Факультет

Студентам

Посетителям

Некоторые особенности преадаптации животных к естественной кормовой базе

В искусственных условиях животные получают готовые корма и, следовательно, от них не требуется особых усилий для поиска, поимки и потребления корма.

После длительного содержания в неволе животные утрачивают и в дальнейшем не имеют возможностей для приобретения или тренировки пищедобывающего поведения, необходимого для жизни в природных биотопах.

Исследования, проведенные на серой куропатке, выращенной в питомнике, показали, что без специальной преадаптации перед выпуском на волю птица в течение первых 7-10 дней сильно теряет в весе из-за недоедания. Кроме того, у выпущенных на волю куропаток выявлены низкие коэффициенты переваримости питательных веществ, входящих в состав природных кормовых средств. По мере развития адаптационных процессов у птиц отмечали увеличение массы мускульного желудка. Однако даже спустя 6 недель с момента начала реинтродукции масса желудка у куропаток из дикой популяции оставалась выше. F. Т. Liukkonen-Antila et al. (1999) заключают, что для пищевой адаптации серой куропатки необходим период не менее 6 недель. Комбикорма для птиц содержат значительно меньше клетчатки, чем корма, доступные им в дикой природе. Поэтому куриные, выращенные в неволе, имеют более короткий желудочно-кишечный тракт и менее развитый мускульный желудок по сравнению с дикими птицами. В случае с серой куропаткой, по крайней мере частично, смертность птицы в природе объясняется общим истощением животных вследствие неспособности их измененного желудочно-кишечного тракта обеспечивать надлежащий уровень переваривания естественных кормовых средств в природных биотопах.

Для животных, занимающих специфические пищевые ниши или использующих особые приемы пищедобывания, жизненно важно уметь распознавать и находить пищевые ресурсы. Например, эффективность реинтродукции черноногого хоря определяется его предварительной адаптацией к питанию живыми грызунами. По наблюдениям L. Е. Vargas и W. N. Anderson (1999), для хоря нужен ранний контакт с животными, которые в природных биоценозах составляют основу рациона хищника. Так, хори, которым в клетки пускали живых хомяков с раннего возраста, на воле ловили и поедали больше грызунов и, соответственно, лучше развивались и быстрее набирали живую массу. Аналогичное заключение было сделано и относительно хорей, содержавшихся в клетке и получавших корм в виде живых луговых собачек. Выпущенный на волю зверек сразу же демонстрировал большую ловкость при охоте на луговых собачек, что обеспечивало хорошую приживаемость реинтродуктов в естественных биоценозах. Более результативным был вариант преадаптации, предполагавший ранний контакт хорей именно с живыми хомяками и живыми луговыми собачками.

Проблема пищевой преадаптации имеет и еще одну важную составляющую — предсказуемость появления пищи. Те же Vargas и Anderson (1999) установили, что лучше других адаптируются к природной среде те хищники, которые в неволе имели опыт общения с живыми грызунами, но появление которых в клетке было непредсказуемо. Другими словами, грызунов вводили в клетку или манеж в разное время, в разных местах, в замаскированном виде.

В искусственных условиях кормление животных всегда предсказуемо: кормление ассоциируется с появлением человека в определенное время, в определенном месте и сопровождается определенными запахами и звуками. В природе удовлетворение пищевой потребности животных непредсказуемо по времени и по месту. Жертва возникает в поле зрения хищника неожиданно. Да и ее появление не дает абсолютной гарантии насыщения. Результативность охоты хищника крайне низка. Чаще жертве удается спастись, а хищник остается голодным.

G. Csermely (2000) выпускал на волю ручных ушастых сов (Asio otus) после их тренировки ловить лабораторных мышей. Однако это не способствовало выживанию птиц в природных условиях. Совы погибали от голода, поскольку не распознавали и не проявляли интереса к тем мелким грызунам и птицам, которых они видели впервые на воле.

Проблем пищевой преадаптации не существует в случае с реинтродукцией травоядных животных. Эти животные чаще всего нетребовательны к видовому составу кормовых растений и не проявляют особых видотипичных приемов пищедобывающего поведения.

Однако при работе с некоторыми растительноядными животными все-таки возникают трудности, которые не всегда удается преодолеть. Виды, питающиеся фруктами, орехами и семенами определенных растений, легко адаптируются к природному рациону еще в неволе. Однако в неволе трудно сформировать у животных поисковую активность на эти кормовые средства. По сообщению D. Y. Castro et al. (1998), предварительное приучение обезьяны желтополосого тамарина к рациону, который ей доступен в естественной среде обитания, не снижает высокой смертности животных в процессе реинтродукции. У животных, выращенных в неволе, остается недоразвитым пищедобывающее поведение. Для подобных видов животных необходимо разрабатывать специальные методики преадаптации с целью формирования у них навыков поиска и добывания необходимых кормовых средств.

Предварительная адаптация животных перед реинтродукцией не во всех случаях гарантирует успех дела. По данным К. V. Beck et al. (1991), 41% перемещенных в естественную среду обитания золотистых игрунков (L. rosalia) погибают после предварительной адаптации, которая заключается в приучении животных к естественному ландшафту и специальной тренировке пищедобывающей активности.

Т. N. Biggins et al. (1998) занимались реинтродукцией особей малочисленного вида хорька (М. nigripes) в трех штатах США. Этот вид животных находится на грани исчезновения. Поэтому его искусственное воспроизводство с последующей реинтродукцией представляется актуальной проблемой. Часть выпущенных хорьков подвергали предварительной преадаптации. Животных при клеточном содержании кормили раз в неделю живыми хомяками и тушками луговой собачки. Часть животных выращивали в больших манежах (до 280 м2) вместе с колонией луговых собачек. Кроме того, в манеж регулярно подкладывали трупы луговых собачек. После выпуска в прерии за хорями продолжили наблюдения. Оказалось, что выживаемость животных, выращенных в манеже, была выше на протяжении первого года их жизни на воле. В первый месяц реинтродукции выживаемость хорьков из манежей составила 30%, а хорьков из клеток — лишь 11%. В течение года, несмотря на мероприятия по предварительной адаптации, 98% животных, выращенных в клетках, погибли. Выращенные в клетках хорьки на воле проявляли повышенную двигательную активность, чем привлекали к себе внимание койотов. Преадаптация в условиях манежа научила животных затаиваться. Это позволило повысить выживаемость хорьков к концу года до 20%.

В лаборатории Т. N. Biggins et al. (1998) сравнивали выживаемость черноногого хоря при разных схемах выращивания и преадаптации к природной среде обитания. Реинтродукции подвергли хорей: а) рожденных и выращенных в больших открытых манежах, б) рожденных в клетках, но переведенных в возрасте 60-90 дней вместе с матерями в открытые манежи, в) рожденных в клетках, но переведенных для преадаптации в открытые манежи в возрасте старше 90 дней. Оказалось, что выживаемость хоря этого вида положительно коррелировала с продолжительностью преадаптации молодняка к открытым пространствам в манежах.

В той же лаборатории изучили и влияние пищедобывающей преадаптации животных на результативность реинтродукции. Исследователи испытали три схемы выращивания и кормления черноногих хорей. В первом варианте животных выращивали в клетках (1,5 м2) и кормили живыми хомяками + мертвыми луговыми собачками. Во втором варианте хорей выращивали в клетках, но кормили исключительно живыми хомяками и живыми луговыми собачками. Третий вариант предполагал выращивание хорей в больших манежах (80 м2) с норами на территории колонии луговых собачек. Ученые заключили, что выращивание хорей в клетках не годится, если предполагается реинтродукция животных в прерии. Выращенные в клетках хори на воле проявляли очень высокую двигательную активность. За первые 12 часов 77% выпущенных животных покинули то место, где их выпустили, и переместились более, чем на 7 км. Через 72 часа животные распространились на расстояние свыше 20 км. Причем животные ушли и на участки со скудными кормовыми ресурсами. В результате животные первых двух вариантов эксперимента вскоре погибли от голода, жажды и хищников.

Животные, выращенные в открытых манежах с готовыми норами совместно с колонией луговых собачек, после выпуска на волю не проявили такой высокой мобильности, как животные, выращенные в тесных клетках. Большая часть хорей, выращенных в открытых манежах, выжила и адаптировалась к естественной среде обитания. Они с готовностью использовали чужие норы для укрытия от опасности и не удалялись от найденного убежища. К тому же, рано приобретенный опыт охоты на луговых собачек позволил животным этого варианта опыта быстро найти свою пищевую нишу в прериях и органично вписаться в естественный биотоп.

Отмечено положительное влияние даже кратковременной преадаптации выпускаемых на волю животных. Как правило, животные, подлежащие реинтродукции, подвергаются отлову, погрузке, транспортировке и выгрузке на новом месте жительства. Все эти процедуры переносятся животными тяжело. Фактически выпущенные на волю животные пребывают в состоянии глубокого стресса после транспортировки. Такое состояние делает животных легкой добычей хищников и не способствует быстрой адаптации к новой среде обитания. Поэтому предварительная непродолжительная адаптация животных после транспортировки на новое место жительства — чрезвычайно полезное мероприятие, которое выводит животных из состояния транспортного стресса.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: