Факультет

Студентам

Посетителям

Непродуктивный отдых свинных маток

Производственники выделяют так называемый непродуктивный отдых маток, или непроизводительный период их использования, который по существу является закономерным биологическим этапом цикла репродукции.

В производственных условиях этот период исчисляют временем от отъема поросят до следующей супоросности. Различают средний интервал между отъемом поросят и новой супоросностыо после осеменения маток в первую охоту и средний интервал между отъемом поросят и супоросностью той части маток, которые оплодотворены не в первую, а во вторую и третью охоту (после третьего прохолоста матку следует выбраковывать). Интенсивность использования маточного стада зависит от продолжительности любого из этих периодов, возможности сокращения которых неоднозначны.

Например, типовой технологией промышленного производства свинины продолжительность периода «непроизводительного» использования маток установлена в 22 дня при проектной оплодотворяемости в первую после отъема охоту 75%. Это значит, что за первые 12 дней после отъема поросят должно быть оплодотворено не менее 75% маток, а остальные 10 дней — расчетная величина, представляющая собой сумму дней, потребных на повторный приход в охоту прохолостевших (25%) после осеменения в первую охоту маток.

Приведенный расчет основан на математико-статистической обработке данных о приходе в охоту маток раннего отъема поросят. Однако этот расчет не отражает существа биологического процесса воспроизводства поголовья свиней. Дело в том, что нормальный процесс восстановления полового цикла завершается в течение 21 дня с индивидуальными вариациями, которые, кроме того, зависят от различных внешних условий. Поэтому при прочих равных условиях нормальный приход в охоту после отъема поросят может происходить в течение 21 дня.

Основной путь сокращения периода «непроизводительного» использования маток состоит в повышении процента оплодотворяем ости их в первую охоту после отъема поросят, что достигается тщательной выборкой маток в охоте, правильным режимом и техникой осеменения. Но главные причины, способствующие своевременному приходу в охоту маток, кроются в биологической сущности процесса воспроизводства. Строго говоря, с биологических позиций нет никакого непроизводительного периода, а есть процесс восстановления половой функции после опороса и лактации. Чем полнее будут использованы биологические особенности восстановления полового цикла, закрепленные эволюцией свиней, тем надежнее и полноценнее будут проявляться половые процессы и связанные с этим результаты оплодотворения. На физиологию оказывают существенное влияние условия внешней среды и особенно сигнальные раздражители, которые стимулируют все половые процессы, от них зависит приход свиноматок в охоту и эффективность оплодотворяемости.

Считают, что средний интервал от отъема до оплодотворения может быть существенно сокращен естественными (регулирование подсосного периода) и искусственными (стимуляция гормональными препаратами) способами.

В технологических расчетах по воспроизводству стада и затем в практической работе необходимо учитывать сезон года и делать поправку в числе осеменяемых маток на сезонный уровень оплодотворяемости с тем, чтобы сохранить постоянно число маток, которые должны опороситься за определенный промежуток времени и тем самым обеспечить заданный ритм производства и получение запланированного количества поросят.

Соблюдение основных биологических условий воспроизводства помогает осеменять в первую охоту после отъема подавляющее большинство маток, что естественно сокращает число маток, осеменяемых во вторую и третью охоту (т. е, в течение следующего одного или двух половых циклов).

Под естественным стимулированием охоты маток подразумевают регулирование периода лактации и отъем поросят от группы маток в один день, что оказывает заметное влияние на оплодотворяемость. Продолжительность подсосного периода может быть изменена в широких пределах, вплоть до отъема поросят сразу после рождения. На этом основании считается, что продолжительность подсосного периода представляет собой основной резерв интенсификации использования маток. Нетрудно подсчитать, что с уменьшением продолжительности подсосного периода расчетное число опоросов от маток в год возрастает с 1,8—2 при традиционном 2-месячном подсосном периоде до 2,6—2,8 при отъеме поросят в возрасте 10—20 дней. А. В. Касницкий и Л. А. Конюхова (1976) в экспериментах показали, что можно получать от маток 2,8 опороса и 28—30 поросят в год. Это еще раз свидетельствует о том, насколько надежно закреплена у свиней функция воспроизводства. Однако результаты этих исследований нельзя принимать за норму, тем более за надежную возможность постоянного получения такого количества поросят от большинства маток в условиях промышленного производства свинины. Известно, что отсутствие оплодотворяемости при осеменении в течение одной-двух недель после опороса, снижение многоплодия при оплодотворении в первые две недели после опороса, трудности с сохранением родившихся поросят и другие негативные явления существенно сокращают конечный эффект чрезмерного сокращения подсосного периода.

Одна из крупнейших фирм «Фляйш фюр алле» (ФРГ), применявшая технологию, основанную на коротком (три-четыре дня) периоде лактации маток, отказалась от проектных расчетов и перешла на отъем поросят в 21-дневном возрасте.

Сейчас уже и научные работники, и практики отчетливо понимают, что сокращение лактационного периода в условиях массового производства — не столь простое и доступное решение, как может показаться из расчетов и результатов экспериментальных работ, поскольку одновременно с уменьшением длительности подсосного периода нужно применять биологически сложную и экономически дорогую систему выращивания поросят.

В. Д. Марюшин и З. К. Марюшина (1978) провели анализ оплодотворяемости в одну охоту и многоплодия маток с разной продолжительностью подсосного периода и определили, что осеменение маток с одним—-тремя опоросами в первые восемь дней после опороса было безрезультатным, после девяти—одиннадцати дней оплодотворяемость была 45% (при пониженном многоплодии), а начиная с 12-го дня достоверно возросла до 77,3%. Оплодотворяемость маток при подсосном периоде в 21—25 дней была почти такой же, как при периоде в 12—20 дней, с колебаниями по месяцам года от 60 до 80%. По сравнению с оплодотворяемостью и многоплодием маток, осемененных после традиционного отъема (через 60 дней после опороса), эти данные заметно снижены (особенно многоплодие по числу жизнеспособных поросят). После раннего отъема отмечен повышенный падёж поросят в период доращивания, который в некоторых случаях доходит до 50—60%.

При исследовании связи между продолжительностью подсосного периода и проявлением охоты у маток с одним—тремя опоросами после отъема поросят в разные сроки оказалось, что укороченная лактация (менее 20 дней) сопровождается замедленными темпами последующего прихода маток в охоту, в то время как лактация продолжительностью 21—42 дня характеризуется удовлетворительной половой активностью маток в послеотъемный период. Вместе с тем отмечено, что матки-первоопороски хуже приходят в охоту в течение тех же, сроков, чем матки, давшие приплод 2—3 раза. При одной и той же продолжительности подсосного периода динамика прихода маток в охоту зависит от сезона года. В летнее время половой цикл тормозится.

Таким образом, длительность лактации, возраст маток и сезон года оказывают на продолжительность цикла репродукции существенное влияние. Чем короче подсосный период, тем он более желателен в технологическом отношении, но вместе с тем требует большей заботы о поросятах и мер, предотвращающих увеличение периода от отъема поросят до плодотворного осеменения маток. В противном случае сокращение лактации влечет за собой удорожание системы кормления и содержания поросят-отъемышей, повышенный их падёж и общее сокращение выхода поросят от матки в год.

Нами разработан другой прием естественной стимуляции половой активности маток, который базируется на эволюционно закрепленных сигнальных раздражителях полового сезона.

Естественная «норма» оплодотворяемости свиноматок, обеспечиваемая оптимальными сезонными и кормовыми условиями, составляет 75% от числа всех половозрелых животных, пришедших в охоту. При нормальных условиях кормления и содержания свиноматки лучше всего приходят в охоту и оплодотворяются осенью. В это время самый главный стимул полового поведения свиноматки — хряк с присущими ему специфическими признаками, одним из которых являются половые феромоны (ароматические вещества).

Половые феромоны хряка представляют собой комплекс химических веществ, выделяемых им во внешнюю среду. Точный состав этого комплекса пока еще неизвестен, но некоторые входящие в него вещества уже выделены и определена их химическая структура. Эти вещества начали применять в промышленном свиноводстве для контроля и стимулирования охоты. Возможность такого применения обусловлена тем, что концентрацию ароматического вещества можно произвольно регулировать. Значит, хряк может выделять половые феромоны в концентрации, нужной для стимулирования половой активности свиней только в оптимальный для воспроизводства сезон, а искусственно можно создавать такую концентрацию в любое время. Этим объясняется тот факт, что в неблагоприятный для воспроизводства поголовья сезон феромон выделяется в недостаточной концентрации.

Эффект действия феромона может быть полезным при воспроизведении (сельскохозяйственных животных, которые по современным техническим условиям содержания лишены влияния пахучих выделений самцов, в том числе их стимулирующего действия на половую активность. Установлено, что вещества под общим названием «андростеноны» представляют собой компоненты феромона хряка и стимулируют готовность свиноматок к спариванию, а также синхронизируют овуляцию и ускоряют половое созревание свинок.

Для изучения влияния запаха аналога феромона хряка на половую активность свиноматок и ремонтных свинок на комплексе «Кузнецовский» было выделено три группы свиноматок: в первой — 21 голова, во второй — 22 и в третьей — 21 голова. После отъема поросят (в возрасте 26 дней) маток помещали в индивидуальные станки. Во всех группах с помощью хряка-пробника определяли время прихода свиноматок в охоту. По мере прихода в охоту их искусственно осеменяли, регистрировали оплодотворяемость (по опоросу) и число родившихся поросят (среди них жизнеспособных). Первую контрольную группу содержали по существующей технологии (без стимулирования половой активности); животных второй (контрольной) группы стимулировали СЖК в день отъема; маток третьей (опытной) группы стимулировали запахом аналога феромона хряка. Результаты производственных экспериментов свидетельствуют о стимулирующем эффекте аналога феромона хряка на половую активность свиноматок, который сравним с действием СЖК. Это ведет к сокращению «непроизводительного» периода (времени между отъемом поросят и очередным приходом в охоту) у свиноматок при сохранении высокого уровня оплодотворяемости и числа нормально развитых поросят при рождении.

Производственные испытания способа стимулирования охоты у свиней с помощью аналога феромона хряка были проведены на всем поголовье ремонтных свинок комплекса «Кузнецовский».

Испытанный препарат значительно повышает оплодотворяемость ремонтных свинок даже в самые неблагоприятные для половой активности свиней месяцы.

Проведенные производственные эксперименты и испытания позволяют рекомендовать препарат синтетического аналога феромона хряка для использования в практических условиях свиноводческих совхозов с целью совершенствования системы воспроизводства поголовья.

Техника применения этого способа отличается малой трудоемкостью, простотой и легкостью выполнения операций.

Для использования синтетического аналога полового феромона хряка концентрированную эмульсию препарата наливают во флакон и разбавляют водой 1:100. Флакон закрывают пробкой с вмонтированным пульверизатором и перед использованием активно встряхивают. Затем водный раствор препарата разбрызгивают в помещении, где содержатся холостые свиноматки или ремонтные свинки, из расчета 3 мл раствора на 20 голов свиней. Описанные операции производятся дважды: в начале и конце рабочей смены.

Выбор свиней в охоте производят по общепринятой методике с помощью хряка-пробника.

Неблагоприятные условия содержания приводят к торможению полового поведения свиней и вызывают необходимость применения искусственной стимуляции охоты с помощью эндокринных препаратов. В нашей стране с этой целью чаще всего используют СЖК в дозе 1800—2000 м. ед. — маткам, а ремонтным свинкам — в дозе 1200—1400 м. ед. в зависимости от массы животных.

Свиноматкам в осенне-зимне-весеннее время СЖК вводится в случае отсутствия охоты в течение восьми—десяти и более дней после отъема поросят, а в летнее время (июнь, июль, август) СЖК можно вводить всем свиноматкам в день отъема или через 24 ч после отъема. Ремонтным свинкам СЖК применяется в случае отсутствия охоты в течение 23—25 дней.

Большинство животных приходят в охоту в течение пяти-шести дней после введения СЖК. В случае введения СЖК свиньям с нормальной половой функцией на фоне наличия в яичниках желтых тел животные приходят в охоту во время своего полового цикла. При отсутствии охоты в течение 20 дней после введения СЖК нужно повторить ее введение в тех же дозах. Если в течение восьми—десяти дней после повторного введения СЖК охота не наступила, то таких животных целесообразно выбраковать.

Синхронизацию охоты у свинок вызывают скармливанием с комбикормом 1 раз в день утром в течение 20 дней подряд по 100 мг металлибура или препарата сунсинхрон-премикс (ГДР) по 5 г в сутки на голову в течение 20 дней. На 21-й день, т. е. через сутки после окончания скармливания препарата, свинкам вводят СЖК. В течение десяти дней после применения СЖК в охоту приходят примерно 80% животных, причем наибольшее число — с третьего по восьмой день.

Находятся в стадии разработки и другие методы медикаментозного воздействия с целью стимулирования охоты у основных маток и ремонтных свинок, например дополнительное введение хорионического гонадотропина, простагландинов, прогестеронов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: