Факультет

Студентам

Посетителям

Последний период жизни И.В. Мичурина

Перед юбилеем (в июне—июле 1934 г.) И. В. жаловался на желудочные боли, но затем в его здоровье наступило временное улучшение, совпавшее с периодом юбилейного торжества в сентябре 1934 г.

Однако к зиме 1934/35 г. он снова почувствовал ухудшение и жаловался на болезнь. Тем не менее И. В. работал, не нарушая привычного режима. Он принимал своих сотрудников и давал указания по работе, вел большую переписку.

Зимой 1934/35 г. И. В. уже не выходил из комнаты, чувствуя нарастающее недомогание. В феврале 1935 г. появились угрожающие симптомы со стороны кишечника; И. В. потерял аппетит, силы его заметно слабели. Однако он не переставал руководить работой своих сотрудников и интересовался всеми делами и новостями.

14 марта И. В. принял одну из научных сотрудниц Тимирязевской сельскохозяйственной академии, приехавшую к нему за советом и помощью. 19 марта консультировал план кинофильма о его работе. 29 марта весь день занимался консультацией по письму. Металлоуправления Грузинской ССР о применении садового инструмента новой конструкции. Внимательно следя за газетами и журналами, И. В. узнал о юбилее В. Р. Вильямса и 3 апреля отправил ему приветственную телеграмму: «В день пятидесятилетия Вашей выдающейся научной деятельности сердечно поздравляю Вас, дорогой Василий Робертович, искренно желаю Вам с тою же энергией работать на благо социалистического общества».

В апреле в здоровье Ивана Владимировича произошло резкое ухудшение, и он стал быстро слабеть. Известный его биограф А. Н. Бахарев, все время находившийся в общении с больным, так описывает этот период его жизни: «Болезнь разъедала некогда могучий организм Ивана Владимировича… Лицо больного осунулось, руки тряслись, и он с трудом передвигался по комнате. Только по-прежнему горели его темно-карие немеркнущие глаза. Аппетит пропал совсем… Мичурин питался лишь молоком и чаем. Утром 22 апреля мы, прожившие и проработавшие с Мичуриным много лет, в последний раз завтракали с Иваном Владимировичем. На следующий день, жалуясь на общую слабость и резкие боли в желудке, он не мог уже подняться с постели». Состоявшийся 24 апреля консилиум врачей нашел у больного рак малой кривизны желудка.

Конец апреля, весь май и начало июня И. В. находился уже на искусственном питании. Его мучили кровавые рвоты и сильные желудочные боли, но он, не вставая с постели, продолжал работать, мужественно перенося страдания.

Он часто вызывал к себе в маленькую спальню своих сотрудников, давал им указания, вносил поправки в планы их работы, живо интересовался ходом работ в саду, сам просматривал всю корреспонденцию и читал газеты. Получив из Саратова семена арбуза, отличающегося особой лежкостью плодов (до 4 лет), и письмо от одного из командиров Красной армии, нашедшего случайно у деревни Томингонт Ораниенбаумского района Ленинградской области крупноплодную красную смородину, И. В. сейчас же командировал научных сотрудников для сбора материала и сведений по этим интересным растениям.

В связи с продолжающимся ухудшением здоровья И. В. 10 мая состоялся второй консилиум, подтвердивший диагноз первого. При больном все время дежурили врачи, в доме безотлучно находились его дочь Мария Ивановна, племянница Александра Семеновна Тихонова и ближайшие помощники — П. Н. Яковлев, И. С. Горшков, А. Н. Бахарев и некоторые другие. Всем было ясно, что развязка приближается и что каждому нужно быть готовым навеки проститься с любимым учителем и другом…

До 4 июня И. В. все еще продолжал интересоваться работой и принимал родных и гостей, приехавших проведать его. Приехал из Ленинграда и сын его Николай — инженер-конструктор.

Четвертое июня было последним днем перед смертельной агонией И. В. В этот день состоялся третий врачебный консилиум, который установил: «Диагноз — рак. Состояние тяжелое. Резкая кахексия (истощение), ослабление сердечной деятельности».

Далее уже идут сухие безнадежные сводки о положении умирающего. Приведем их в том виде, как они были опубликованы в свое время.

«5 июня. Состояние здоровья И. В. Мичурина с каждым часом становилось хуже. В ночь на 5 июня больной почти все время находился в забытьи, много бредил, редко приходил в сознание. Пульс 108, слабого наполнения. Сегодня в 12 часов дня консилиум врачей констатировал резкое ухудшение состояния больного, нарастание сердечной слабости» (Известия, 6 июня 1935 г.).

«6 июня. К вечеру положение И. В. Мичурина резко ухудшилось. Пульс 90—100. Схваткообразные боли в области живота. Впервые за все время болезни И. В. начал стонать. Время от времени он говорил односложные слова» (Правда, 7 июня 1935 г.).

В 9 часов 30 минут утра 7 июня И. В. скончался. На следующий день траурное правительственное сообщение оповестило весь мир о смерти великого биолога:

«Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) с прискорбием извещают о смерти Ивана Владимировича Мичурина, выдающегося советского ученого, смелого преобразователя природы, создавшего сотни новых прекрасных сортов плодовых деревьев, всю жизнь отдавшего служению трудящимся массам».

СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли решение о похоронах И. В. Мичурина за счет государства. Одновременно было постановлено передать дом, в котором проживал И. В., в пожизненное пользование его семьи, обязать НКЗ СССР установить в сельскохозяйственных вузах 10 стипендий имени Мичурина, организовать издание собрания его научных трудов, обеспечить членов семьи И. В. персональной пенсией. Козловский район переименовывался в Мичуринский район, станция Козлов — в станцию Мичуринск.

Приведем подробное заключение о болезни И. В. Мичурина, приведшей его к смерти. Это заключение было составлено представителем Санитарного управления Кремля и лечащими врачами.

«Медицинский бюллетень

Иван Владимирович Мичурин пользовался всю жизнь хорошим здоровьем. Весной 1934 г. он перенес несколько приступов малярии, сопровождавшейся расстройством деятельности кишечника. После этого наступило ухудшение в общем состоянии здоровья. В мае прошлого года Иван Владимирович находился под систематическим наблюдением местных врачей, периодически подвергался осмотру лучших специалистов Москвы и Воронежа.

В течение зимы 1934/35 г. отмечается прогрессирование общего недомогания, падение работоспособности. Всю зиму больной не выходил из комнаты, продолжая руководить работой своих ближайших сотрудников. В феврале 1935 г. вновь появилось расстройство деятельности кишечника. Резко понизился аппетит, вплоть до полного отвращения к пище, присоединились рвоты, часто с примесью крови. С этого момента особенно быстро стали нарастать явления упадка питания. По совету лечащих врачей больному был установлен постельный режим и диэтическое питание.

Указанные выше диспептические явления и связанное с ними падение питания все же продолжали нарастать. В течение апреля—мая состоялся ряд консилиумов с участием профессоров: Мюллера, Лепорского, Российского, Брускина, доцента Когана и ряда других. Была диагностирована опухоль желудка, по-видимому злокачественного характера. Уточнение диагностики было затруднено в связи с невозможностью по состоянию больного произвести ряд необходимых лабораторных, рентгенологических и других исследований. Прогрессирование болезненного процесса, неукротимые рвоты, полное отвращение к пище привели к резкому истощению, которое не могло быть предотвращено искусственным питанием, на котором больной находился в течение последних полутора месяцев.

Исключительная индивидуальная сопротивляемость и особенности организма позволили больному столь долгий период переносить почти полное голодание. Необходимо отметить поразительное сохранение интеллекта и интереса к работе до самых последних дней жизни.

7 июня 1935 г., в 9 часов 30 минут, при нарастании упадка сердечной деятельности, Иван Владимирович скончался» (Известия, 8 июня 1935 г.).

В ночь с 7 на 8 июня в Мичуринске было произведено вскрытие тела И. В. Мичурина. Вскрытием установлено, что покойный страдал раком желудка, общим артериосклерозом, аневризмой аорты и кардиосклерозом. Мозг был изъят и отправлен в Московский институт мозга.

Похороны Ивана Владимировича состоялись 9 июня вечером. Похоронили его на площади у учебного Плодовоовощного института его имени, на самом высоком месте города. Отсюда открывается прекрасный вид на окрестности города с типичными картинами русской природы, отсюда хорошо видны и мичуринские учреждения: Центральная генетическая плодово-ягодная лаборатория и Научно-исследовательский плодово-овощной институт.

Незадолго до своей смерти И. В. писал: «Признаю вполне целесообразным организацию на специальном участке возле здания вуза (т. е. Плодово-овощного учебного института им. И. В. Мичурина) учебно-опытного формового сада».

Это его положение выполнено: у могилы великого садовода раскинулся интереснейший сад-сквер — живой музей мичуринских сортов плодово-ягодных растений. В обрамлении массы еще молодых, цветущих, полных сил деревцов и кустарников находится могила Ивана Владимировича. Строг черный мрамор гробницы. На ее стороне, обращенной к входу в сквер, читаем:

МИЧУРИН И. В. 1855—1935

На противоположной стороне:

«Человек может и должен создавать новые формы растений лучше природы».

И. В. Мичурин.

У изголовья — слова, выражающие идею всей жизни великого естествоиспытателя:

«Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача».

И. В. Мичурин.

Смерть И. В. Мичурина вызвала огромное количество откликов как у нас, так и в среде прогрессивных деятелей зарубежных стран. 8 июня в газете «Правда» был опубликован некролог, составленный Н. И. Вавиловым. Многочисленные обращения были получены в Козлове от самых различных учреждений и организаций, выражавших скорбь по поводу смерти И. В.

Масса писем, телеграмм от людей, знавших Ивана Владимировича, слышавших о нем, учившихся у него или пользовавшихся его классическими трудами, шла со всех концов нашей необъятной страны. Изъявляли свое горе по поводу тяжелой утраты правительственные, партийные и общественные организации, колхозники-садоводы, рабочие, агрономы, научные работники, горняки — огородники и садоводы, которым в свое время И. В. оказал немалую помощь, учителя и учащиеся, а также земельные органы, сельскохозяйственные и научные организации и учреждения и т. д.

В Донбассе на многих шахтах состоялись траурные собрания. Во многих случаях эти обращения сопровождались обязательствами, направленными на развитие «зеленой книги» И. В. Мичурина, — выращивать тысячи и миллионы плодовых саженцев, декоративных растений и т. д. Ученые-ботаники Академии наук СССР во главе с акад. В. Л. Комаровым и акад. Б. А. Келлером опубликовали письмо, в котором говорилось: «Смерть вырвала из наших рядов великого садовода, преобразователя растений, заслуженного деятеля науки, почетного члена Академии наук СССР Ивана Владимировича Мичурина. Он был выдающимся экспериментатором, натуралистом и художником в садоводстве. Его девизом было: «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача. И он взял у природы огромное число новых сортов плодовых и ягодных растений и передал эти новые сорта своему социалистическому отечеству» (Правда, 9 июня 1935 г.).

Письмо оканчивалось призывом перенести селекционные работы из кабинетов на поля.

Личный друг И. В. Мичурина акад. Б. А. Келлер, выражая скорбь широких кругов научных работников Советского Союза, писал:

«Отказалось служить старое тело Ивана Владимировича Мичурина его молодой, сильной творческой мысли. Чувство огромного горя охватывает сердца рабочих и крестьян-колхозников, нашу советскую общественность… «Чудаком», на взгляд обывателя, представлялся И. В. Мичурин старой царской России, когда он в одиночку пробивал свою великую творческую дорогу — без дипломов и профессий, на свои трудовые гроши, среди душной полицейской атмосферы, сквозь толстую кору провинциального мещанства в глухом Козлове.

«С массами роднила Ивана Владимировича его героическая борьба в одиночку до революции; весь его жизненный исследовательский путь — смелый, далекий от шаблонов, — конкретность его научного творчества, единая мысль искусства находили себе выражение в радости плодов и цветов. А главное то, что Иван Владимирович с самого начала Октябрьской революции полностью отдал ей все свое творчество, чутко, с чрезвычайной доступностью шел навстречу и сам будил запросы к нему со стороны масс.

«И. В. Мичурина в его творческой работе уже давно оценил со свойственной ему великой проницательностью В. И. Ленин.

«Эта высокая оценка В. И. Ленина нашла радостный отклик и широкую поддержку многомиллионных масс Советского Союза. И. В. Мичурин скоро стал одним из любимых героев нашей великой, новой социалистической культуры.

«Дорогой учитель и друг! Все мы хотим украшать нашу горячо любимую социалистическую родину кружевами зелени, яркими красками цветов, освещать жизнь радостью пышных плодов. Для всех нас — от садовода-академика и садовода-рабочего и колхозника до юного пионера — будет светить смелость на этом; пути, яркая смелость твоих дерзаний, будут служить оружием твои исследовательские методы.

«Милый учитель и друг! Богатые плоды твоей исключительной творческой жизни ты целиком отдавал новой, великой социалистической человеческой культуре. Урожаем твоих творческих мыслей и твоих чудесных сортов овладевают миллионы.

«Твой жизненный труд не пропал. Он подхвачен и умножается миллионами, он идет вперед, в великое будущее нового человечества» (Правда, 9 июня 1935 г.).

В Чехословакии, в Праге, многие газеты поместили подробную биографию И. В. Мичурина — почетного члена Чехословацкой земледельческой академии, с выражением глубокого сочувствия по поводу смерти великого ученого, принесшего своим трудом огромную пользу народам не только СССР, но и всего мира.

Отклики прогрессивных ученых зарубежных стран на смерть И. В. Мичурина даны по материалам, опубликованным в связи с этим траурным событием в наших центральных газетах («Правда» и «Известия» за 9—10 июня 1935 г.).

12 октября 1935 г. в Праге на заседании Академии чехословацким ученым Неоралом был прочитан подробный доклад о жизни и деятельности И. В. Мичурина. В Австрии Ф. Цвейгельт сделал следующее заявление в связи со смертью И. В. Мичурина: «Смерть известного исследователя Мичурина означает невозместимую потерю для всей мировой селекционной науки в области фруктовых культур… О смерти этого человека особенно сожалеет Австрия, находившаяся с Мичуриным в тесном контакте… Но надеюсь, что наследство этого великого человека сохранится как живое завещание и импульс для потомства».

Глубокую скорбь выразили французские ученые: проф. Риве, проф. Ланжевен. Директор Национального агрономического музея во Франции Лемуань писал: «От всего сердца присоединяюсь к трауру, постигшему СССР. Я не имел чести лично знать великого ученого Мичурина. Но его научная работа известна и пользуется высокой оценкой во Франции». Профессор биологии Пренен писал: «Имя Мичурина ныне славится во всем мире. Оно является символом оживляющего влияния, оказываемого советской властью на науку. До революции Мичурин с трудом проводил свои опыты. Лишь победа рабочих и крестьян дала ему средства реализовать задуманное им великое дело». Директор колониальной агрономической лаборатории проф. Шевалье заявил: «Я от всей души присоединяюсь к советским ученым в великом трауре, обрушившемся на науку. Профессор Мичурин хорошо известен французским ученым. Он до самой смерти был человеком действия, который много дал ботанике. Его опыты по гибридизации имеют огромное научное значение».

В Англии и США известие о смерти И. В. Мичурина также вызвало широкий отклик, и многие газеты опубликовали сообщение о его работе и о тех возможностях для ее развития, которые ему были предоставлены советским правительством.

Умер И. В. Мичурин. Не стало великого учителя советской биологии… Но дело его живет и развивается. Наша биологическая наука, связанная тысячами нитей с практикой народного хозяйства СССР, успешно развивается по пути, указанному Дарвином и Мичуриным.

«Мичурин, — писал акад. В. Р. Вильямс (Правда, 5 июня 1937 г.), — принадлежит к разряду счастливых деятелей. Счастливых потому, что итоги его работы останутся жить в веках, перерастут многие поколения и будут цвести и плодоносить».

Организованный в 1921 г. в г. Мичуринске на Центральной селекционно-генетической станции музей достижений Мичурина является лучшим памятником и самому Ивану Владимировичу. И. В. Грушвицкий и Л. И. Иванина (1949) в своем сжатом, но в то же время очень обстоятельном описании этого музея сообщают: «Стоит хотя бы бегло просмотреть книгу отзывов и пожеланий, чтобы убедиться в его необычайной популярности. Где еще, как не здесь, в городе, носящем имя И. В. Мичурина, где долгие годы он жил и работал, где впервые были широко поставлены работы по преобразованию природы, где продолжают дело всей жизни Мичурина его талантливые ученики, можно получить самое глубокое, яркое и жизненное представление об И. В. Мичурине».

27 октября 1955 г. советский народ, все прогрессивное человечество широко отметили столетие со дня рождения великого преобразователя природы, выдающегося ученого-биолога Ивана Владимировича Мичурина.

27 октября в Большом театре СССР состоялось торжественное заседание Академии наук СССР, Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина совместно с представителями министерств, научных учреждений, передовиками сельского хозяйства. В Президиуме заседания находились представители Центрального Комитета КПСС и члены Правительства Советского Союза.

На юбилейном заседании присутствовали крупнейшие советские ученые, агрономы, зоотехники, новаторы и передовики колхозного и совхозного производства, приехавшие со всех концов страны, гости из Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Германской Демократической Республики, Корейской Народно-Демократической Республики, Демократической Республики Вьетнам, Франции, Югославии, Японии, Пакистана, Швейцарии, Бельгии и других стран.

Торжественное заседание открылось вступительным словом президента Академии наук СССР академика А. Н. Несмеянова.

«Великий Ленин открыл Мичурина, — сказал академик А. Н. Несмеянов. — Таким, каким И. В. Мичурин вошел в историю современного естествознания, он стал благодаря заботе и щедрой помощи Коммунистической партии, Советского государства, «благодаря тем условиям, которые создал социалистический строй для развития научной мысли.

«Столетие со дня рождения И. В. Мичурина ученые нашей страны отмечают как знаменательную Дату в истории естествознания, как яркую веху на пути научных дерзаний в познании законов жизни, в их использовании для преобразования живой природы на благо человечества».

С 28 октября по 2 ноября в Москве происходила научная сессия Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина с участием Института генетики Академии наук СССР, Всесоюзного института животноводства и других научных учреждений, вузов и передовиков сельского хозяйства, посвященная столетию со дня рождения И. В. Мичурина.

В пленарных и секционных заседаниях приняло участие около двух тысяч человек — здесь были ученые, передовики сельского хозяйства, опытники, а также зарубежные ученые. Всего было сделано более 250 докладов.

Группа участников сессии и иностранных гостей выезжала в г. Мичуринск, где осмотрела научные учреждения и возложила венок на могилу великого ученого.

Столетию со дня рождения И. В. Мичурина были посвящены собрание Биологического отделения Академии наук СССРf научные сессии академий наук союзных республик, торжественные заседания научных советов научно-исследовательских учреждений и высших учебных заведений. По всей стране на предприятиях, в колхозах, совхозах были прочитаны доклады и лекции о Мичурине. Мичуринские вечера состоялись в школах, районных домах культуры, на опытных станциях, сортоиспытательных участках.

Столетие со дня рождения И. В. Мичурина вылилось во всенародную демонстрацию достижений советской биологии.

Всю жизнь И. В. трудился на процветание той науки, о которой сказал В. И. Ленин (1953): «Ум человеческий открыл много диковинного в природе и откроет еще больше, укрепляя свою власть над нею».

Пройдут века, но память о выдающемся русском естествоиспытателе, смелом преобразователе природы, великом труженике, общественном деятеле и патриоте своей родины будет вечно жить в счастливых грядущих поколениях человечества.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: