Факультет

Студентам

Посетителям

Первый этап истории фитопатологии, или старый период

Этот период начинается от древности до середины XIX столетия. Начало фитопатологии положено очень давно.

Занимаясь с давних пор сельским хозяйством, человек не мог не обратить внимания на те неблагоприятные явления, которые препятствуют развитию разводимых растений. У древних греческих и римских писателей (Аристотеля, Теофраста, Плиния и др.) мы находим указания на болезни растений, на ржавчину, головню, рак деревьев и др. У греческого ученого Теофраста, жившего в IV в. до нашей эры (372—287), имеется описание некоторых болезней и даже название erysibe (erysiphe в латинской транскрипции), в котором объединяются и собственно мучнистая роса, и ржавчина. По Теофрасту, эти болезненные явления, вызываемые паразитными грибами, имеют другое объяснение: изменения частей самого растения под влиянием избыточной влажности.

В связи со сравнительно высокоразвитым земледелием древнего Рима у римских ученых того времени (Плиний, 23—79 гг.; Диоскорид, I в. и. э.) уделяется известное внимание болезням растений, таким, как ржавчина, головня, мучнистая роса. Однако понимание их остается таким, как и у Теофраста, т. е. с грибами их не связывают.

Высокому уровню практических знаний и наблюдений за растениями и их заболеваниями того времени далеко не соответствовал уровень научно-теоретических представлений о больном растении и возбудителях. Будучи бессильным объяснить реальные причины болезней растений при тогдашнем младенческом состоянии биологии, которая до XIX в. была «еще в пеленках», как писал Энгельс, древний человек прибегал к наивному антропоморфизму (наделение растений и животных человеческими свойствами) и религиозной мистике. Древние римляне считали, что болезни — это проявление враждебных человеку сверхъестественных сил, гнев божий. Такой силой у древних римлян был бог Рубигос, который «заведовал» распространением ржавчины растений на полях «неугодных» ему людей. Чтобы умилостивить «бога ржавчины», римляне учредили праздник «рубигалии», во время которого приносились жертвоприношения Рубигосу. Такое представление о причинах и сущности болезней растений характерно для начального периода фитопатологии.

В более позднее время того же периода работы продолжались по сбору, описанию и классификации растений и их болезней. Накапливались зачатки рационалистических знаний об условиях произрастания, свойствах растений и возникновении их болезней. В начале XVIII столетия возникают уже попытки классифицировать как растения, так и вызываемые ими болезни. Здесь особенно необходимо отметить «отца систематики» К — Линнея (1707—1778), завершившего классификаторское направление в ботанике XVII—XVIII вв., и Ж. Турнефора (1656— 1708).

Видный французский ботаник Ж. Турнефор подразделяет болезни растений на два класса: к первому классу он относит болезни, вызываемые внутренними причинами (изобилием, отсутствием или недостатком питательного сока и пр.), ко второму — болезни, вызываемые внешними причинами (градом, морозом, паразитами и т. п.). В этой классификации, изложенной в одной из работ, опубликованной в 1705 г. в Париже, впервые положены в основу естественные причины возникновения болезней.

Среди естественных причин, обусловливающих возникновение болезней, еще в середине XVIII столетия назывались грибы как самостоятельные организмы, способные вызывать заболевания. Замечательными опытами выдающегося естествоиспытателя и агронома А. Т. Болотова (1738—1833) в России, фермера М. Тиллета (1714— 1791) во Франции, натуралиста Яна Фабрициуса (1745—1803) в Дании была подмечена и доказана заразность (контагиозность) многих болезней растений. Первые микроскописты XVII в. Р. Гук (1635—1703) и М. Мальпиги (1628—1694) наблюдали под микроскопом некоторые ржавчинные грибы и довольно точно изображали их споры, так что сейчас можно без особого труда идентифицировать изображенные виды. И все же это не мешало тому, что и такие сложные наблюдаемые под микроскопом структуры толковались как продукт видоизменения частей растения в процессе их разрушения от каких-то особых причин и что паразитные грибы, причиняющие разнообразные болезни растениям, производятся самим растением вследствие его ненормального питания — «расстройства соков».

В 1833 г. венский натуралист Ф. Унгер (1800—1870) опубликовал целую книгу о сыпях растений (Exantheme der pflanzen, Wena, 1833), в которой им подробно изложена «теория экзантем» (т. е. сыпей, эксудатов) по отношению к различным болезням. Согласно этой теории, болезни растений, подобно болезням человека, представляют собой не что иное, как результат «порчи соков». Вследствие этой «порчи», обусловленной причинами естественными и сверхъестественными, на больных растениях самопроизвольно зарождаются в виде своеобразных экзантем другие виды растений: ржавчинные, головневые и иные грибы и даже цветковые растения, как заразиха, омела и т. д. Другими словами, паразитические грибы рассматривались не как самостоятельные организмы, а как выделения больных растений. Представления о возможности порождения грибов растениями, на которых они паразитируют, иногда служили в то время аргументом в пользу идеи о самозарождении.

Таким образом, ложная теория, лежавшая в самой основе фитопатологии, приводила последнюю к тупикам и на целые десятилетия задерживала се развитие. Эта теория исходила из общих взглядов (мировоззрения) первого периода, который Ф. Энгельс характеризовал так: «Но что особенно характеризует рассматриваемый период, так это — выработка своеобразного общего мировоззрения, центром которого является представление об абсолютной неизменяемости природы».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: