Факультет

Студентам

Посетителям

Общественно-исторические предпосылки развития дарвинизма

Описанные выше успехи наук о природе, как уже указывалось, были связаны с развитием капиталистической системы. Для понимания условий, в которых сложилось эволюционное учение Дарвина, очень важно познакомиться не только с состоянием наук о природе, но и с некоторыми специфическими особенностями развития капитализма в первой половине XIX века.

Выше уже указывалось, что английский капитализм этого времени переживал эпоху бурного подъема. Общая обстановка, в которой развивалась капиталистическая промышленность описываемой эпохи, способствовала, в частности, широкому применению некоторых важных технических изобретений.

Еще в 1769 г. Уатт изобрел паровой двигатель. В XVIII же веке были изобретены станки для выработки пряжи, а в 1785 г. Картрайт взял патент на «механический ткацкий станок» (power loom). Широкое применение пара во всех отраслях промышленности и ее механизация на основе новой техники создают в Англии (еще в конце XVIII и в особенности в начале XIX века) совершенно новые производственные отношения, известные под названием «промышленной революции». Сущность последней заключается в победе машинного производства над ручным. «Вся последующая история английской промышленности, — говорит Энгельс, — повествует лишь о том, как ручная работа уступала машине одну позицию за другой.

Новый способ производства изменил социальную структуру английского общества и в частности подчеркнул основную сущность капиталистической системы, а именно, что «национальное богатство тождественно с народной бедностью» (Маркс, Капитал, т. 1). И действительно, новые производственные отношения привели к разорению городских ремесленников и деревенских кустарей, к уничтожению их ручного ткацкого ремесла, неспособного конкурировать с фабрично-заводской техникой, к их массовому обеднению, к эмиграции в крупные промышленные центры, наконец, к их пролетаризации в условиях фабрично-заводского труда и безработицы.

С консолидацией этих типичных капиталистических отношений, с ростом успехов капитализма за счет угнетаемых масс появляются и неизбежные спутники его, промышленные кризисы. Первый типичный кризис разразился в 1825 г., в дальнейшем они повторяются примерно через каждые 10 лет.

В этих условиях резко возрастают классовые противоречия. Маркс и Энгельс в знаменитом «Манифесте коммунистической партии» (1848) констатируют, что «общество все более и более раскалывается на два большие враждебные лагеря, на два большие, стоящие друг против друга класса — буржуазию и пролетариат». В годы наибольшего развития «промышленной революции», т. е. в 30-е, 40-е годы XIX века, эти классовые противоречия сказались в резком подъеме рабочего движения, получившего название чартизма. В 40-х годах чартистское движение захватило весь английский рабочий класс, а французская революция 48-го года еще усилила его развитие.

Буржуазия была напугана и повела ожесточенную борьбу с рабочим классом. Для выяснения генезиса дарвинизма необходимо ознакомиться с методами идеологической борьбы капитализма с рабочим классом путем распространения специфических политико-экономических и связанных с ними философских идей. В первой половине XIX века, в частности, широкое распространение получили политико-экономические воззрения А. Смита и Р. Мальтуса, на которых нам и необходимо остановиться в указанной выше связи.

В своей известной работе «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776) Адам Смит (1723—1790) развил экономическую теорию, исследующую факторы «национального богатства». Не вдаваясь в изложение этой теории, остановимся на некоторых особенностях ее методологии. Смит исходил из широко распространенной во второй половине XVIII века идеи об естественных законах, из которых он выводил свое учение о свободной конкуренции. Последнее было направлено на защиту экономических интересов буржуазии. Согласно учению о свободной конкуренции, двигателем последней является «естественное» своекорыстие, — «естественное» первенство индивидуалистических интересов человека.

Именно этот, якобы, «естественный» эгоизм человека и есть, согласно Смиту, основной источник «национального богатства». Последнее достигается согласно формуле: «Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь то, что тебе нужно». Человек — «естественный» эгоист — обеспечивает свои корыстные интересы, удовлетворяя корыстные интересы других людей.

«Мы, — писал Смит, — обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах». Этим путем, согласно Смиту, осуществляются личные интересы, т. е. накапливается личное богатство. Сумма индивидуальных богатств и есть, якобы, «национальное богатство».

Важнейшей предпосылкой теории Смита является положение, что личные интересы каждого человека-индивидуалиста, якобы, неизбежно приводятся в гармоническое сочетание с интересами целого, т. е. государства. Эти отношения, по мнению Смита, объясняются тем, что в процессе свободной конкуренции все те, которые не сумели осуществить свои выгоды через удовлетворение корыстолюбия своих конкурентов, устраняются, как бы выбрасываются из жизни. У Ч. Диккенса (Приключение Оливера Твиста) дано следующее замечательное описание смитовских идей, вложенное в уста бандита Фейгина: «Вы не можете заботиться о себе, номере первом, не заботясь обо мне, номере первом… Чем больше вы цените свой номер первый, тем больше вы заботитесь о моем… Так и должно быть, иначе вся наша компания развалится». «Философия» Фейгина и есть философия капитализма, основанная на своекорыстной «гармонии» индивидуалистов.

Обратимся теперь к учению Мальтуса. Роберт Мальтус (1716—1834) получил широкую известность, как автор нашумевшей книги «Опыт о законе народонаселения» (1792). В этом поистине мрачном произведении Мальтус выступил с реакционной «теорией» народонаселения. По Мальтусу, человеческое население возрастает в геометрической прогрессии (1, 2, 4, 8 и т. д.), а средства существования, якобы, в арифметической прогрессии (1, 2, 3 и т. д.). Вследствие этих отношений, по Мальтусу, неизбежно перенаселение и нехватка средств существования, что Мальтус пытался изобразить, как «естественный закон» природы.

Спрашивается: какими же средствами можно ограничить действие описанного «закона природы»? Мальтус рекомендует всем неимущим воздерживаться от брака, чтобы ограничить размножение и тем самым уменьшить конкуренцию. В противном случае сама природа восстановит утраченное развновесие между количеством населения и средствами существования с помощью ее «естественных орудий» — безработицы, голода, эпидемических болезней, приводящих к высокой смертности.

Таким образом, перенаселение ведет к обострению конкуренции и гибели «неприспособленного» пролетария. «На великом пиру природы, — говорит Мальтус, — для него не осталось места; природа повелевает ему удалиться, и в большинстве случаев сама приводит в исполнение свой приговор».

Теория Мальтуса глубоко ошибочна и реакционна. То, что Мальтус называет «диспропорцией между размножением и средствами существования», есть в действительности не «закон» природы, а следствие капиталистической системы. Мальтус пытался оправдать капиталистическое неравенство, возводя его в неизменяемый «закон природы» и толкуя капиталистические отношения антиисторически, как нечто постоянное.

Капиталистическое общество первой половины XIX века широко пропагандировало смитовский принцип свободной конкуренции между индивидуалистами и идеи мальтузианства. Бокль в «Истории цивилизации» писал, что в Англии его времени нельзя было «найти ни одного сколько-нибудь развитого человека (читай: буржуа, А. П.), который не постыдился бы следовать мнениям, преобладавшим до Адама Смита».

Для нас значительно существеннее, однако, анализ этих тенденций, предложенный Марксом. Маркс указал, что идея конкуренции стала руководящей идеей английского буржуазного общества. Он писал, что «общественное разделение труда противопоставляет друг другу независимых товаропроизводителей, не признающих никакого иного авторитета, кроме конкуренции, кроме того принуждения, которое является результатом борьбы их взаимных интересов, подобно тому, как в мире животных bellum omnium contra omnes (война всех против всех) есть в большей или меньшей степени условие существования всех видов».

Принцип «войны всех против всех», основанный на индивидуалистической конкуренции, как известно, был выдвинут и провозглашен, как мерило общественных взаимоотношений, еще Гоббсом, видевшим в этом антисоциальном принципе естественное право человека, проявление природного закона самосохранения. В Англии в первой половине XIX века «а почве классовых противоречий принцип Гоббса получил широчайшее распространение.

Итак, в Англии первой половины XIX века были широко распространены:

  • идея свободной конкуренции,
  • учение о перенаселении,
  • идея «естественной» гибели — в условиях перенаселения — всех неудачных конкурентов, не умевших сочетать свои корыстные интересы с корыстными интересами других людей.

Сказанное выше четко выражено в формуле «слабейший убирается ко всем чертям» (Корбет), хорошо показывающей сущность капиталистической конкуренции.

Описанные идеи были хорошо известны Дарвину, и они натолкнули его на некоторые аналогии, сыгравшие большую роль в синтезе его эволюционной теории.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: