Факультет

Студентам

Посетителям

О яйце и о росте птенцов

Схематически яйцо птицы состоит из известковой скорлупы и подстилающей его кожицы, прозрачного белка и свободно плавающего в нем шаровидного желтка. Подобным же образом устроены яйца крокодилов и черепах, тогда как яйца прочих пресмыкающихся имеют пергаментообразную мягкую оболочку, в которой находится равномерная смесь белка и желтка. Скорлупа птичьего яйца может быть одноцветной или сильно пятнистой, гладкой или шероховатой, тонкой или толстой. Все это у отдельных групп птиц различно и имеет, если не всегда, то часто, определенное значение.

Так, окраска зачастую играет большую роль в маскировке яйца, а толщина скорлупы находится в связи с условиями его содержания. Африканские франклины с их грубыми, вооруженными сильными шпорами ногами откладывают яйца, которыми можно прямо-таки бить по стене, а осторожные, имеющие мягкие лапы и клювы утки, так же как и кулики, — яйца с очень тонкой скорлупой. К сказанному пример: большой кроншнеп весит почти 1 килограмм, свежеотложенное яйцо его, для насиживания которого требуется 29,5 дня, весит 70 граммов, т. е. столько же, сколько весит крупное яйцо курицы. И однако результаты получаются очень плохие, если яйцо кроншнепа подложить под курицу, хотя бы под самую маленькую и самую осторожную. Первое время, пока воздушные камеры в яйце еще очень малы, все идет хорошо. К концу периода насиживания, однако, даже самая осторожная курица обязательно продавит тонкую скорлупу яйца на его тупом конце, так как, не поддерживаемая изнутри белком, она не может противостоять жестким ногам курицы. Поэтому я всегда клал яйца кроншнепа под курицу только для начала насиживания, а затем переносил их в инкубатор.

Также и форма яйца имеет свое определенное значение. Если яйцо имеет так называемую грушевидную форму, как, например, у кайры, то это предохраняет его от скатывания с тех незначительных по величине выступов скал, на которых эти птицы гнездятся. Четыре яйца чибиса, также и галстучника, лежат под насиживающей птицей всегда острыми концами внутрь, и если их передвинуть, птица вновь расположит их так же. Яйца, которые соотносительно с размерами птицы очень крупны, должны быть расположены строго определенным образом, чтобы уместиться под насиживающей птицей. При кладке из большого числа яиц они бывают обычно более округлыми, и разница между тупым и заостренным концом почти незаметна. Благодаря этому размещение в гнезде куропатки, фазана или утки дюжины или даже полуторы дюжины их яиц не представляет затруднений.

Количество белка и консистенция его в яйцах птиц различна. Собственно, он-то и представляет собой материал для формирования зародыша и к моменту выхода птенца из яйца бывает, в противоположность желтку, полностью израсходован. Количество желтка по отношению к массе прочего яйца, т. е. собственно белку, очень изменчиво. По моим взвешиваниям минимальная величина этого отношения составляет 15% у вертишейки и баклана, а максимальная, как у некоторых уток, — 50%. В самых общих чертах, можно сказать, что птенцовые птицы, как большинство певчих птиц и голуби, имеют яйца с 20% количества желтка, а выводковые птицы, как куры и утки, — около 35%. Ничтожное количество желтка в яйцах баклана и дятлов будет израсходовано к выходу их чрезвычайно беспомощных птенцов почти полностью. У лебедей же и поганок от чрезмерно большого количества желтка в яйце почти целая его треть остается в полости брюха птенцов как запас для первых дней их жизни, так как родители вовсе не выкармливают этих маленьких существ, а они сами в первые дни жизни, в силу больших холодов, непогоды или других неблагоприятных условий, часто не в состоянии разыскать себе корм. Если это проворное создание перенести в комнату, то можно заметить, что первые дни он скорее упражняется в поисках корма, нежели ест его в действительности. В течение этого времени птенец развивается физически и, если можно так выразиться, интеллектуально, не прибавляя заметно в весе, так как его тело получает питательное вещество из упомянутого выше желткового запаса.

По сравнению с млекопитающими, пресмыкающимися, с большинством лягушек и рыб птица растет очень быстро. Исключение составляют лишь те, которые в течение всей жизни не могут летать, как, например, казуары и страусы, а также те, у которых первостепенные маховые перья линяют очень рано — еще у птенцов (куриные птицы). Быстрое прибавление в весе способствует тому, что, начиная летать, птица имеет уже определенное, необходимое для полета соотношение между весом тела и величиной несущих поверхностей. В дальнейшем большая часть птиц не меняет маховых перьев в течение года, а журавли — даже двух лет. Перья, поскольку их стержни уже ороговели, не могут больше расти. Отрезок времени, необходимый для формирования перьев у маленьких птиц, величиной до дрозда, занимает примерно месяц. Как раз к этому времени птица приобретает свой окончательный вес.

Встречаются виды птиц, которые незадолго перед вылетом из гнезда весят больше, чем позднее; к ним относятся, например, береговые ласточки. Едва птенцам их исполнится три недели, как они уже вылетают из гнезда и вполне могут летать. Только что выведшиеся птенцы весят 1,6 грамма, в пятидневном возрасте — 9,5 грамма, в десятидневном — 22,5 грамма и через 15 дней — 23 грамма. Средний вес родителей составляет примерно 18—20 граммов. Рост самых длинных маховых перьев происходит так, что они в течение десяти дней увеличиваются с 25 до 52 миллиметров; это соответствует ежедневному приросту их в 5 миллиметров. Укажу для сравнения, что ноготь человека увеличивается в длину за день только примерно на 1/10 миллиметра; у крупных же птиц, как, например, журавлей, некоторых гусей и лебедей, наиболее интенсивный прирост маховых перьев составляет 1 сантиметр.

В зависимости от образа жизни птицы и ее систематического положения скорость роста как тела в целом, так и отдельных перьев различна. Молодые ласточки и стрижи должны уметь перелетать значительные расстояния тотчас же по вылете из их высоко расположенного гнезда, а птенцы, выведшиеся в гнездах, расположенных на земле, в гуще камышей или кустарников, оставляют гнезда, убегая из них или лазая по ветвям, намного раньше того, как они смогут летать по-настоящему. Ближайшие окрестности предоставляют им достаточное убежище без того, чтобы они должны были прибегать к полету. То же относится и к некоторым водным птицам, в особенности к лебедям и ныркам. Птенцовые и выводковые птицы развиваются поэтому по-разному. Первые должны тотчас же следовать за своими родителями по земле через любую чащу и потому вначале не ощущают необходимости в крыльях. Наоборот, у некоторых птенцовых птиц ноги развиваются довольно поздно, — это предохраняет их от опасности преждевременно выбраться на край гнезда и вывалиться; зато у них очень рано пробиваются маховые перья. Сравнение подрастающего аиста и журавля сделает сказанное ясным без дальнейших пояснений. У выводковой птицы — журавля — усиленный рост плюсны в длину происходит с 8-го по 16-й день его жизни и составляет в сутки 7 миллиметров. У аиста наиболее интенсивный рост плюсны составляет в день 5 миллиметров. Относительная величина прироста у них примерно одинакова, так как плюсна взрослого аиста составляет приблизительно 19, а у журавля — 26 сантиметров. Оба (следовательно, как гнездовая, так и выводковая птица) вырастают и становятся способными к полету в одни и те же сроки, т. е. в течение 10 недель. Названные виды представляют собой наиболее длинноногих птиц нашей фауны, но не самых длинноногих из летающих птиц вообще. Самыми длинноногими можно считать антигонского журавля с длиной плюсны 32 сантиметра и фламинго, у которого плюсна имеет 35 сантиметров длины. К сожалению, никаких наблюдений над максимальным приростом их ног не производилось. Я считаю возможным допустить, что скорость роста костей у этих птиц составляет что-нибудь около 1 сантиметра в сутки.

Но и в данном случае нельзя утверждать, что птицы всегда и в достаточной степени полно отвечают требованиям окружающей среды. Встречаются выводковые птицы, которые очень скоро приобретают способность летать, и птенцовые птицы, покидающие гнездо еще не способными к полету. Очень скрытно живущие, принадлежащие к выводковым птицам пастушки приобретают вполне развитые маховые перья очень поздно, к полету они прибегают собственно только во время осеннего перелета. Так, болотная курочка (погоныш) в возрасте пяти недель имеет только короткие кровяные пеньки, тогда как живущий на более или менее открытых пространствах и спасающийся от врагов в полете чибис в том же возрасте уже вполне может летать.

У мясоядных и рыбоядных птиц, т. е. у тех, следовательно, у которых почти вся принимаемая ими пища идет на развитие организма, примерно одна треть пищи идет на рост. Так, птенец тетеревятника (самка), увеличивающийся в весе ежедневно на 50—60 граммов, поедает в среднем по 160 граммов чистого мяса. Аист в возрасте примерно трех недель поедает ежедневно полкилограмма мяса и рыбы, и прирост его равен 1/6 килограмма.

Незадолго перед вылетом аппетит у птенцовых птиц слабеет, некоторые даже вовсе прекращают есть, у птенцов наступает какое-то внутреннее беспокойство, пока они, наконец, не вылетят из гнезда. После этого родители кормят их только короткое время. Некоторые думают, что старые птицы побуждают молодых к вылету из гнезда показом им издали пищи. В результате многих опытов по воспитанию птенцов, которые я предпринимал лично, я пришел к выводу, что дело здесь не в пище, хотя птенцы и делают «просящие» движения. И это не только у певчих птиц, но также у орлов, сов и многих других. По отношению к трубконосым, к которым принадлежит также альбатрос, доказано даже, что их птенцы во время много недельного пребывания в «гнезде» доходят сначала до состояния какой-то глыбы жира, после чего родители прекращают кормление и более не показываются. Позднее — молодой альбатрос вылетает в море, не видя вовсе родителей. Замечательно, что у населяющих южное полярное море тюленей — морских слонов — наблюдаются подобные же явления.

У нелетающих птиц — страусов и казуаров — рост птенцов продолжается дольше и оканчивается только ко времени полного развития оперения. Также и куриные птицы составляют в известной степени исключение, так как их птенцы становятся способными к полету вскоре же по вылуплении из яйца, а затем у них через короткий промежуток времени наступает своеобразная линька маховых перьев. Величина несущей поверхности и вес тела птенца находятся у них в течение всего периода роста в надлежащем соотношении: это относится ко всем куриным птицам земного шара, и я вернусь еще к этому вопросу в следующем разделе при рассмотрении вопроса о линьке.

Источник: Оскар Хейнрот. Из жизни птиц. Научно-популярный очерк. Пер. Н.А. Гладкова. По ред. Г.П. Дементьева. Гос. изд-во иностранной литературы. Москва. 1947

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: