Факультет

Студентам

Посетителям

Печоро-илычский заповедник

Дремучими лесами, пушниной, ловчими птицами и рыбой с давних пор славился Печорский край. На самых первых картах России здесь уже были помечены «зверовые места» и гнездовья сокола. Но еще и в XVIII веке путь на Печору был малоизвестен и легендарный край несметных богатств был почти недоступен. Только в конце XVIII века чердынские купцы проложили торговую дорогу из Пермского края, открыв путь природным дарам по Каме.

С тех пор утекло много воды, но и сейчас Печорский край — это безбрежное море зеленой тайги. С самолета видна мозаика темных пихтарников, кудрявые ленты боров, светлые кружева березняков и расплывчатые коричнево-серые пятна болот. Всю эту гамму зелени прорезает голубые жилки бесчисленных рек. Широкую Печору выше впадения в нее Илыча тайга начинает сжимать, подступая к самому берегу, и белая черемуха здесь смотрится в быструю полноводную реку. Мягкие, удивительно нежные краски белых ночей придают всему неповторимую прелесть.

Здесь уже более сорока лет назад (в 1930 году) был учрежден заповедник.

Положение, рельеф, климат. Заповедник расположен на крайнем северо-востоке Европы, в обширном междуречье двух могучих рек — Печоры и Илыча, у пересечения 62° северной широты и 58° восточной долготы. Восточная граница заповедника проходит по гребню Уральского хребта, южная — по реке Печоре, северная — по реке Илычу и ее левому притоку Кожимью. Площадь основной части заповедника — 705 тысяч гектаров. Кроме того, заповедный участок в 16 тысяч гектаров находится у поселка Якша на правом берегу Печоры.

Природа заповедника разнообразна: здесь представлены все типичные ландшафты европейской тайги и Северного Урала.

Геоморфологически территорию заповедника принято делить на три части: Припечорскую низменность, предгорья Урала в виде невысоких лесистых увалов — парм — высотой 250 — 320 метров над уровнем моря и Уральские горы, представленные здесь несколькими меридиональными хребтами с безлесными вершинами высотой 1000—1200 метров над уровнем моря.

Припечорская низменность — это обширная равнина, постепенно повышающаяся к востоку. Она сложена песками и суглинистой мореной. Предгорный район слагают гряды, небольшие возвышенности и низины, занятые болотами.

Горная часть заповедника, где несколько цепей разорвано долинами с быстрыми реками и ручьями, очень живописна, но сурова. Особенно горы самой восточной, третьей цепи Печоро-Обского водораздела. Здесь на вершине горы Ичед-Болвано-Из (малая гора идолов) стоят причудливые каменные останцы, будто окаменевшие великаны и сказочные чудовища. А на вершине горы Торре-Порре-Из (гора столбов) постоянные ветры завывают в развалинах средневековых замков и крепостей, какими кажутся громады здешних останцов. Вероятно, об этих местах в верховьях Печоры путешественник П. Бычков писал: «Ужас и красота смешаны без разбору».

Климат заповедника суров, и суровость его возрастает к востоку. Так, средняя температура в горной части на 6 — 8° ниже, чем в Припечорской низменности. Средняя температура января здесь —17°, абсолютный минимум —54°. Лето теплое, и в июле средняя температура — от 12 до 20,5°, абсолютный максимум 33°.

Территория заповедника лежит в одном из наиболее снежных районов Европы. Устойчивый снежный покров образуется в октябре и исчезает в мае, при этом в логах на северных склонах «перелетки» в некоторые годы не тают все лето. Высота снежного покрова в равнинной части — 90 сантиметров, а в горах она достигает 200 сантиметров. Вся огромная территория заповедника покрыта густой сетью рек, речек и ручьев, которые несут свои воды в Печору и ее правый приток — Илыч. Там, где реки протекают по низменности, они очень извилисты и имеют по три террасы: современную пойму с заливными лугами, надлуговую террасу, покрытую темнохвойной тайгой, и высокую древнюю террасу, занятую сосновыми борами. В руслах рек в предгорной полосе много островов и перекатов, а там, где реки текут еще в горах, они омывают скалы иногда высотой 40 — 80 метров. Здесь много шумных порогов и течение настолько быстрое, что местами вода не замерзает даже в самые сильные морозы.

Больших озер в заповеднике нет, но много зарастающих стариц. Несмотря на густую речную сеть, здесь много болот. Грунтовые воды часто выходят на дневную поверхность в виде ключей и родников, при этом многие из них зимой не замерзают.

В предгорных районах в известняках нередки пещеры. В «Медвежьих» пещерах на Печоре найдено большое количество костных остатков и кремневых изделий первобытного человека. Раскопки 1961 — 1962 годов, организованные Коми филиалом Академии наук СССР, обнаружили здесь большие захоронения костей песца, волка, пещерного и бурого медведей, росомахи, соболя, мамонта, волосатого носорога, лошади, северного оленя, лося, первобытного зубра, овцебыка и сайгака. Так далеко на севере — за 62° северной широты — еще нигде в мире не находили следы жизни человека каменного века.

Растительность. Весь заповедник, за исключением высокогорного пояса Урала, покрыт хвойными лесами.

В Припечорской низменности господствуют сосновые боры, в верхнем ярусе которых нередка сибирская лиственница. Шире других распространены лишайниковые и зеленомошно-лишайниковые боры, брусничники, реже — зеленомошные боры с бруснично-черничным покровом.

Там, где увлажнение избыточно, боры сменяются сфагновыми болотами с клюквой и чахлыми сосенками. В борах в урожайные годы столько ягод, что приходится ступать по сплошному багровому ковру и сапоги промокают от обильного ягодного сока.

Многочисленные речные долины, особенно поймы, покрыты уже иной растительностью. Спустившись с высоких боровых террас, попадаешь в сумерки темнохвойной тайги, где ноги утопают в мягком моховом покрове, а вокруг сплошной стеной стоят сибирская ель, пихта и кедр.

Печоро-Илычский заповедник — единственное место в Европе, где в лесах встречается множество сибирского кедра. Западная граница современного сплошного ареала сибирского кедра проходит как раз по долинам верхней Печоры и Илыча.

С моховым покровом и сумерками темнохвойной тайги могут мириться немногие травы, такие, как папоротники, плауны, хвощи, а из цветковых — грушанка, кислица, майник и немногие другие. По стволам ползет вверх сибирский ломонос, немного оживляя тайгу своими бледно-желтыми цветами. Весело выглядят березовые рощи и небольшие поляны. Пойменные террасы и острова покрыты лугами, среди которых ива, ольха, черемуха, рябина, шиповник и смородина образуют непролазные чащобы.

Водная растительность в заповеднике бедна и не занимает больших площадей. Только на озерах-старицах обычны рдесты, ежеголовник, озерный камыш, лютик Кауфмана, а некоторые древние старицы покрыты ковром из белых кувшинок, кружевных листьев пузырчатки, урути и роголистника.

В предгорном районе, где террас в долинах нет или они только в устьях притоков и на островах, господствует повсюду темнохвойная тайга с буреломом и выворотами на каждом шагу, с тучами комаров, мошек и слепней. Бесчисленные реки и ручьи несут чистую, прозрачную воду, ниспадающую хрустальными каскадами. Кедровые леса редки и занимают сравнительно небольшие площади. Чаще они встречаются по окраинам болот и на скалах. Напротив, в увалистом районе, особенно по долинам рек, много березняков.

Интересна растительность каменистых обнажений своим сочетанием арктоальпийских видов с южными лесостепными и степными видами. Цепляясь за малейшие неровности в камнях, свешиваются со скал кустики миниатюрных папоротников — вудсий, пузырников, кочедыжников; из трещин торчат редкие сизые щетки овсяницы, по карнизам лепятся бархатисто-седые подушечки шиверекии вперемешку с букетами нежных белых цветов минуарции. В сырых, выстланных мхами нишах под скалами прячутся камнеломки и прозрачные, бледно-зеленые папоротники — криптограмма Стеллера.

Степные и лесостепные виды — серебристая полынь, шиверекия подольская, козелец австрийский, чабрец, лесная анемона, венерин башмачок, кизильник — встречаются здесь почти исключительно на светлых карбоновых известняках, а аркто-альпийские растения, как камнеломка, дриада, сетчатая ива, — на темных доломитах силурийского периода.

В районе горного Урала хорошо выражена вертикальная зональность. Выше пояса темнохвойной тайги расположен пояс криволесья и субальпийских лугов.

Близ верхней границы леса, которая лежит на высоте 500 — 600 метров над уровнем моря, появляются чистые березняки, но многие деревья, особенно у опушек, скручиваются, и кроны их приобретают флагообразную или плоскую форму, а высота деревьев снижается до двух-трех метров. Пихта на границе леса превращается в пихтовый стланик, образующий непроходимые заросли.

Субальпийские луга в начале лета очень красочны: на фоне белоснежных полян, сплошь поросших анемонами, яркими пятнами горят большие розовые куртины марьина корня, высятся кружевные зонтики медвежьей дудки и расплываются неясные узоры светло-фиолетовых гераней, золотистых лютиков и голубых незабудок.

Высокогорный пояс занят тундрами и каменистыми россыпями. В нижней части высокогорья обычны кустарниковые тундры, сложенные серебристо-серыми ивами, темно-зелеными пятнами сибирского можжевельника и карликовой березой, чередующихся с осоково-злаковыми лугами.

Выше кустарники сменяются ягодниками: черникой, брусникой, голубикой, вороникой и толокнянкой. На каменистых россыпях, обычно на самых вершинах, тундры образованы разреженным покровом арктоальпийских растений: голубыми филодоце, лаготисом Стеллера, стелющимися азалиями с мелкими розовыми цветками, бесстебельчатой смолевкой, осочками. Каменные глыбы покрыты разноцветными корковыми и накипными лишайниками.

Отсюда, с вершины гор, особенно ощущается величие тайги — океан зелени с голубыми прожилками рек. Над этим океаном, будто острова, поднимаются холмы, покрытые темным лесом, а дальше бесконечные цепи синеющих горных хребтов и вершин с их характерными для Урала мягкими очертаниями.

Животный мир. Фауна Печоро-Илычского заповедника относительно богата благодаря пересеченному рельефу, пестроте ландшафтов и проникновению на Печору сибирских видов. В водоемах обитает 16 видов рыб, на территории заповедника найдено 3 вида земноводных, 1 вид пресмыкающихся, 204 вида птиц и около 43 видов млекопитающих.

Рыбными богатствами Печора славилась искони, особенно много здесь семги. В заповеднике расположены ее нерестилища, и сюда, проделывая путь свыше 2 тысяч километров ежегодно, поднимается самая крупная рыба. Различают «яровые» и «озимые» формы семги. Вторая заходит из моря в реки в конце июля или в августе, но успевает подняться только до средней Печоры, где и зимует в ямах. Весной следующего года, как только вскроется река, она продолжает свой путь. В это время входит в реки и «яровая» семга. И та и другая по весенней воде поднимаются в верховья Печоры, «играют» здесь все лето: на плесах в пригожий день то тут, то там выпрыгивают из воды пудовые серебристые рыбы.

При первых холодах, в августе — сентябре, семга идет к нерестилищам, главные из которых лежат между устьями рек Большой Шежим и Ельма. В эти места, где быстрое течение и галечное дно, на глубину один-два метра первыми приходят самцы; в это время между ними бывают драки. Потом самки строят гнезда, разгребая хвостовым плавником гальку. В выкопанную яму они откладывают икру, а стоящий над гнездом самец спешит оплодотворить ее. Затем самка закапывает ямку с икрой так, что над ней образуется бугор. Каждая самка устраивает несколько таких «нерестовых бугров».

Сразу после нереста самки скатываются вниз по течению реки, но значительная часть их погибает в пути, обессилев после икрометания. Оставшиеся в живых нагуливаются в море и через год вновь возвращаются в реки. Большинство самцов, которые долго еще остаются на месте икрометания, оберегая «нерестовые бугры», обычно погибают, не успев спуститься к морю.

Из икры мальки семги выклевываются в мае следующего года и живут в реках два — четыре года, а затем скатываются в море. Обычно пять-шесть лет они нагуливаются в море и только в восьми-, девятилетием возрасте впервые начинают подниматься в родные реки на нерест. Лов семги разрешен только в нижнем течении Печоры. Одна из задач заповедника — охранять и изучать нерестилища этой ценной рыбы.

Близкий родич семги (также лососевая рыба) — таймень обитает в Илыче. В отличие от семги таймень не проходная рыба, он всю жизнь проводит в реке и здесь же нерестится весной. Так же постоянно в реках, но преимущественно в местах с тихим течением живет еще одна лососевая рыба бассейна Печоры — сиг. Близок к лососевым и хариус — замечательная рыба здешних мест. Он любит холодные, чистые и быстротекущие воды, поэтому летом его больше всего в верховьях рек, на плесах и перекатах. Излюбленный корм хариуса — падающие в реку и летающие у самой поверхности насекомые, за которыми он часто выпрыгивает из воды. Поэтому он хорошо ловится не только на блесну, но и на «мушку». В спортивном и местном промысловом рыболовстве хариус имеет наибольшее значение.

Немало в Печоре и других рыб, таких, как плотва, язь, окунь, щука, но сравнительно редко встречается карась, живущий в озерах-старицах. Редко поднимается в верховья реки нельма. В Печоре и ее притоках очень много гальяна, или, как здесь его называют, вандыша. В июне, держась у берегов, он небольшими плотными стаями идет на нерест. Эта маленькая рыбка служит важнейшим кормом хариуса, окуня, щуки, налима. В большом количестве гальяна вылавливают местные жители; его употребляют в пищу, а также кормят им промысловых собак. Довольно много в Печоре ручьевой миноги; здесь она нерестится, и на местах с песчаным дном летом появляется множество ее личинок-пескороек.

Короткое лето делает малопригодными таежные места для таких теплолюбивых животных, как земноводные и пресмыкающиеся.

Чаще других встречается в заповеднике травяная лягушка, но и она живет вблизи водоемов, превратившись из настоящего наземного вида в полуводный. Поэтому она имеет существенное значение в питании выдры как легко доступный зимний корм. Изредка на Печоре встречается серая жаба, остромордая лягушка, живородящая ящерица. Змей на Печоре нет совсем.

Птицы из печорской тайги с ее чрезвычайно высоким снежным покровом на зиму откочевывают, даже такие оседлые в смежных районах, как снегири, чечетки, большие синицы, московки, поползни, сороки и вороны. Так что зимой орнитофауна заповедника бедна. В печорской тайге зимуют лишь лесные пернатые, кормящиеся семенами хвойных пород; это шумные стаи клестов, крикливые кедровки и большой пестрый дятел или птицы, разыскивающие зимующих насекомых древесного яруса, — черный дятел, трехпалый дятел и синицы-гаички.

За счет деревьев и кустарников зимой в тайге существуют и куриные птицы: питающийся хвоей глухарь, кормящиеся почками и сережками ивы, осины и березы тетерев, рябчик и белая куропатка. Только в горах тундряные куропатки с помощью диких северных оленей добывают корм на земле. Олени раскапывают снег, отыскивая ягель, а стайки куропаток, сопровождающие их, собирают на покопах ягоды, часто из-под самой морды зверя.

Численность тетеревиных в заповеднике весьма велика. Так, в районе Припечорской низменности, по данным зоолога В. П. Теплова, на 10 километров встречается в различные годы от одного до пяти глухарей, от одного до трех тетеревов и от четырех до семи рябчиков. Весной в заповеднике на каждом току собирается от 20 до 30 глухарей, а на тетеревиных токах в два раза больше.

У незамерзающих перекатов рек, клубящихся паром на трескучем морозе, зимует оляпка. Эта крепко сбитая, шоколадная, с белым брюшком птичка чуть побольше воробья добывает корм на дне реки, собирая водных насекомых и их личинки. Нырнув в воду и пробежав по дну несколько шагов, она выскакивает на камень или лед и громко щебечет, будто кругом не снега и лютые морозы, а теплое летнее солнце.

Из хищных птиц на зиму в тайге остается только ястреб-тетеревятник, который ловит боровую дичь, а из сов — филин, ястребиная сова и сычик. Филин добывает зайцев и белок, а сова и сычик кормятся клестами и гаичками.

Летом число птиц увеличивается в три-четыре раза, и песни их сразу же оживляют тайгу. Особенно богаты птицами речные долины, где разнообразие растительности и вода создают наиболее благоприятные кормовые и защитные условия. Чаще других слышны звучные, задорные голоса чечевиц, нескончаемые песни садовых камышовок, громкие песни овсянки-ремеза, раскатисты трели дроздов-белобровиков и перекличка двух как бы соревнующихся видов кукушек — обыкновенной и глухой. Постоянно слышна незатейливая песня юрка, или, как его называют здесь, северушки, нежные песни пеночки-таловки, самой многочисленной пеночки этих мест. У воды звонко кричат и кулики-перевозчики, пронзительно и беспокойно — кулики-черныши. Нередко можно встретить на отмелях и косах зуйков-галстучников и больших улитов. Там, где есть пойменные луга, скрипят коростели, слышны громкие песни дубровников и варакушек.

Уток немного, пожалуй, только гоголь, типично таежная утка, гнездящаяся в дуплах и в развешанных сотрудниками заповедника дуплянках, обычна по всем рекам. Реже встречаются большой и длинноносый крохали, таежные водоплавающие птицы, гнездящиеся в дуплах или прибрежных скалах. В курьях — так называются на Печоре затоны — гнездятся кряквы, быстрые чирки-свистунки, свиязь. Редко можно увидеть в заповеднике стройных гусей-гуменников. На пролете бывает много лебедей, но гнездятся они редко: в июне, проехав на лодке более 200 километров, мы встретили только одну пару. Много на пролете утки-синьги.

В поймах рек держатся специфические пернатые хищники-рыбояды: скопа и орлан-белохвост. Здесь же чаще, чем в других местах, встречаются крупные орлы-беркуты, черные коршуны, канюк, ястреб-перепелятник, осоеды, маленький сокол-пустельга.

Вдали от берегов, в глубине тайги, обитают главным образом оседлые птицы, тесно связанные с хвойными деревьями, —кедровка, дятлы, щур, свиристель, кукушка и клесты. Клесты, которых коми называют «ук-кай», т. е. беличья птица, питаются исключительно семенами хвойных деревьев. Срок их гнездования определяется временем созревания семян, вот почему клесты нередко гнездятся у нас и зимой. Но если шишек нет, они широко кочуют, и массовое появление клестов в каком-либо районе означает хороший урожай семян хвойных деревьев, а следовательно, и «урожай» белки, жизнь которой также зависит от семян хвойных пород. Охотники знают, что массовый налет клестов — предвестник удачного промысла белки. Связь белки с клестом не только в общих кормах — она более глубокая и сложная. Вылущивая семена шишек, клесты повисают на них, и часто шишки обрываются и падают на землю, полные семян. Для белок они оказываются кладом, потому что семена в них сохраняются до двух лет, в то время как из шишек, висящих на деревьях, семена высыпаются в тот же год. Это и позволяет белкам кормиться семенами не только в год урожая, но и в течение следующего года.

Клестов в печорской тайге бывает так много, что местные жители, как пишет В. П. Теплов, ловили их раньше тысячами, засаливали в бочках и кормили ими собак.

На сфагновых болотах среди тайги можно встретить белых куропаток или услышать весной дикие, похожие на звериные крики токующих самцов… Гнездятся на болотах серые журавли, бекасы, кулик-черныш, большие кроншнепы, улиты, лесные коньки, желтые трясогузки.

Субальпийские луга и кустарники привлекают многих птиц. На лугах масса дубровников, варакушек, луговых чеканов, коньков, камышовок, садовой славки, овсянки-крошки, а в рощах и кустарниках — синиц-гаичек, поползней, пеночек-весничек, горихвосток, певчих и чернозобых дроздов, щуров и очень много кукушек. Сюда поднимаются выводки глухарей, особенно много тетеревов и вальдшнепов. Выше, в горных тундрах, птиц становится заметно меньше, правда, появляются и некоторые специфические арктоальпийские виды, такие, как тундряная куропатка, кулик-хрустан, лапландский подорожник, дупель, рогатый жаворонок и чечетки.

Млекопитающие заповедника интересны во многих отношениях.

Некоторые виды находят здесь западные, восточные и северные пределы распространения, так что образуется стык европейской, сибирской и южнолесной фаун. Например, в районе верхней Печоры проходит северная граница распространения барсука, мыши-малютки, лесной мышовки.

Здесь совместно живут куница и соболь. На это явление еще в начале нашего века обратил внимание лесничий С. Г. Нат, предложивший организовать заповедник в этом единственном месте Европы, где обитает соболь.

Между соболем и куницей иногда происходит скрещивание, в результате которого получается плодовитая помесь, получившая название «кидус». Кидус больше похож на соболя, но мех у него грубее и без блеска, почему и ценится намного ниже.

Куница — проворный, хорошо лазающий по деревьям зверек; она часто долгое время не спускается на землю и «ходит грядой», прыгая с дерева на дерево. Поселяется она в дуплах или гайнах белки. Корм ее разнообразен: мышевидные грызуны, белки, птицы размером от глухаря до синицы, лягушки, насекомые, падаль, ягоды рябины и черемухи.

Соболь не прыгает с ветки на ветку, т. е. редко, как говорят охотники, «ходит грядой», кормится главным образом мелкими грызунами и кедровыми орехами. Вот почему распространение соболя обычно совпадает с распространением кедра.

По каменистым россыпям гор заповедника живет северная пищуха, или сеноставка, — азиатский представитель в верхней Печоре. Нелегко заметить сеноставок среди камней. Только мелкий и, как дробь, круглый помет и пучки сена, спрятанного между камнями, выдают их присутствие. При малейшей опасности, громко чирикнув, как птичка, пищухи исчезают в расщелинах или затаиваются на камне, а рыже-серая окраска меха совершенно их скрывает. Но проходит несколько минут, и камни оживают: множество зверьков, как пушистые комочки, снова начинают шнырять по камням.

Самый многочисленный грызун лесов заповедника (также сибирский вид) — красная полевка. Обитающая вместе с ней европейская рыжая полевка уступает ей по численности в два-три раза. Красно-серая полевка встречается в небольшом количестве и только в горах. Главным образом на субальпийских лугах живут темные (пашенные) полевки и полевки-экономки. Очень редко встречается лесной лемминг.

Из мелких зверьков здесь встречаются еще землеройки (большая, средняя, малая и крошечная), кутора и три вида летучих мышей (северный кожанок, усатая и водяная ночницы); последние в заповеднике, очевидно, останавливаются только на пролете в сентябре.

Белок в урожайные годы в заповеднике очень много: на 2 — 3 километра пути по тайге встречается одна белка. Однако в годы неурожая она почти совершенно исчезает, но благодаря большой плодовитости (два помета в сезон, от 3 до 7 детенышей в помете) численность ее быстро восстанавливается. Часто белки совершают широкие кочевки. Такая миграция в районе заповедника происходила, например, в 1961 году, когда белки в массе уходили на юг. Шли они по открытым поймам, переплывали широкие реки и нередко гибли в воде. Когда белка плывет, она держит хвост над водой, как парус. Как только зверек ослабнет и хвост намокнет, белка тонет.

Белка — постоянная добыча многих хищников: лисицы, куницы, ястреба-тетеревятника. Лисица чаще подстерегает ее, когда она роет снег в поисках кедровых орехов или шишек, а куница ловит белок, спящих в гайне. Съев белку, куница ложится спать в гнездо своей жертвы. Лишь капли крови на снегу, а иногда и беличий хвост под деревом — единственные следы ночной трагедии.

Для тайги типичен близкий родич белки бурундук. Он любит селиться по берегам рек или ручьев, у полян и старых гарей, в сильно захламленных сухих местах. В корнях дерева он роет нору с обширной кладовой или устраивает гнездо в толстом трухлявом и сухом поваленном дереве или пне. Кормясь семенами деревьев, кустарников и трав, а также насекомыми, он ложится в долгую зимнюю спячку, запасая в кладовой на период весенней бескормицы полтора-два килограмма отборных орехов. Эти запасы — желанная находка для медведей. Там, где много дуплистых осин, можно найти кучки мелкого желтоватого помета и обрезки тонких осиновых веточек, очищенных от коры, будто резцом. Это следы пребывания летяги — ночного скрытного зверька размером чуть поменьше белки, серого, с пушистым хвостом. Кормится он почками, сережками и корой березы, осины, ольхи. Широкие летательные перепонки по бокам тела позволяют летяге планировать, перелетая с дерева на дерево до 30 метров.

Широко распространен в заповеднике заяц-беляк, но особенно часто его можно встретить по берегам рек, болот и по зарастающим гарям.

Еще в самом начале прошлого века в районе верхней Печоры были убиты последние бобры. В 1938—1940 годах были завезены и выпущены в реках Большой Шежим и Кедровка 18 зверьков. Несмотря на то что они были привезены из резко отличного по условиям Воронежского заповедника, бобры быстро прижились на новых местах. Они расселились почти по всем притокам верхней Печоры, и сейчас их насчитывается уже более 300 голов. Живут они по тихим таежным речкам, берега которых поросли ивами, осиной и березой. Первое время бобры жили только в норах, но потом начали строить плотины и хатки по мелководным рекам с низкими берегами. Бобр заселил все подходящие для его жизни угодья в первые же годы, и сейчас в заповеднике проводят их отлов для расселения в других реках Коми АССР и Архангельской области.

Проник в заповедник и расселился там по старицам, озерам и заливам еще один водный грызун — ондатра. Однако быстрое течение рек и промерзание до дна многих мелководных водоемов ограничивают численность ее на верхней Печоре.

Выдра живет в реках, изобилующих рыбой, с удобными для охоты местами, т. е. камнями и обрывистыми берегами, с которых она и подкарауливает добычу. Больше всего выдры в горных и подгорных районах заповедника, где в реках особенно много хариуса, бычка-подкаменщика и гольцов — излюбленной ее добычи. Охрана выдры и, что очень важно, рыб в заповеднике повлекла за собой быстрое увеличение численности этого драгоценного зверя в семь-восемь раз.

Повсюду в заповеднике живет горностай, но больше всего этого зверька на субальпийских лугах, по берегам рек и лесным гарям, куда привлекает его обилие полевок. Там же, где и горностай, обитает ласка, но ее довольно мало, и она исчезает в некоторые годы почти совсем.

Обычен в заповеднике и такой типичный таежный хищник, как росомаха. Красивая, но грубая шкура росомахи делает ее похожей на маленького медведя. Короткие, но мощные лапы с длинными жесткими волосами, широкой ступней и сильными когтями увеличивают это сходство. Росомаха легко передвигается по рыхлому снегу, очень вынослива и способна за сутки делать переходы в 20 — 30 километров. Несмотря на относительно небольшие размеры (вес росомахи редко превышает 20 килограммов), она легко справляется с северным оленем и молодым лосем. Прыгая на спину жертве, росомаха удерживается на ней, вонзая в тело мощные когти, а крепкими зубами перегрызает ей горло. Первыми росомаха съедает внутренности, затем отгрызает голову, разгрызает тушу на части и растаскивает большие куски, пряча их под колодами и на деревьях. Росомаха нередко вынимает из капканов добычу раньше охотника, забирается на лабазы и в охотничьи избушки, растаскивая припасы. Все же главная добыча росомахи — падаль, так что она основной санитар тайги.

Рысь в заповеднике редка — два-три зверя на всю территорию. Видимо, исключительно высокие снега затрудняют здесь ее существование. Довольно обычен волк, которого привлекает большое количество диких северных оленей и лосей. В многоснежье волки вынуждены передвигаться только по дорогам или по рекам, где из-за наледей снег не бывает высоким. На лед же они стараются загнать оленя или лося, где только и в состоянии догнать его. В последние годы численность волков в заповеднике заметно возросла.

Постоянно в заповеднике живут 20 — 30 медведей. Весной и летом они кормятся насекомыми, особенно охотно муравьями, личинками жуков и земляными осами, трупами животных и сочными растениями. Обилие дудника и борщевика привлекает медведей на субальпийские луга, где медвежьи тропы образуют целые лабиринты. Позже, когда поспевают ягоды, медведь кормится почти исключительно черникой и брусникой. Охотно ест и кедровые орехи, залезая на деревья и обламывая огромные ветки с шишками. Однако при неурожае ягод медведь голодает и начинает нападать на копытных. В такие годы он не накапливает достаточно жира, рано весной выходит из берлоги голодным и опять преследует копытных, иногда нападая и на домашний скот. Берлоги медведя в печорской тайге в связи с суровыми зимами очень глубоки, в виде пещеры, вырытой под корнями дерева.

В годы, когда в северных тундрах плохо с кормами, зимой в заповеднике появляются песцы, приходящие сюда за многие сотни километров.

На заповедной территории обитает несколько сот диких северных оленей. За годы охраны их поголовье возросло в несколько раз. Основная масса оленей живет сейчас не в горной тундре, как было раньше, а на равнине, в борах-беломошниках.

Дикий северный олень в отличие от лося явно избегает близости человека. И омоложение лесов в результате рубки и пожаров, столь благоприятное для лося, напротив, крайне неблагоприятно для оленя, поскольку это приводит к исчезновению ягеля.

Летом северного оленя чаще всего можно встретить там же, где и лося: у болот, на пойменных лугах или на лесных гарях, где много осоки, пушицы, вахты и других сочных растений. В горных районах он обычен также на лугах или, спасаясь от гнуса, поднимается на гольцы.

Зимой олени пасутся в горных тундрах, где снег сдувается ветром и ягельные пастбища легкодоступны. Однако эти пастбища невелики, к тому же на них выпасают домашних оленей. Поэтому основная масса «дикарей» сейчас и обитает в борах на равнине. Здесь из-за высоких снегов оленю приходится рыть в снегу настолько глубокие траншеи, что из снега торчат одни только головы кормящихся животных. Роет олень очень быстро широкими, как лопата, передними копытами, отбрасывая снег вперед и в стороны. Все же при очень высоких снегах это требует большой затраты энергии, и олени переходят частично на питание древесными бородатыми лишайниками. В период многоснежья северные олени особенно часто оказываются жертвой волков и росомах.

Лось — самый крупный и самый обычный зверь заповедника. Если высчитать биомассу лося, т. е. средний вес животного, приходящийся на единицу площади, то на 100 гектаров приходится 200 — 300 килограммов лося; эта цифра достигает зимой на местах отстоя 3000 — 5000 килограммов.

Однако такое положение создалось совсем недавно. В первые годы организации заповедника находка лосиных следов была целым событием. В 1929 году зоолог Ф. Ф. Шиллингер писал, что лоси лишь изредка встречаются в Печорском крае. В 1912 году звери здесь были уже на грани исчезновения. Более того, еще в 80-х годах прошлого столетия, по словам известного путешественника Л. Шренка, в верховьях Печоры они были очень редки.

Сейчас лося можно встретить на каждом километре таежного пути. Особенно часто их удается видеть с лодки на реках. Летом они большую часть дня проводят в воде, спасаясь от гнуса и кормясь здесь любимым растением — вахтой. Любят они и по гарям кормиться кипреем (иван-чай) и обрывать листья березы и ивняков. Но приходит зима, опадают листья, жухнет трава, а снег метровым слоем покрывает землю. Лоси переходят целиком на древесно-кустарниковые корма: хвою и тонкие побеги сосны, можжевельника, пихты, ветви и кору ив, осины, рябины. Этих кормов не всюду вдоволь, и животные собираются в наиболее кормных местах. В районе верхней Печоры основная масса лосей мигрирует осенью с северо-востока на юго-запад, проходя по 300 километров по прямой. В. это время в заповеднике их скапливается до 3 тысяч голов, а на некоторых местах зимних отстоев до 1 тысячи голов на 1000 гектаров. Подобные концентрации лосей не известны нигде, кроме Печоро-Илычского заповедника. На основе изучения миграций лосей в заповеднике был разработан метод их промысла для охотничьих хозяйств на смежной территории. Состоит он в том, что осенью и в начале зимы, откочевывая на зимние пастбища, лоси встречают на своем пути направляющие изгороди. Идя вдоль них в поисках выхода, они попадают в специальный загон, где их отстреливают.

Зима — трудный период в жизни лося. Высокие снега затрудняют движение этого огромного зверя. Лось стремится ходить по пробитым тропам, кормится около проторенных им дорог, чтобы при опасности, выскочив на тропу, спастись от хищника.

Гибельной для маленьких лосят бывает и весна. Весенние кочевки лосей начинаются перед рождением молодняка, и часто лосенок родится в пути. Новорожденные уже в первые часы жизни вынуждены идти за матерью; они ломают свои хрупкие ножки о бурелом или тонут при переправах через вздувшиеся реки. Многие становятся жертвой волков, росомах или голодных медведей. Правда, лосихи во всех случаях защищают свое потомство, и не всегда безуспешно, даже в борьбе с медведем. Последний, если он нападает на лося, подкарауливает его в густых зарослях, где лось не может свободно отбиваться передними ногами. Но и в этих случаях известны схватки, из которых лоси выходили победителями.

Наскальные рисунки в Сибири свидетельствуют о том, что древние жители Якутии, енисейской тайги и Прибайкалья использовали лося как домашнее животное. Видимо, лосеводство практиковалось также в Скандинавии и Прибалтике, но потом почему-то было заброшено. Более поздние любительские опыты показали возможность приручения лосей, но в неволе они жили плохо, обычно скоро погибали и редко размножались. Что же, можно ли приручить лося и сделать его домашним? Возможно ли использовать его как транспортное животное при бездорожье, свободно выпасая в тайге?

Для решения этих вопросов в 1949 году в Печоро-Илычском заповеднике была создана первая опытная лосеферма, которой почти полтора десятилетия руководил ее организатор энтузиаст лосеводства Е. П. Кнорре.

Многолетний опыт показал, что процесс приручения любого дикого новорожденного лосенка чрезвычайно прост. Он начинается и заканчивается первой же кормежкой молоком из бутылки с соской. Лосенок привязывается к кормящему его человеку на всю жизнь. Был случай, когда на вольном выпасе в тайге пропала годовалая лосиха. Спустя два года она встретилась в тайге со своим «кормильцем» и, услышав его голос, сразу же подбежала к нему, стала обнюхивать лицо, руки и тыкать мордой в карман, из которого когда-то доставала лакомства. Лосиха прошла за человеком около 10 километров до лосефермы и осталась там жить. За два года жизни в тайге с дикими лосями она нисколько не одичала. Бывали случаи, что лоси, ушедшие с лосефермы, сами возвращались обратно.

На лосеферме сейчас есть лосихи, живущие уже более 15 лет и дающие потомство на протяжении 8 — 9 лет подряд. Всего на лосеферме родилось более 100 лосят и есть домашние лоси уже пятого поколения. Лоси быстро привыкают к дойке, при этом они переносят свой материнский инстинкт на доярок, к которым необычайно привязаны. Лосиха дает за один раз до 3 литров молока и за лактацию 430 литров. В их молоке в среднем 10 процентов жира.

В седле лось может нести 80—120 килограммов, а запряженный в сани — до 300 — 400 килограммов. Летом они могут использоваться только в ночное время, а зимой — в любые часы суток. В Печоро-Илычском заповеднике лоси регулярно используются для перевозки дров. Они действительно незаменимы при таежном бездорожье, в заболоченных и захламленных лесах, а также в весеннюю распутицу.

Таким образом, лосеферма показала полную возможность приручения и воспитания этого животного. На ферме разработаны инструкции по методике выкармливания, содержания лосей и вольному выпасу в тайге. Не менее важно и то, что на лосях, содержащихся на ферме при вольном выпасе, удалось подробно изучить рост и развитие этого вида, болезни и некоторые вопросы физиологии. Эти работы продолжаются.

В поселке Якша, где расположена лосеферма, можно и сейчас видеть свободно разгуливающих лосей или лося в упряжке, совершенно не реагирующего на проходящие мимо автомобили.

Печоро-Илычский заповедник получил широкую известность как у нас, так и за рубежом благодаря фундаментальным исследованиям, которые. проводили там В. А. Варсанофьева, В. П. Теплова, Л. Б. Ланина, Е. П. Кнорре, Ю. П. Язан и другие.

Существование заповедника оказывает весьма благотворное влияние на фауну всего бассейна верхней Печоры и прилегающих мест, где численность лося увеличилась в десять раз, северного оленя — в четыре, выдры — в пять, куницы и соболя — в пять раз и т. д. Избыток животных выселяется за пределы заповедника, и это приводит к заметному увеличению продуктивности охотничьих угодий прилегающей тайги. Нерестилища семги в заповеднике целиком обеспечивают воспроизводство этой рыбы в Печорском бассейне.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: