Факультет

Студентам

Посетителям

М. Н. Самойленко. Сад колхоза им. Молотова

Работа в плодовых садах мною начата еще в ранней молодости. По окончании в 1900 г. Кучеровской сельскохозяйственной школы мне пришлось работать в садах и оранжереях европейской части Союза. В 1908 г. уезжаю в Сибирь. И здесь, в с. Зеркальском (в настоящее время Шипуновского района), работая учителем, я не оставляю своего любимого дела.

Правда, первый мой опыт развеете плодовый сад в Сибири в 1912 г. окончился неудачей. И это вполне понятно: плодовые деревья были мною выписаны из бывшей Симбирской губернии; они были непригодны для сурового сибирского климата, да и транспорт в то время был неважен: не было Алтайской ветки Томской железной дороги; груз шел очень медленно, долго лежал в Ново-Николаевске (Новосибирск) и в результате почти все саженцы получены полумертвыми. Только малина и три сорта смородины перенесли благополучно все мытарства и остались живы; потомки их и сейчас еще растут и хорошо плодоносят в нашем колхозном саду.

Второй раз я выписал саженцы, яблонь уже из Минусинска, в 1928 г. Эти яблони оказались выносливыми, — не вымерзали и на второй год посадки дали первые плоды.

Первый успех окрылил меня, открыл передо мной дальнейшие перспективы. Я стал мечтать о большом плодовом саде в Сибири. Но эти мечты осуществились только после моего вступления в коммуну «Новый свет» (в настоящее время сельскохозяйственная артель имени Молотова).

Многие из коммунаров знали меня еще с 1908 г., знали, что я люблю садово-огородное дело и что у меня в с. Зеркальском хорошо росли и малина, и смородина, и яблоки. Ко все-таки правление коммуны и партактив подходили к новому делу очень осторожно. Пригласив на совещание, они поставили передо мной вопрос ребром:

«Скажи, т. Самойленко, будут у нас расти яблоки или нет?»

«Да, — отвечаю, — будут».

«Так вот, берешься ли ты у нас развести сад?»

«Берусь!» говорю.

И вот я — садовод коммуны. Отводят для сада участок, ставят на нем дом под квартиру и с осени 1930 г. начинаются работы по подготовке к закладке плодово-ягодного сада.

Той же осенью вспахали участок сада, выкопали ямы, получили из Бийска от «Алтайской флоры» первый посадочный материал — 230 яблонь. Среди них — посадочный материал 9 мичуринских сортов. Получен также посадочный материал по 2 сортам мичуринских груш. К этому материалу из моего сада в с. Зеркальском были присоединены 22 яблони, 20 кустов вишни, 600 кустов малины, 60 кустов смородины красной, белой и черной и весною 1931 г. произведена посадка.

Вследствие плохой предварительной обработки почвы потребовалось большое количество рабочей силы.

Земляная работа — тяжелая. Нужно было дать участку надлежащий вид: проложить дороги, по краям дорог разбить грядки, засеять их цветами и т. д. Для некоторых отсталых коммунаров все это было непонятно. И слышались недовольные ядовитые разговоры:

— Зачем нас мучат на этой тяжелой работе, от которой нет никакого толку? Живет себе один, как помещик, а мы для него чертомель, сад разводи, дорожки прокапывай, да еще цветами обсаживай.

Уж лучше бы на этих грядках огурцы посадили.

И сад был принят в штыки, а на меня — садовода — смотрели как на ненужного, лишнего человека в коммуне. И не только рядовые коммунары, а и часть партийцев во главе с секретарем ячейки Моспановым относились к саду отрицательно. И только благодаря поддержке более передовой части партактива и председателя колхоза, т. Гринько Ф. М. дело начало понемногу развиваться.

Начало сделано, маточный сад заложен. Из него будем брать черенки для прививки тех сортов, которые в нашей местности не будут вымерзать и дадут плоды приличной величины и хорошего вкуса.

Посаженных яблонь недостаточно, необходимо выращивать свой посадочный материал — не все же время покупать на стороне. Да и материал, выращенный на месте, будет более приспособлен к нашей каштановой с подсожунком почве.

Значит, нужен свой питомник.

Докладываю об этом правлению. Оно соглашается с моим предложением. Еду в Рубцовский лесомелиоративный питомник, где мне и удается достать две тысячи дичков сибирской яблони, очень мелких — от 5 до 7 см. Но я был рад и этому. Высаживаю их не в грядки, куда бы их следовало посадить, а сразу на место в питомник. Принялись хорошо. Но окулировку их пришлось отложить до следующего 1932 г.

Летом 1931 г. первый раз в коммуне зацвели цветы, посаженные по краям участка. Астры, флоксы, петунии, портулак, гвоздика, виола, львиный зев — разноцветным ковром каймили дороги. Сажая цветы, я преследовал двоякую цель: украшение сада и сохранение грани участка. Не будь цветов — «а участок пойдут и поедут, земля будет уплотняться. А раз цветы преграждают путь, то не у всякого хватит совести их топтать и мять. Ухода большого за ними не требуется, только прополоть да порыхлить. Вот уже 4 года, как мы цветы не сеем, они сами обсеменяют грядки, а весной мы их только прореживаем.

Первое лето после посадки яблони росли очень хорошо и дали прирост 70 см. На зиму мы их обвязали сосновыми ветками для защиты от мышей и зайцев, а более нежные сорта засыпали снегом. Зима прошла благополучно.

В 1932 г. дачки посадки 1931 г. окулированы и заложен второй участок питомника в 5000 дичков, приобретенных также в Рубцовке. Яблони растут хорошо, но… лед неприязненного отношения к саду еще не растаял. На сад колхозники все еще косятся, все еще считают пустой ненужной затеей.

Наступает весна 1933 г. Часть яблонь (до 70 шт.) зацвела и к осени на них созрели первые плоды, которые имели в окружности от 9 до 22 см и весили от 20 до 140 г каждое. Малина и смородина дали приличный урожай ягод. Окулянты 1932 г. поднялись стройными яблоньками. Заложен декоративный питомник — клена американского и душистого тополя. Получены выписанные еще летом 1932 г. яблони от «Алтайской флоры». Я их назвал «инвалидами». Дело в том, что «Алтайская флора» осенью не смогла отправить яблони, а весною с отправкой запоздали и я получил их с ростками в 3-5 см. Кроме того, они выкопаны рано осенью, еще с листьями, и в прикопке листья загнили, кора обопрела. Пришлось резать их на 5-10 см от места прививки. Часть из них посажена в сад, а часть была просто выброшена.

Наступила самая радостная весна 1934 г. За исключением нескольких сортов, начинающих позднее плодоносить, — яблони в полном цвету. Незаметно листьев, не видно веток, весь сад покрыт бледно- розовыми цветами. А летом — до земли гнутся еще молодые яблоневые ветки, унизанные поспевающими плодами. Урожайность некоторых сортов достигала до 12-13 кг с дерева (такой урожай дали любимец хутора Благодатного, янтарка, ренет пурпуровый, непобедимая). Яблоки распределяются по трудодням. Некоторым колхозникам приходится по 9-12-13 кг яблок и по 5-7 кг разных ягод.

Недоверие к саду побеждено. Колхозники убедились, что в Сибири яблоки можно вырастить. Много посетителей-экскурсантов, — групп и одиночек, — перебывало в саду; всем хотелось посмотреть сибирские яблоки.

В 1934 г. посеяно и выращено 20 тысяч дичков сибирской яблони. Весною 1935 г. они пересажены в питомник и в конце июля и начале августа 16 тысяч дичков окулировано.

Имеется в саду на испытании шелковица (тутовое дерево) из Ойрот-Туры, орех манчжурский, облепиха и др.

Зимою 1934-35 гг. мною проведены при Зеркальской МТС краткосрочные беседы и курсы для садоводов из близлежащих колхозов. Наспех подготовленные кадры весною 1935 г. заложили у себя колхозные плодово-ягодные сады. Посадочный материал они приобрели из нашего питомника. Так, колхоз им. Эйхе посадил 100 яблонь и 50 кустов малины, колхоз «Завет Ленина» — 120 яблонь, 500 кустов малины и 400 деревцев клена американского, колхоз «Верх-комарье» посадил 115 яблонь, 250 кустов малины, 50 душистого тополя и 100 клена американского. Кроме того, наш питомник отпускал посадочный материал колхозам других районов, например, «Ново-Самсоново», «Искра», «Парижская коммуна» — Белоглазовского района; Курорт Лебяжье и Топкинский опорный пункт также приобрели наши саженцы. Многие колхозники лично для себя покупали саженцы яблонь и малины.

Мои ученики — молодые садоводы — практически ознакомились с планировкой участка для сада, посадкой плодовых деревьев и дичков, а также работали на окулировке дичков в нашем саду. Это дало им практические навыки, необходимые в их дальнейшей работе по садоводству.

В первые годы работы в колхозном саду приходилось производить поливку высаживаемых яблонь путем подвозки воды на лошадях за 1,5 км. Это отнимало много времени, рабочей и тягловой силы. Еще зимой 1932 г. я обратил внимание на громадные сугробы снега, залегающие с наветренной стороны березовой рощи, окружающей сад. Весной снег таял постепенно и масса воды сбегала мимо нашего сада. Я решил использовать эту воду для поливки. Летом были проведены от места залегания сугробов канавы-арыки к тем местам, где предполагалась поливка. Когда следующей весной снег начал таять, вода сама пришла к засаживаемым участкам. Таким образом поливка производилась из ям, которые были выкопаны на протяжении канавок. К ночи воду запруживали, а на следующий день опять пускали.

И вот уже три года производится поливка новых посадок почти по всей площади сада. Это дает колхозу большую экономию, освобождая полностью тягловую силу от подвозки воды.

Весна и лето 1935 г. были не особенно благоприятны для сада: стояла засуха; в июне и большую половину июля и августа совершенно не было дождей. Посевные гряды пустуют.

Яблони, после обильного урожая 1934 г., отдыхали и шли в рост. На следующий 1936 г. ожидаем снова большой урожай.

Малина и смородина, несмотря на засуху, в 1935 г. дали хороший урожай: собрано 10,5 ц ягод.

На пятом году работы мы имеем 6,5 га плодового сада (еще не все деревья вошли в круг плодоносящих), 2 га ягодников, 16 тысяч окулянтов, сеянцы шелковицы, облепихи, ореха манчжурского.

Имеем связь и пользуемся советами, указаниями, а также посевным и посадочным материалом опытных станций и научных учреждений: Мичуринска, Красноярска, Владивостока, Хабаровска, Омска, Благовещенска, Минусинска, Томска, Иссиль-Куля, Ойрот-Туры и да.

Запросы на посадочный материал поступают со всех концов. Магнитогорск, Восточный Казахстан, Калманка, Топки, Сталинск, Кемерово, Башкирия, область Коми, окружающие нас колхозы, зерносовхозы и отдельные колхозники — обращаются с просьбой выслать им посадочный материал; его у нас не хватает, приходится отказывать.

Сад постепенно расширяется. Вновь вспахано под плодовый сад 35 га. Однако, запросы на посадочный материал растут еще быстрее. Поэтому нам сейчас приходится думать о дальнейшем расширении питомника.

Вот отзывы экскурсий и отдельных посетителей сада:

«Никогда не поверил бы, если бы сам не увидал, что у нас могут расти такие яблоки».

«Век доживаю, а растущих в Сибири яблок не видывал».

«Сама малютка, а смотри яблок-то сколько на ней» (сорт черное дерево Томилина на втором году окулировки дал 38 плодов величиною 15 см в окружности).

В первые три года существования нашего сада районные организации совершенно не интересовались этой новой молодой отраслью в нашем колхозе.

Начиная с 1934 г., а особенно в 1935 г., районные и партийные и советские организации всеми мерами содействуют развитию садоводства. Навещают наш сад и краевые работники.

25 августа 1935 г. наш сад и питомник посетил председатель Крайисполкома тов. Ф. П. Грядинский.

Лично я окружен вниманием и заботой со стороны райкома (секретарь т. Шокин), райисполкома (пред. рика т. Лапшов) и райЗО (зав. т. Балашов), а также дирекцией Зеркальской МТС (директор т. Нилов).

В марте 1935 г. я был командирован в г. Мичуринск к великому садоводу И. В. Мичурину. К моему глубокому сожалению, лично мне видеть его не пришлось, он был уже очень болен. Но научные работники института и селекционно-генетической станции приняли живое участие в освещении интересующих меня вопросов.

Теперь время слов прошло. Плодоносящий сад, питомник, где часто встречаются двухлетки с плодами — говорят сами за себя. Нашу задачу мы видим в том, чтобы поддержать и всемерно развить влечение к садоводству, которое охватило наши колхозы и колхозников, помогать им всеми силами в разведении садов.

Мы должны добиться, чтобы Сибирь была покрыта колхозными плодовыми садами. Пользуясь научными трудами великого садовода И. В. Мичурина, всю свою жизнь посвятившего делу развития садоводства и продвижения его на север, — под руководством партии и правительства, во главе с великим Сталиным, — нет никаких сомнений, что задача развития садоводства в Сибири будет успешно разрешена.

Ст. Шипуново, Томской ж. д. Молотовский сельсовет, Шипуновского района, колхоза им. Молотова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: