Факультет

Студентам

Посетителям

Научные школы геоботаники

Одной из наиболее интересных черт геоботаники является ее разделение начиная с ранних периодов на многие научные направления и школы.

Еще в 1921 г. Дю Рие писал о 12 школах и направлениях в геоботанике. Правда, он никак не обосновывает выделение школ, направлений, и просто «фитосоциологий», но тем не менее ясно, что процесс дифференциации геоботаники на различные теоретические направления начался весьма рано. Дю Рие выделял: 1) уппсальскую школу, 2) направление Друде, 3) направление Варминга—Шимпера,

4) североамериканскую фитосоциологию, 5) цюрихскую школу, 6) школу Монпелье, 7) английскую фитосоциологию, 8) школу Варминга (ср. третье направление), 9) школу Раункиера, 10) новозеландскую, 11) финскую и 12) норвежскую фитосоциологию. Немного позже, в 1930 г., он пишет об 10 школах, называя их именами лидеров: Дю Рие, Гамса, Рюбеля, Шантца, Найколса, Кокейна, Клементса, Тенсли, Браун-Бланке, Каяндера. Как видим, в этом делении нет ни слова о русских и советских геоботанических школах, которых в 20-х годах было уже несколько (Сукачева, Алехина, Пачоского, Раменского, Келлера, Талиева и др.).

В 30—40-х годах картина становится еще более пестрой. В различных источниках упоминаются десятки (более 40) европейских геоботанических школ, отчасти общеизвестных, отчасти незначительных — школы Дяникера и Шмида, Коха, Люди, которые отделились от школы Цюрих—Монпелье, датская и итальянская школы, школа альпийских стран, школа Штольценау, или Тюксена, испанская школа, павонская школа, или школа Джакомини—Томаселли, флорентийская школа, или школа Негри, школа Бёхера в Дании, исландская, голландская, польская, школа Элленберга и др.

Североамериканская геоботаника (экология) долго оставалась менее раздробленной по сравнению с европейской, но и там можно насчитать до десяти различных школ — школа Каулса—Клементса, школа физиономических систем Дансеро и Кюхлера, школа ярусных единиц, или Кейна, социационно-аналитическая школа, школа Конарда, школа типов местоположений, или Хеймбергера, школа Глизона, школа градиентного анализа, или висконсинская (она же школа Кертиса—Виттекера).

Наряду с европейскими и североамериканскими геоботаническими школами в последнее время нередко говорят о самостоятельных школах в Австралии и Японии, в некоторых южноамериканских и даже африканских странах.

Что касается русской и советской геоботаники, то здесь обыкновенна различают ленинградскую, московскую, украинскую и казанскую школы. Кроме того, упоминают бывшие школы Пачоского, Еленкина—Ильинского, Раменского, Талиева, Гордягина, эстонскую и др. К настоящему времени картина изменилась. Можно сказать, что бывших центральных московской и ленинградской школ уже не существует. Вместо них образовались новые группировки ученых с определенным комплексом методико-теоретических взглядов.

В итоге получается, что геоботаника разделилась на 70—80 (!) научных школ. Едва ли можно найти другую науку о Земле, которая могла бы похвастаться таким обилием научных направлений. Но действительно ли все это научные школы? Ведь даже приведенный выше беглый обзор геоботанических школ свидетельствует о том, что они весьма различны по количественному составу и значимости и выделяются на основе разных признаков (лидер; название города или страны, где развивается какая-нибудь школа; метод исследования; теоретическая установка и т. д.).

В последнее время все больше внимания уделяется различным; социально-психологическим проблемам науки — психологии научного познания, социально-организационным аспектам научного труда, интеграции и дифференциации наук, оптимизации деятельности научных центров, проблемам информационного обслуживания научных работников и т. д. (Социально-психологические проблемы науки, 1973).

У нас нет возможности остановиться на различных аспектах теории научных школ. Отметим лишь, что ознакомление с соответствующей литературой убеждает пас в следующем. Во-первых, существование определенных социально-психологических группировок ученых, называемых

научными школами, — это реальность. Во-вторых, феномену научной школы даны весьма различные определения, поэтому школами называются группировки ученых, от небольших, локальных и незначительных до крупных и влиятельных. В-третьих, из-за расплывчатости определения научной школы теряется ее ценностная категория, дифференциальность. В-четвертых, очевидна необходимость понятийного расчленения и терминологических фиксаций феноменов социально-психологического группирования ученых. Давая определение научной школы, науковеды подчеркивают признаки историзма (исторически обусловленная форма научной деятельности), коллективности (стабильный научный коллектив, коллектив координированного труда), значение лидера (его оригинальные идеи или теории), традиции мышления, новизну научного направления, выучку, опыт, формы и уровни взаимодействия людей и пр.

Учитывая в первую очередь факты истории и современного состояния геоботаники, мы сочли необходимым выделить следующие категории социально-психологических группировок ученых.

Научная школа. Это группа ученых, которая: а) объединилась для решения определенной проблемы или изучения объекта; б) выработала свой комплекс новых теоретических подходов и методов изучения, отличающийся от таковых у других школ; в) имеет существенное влияние на ход развития данной науки; г) завоевывает новых единомышленников и последователей в других школах или направлениях.

Таким образом, определяющими признаками научной школы, на наш взгляд, являются новизна теории и методики и ее «завоевательный» характер, т. е. интенсивное распространение ее идей, теоретических установок, методов. Для научной школы характерны движение, усовершенствование, поиски. Лидер научной школы в настоящее время обыкновенно не только выдающийся ученый и «генератор идей», но и хороший организатор. У одной школы может быть один или, нередко, несколько лидеров. Влияние современных научных школ обыкновенно не ограничивается какой-нибудь отдельной страной, они имеют один или несколько действенных центров.

Главное, что следует подчеркнуть, давая определение научной школы, это то, что она непременно должна быть ценностной категорией, т. е. не всякая группировка ученых (если даже она имеет лидера, является единым коллективом, имеет традиции мышления, особую научную атмосферу, выучку и т. д.) может быть признана научной школой. Научные школы могут называться по-разному: по центру действия, лидеру, методу или объекту исследования, главной теоретической установке, но важно, чтобы в названии школы отражалась ее самая характерная черта.

Научная традиция. Это группа ученых, работающих на основе методов и теоретических взглядов бывшей научной школы, которая к настоящему времени потеряла свое влияние и качества научной школы (в геоботанике, например, прежнюю научную школу Дю Рие,. или уппсальскую, в настоящее время правильнее называть уппсальской научной традицией; она объединяет небольшую группу ученых, которые работают на основе социационно-аналитического метода).

Виттекер выделяет крупные объединения геоботанических школ и направлений под названием традиций (физиономическая, северная, южная, русская, британская, американская). По существу традиции Виттекера — это гетерогенные группы различных школ. Так, например, северная традиция объединяет уппсальскую школу, школу изучения синузий (в Эстонии — Липпмаа, в Австрии — Гамс), лесотипологическую школу в Финляндии, направление изучения комплексов природы Маркуса в Эстонии, школы Раункиера и Бёхера в Дании, направление Фриза в Голландии и др. Эти школы и направления зачастую различаются между собой больше, чем некоторые школы в других традициях. И уж если есть необходимость выделять такие гетерогенные объединения, то их можно называть по географическому или другому признаку (североевропейская геоботаника, средне — и южноевропейская геоботаника и др.).

Научное направление. Это группа ученых, работающая на основе более или менее одинакового комплекса методов и (или) теоретических основ, которые отличаются от общепризнанных или таковых у влиятельных научных школ оригинальностью и перспективностью, но не завоевали еще широкого признания. Как у школы, так и у направления есть обыкновенно один лидер и центр действия. Научное направление чаще всего возникает путем отчленения от какой-нибудь научной школы в связи с применением новых методов изучения или нового теоретического подхода к решению существенных проблем и со временем нередко разрастается в новую научную школу. Научное направление всегда более локальное явление, оно имеет меньшее влияние на развитие геоботаники в целом (обыкновенно влияние ощущается лишь в пределах страны или группы географически близких стран). Как и категория научной школы, научное направление также является ценностной категорией. Соответствующий коллектив ученых всегда должен иметь свое научное лицо и перспективы, отличаясь тем от тех группировок или ученых-одиночек, которые работают без определенной системы методов и т. д.

Нам кажется необходимым применить, кроме категорий научной школы, научной традиции и научного направления еще две категории — активные научные центры и изотеоретические центры.

«Научная школа» и «научное направление» в вышеизложенной трактовке — довольно широкие понятия. Научных школ в геоботанике не столь много, как обычно упоминается в литературе, и они не особенно гомогенны: в пределах одной школы могут быть и активные центры, которые берут на себя творческое развитие основных проблем, и более ортодоксальные центры, которые придерживаются уже зафиксированных установок. Активные центры — существенные звенья в научной школе, они могут играть двоякую роль: укреплять позиции школы или же способствовать ее распаду, возникновению новых научных направлений, которые отчленяются от материнской школы. Активные центры в пределах одной научной школы (а иногда и научного направления) между собой взаимосвязаны, действуют сообща, отличаясь тем от изотеоретических центров, которые работают независимо друг от друга, хотя и являются весьма близкими по существу (по применяемой методике, теоретической установке или пр.). Так, например, между 1910—1920 гг. в России (Л. Г. Раменский), США (X. Глизон) и в Италии (А. Негри) возникли независимые друг от друга изотеоретические центры, в которых растительный покров рассматривался с совершенно новых для того времени позиций, как непрерывное явление.

Исходя из вышеизложенных положений, мы дадим краткий обзор главных научных школ и направлений в современной геоботанике. При этом школы, которые в наши дни потеряли свое значение и не существуют даже в виде научной традиции, не упоминаются (о них шла речь при рассмотрении развития геоботаники в отдельных странах).

Современная советская геоботаника представляет собой довольно пестрый конгломерат различных школ, традиций и направлений. Несмотря на это, она образует определенное единое целое, в основе которого лежит общая философская направленность. В то же время нельзя говорить о единой советской геоботанической научной школе — этого не позволяет именно то разнообразие в конкретных исходных методико-теоретических установках, которое обусловливает возникновение различных групп ученых, научных центров и пр.

В настоящее время в советской геоботанике существует не менее трех научных школ.

Биогеоценологическая школа (или школа В. Н. Сукачева) охватывает большую группу ученых, работающих в различных активных центрах (Ленинград, Москва, Свердловск, Минск и др.) и изучающих различные объекты растительного покрова — лесные, болотные, луговые, степные, пустынные растительные сообщества с целью раскрыть их роль, структуру и функции в комплексных природных системах, биогеоценозах.

Ландшафтно-филоценогенетическая школа (или школа В. Б. Сочавы) с центром в Иркутске развивается своеобразным путем. Работы В. Б. Сочавы уже в 30-х года заложили основы нового направления, которое существенно отличалось от доминирующих в те времена ленинградской и московской школ стремлением рассмотреть растительные сообщества как географические (региональные, топографические) явления природы. В 40-х годах В. Б. Сочавой были разработаны новые критерии филоценогенетической классификации растительности с новой центральной классификационной единицей — фратрией формаций. Позже, в 60-х годах, В. Б. Сочава со своей школой все более углубляется в проблемы ландшафтного деления и разрабатывает стройное геотопологическое учение.

У школы экологической ординации (или школы Л. Г. Раменского) не совсем обычная судьба. В 20—30-х годах Л. Г. Раменским было разработано чрезвычайно оригинальное направление в экологии, геоботанике и типологии угодьев, базирующееся на учении об экологической индивидуальности видов, непрерывности растительного покрова и методах «рядовой координации» (другими словами — прямой ординации). Тот факт, что в это время у Раменского было мало учеников и последователей, можно объяснить необычностью и сложностью его теории и методики, а также влиянием других школ. В 50-х годах началось возрождение учения о непрерывности растительности. Были все основания ждать, что школа Л. Г. Раменского будет все более влиять на развитие советской геоботаники. Почему-то этого не случилось. И хотя идеи и методы Раменского применяют (не только в нашей стране, но и за рубежом, например в США), они все же не получили ожидаемого развития. Очевидно, здесь сказывается отсутствие настоящего лидера школы.

Кроме этих трех главных, в СССР в настоящее время действуют прежние влиятельные школы, которые сейчас более правильно назвать научными традициями — ленинградская, московская и другие, а также многие научные направления. Из последних более активными являются следующие: ленинградское картографическое (С. А. Грибова, Т. И. Исаченко, З. В. Карамышева, А. С. Карпенко и др.), ленинградское количественное (В. И. Василевич, В. С. Ипатов и др.), ленинградское экспериментально-геоботаническое (В. Г. Карпов и др.), ленинградское тундроведческое (В. Д. Александрова, Б. А. Тихомиров, Б. Н. Норин и др.)» московское луговедческое (Т. А. Работнов и др.), казанское культур-фитоценологическое (М. В. Марков и др.), башкирское доминантно-детерминантное и количественное (Б. М. Миркин, и др.), эстонское структурно-аналитическое (Т. Липпмаа, Л. Р. Лаасимер, В. В. Мазинг, X. X. Трасс, Т. Э.-А. Фрей и др.), казахстанское (Б. А. Быков и др.), владимирское (П. Д. Ярошенко и др.).

В современной американской геоботанике, можно говорить о двух главных школах.

Американская школа градиентного анализа и ординации растительности (или висконсинская, она же школа Кертиса—Виттекера) находится в настоящее время на подъеме. Ее влияние на мировую геоботанику постоянно увеличивается, ее методы и теоретические основы вторгаются в экологию и геоботанику европейских стран, в том числе и туда, где многие десятилетия работали на основе принципов школы Браун-Бланке (Венгрия, Франция и др.). В этой школе несколько активных центров, главные из них в Висконсине (Г. Коттем) и в Итаке (Р. X. Виттекер).

Американская школа картирования растительности (школа А. В. Кюхлера) разработала свои оригинальные методы и теорию геоботанического картирования, которые активно применяются в Америке и распространяются в другие страны.

Прежняя влиятельная школа динамической экологии (теория климакс-формации Ф. Э. Клементса) в настоящее время немногочисленна и существует в виде традиции.

В европейских странах самой влиятельной является флористико-экологическая школа Й. Браун-Бланке и Р. Тюксена (или школа сигматизма). Она имеет несколько активных центров во Франции (Монпелье), ФРГ (Ринтельн), Голландии (Ниймеген) и др. Влияние этой школы в последние годы распространяется на США, Японию и другие страны. Большой притягательной силой обладает в последнее время школа изучения экологических групп (или школа X. Элленберга), идеи и методы которой активно применяются и разрабатываются в ФРГ и ГДР (в последней особенно при изучении сорно-полевых сообществ), в Австрии, Швейцарии и других странах. Английская школа количественной геоботаники (экологии) быстро развивается начиная с конца 50-х годов (работы П. Грейг-Смита). Она существенно расширила возможности и методику количественного анализа растительности и повлияла на возникновение соответствующих центров во многих странах. Французская школа картирования растительности (или школа П. Госсена) существенно влияет (вместе с аналогичными школами В. Б. Сочавы в СССР и А. Кюхлера в США) на развитие геоботанического картирования в международных масштабах (в последние десятилетия в геоботанически малоизученных районах Африки и др.).

Некоторые прежние научные школы в Европе (шведская социационно-аналитическая, английская изучения климакс-формаций и др.) в настоящее время уже существенно не воздействуют на общее развитие геоботаники и их следует рассматривать как научные традиции.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: