Факультет

Студентам

Посетителям

Перспективы использования ресурсов Охотского моря

В некоторых странах уже сегодня засыпают участки морского дна, наращивают искусственные острова, возводят нефтедобывающие комплексы.

Несмотря на необычные, порой крайне суровые условия, даже в арктических морях можно увидеть жилые здания и эстакады, пирсы и взлетные полосы, а также промышленные сооружения, по высоте не уступающие сорокаэтажным «небоскребам». Все это говорит о том, что будущее Человечества неотделимо от освоения Мирового океана.

Представим себе, что в Охотском море будут найдены крупные залежи нефти и газа, И что же? Сославшись на трудности, мы оставим их в неприкосновенности, пока климат не изменится в лучшую сторону и море не потеплеет? Более правдоподобна другая картина: к месторождениям «черного золота» протянутся эстакады, линии электропередач, а если толща воды позволит, над белыми гребнями охотоморских волн поднимутся искусственные острова и города.

Не захлестнет ли такой город штормовыми валами? Не разнесут ли морские течения по крупице неожиданно вставшее на их пути препятствие? Эти и другие вопросы должны решить проектировщики будущих искусственных сооружений в открытом море. Они должны иметь ясное представление:

— о структуре и свойствах донных грунтов, их динамике, механической прочности и составе;

— о гидродинамических характеристиках морских течений, волноприбоя, их разрушающем воздействии на конструкции и материалы;

— о степени воздействия инородных для моря объектов и процессов на его фауну и флору.

Особенно важно последнее, ибо человеку нужно именно живое море, и прежде чем решиться на вмешательство в природные процессы, он должен отчетливо осознать последствия этого шага — не на день, не на год и даже не на десятилетие, а на века вперед. Благо мы располагаем уже многими поколениями ЭВМ, научились моделировать, применяем во всех мыслимых случаях структурно-системный подход. Давно пора уже подключиться к эколого-экономическому моделированию нашим вычислительным центрам, институтам кибернетики и автоматизации процессов управления. Ведь если, предположим, фонтаны нефти вырвутся из глубин Охотского моря на его поверхность, наша беспечность обернется бедой для охотоморских экосистем.

Конечно, большинство морских месторождений нефти сегодня разрабатывают на мелководных участках,, где глубина не превышает 30 м, но в США, к примеру, уже всерьез обсуждаются проекты добычи нефти и газа с глубин 150—200 м. Не за горами время, когда проблемы морской геологии станут актуальными и для бассейна Охотского моря. Готовиться к их разрешению надо уже сегодня.

Представим себе, что на дне морском уже работают обитаемые и дистанционно управляемые аппараты по добыче железо-марганцевых конкреций, нефти и газа, а специальные системы поднимают на поверхность воду глубинных горизонтов. А как они повлияют на сбалансированное тысячелетиями взаимодействие организмов и среды? Будет ли иметь место тепловое или иное загрязнение вод, гибельное для морских обитателей?

Емкости гигантских подводных нефтехранилищ шаровидной, параллелепипедной и конической формы, проектируемых зарубежными фирмами, могут вмещать десятки тысяч кубических метров нефти. Как уверяют эксперты компании «Филиппе Петролеум», построившей нефтяной резервуар на дне Северного моря, надежность этих конструкций из напряженного железобетона не вызывает сомнений. Для гашения силы волнового удара корпус резервуара смонтирован из двух оболочек, а в наружной проделаны специальные отверстия, поглощающие энергию волн.

Атомные и гидроэлектрические станции могут появиться в недалеком будущем и в прибрежных зонах Охотского моря. Заметим, что уже к 1985—1990 гг. весь необходимый для японских атомных станций уран (около 3500 тонн в год) предполагается добывать из морской воды. Но совершенно невероятные перспективы перед энергетикой открывает использование энергии морских приливов и отливов. Только в районе Шантарских островов (в устье р. Колпаковой) и в заливе Шелихова, где высота приливов особенно велика, мощность приливно-отливных электростанций составит десятки миллионов киловатт. Энергетические ресурсы Охотского моря исключительно велики, и в будущем на основе их освоения поднимутся новые города и поселки не только у берегов, но и далеко от них. Подземные тоннели, проложенные под дном, соединят морские города с побережьем. Метрополитен под Охотским морем? И все же это не плод буйной фантазии, а скорее одно из средств рационального освоения богатейшего, но сурового края.

В комплекс города на воде войдут мощная электростанция (скорее всего атомная), опреснительная установка, лабораторный корпус, океанариум, жилые помещения. Такого города еще нет, но проект его уже создан выпускницей Московского архитектурного института 1978 г, Еленой Морозовой. В беседе с корреспондентом «Комсомольской правды» она сказала:

— Сперва меня интересовало то, что можно красиво нарисовать, — например скалы и рыб. Но рыбам нужен океан! Вот я и решила строить океанариум на воде. Мировой океан подобен космосу, и для разрешения многих проблем человечеству нужно знать его не хуже космоса. А чтобы знать, надо исследовать. Задуманный мной океанариум — это исследовательская станция, на которой ученые смогут установить, как лучше всего разводить рыб и моллюсков, водоросли и другие организмы. Но океан — не только житница, это и кладовая разных металлов: золота, серебра, цинка, меди, свинца. Технологию их добывания из морской воды также можно разрабатывать в океанариуме.

Обычно в таких случаях говорят: закроем глаза и представим… Но если читатель нас правильно понял, глаза-то закрывать как раз и не следует. Ажурные металлические конструкции, защищающие бухты и заливы Охотского моря от свирепых штормовых волн, набегов цунами» нагромождений ледяных торосов, нужны для сугубо «земного» дела — создания наиболее благоприятных условий для размножения морских организмов и развития их молоди. Сложнейшие системы механизмов, поражающие воображение необычностью своих конструкций, — для приведения в движение водных масс, сила, скорость и направление которого должны оптимально влиять на воспроизводство биологических ресурсов…

Каждое из этих научно-технических решений не может быть подготовлено «с ходу», завтра или послезавтра. Даже самое малое достижение возможно только, благодаря тому, что к нему стремились, его готовили вчера и сегодня…

Перспективы комплексного использования ресурсов Охотского моря действительно впечатляют. Но не менее масштабны и трудности, которые предстоит преодолеть. Мы уже говорили об опасности загрязнения прибрежной зоны, столь насыщенной жизнью и вместе с тем наиболее подверженной техногенному воздействию. С другой стороны, эксплуатация биологических ресурсов без учета исторически сложившейся структуры популяций промысловых видов чревата постепенным обеднением генетического фонда и распадом стад рыб и млекопитающих, поселений беспозвоночных, зарослей водорослей и трав. Именно вследствие бездумного вылова в дальневосточных морях почти полностью исчезли киты, резко сократилось поголовье ластоногих. За несколько десятилетий был уничтожен целый биологический вид — морская корова Стелл ер а. Нужно ли говорить о том, что эти потери невосполнимы?

Перед наукой о море как целостной системе взаимосвязанных живых и неживых компонентов, во всем многообразии их прямых и обратных связей, встают сейчас вопросы выбора стратегического направления исследовательских работ. На что ориентировать поиск ученых? Может быть, на детальное изучение отдельных, преимущественно промысловых видов? Спору нет, такие исследования нужны. Однако мы не можем отказаться от изучения экосистем и биоценозов морских обитателей, в которые объединяются генетически далекие, но связанные друг с другом условиями жизни организмы. Более того, растения и животные не только зависят от окружающей среды, но и изменяют ее химический состав, гидродинамическую обстановку и многое другое. Значит, для правильного понимания функционирования живых систем мы даже обязаны выходить за ведомственные пределы. В противном случае мы рискуем судить о реальных природных процессах не по результатам их всестороннего исследования, а исходя из сложившихся представлений, возможно, ошибочных и устарелых.

Отсюда следует важный вывод: исследователи моря — биологи, геологи, химики, физики, океанологи и экономисты — должны работать сообща, по единым научным программам. Очевидно, настала пора всерьез заняться разработкой глубоких теоретических основ рационального использования морских биологических и минеральных, химических и энергетических ресурсов.

Один из самых надежных и проверенных способов охраны природы — организация заповедников и заказников, а также парковых зон. На Дальнем Востоке немало горно-таежных заповедников — Кроноцкий на Камчатке, Комсомольский и Больше-Хехцирский в Хабаровском крае, Сихотэ-Алинский, Лазовский и другие в Приморье. А вот морского заповедника до недавнего времени не было. «Лед тронулся» в 1978 г., когда усилиями морских биологов, партийных и советских организаций Приморского края при поддержке президента АН СССР академика А. П. Александрова в заливе Петра Великого был открыт Дальневосточный государственный морской заповедник. Не только водная толща и донное население залива, но и некоторые острова с редкими видами растений и животных взяты здесь под охрану закона.

В Охотском море следует безотлагательно объявить заповедником Шантарский островной район с прилегающими акваториями. Это настоящая обитель морских птиц и ластоногих, а также убежище многих реликтов растительного мира. Необходимо предотвратить и угрозу, нависшую над островом Тюлений.

По мнению ученых, морской заповедник должен состоять из трех зон. Одна из них — научно-экскурсионная, другая — очаг полного заповедования, своеобразный эталон природных ресурсов и резерват ценных видов, которые смогут расселяться отсюда в соседние районы. В третьей зоне предполагается создать опытно-промышленные хозяйства марикультуры, где ученые и специалисты сообща будут изыскивать наиболее оптимальные условия выращивания полезных организмов. На шельфе, как считает член-корреспондент АН СССР А. В. Жирмунский, целесообразно выделить зоны для застройки, индустрии и рекреации, разработать для них обоснованные нормы предельно допустимых веществ, а новые предприятия создавать с замкнутым циклом водоснабжения.

Добившись некоторых успехов в «инвентаризации» организмов, обитающих в Охотском море, в определении условий их существования и образа жизни, морские биологи должны в дальнейшем сосредоточиться на изучении особенностей индивидуального и исторического развития животных и растений, структуры их популяций и надвидовых группировок (биоценозов), детально исследовать продукционные характеристики Охотоморья в различных районах его и на разных глубинах.

Трудно переоценить значение информации об управлении ростом морских существ, их генетике и селекции. Благодаря открытиям в этой области станет возможным выведение устойчивых пород с заданными свойствами быстрорастущих, плодовитых, легко переносящих низкие температуры и ледовитость моря. Добавки микроэлементов, повышение калорийности рационов кормов, оптимизация параметров абиотических условий также благотворно скажутся на продукционных свойствах популяций и сообществ.

Большие надежды связывают биологи и с изучением зон подъема глубинных вод, обогащенных биогенными соединениями. На таких участках моря значительно повышается продуктивность фитопланктона и других звеньев трофической цепи.

Будущее заливов, бухт и лагун Охотского моря видится нам в развитии на их основе хозяйств марикультуры. Участки песчаных грунтов с вдоль береговыми течениями наиболее благоприятны для разведения гребешка и трепанга; для плантаций морских трав и водорослей (ламинарии и анфельции) более подходят обширные площади илистых, с примесью гальки и песка грунтов во внешних частях заливов, а в лагунах и полузакрытых бухтах с преобладанием глубин до 10—15 м и плотными песчаными грунтами с примесью щебня и ракушечника можно разместить садковые хозяйства по выращиванию моллюсков. Продуктивность сообществ скалистых субстратов у острова и мысов в заливах необходимо повысить за счет разведения донных рыб, водорослей и трав.

Для борьбы с нефтяным загрязнением моря следует настойчивее привлекать микроорганизмы. «Супермикроб» поглощает разлитую на поверхности моря нефть, разлагает углеводороды и усваивает образующиеся соединения.

Глубины моря издавна освоены светящимися организмами. Среди них кальмары с разноцветными отблесками, рыбы, окруженные ореолом сияния, креветки, световой завесой ослепляющие врагов, и многие другие. Что же это за свет? Биофизики установили, что свечение (биолюминесценция) возникает в результате некоторых биохимических реакций. В ходе таких реакций происходит медленное окисление органического соединения — люциферина при воздействии на него другого вещества — люциферазы. Но как ни заманчиво это явление, о нем вряд ли стоило бы упоминать, если бы не одно обстоятельство. Энергия, вырабатываемая живыми организмами, во много раз экономичнее современных искусственных источников, используемых человеком. Расшифровка механизма биолюминесценции способна произвести настоящую революцию в энергетике будущего.

Космические спутники и орбитальные станции дают возможность по-новому взглянуть на состояние и динамику физических и биологических характеристик морей и океанов, существенно уточнить карты морских течений, температурных и соленостных полей, скоплений; планктонных организмов и рыб, районов соприкосновения водных масс различного происхождения. Это особенно важно для Охотского моря, отличающегося многослойной структурой вод. Космическая техника еще не вполне доступна для морских исследователей, но со временем с ее помощью можно будет вести непрерывные наблюдения за объектами, интересующими биологов и моряков, рыбаков и геологов, метеорологов и океанографов. Особенно перспективно привлечение космических средств сбора и анализа информации для изучения взаимосвязей в системе «Океан — атмосфера», оказывающих глобальное воздействие на многие процессы в морских бассейнах.

Охотское море в 2000 году… Давайте мысленно перенесемся в это не столь уж далекое будущее. На морских берегах поднимутся корпуса горнодобывающих и рыбоперерабатывающих комплексов. Химические комбинаты обеспечат край солью, добываемой непосредственно из морской воды. Многие ценные элементы также будут извлекаться из «жидкой руды». Атомные электростанции дадут ток сотням предприятий и вдохнут жизнь в пустынные ныне бухты и лагуны. Надводные и подводные океанариумы, города нефтяников и шахтерские поселки на намывных островах, исследовательские суда и стационары, управляемые со спутников, дежурные ледоколы, рыбодобывающие и рыборазводные заводы — таким через несколько десятилетий представляется нам вид Охотского моря.

Но сегодня Охотоморье требует неустанного внимания. И не только ученых. Уже ныне для развития марикультуры необходимы капиталовложения, и притом немалые, международное сотрудничество и совместные решения стран Тихоокеанского региона. Эти усилия окупятся сторицей. Мы надеемся, что так оно и будет и наши потомки смогут черпать живительную влагу, добывать лососей и котиков, выращивать водоросли и моллюсков, любоваться неповторимыми красотами Охотского моря и его побережий.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: