Факультет

Студентам

Посетителям

Природная очаговость и роль диких животных в эпизоотологии гельминтозов

Анализ гельминтофауны сельскохозяйственных и диких животных показывает, что между ними может происходить обмен определенными гельминтами.

Этому способствуют разнообразные факторы как биотического, так и абиотического характера. Природная очаговость болезней свойственна не только вирусным, бактериальным, протозойным заболеваниям человека, но и гельминтозам сельскохозяйственных и домашних животных. К природно-очаговым болезням отнесены такие гельминтозы копытных, как авителлиноз, парабронемоз, скрябинемоз, макраканторинхоз. Некоторые возбудители гельминтозов птиц также могут циркулировать в природе независимо от наличия домашних птиц (Гвоздев, 1954).

Типичными природно-очаговыми болезнями, вероятно, следует считать только те, которые вызываются возбудителями, циркулирующими в природе независимо от человека и сельскохозяйственных животных. Однако мы полностью согласны с мнением Е. В. Гвоздева (1968) о том, что иногда без достаточных оснований некоторые гельминтозы относят к природноочаговым.

Установление возбудителя только у диких животных не дает оснований говорить о природном очаге болезни. Дикие животные могут оказаться своеобразным «тупиком» в биологическом цикле возбудителей гельминтозов, т. е. не могут быть его источником.

С эпизоотологической точки зрения (по нашему мнению) природным очагом гельминтозов следует считать те биотопы и ландшафтные зоны, где экологические и особенно биоценологические связи обусловливают механизм передачи возбудителя от его источника к восприимчивому животному без участия сельскохозяйственных животных и человека.

Эпизоотический процесс при гельминтозах диких животных возникает и развивается так же, как и при гельминтозах домашних животных. Здесь имеется источник возбудителя и его звенья, механизм передачи и восприимчивые животные, процесс развивается в естественной среде без вмешательства человека.

Только при наличии источника возбудителя, его звеньев и механизма передачи восприимчивым диким животным можно с уверенностью утверждать о его циркуляции в отдельных биотопах. Возможность передачи из природного очага возбудителя сельскохозяйственным животным необходимо постоянно учитывать при изучении эпизоотологии гельминтозов.

Большое значение природной очаговости гельминтозов придавал К. И. Скрябин. Он писал: «На современном этапе, когда остро поставлен вопрос о необходимости девастации, полного искоренения возбудителей одних гельминтозов человека и сельскохозяйственных животных и резкого снижения других,— необходимо знание всех деталей биологии этих гельминтов и особенностей эпидемиологии (эпизоотологии) вызываемых ими заболеваний в данных конкретных условиях.

Наличие сведений об очагах инвазии в природе и знание путей циркуляции возбудителя между природными и синантропными очагами является в ряде случаев основой при разработке конкретных планов оздоровительных мероприятий.

Мы полагаем, что вопрос о природной очаговости гельминтных инвазий представляет серьезную, интересную и практически важную проблему».

В возникновении эпизоотического процесса при отдельных гельминтозах домашних птиц большую роль могут играть дикие птицы, разносящие возбудителей и загрязняющие водоемы и почву.

В. И. Петроченко и Г. А. Котельников (1962) отмечают, что озера и пруды, на которых еще не находились домашние утки, можно считать неблагополучными по отдельным гельминтозам, так как их ранее посещали дикие птицы. У последних имеется ряд общих с домашними птицами гельминтов. Поэтому нередко приходится исключать из пользования значительное количество водоемов, где обнаружены возбудители гельминтозов общих как для диких, так и домашних птиц. Например, Г. А. Котельников (1962) сообщает, что четвертая часть озер и прудов Южного Урала содержит промежуточных хозяев Polymorphus magnus — бокоплавов, которые в сильной степени поражены личинками этого гельминта. Естественно, что на этих водоемах не разводят уток и гусей.

У 12 видов диких куриных птиц (перепел, серая куропатка, фазан и др.), часто посещающих выпаса домашних кур и индеек, выявлено 20 видов гельминтов, вызывающих такие заболевания как простогонимоз, гетеракидоз, аскаридиоз (Гвоздев, 1958).

Существование природных очагов гельминтозов домашних птиц зависит от многих факторов как биотического, так абиотического характера. Очаг может ограничиваться биотопом, где имеются благоприятные условия для промежуточных или дополнительных хозяев. Могут быть и такие очаги, которые включают несколько биотопов или даже ландшафтные участки, где распространены дефинитивные хозяева. Например, природный очаг капилляриоза кур C. caudinflata распространен по всей лесной зоне Южного Алтая. Возбудитель здесь циркулирует между рябчиками, тетеревами, куропатками и дождевыми червями — промежуточными хозяевами (Гвоздев, 1968).

Природные очаги водоплавающих птиц (утки, гуси) обычно связаны с определенными водоемами и промежуточными хозяевами. Существование таких очагов во многом зависит от продолжительности жизни инвазированных промежуточных и резервуарных хозяев и устойчивости яиц и личинок гельминтов во внешней среде.

Природные очаги инвазии домашних птиц могут возникать и под влиянием антропогенных факторов, что необходимо учитывать при создании новых водохранилищ. Внутренние водоемы колхозов и совхозов часто посещает дикая водоплавающая птица. После инвазирования промежуточных хозяев возбудитель может заразить как дикую, так и домашнюю птицу (уток и гусей). Следовательно, под влиянием хозяйственной деятельности человека могут возникать новые природные очаги гельминтозов птиц.

Феномен природной очаговости присущ и многим гельминтозам домашних птиц. Полиморфоз, стрептокароз, нотокотилез и некоторые гименолепидозы диагностируют при разведении уток на естественных озерах, где возбудители этих болезней циркулируют между пресноводными моллюсками и дикой птицей. Исследования показывают, что каждый водоем, посещаемый дикой птицей, представляет собой природный очаг какого-нибудь гельминтоза водоплавающих птиц, и стоит только выпустить на него домашних уток, как они включаются в биологическую цепь циркуляции возбудителя, и очаг переходит в антропургический (Галузо, Боев, Гвоздев, 1968).

Считается доказанным, что простогонимозу свойственна природная очаговость, и что он может существовать в очаге без участия домашних кур. Дикие водоплавающие птицы — основные резерваты эхиностомозов и нотокотилеза домашних птиц. В поддержании очагов капилляриоза большую роль играют тетеревиные птицы. Так, в горах Южного Алтая капиллярии обнаружены у 56% рябчиков, глухарей, тетеревов и серых куропаток. Между дикими и домашними птицами происходит обмен паразитами (Гвоздев, 1957; Панин, 1957).

Среди домашних (куриных) птиц в некоторых местах земного шара широко распространен сингамоз — заболевание, вызываемое нематодой Syngamus trachea, обитающей в трахее. Этот гельминтоз наносит большой ущерб птицеводческим хозяйствам. Впервые на возможность заноса этого паразита дикими птицами обратил внимание русский исследователь М. Г. Тартаковский (1901).

У домашних кур в некоторых областях распространен простогонимоз, вызываемый сосальщиками из рода Prostogonimus, У молодых птиц он паразитирует в фабрициевой сумке, а у взрослых кур — в яйцеводе. Паразиты широко распространены среди многих диких птиц, в том числе и куриных. В цикле их развития участвуют стрекозы (дополнительные хозяева), в связи с этим заболевание наблюдается в местах (крупные водоемы), где они обильно выплаживаются.

Цестода Raillietina широко распространена у домашних птиц. Выявляют ее у фазанов, перепелов, куропаток и тетеревов. К. Л. Шу — мило и Е. И. Тихон (1971) установили, что в условиях, обеспечивающих жизненный цикл Н. tricolor и его дальнейшую циркуляцию, достаточно около 16% зараженных уток, чтобы через 7 мес вспыхнула эпизоотия. В окультуренном ландшафте Молдавии циркуляция Н. tricolor в синантропном очаге поддерживается преимущественно лигохетами A. dubiosa, а в природном — C. lacuum.

С. Н. Боев (1948) подчеркивает, что природная очаговость свойственна не только биогельминтозам, но и геогельминтозам (протостронгилидозам и диктиокаулезам). При изучении гельминтозов сельскохозяйственных животных и гельминтозоонозов установлено, что дикие копытные (маралы, косули, кабарга, архары, горные козлы и кабаны) могут быть резервентами возбудителей фасциолеза, дикроцелиоза, эхинококкоза, тениаринхоза и трихостронгилезов. Коэффициент общих гельминтов у них от 48 до 100%. К природно-очаговым следует отнести такие гельминтозы, как авителлиноз, парабронемоз, скрябинемоз, нематодирозы и протостронгилидозы. Все районы распространения архаров можно считать вероятными природными очагами диктиокаулеза овец, коз (общий вид паразита Dictyocaulus filaria). Из семи видов протостронгилид, встречающихся у сибирского козерога, лишь один специфичен для этого животного, остальные шесть паразитируют у овец и коз. У крупного рогатого скота, верблюдов и оленей паразитируют диктиокаулы одного вида, следовательно, возможно их перезаражение (Боев, 1954). Отмечено, что сайгак в Нижнем Поволжье может быть резервуаром мониезий и тизаниезий в природе.

У сайгаков доминирующая кишечная инвазия — авителлиноз,— распространенная в основном в природном очаге, а у овец — мониезиоз. Тизаниезиозом поражены дикие и домашние жвачные. Места обитания сайгаков служат очагами авителлинозной инвазии, и такие пастбища следует считать потенциально опасными в инвазировании овец, коз и других жвачных. У сайгаков обнаружены нематоды желудочно-кишечного тракта, но интенсивность инвазии низкая, поэтому большого значения в эпизоотологии нематодозов овец они не имеют (Петров и Вибе, 1971).

Определенную роль в эпизоотологии гельминтозов сельскохозяйственных животных играют олени, в частности маралы. У маралов и косуль выявлено 16 видов гельминтов, из которых 5 наиболее патогенные (Elaphostrongylus cervi, Setaria cervi, Dictyocaulus eckerti, Oesophagostomum venulosum, Trichocephalus skrjabini). Общими для оленей и сельскохозяйственных животных считают 11 видов гельминтов (Dicrocoelium lanceatum. Taenia sp.. Taenia hydarigena, Trich — ostrongylus colubriformis, Osteriagieila circumcincta, Ostertagiella trifurcata, Nematodirus sp., Oesophagostomum venulosum, Chaberda ovina, Trichocephalus skrjabini, Capiilaria sp.).

Контакт маралов с овцами, козами, крупным рогатым скотом может привести к перекрестному их заражению и тем самым накоплению инвазии в природе. Ее распространению, сохранению и концентрации в этих местах способствуют моллюски, многие из которых — промежуточные хозяева протостронгилид и дикроцелиид, а также кровососущие насекомые — промежуточные хозяева филяриид, сетариид, габронематид. Муха-жигалка (N. stimulans) служит промежуточным хозяином сетарии оленей и участвует в передаче возбудителя сельскохозяйственным животным. Волки, лисицы, барсы и другие представители отряда хищных — дефинитивные хозяева тениид, которыми заражаются не только олени, но и сельскохозяйственные животные (Прядко с соавт., 1971).

Установлена повсеместная инвазированность диких жвачных лиорхами. Широкая распространенность катушек способствует сохранению и концентрации лиорхов в таежных лесах. Косули и лоси могут служить носителями лиорхов и способствовать распространению этих трематод среди домашних животных (Жалцанова, 1979).

Для объективной оценки очага гельминтоза важно не только знать общность состава паразитов, но и выяснять пути их циркуляции в каждом очаге. Так, до внедрения отгонного содержания овец на юге Казахстана авителлиноз не регистрировали. При выпасании овец на территориях обитания сайгаков и джейранов эта инвазия из пустынь и полупустынь распространилась в предгорья, где поддерживается овцами, а в пустынной и полупустынной зонах как овцами, так и джейранами, и сайгаками (Боев, Сидоров, 1979). Во всех очагах дефинитивным хозяином описторхов служат гидрофильные грызуны — водяная полевка или ондатра. Дикие плотоядные, считавшиеся ранее основным источником инвазии в природе, практически являются биологическим тупиком в циркуляции описторхов (Сидоров, 1970; Плешев, 1978). Обнаружение у диких жвачных животных возбудителей гельминтозоонов свидетельствует о том, что они играют определенную роль в эпизоотологии фасциолеза, дикроцелиоза, трихостронгилеза.

Один из первых отечественных ученых В. П. Коряжнов (1957) отнес трихинеллез к числу природно-очаговых заболеваний. Основной и постоянно действующий источник трихинеллеза для домашних животных — дикие млекопитающие, особенно хищные. Возбудитель обнаружен у волков, лисиц, рысей, кротов, землероек, енотовидной собаки, бурозубок, бурых медведей, шакалов, каменных куниц, лесных мышей и др. (Бобров, 1952; Маширов, 1957; Геллер, 1957; Бессонов. 1960, 1962; Лукашенко, I960, 1962; Роданая с соавт., 1959 и др.).

Природная очаговость трихинеллеза установлена во многих странах (Zimmerman et al., 1962; Rausch et al., 1956; Madsen, 1961; Oedham et al., 1957, и др.).

Из анализа литературных данных о распространении трихинелл в природных биоценозах можно сделать вывод о том, что нет такого места на земном шаре (кроме Антарктиды), о котором с уверенностью можно сказать, что в нем нет трихинеллеза. Ограниченность территории, характеризующая локализацию природноочагового заболевания и являющаяся одним из определяющих его признаков, не играет такой роли для трихинеллеза.

Ю. А. Березанцев (1960) считает, что в природе существует два типа очагов трихинеллеза: природный и синантропный. Первый по своему происхождению первичный, основными хозяевами в нем являются преимущественно дикие хищные животные. Распространение возбудителя в синантропных очагах зависит в первую очередь от степени поражения свиней. Заражаются они обычно при поедании мяса, содержащего инвазионных личинок. Повсеместное распространение инвазии связано с тем, что плотоядные животные — носители трихинелл, фактически встречаются повсеместно на земном шаре и в поисках пищи проявляют большую мобильность.

Следовательно, при эпизоотологическом обследовании хозяйства ветеринарным врачам необходимо уделять большое внимание возможности участия диких животных в переносе возбудителей таких гельминтозов сельскохозяйственных животных, как фасциолез, дикроцелиоз, гидатигенный цистицеркоз, овисный цистицеркоз, трихинеллез и ряд гельминтозов домашних птиц.

Особенно необходимы знания о природной очаговости гельминтозов ветеринарным специалистам, обслуживающим отгонное животноводство, зоопарки, участвующим в работе заповедных хозяйств, так как при завозе зараженных диких животных могут возникнуть новые природные очаги гельминтозов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: