по данному вопросу, склонно придавать этому фактору слишком большое значение.

В действительности прямое преследование свело на нет очень немногие виды, а именно те, которые не были приспособлены к сопротивлению.

Классическим примером такого уничтожения, и при этом в кратчайший срок, остается морская корова Командорских островов.

Морская корова Стеллера была встречена русскими только на Командорских островах и там быстро истреблена. Существуют мало известные данные о том, что она была распространена на берегах Тихого океана в местах гораздо более южных. В примечании к главе XCII Пекинского издания книги Марко-Поло, взятом из китайских хроник, сказано следующее: «Под 1267 годом есть указание, что в 9-й луне посланные прибыли от хана в Корею с письмом к королю. Хубилай просил кожу особой рыбы, именуемой «Ахирхо-Мунхо» и похожей на корову. Посланным было сказано, что, поскольку хан имеет ноги распухшими, ему будут полезны сапоги, сделанные из кожи этой рыбы, и в следующем месяце король Кореи выслал 17 кож хану». Высказывается предположение, что Ахирхо-Мунхо есть не что иное, как морская корова, описанная Стеллером. (Книга Марко Поло, гражданина Венеции… записанная под диктовку автора в 1295 Рустиньяном Пизанским, просмотренная и выправленная самим Марко Поло в 1397, опубликованная Потье в 1867, переведенная на современный французский и аннотированная по китайским источникам Шариньоном, т. 1—3, издание Нахбаура, Пекин, 1924—1928) (фр.).

Несомненно человеком во времена весьма древние был истреблен во всей Евразии мускусный бык, о чем свидетельствует предельная беспомощность, которую проявляет данное животное перед человеком, что хорошо видно из описаний промысла этого копытного туземцами арктической Америки. В. Стефансон был одним из немногих людей науки, которым довелось участвовать в Такой «охоте» самим, и он остроумно сравнивает ее с убоем коров на ферме.

Как уже было сказано, И. Г. Пидопличко убедительно показал полную вероятность истребления человеком мамонта и шерстистого носорога. Человеком истреблены в Сибири первобытные быки, причем это, очевидно, произошло гораздо раньше, чем в Европе, и дикие лошади, но быстрота их исчезновения была связана с неблагоприятными изменениями климата. Можно указать также на чрезвычайное сокращение распространения и количества морской выдры — калана и речного бобра, но эти животные, дожив до нашей эпохи, уцелели и успешно размножаются.

Быстрота и самая возможность истребления животных человеком зависят от того, насколько ценится преследуемое животное. Чтобы промысел осуществлялся, заработок от добытого за день должен оправдывать труд охотника. По мере того, как животное становится редким, добыча его делается более трудоемкой и понижается выгодность промысла, хотя бы стоимость добытого и возрастала. Таким образом, сокращение численности вызывало снижение добычи, промысел терял интенсивность, и вид получал передышку.

Уровень поголовья, при котором снижался или прекращался промысел, был различным и зависел от ценности шкурки. В XVII веке русские охотники прекращали добычу соболя, когда «ужин» (доля охотника) члена артели достигал еще 10—15 зверьков. Это объяснялось дороговизной муки и охотничьего снаряжения и большими расходами по дальним заездам на угодья, которые делали такую добычу невыгодной. В XIX веке такой величиной были 3—5 соболей. В начале XX столетия 1—2 соболя за сезон считались завидной добычей. В то же время соболь стал так редок и сохранился в таких труднодоступных участках, что могли добывать его лишь одиночки, которые шли на этот тяжелый и опасный промысел не столько из-за самого заработка, сколько влекомые неистребимым охотничьим азартом и привычкой.

Другой пример — белка. В Сибири в большинстве районов считалось хорошей добычей 18—20 зверьков в день, малой —15. При добыче 8—10 белок в день охотников белковать находилось немного. Перспектива добычи 5—6 зверьков считалась «полным отсутствием» белки, и этот взгляд сохраняется в основных охотничьих районах до сего дня. Между тем на севере Европейской России, в условиях большей нужды населения и значительного развития добычи боровой дичи, дававшей удовлетворительный заработок, белковье с выходом 1—2 белок в день считалось целесообразным.

В отдельных случаях быстрое сокращение численности животных само служило причиной возникновения процесса, предотвращавшего их полное уничтожение. Так произошло в Сибири с маралом. Высокая стоимость пантов вызывала ожесточенное преследование этого зверя, и уже в половине прошлого столетия он был уничтожен почти полностью. Но пытливые сибиряки создали своеобразную хозяйственную отрасль — мараловодство, развитие которого дало рынку большое количество пантов, цена их упала, стало невыгодным очень трудоемкое преследование диких пантачей, и марал получил серьезную передышку. Не будь этого, едва ли бы сейчас марал встречался среди зверей сибирской фауны.

Если история Сибири знает случаи уничтожения целых видов млекопитающих, то фауна птиц почти не дает нам таких примеров. Это объясняется тем, что охота по перу в Сибири никогда не имела большого хозяйственного значения и была чисто попутным занятием. Можно назвать два факта. Во-первых, судьба пеликана в Прибайкалье. Как установил В. В. Ламакин, эта красивая птица обитала в значительном количестве на Гусином озере в бассейне реки Селенги еще в начале XVIII века, но к концу его уже совершенно там не встречалась. Протопоп Аввакум, а позднее Георги, академик Российской Академии наук XVIII века, обнаружили пеликана на Байкале, где позднее он не встречался вовсе до залетов в последние годы, что было установлено Т. Н. Гагиной. Очевидно, что гнездовья пеликанов подвергались разорению и птицы были истреблены.

Второй пример — судьба ягнятника. Тщательно собранные факты привели Т. Н. Гагину к убеждению, что исчезновение этого гигантского хищника из пределов Восточной Сибири было вызвано преследованием со стороны человека, поскольку перья ягнятника в далеком прошлом имели огромную ценность. Никакого иного объяснения исчезновения его пока нет.

Особо нужно рассмотреть значение прямого истребления животных человеком в процессе борьбы с хищниками и вредителями. Такая борьба велась уже в древности, и в литературе считается доказанным, что таким именно путем были, например, истреблены львы в Европе и Малой Азии еще до нашей эры, так же как и волки в Англии в XV веке. Однако в Сибири этого рода примеры встречаются только в современный период, и о них мы скажем в своем месте.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: