Факультет

Студентам

Посетителям

Лучевой нерв

Среди других нервов грудной конечности повреждения лучевого нерва наблюдаются наиболее часто, что во многом связано с особенностями его анатомотопографического положения.

Это смешанный нерв, так как имеет двигательные, чувствительные и вегетативные нервные волокна. Он формируется из 8-го шейного и 1-го грудного нервов и иннервирует разгибатели локтевого сустава, пясти и пальцев, а также кожу передней поверхности предплечья.

Сначала он отдает ветвь в разгибатели локтевого сустава. Примерно на середине плеча нервный ствол входит в межмышечный промежуток между медиальной и длинной головками трехглавого мускула и отдает им довольно крупные ветви. Затем он опускается между плечевой костью и задним краем внутреннего плечевого мускула, переходит на переднюю поверхность локтевого сустава, где и разветвляется на поверхностный и глубокий лучевые нервы.

Поверхностный лучевой нерв разветвляется в коже передне-наружной поверхности предплечья, а глубокий иннервирует всю разгибательную мускулатуру грудной конечности.

Парезы и параличи лучевого нерва встречаются у животных всех видов, но чаще у лошадей и крупного рогатого скота.

Этиология. Причинами невритов, парезов и параличей у лошадей являются ушибы в области плечевого сустава, падение на твердый грунт во время скачек или травматизация при наскакивании животного на твердые предметы.

Ушибы с ограниченными внутритканевыми кровоизлияниями вблизи основного нервного ствола и последующее сдавливание его оболочек вызывают кратковременный паралич или только парез. У племенных быков параличи лучевого нерва возникают после повалов на операционный стол системы Сапожникова, Юревичуса и др. В результате лежания животного в боковом положении нервный ствол сильно сдавливается и место, где он огибает плечевую кость выше латерального мыщелка, обескровливается. Болезнь может развиваться после привязывания передней конечности к стойке фиксационного станка. У теленка мы наблюдали паралич лучевого нерва после операции в спинном положении по поводу пупочной грыжи.

Клиническая картина обусловлена степенью повреждения основного ствола лучевого нерва и выпадения функции проведения нервных импульсов. Ф. Прейс и Н. Еггерс (1951) экспериментально подтвердили три варианта выпадения функции лучевого нерва, которые прежде описывали в учебниках под общим названием паралич этого нерва.

Выпадение функции только m. ext. carpi ulanris. Выпадение функции только этого мускула происходит в результате поражения лучевого нерва на латеральном крае лучевой кости ниже condilus lateralis radii. Однако перерезка нерва в этом месте не вызывает хромоты при движении лошади шагом и рысью в первый час. Она возникает лишь при длительной, хотя и не сильной работе.

Выпадение функции всех пяти пальцевых и запястных разгибателей возникает при поражении участка лучевого нерва, лежащего непосредственно на плечевой кости. Здесь нервный ствол покрыт кожей, подкожной мышцей и латеральной головкой поверхностного мускула плеча, а дистально — сухожилием т. ext, carpi radialis. Такое нарушение функции определяют как дистальный паралич, характеризующийся спотыканием животного на ровном грунте, что иногда вызывает падение. Лошади сравнительно быстро компенсируют недостаточное разгибание в запястном и нижележащих суставах выбрасыванием вперед больной конечности напряжением m. biceps brachii и bracb. cephalicus.

В некоторых учебниках этот вид поражения лучевого нерва отождествляют с парезом этого нерва, а спотыкание объясняют тем, что латеральная головка трехглавого мускула плеча, иннервируемая более длинными ветвями лучевого нерва, сохраняет свою функцию, в то время как другие две головки полностью или частично поражены (Ю. Н. Давыдов).

Выпадение функции всей мускулатуры иннервируемой лучевым нервом. При этом особое значение имеет выпадение функции длинной головки трехглавой мышцы. Этот вид поражения относят к проксимальному параличу, и он с небольшими изменениями описывается в современной литературе почти как единственное заболевание лучевого нерва. Болезнь характеризуется тем, что активное разгибание локтевого сустава становится невозможным, поэтому все нижележащие суставы находятся в состоянии солярной флексии и лошадь не может опереться на подошву копыта.

Плечевой сустав значительно разогнут, что хорошо заметно то локтевому отростку, который отходит от грудной клетки книзу, в то время как предплечье и пясть находятся под тупым углом друг к Другу. При движении конечность толчкообразно выносится вперед за счет разгибания с помощью двуглавого мускула, но опирание почти невозможно, так как суставы тотчас пассивно сгибаются. Если произвести локтевую пробу, т. е. искусственно выпрямить больную конечность и одновременно приподнять здоровую, то животное несколько минут может стоять на одной пораженной конечности, так как статическая нагрузка ложится на сухожилия сгибателей и замыкающее устройство дорсальной поверхности карпального сустава (конгруенц), препятствующее прогибанию его вперед.

Клинически паралич лучевого нерва протекает в двух формах.

Дистальный паралич. В покое необремененная конечность полусогнута в запястном суставе, а копыто касается почвы зацепной стенкой, поэтому подошва копыта занимает почти вертикальное положение. Животное не может произвольно выносить конечность, последняя выносится пассивно, и поэтому частое спотыкание и даже падение наблюдается как постоянное явление. Кожная чувствительность не нарушена.

Проксимальный паралич. В покойном положении, без нагрузки на конечность, локтевой сустав сильно опущен, плечевой разогнут, а дистальные суставы полусогнуты. Начиная от локтевого сустава конечность согнута и образует в (кранио-дорсальном направлении дугообразный изгиб. Копыто касается почвы зацепной стенкой, но подошвенная поверхность остается почти горизонтальной. При движении конечность выносится только в плечевом суставе за счет действия двуглавою и плечеголовного, мускулов, животное обычно не спотыкается, но может упасть в момент проведения локтевой пробы. Чувствительность кожи в области передней поверхности предплечья понижена.

Дистальный паралич протекает менее тяжело, чем проксимальный. Однако восстановление функции мышц в обоих случаях зависит от степени перерождения нервных волокон. Это же определяет и клиническую форму болезни.

У крупного рогатого скота паралич лучевого нерва протекает обычно тяжело. При одностороннем поражении животные с трудом передвигаются, причем конечность, не выдерживая нагрузки, очень резко прогибается в карпальном суставе. Иногда животное может ударяться локтевым отростком о пол и травмировать его. У крупного рогатого скота в отличие от лошадей атрофические процессы в мышцах развиваются медленнее.

У собак нейрогенная атрофия, особенна трехглавого мускула, развивается в очень сильной степени. Мышечные волокна начинают подвергаться фиброзной трансформации уже через 3—5 недель. Особенностью развития нейродистрофических явлений у этих животных является образование долго не заживающей язвы на спинковой поверхности запястного сустава. Ее возникновению способствует травмирование кожи в этой области, что объясняется невозможностью разгибания запястного сустава при движении. Поскольку запястный сустав пассивно волочится по полу, его дорсальная сторона постоянно травмируется. Вначале выпадают волосы, обнажается кориум, затем образуется мокнущий экзематозный участок. В течение 10—12 дней формируется большей или меньшей величины язвенная поверхность с раздраженными красными грануляциями. Поскольку распад тканей быстро прогрессирует, нужно предотвратить травмирование, наложив на эту область защитную повязку, лучше гипсовую.

Прогноз зависит от степени патологических изменений в поврежденном участке нерва. Морфологические исследования поврежденных участков лучевого нерва на различных анатомических уровнях, взятых от вынужденно забитых животных, показали, что при хроническом параличе резко выражены явления дегенерации осевых цилиндров, распад шванновских оболочек, демпелинизация и фрагментация отдельных нервных волокон.

При таком необратимом патологическом распаде нервного волокна надеяться на восстановление двигательных функций нельзя.

Напротив, кратковременное сжатие нервов и ишемия не могут вызвать грубых патологических изменений в нервных волокнах и их ободочках, поэтому острый паралич можно быстро устранить и фикция движения полностью восстанавливается.

Животные с сотрясением, легким растяжением и ушибами нервов быстрее выздоравливают, чем с разрывами, длительными сдавливаниями или размозжениями нервов. При указанных поражениях возможна значительная дегенерация всего нервного ствола.

При полном параличе двигательные функции восстанавливаются медленно, в среднем в течение 35—45 дней. Если в указанные сроки функции пораженных мышц не восстанавливаются, а атрофические явления в них прогрессируют, то соответственно прогноз неблагоприятный.

Диагноз. Клинические симптомы достаточно типичны для паралича лучевого нерва. Однако известные трудности возникают при дифференцировании дистального и проксимального параличей. В первом случае не функционирует разгибательная мускулатура за исключением длинной и латеральной головок трехглавого мускула плеча.

При проведении локтевой пробы можно установить явную недостаточность разгибателей запястного сустава и пальцев и, если быстро изменить центр тяжести потягиванием или осаживанием назад, лошадь может упасть. В случае блокирования лучевого нерва 3%-ным раствором новокаина мы чаще получаем дистальный паралич, так как ветви, иннервирующие головки трехглавого мускула плеча, отходят несколько выше места инъекции. Напротив, спонтанные параличи проявляются выпадением не только всех разгибателей пальцев, но и трехглавого мускула, а в некоторых случаях картина статико-динамических расстройств представляется более сложной, так как могут быть одновременно выключены другие крупные нервы плечевого сплетения.

Примерно такую же картину наблюдают у лошадей при поперечных переломах локтевой кости, потому что функция мышц, прикрепляемых к локтевому бугру, нарушается. Диагноз уточняют пальпацией локтевой кости и рентгенографией.

Для уточнения степени перерождения (дегенерации) нервного ствола мы применяем метод хронаксиметрии. При парезе и параличе лучевого нерва у лошадей резко нарушается или даже выпадает сократительная способность длинной головки трехглавого мускула плеча и лучевого разгибателя запястья. Реобаза достигает 120—150 в (при норме 45—60 в), а хронаксия увеличивается до 1—2 мсек (при норме 0,05—0,07 мсек).

У крупного рогатого скота соответственно реобаза для трехглавого мускула плеча достигает 200—220 в (при норме 40—60 в), а хронаксия 1—2 мсек (при норме 0,05—0,06 мсек).

Исследования порога возбудимости парализованных мускулов и хронаксии позволяют оценить результаты лечения.

Спонтанные дистальные параличи сопровождаются также значительным снижением болевой чувствительности кожи. Зоны чувствительности или пониженной чувствительности можно определить реакцией на укол.

Лучевой нерв отдает три кожные ветви. Передняя ветвь иннервирует кожу на плече (n. cutaneus brachii lateralis). Две каудальные ветви разветвляются в коже под мышечным брюшком пальцевого и бокового разгибателей, т. с. на латеральной поверхности предплечья (n. cutaneus antebrachii isteralis) (И. И. Магда).

В этой же области можно иногда наблюдать повышенную потливость (гипергидроз). Последняя почти постоянно наблюдается при экспериментальном параличе лучевого нерва, вызванном инъекцией 3%-ного раствора новокаина.

Паралич лучевого нерва у птиц иногда вызывают экспериментально с целью затруднения или прекращения летания. Для этого перерезают нервный ствол на границе между средней и нижней третью плечевой кости. Рана заживает через несколько дней. Двигательная функция мышц карпальных и фаланговых суставов выпадает и птицы теряют способность летать, но сохраняется способность вспрыгивать с пола для взлета я а насест.

Невротомия лучевого нерва показана в тех случаях, когда необходимо ограничить возможность перелета птиц или с целью их дрессировки и приучения.

Лечение. Начиная с 1955 г. мы применяем при ишемических и травматических параличах у собак и у крупных животных кобаламнн (витамин B12). Обоснованием к этому послужили экспериментальные данные С. В. Андреева (1956), показавшие, что под влиянием этого вещества регенеративные процессы в поврежденных нервах значительно ускоряются и стимулируется образование моторных бляшек на мускулах, окружающих нерв.

Случай очень тяжелого течения паралича лучевого нерва у нетели Нади показал, что витамин B12 и некоторые другие процедуры, в частности массаж, ионогальванизация и дарсонвализация, дают неплохие результаты.

Нетель Нади остфризской породы, 2,5 лет, поступила в хирургическую клинику Московской ветеринарной академии 11/IX 1957 г. из совхоза «Ермолино» Калужской области. Заболела месяц назад. Причина болезни не установлена, но не исключена травма плечевой области. Лечение, проведенное в хозяйстве, безрезультатно. Животное лежит, встает с трудом. Правая грудная конечность при вставании полусогнута в карпальном суставе. Плечевой сустав разогнут и несколько опущен, локтевой отведен. Трехглавый мускул и вся разгибательная мускулатура гипотоничны, но атрофических явлении нет.

Исследование порога возбудимости трехглавого мускула; реобаза 270 в, хронаксия 1 мф. На здоровой конечности соответственно реобаза 70 в, хронаксия 0,3 мф.

Диагноз. Проксимальный паралич лучевого нерва с признаками паралитической сгибательной контрактуры в результате растяжения.

Лечение. Витамин В12 внутримышечно по 500 мг на одну инъекцию. Препарат вводили по ходу длинной головки трехглавого мускула плеча, а с 5 октября в толщу лучевого разгибателя запястья. С 7 октября проводили вапоризацию парализованных мускулов по 20—30 минут, с 11 октября — ионогальванизацию 0,5%-ного раствора стрихнина.

Через месяц после начала лечения клинического улучшения не наступило, но атрофия мышц не прогрессировала. Начат электромассаж, стимуляция мышц и сгибательные и разгибательные движения в суставах пальцев и в запястном суставе (для раздражения соответствующих нервных центров), Устранение паралитической контрактуры в путовом суставе и предупреждение изъязвления тканей на его дорсальной поверхности достигнуты наложением гипсовой повязки. Инъекции витамина В12 и местную дарсонвализацию мускулов проводили до 26 октября. В конце месяца впервые замечено кратковременное, продолжительностью не более 1—2 секунд, опиранне, но путовый сустав тут же прогибается. С 4 ноября начаты проводки животного по 5—7 минут, с 7—12-го восстановилось самопроизвольное разгибание путового сустава. Реобаза трехглавого мускула 90 в, хронаксия 0,05 мф.

В дальнейшем хромота быстро уменьшалась, и 16 ноября животное было выписано из клиники без признаков расстройства функции разгибателей. Рецидивов болезни не отмечено.

Аналогичный результат получен при лечении племенного производителя эстонской породы под кличкой Этюд, поступившего в хирургическую клинику Московской ветеринарной академии из госплемстанции «Коммунарка».

Следует заметить, что у крупного рогатого скота обычно не бывает сильно выражена атрофия разгибательной мускулатуры, в то время как у собак и лошадей атрофические процессы развиваются быстро и клинически хорошо выражены.

Эти видовые особенности играют роль в оценке предсказания при параличах не только лучевого, но и других периферических нервов.

В последние годы при парезах и параличах начинают применять гормональную Терапию. М. Левандовский и др. (1969) применяли при нарезах лучевою нерва у лошадей (4 случая) и парезе бедренного нерва (1 случай) преднизолон в виде аппликации (200—400 мг) в предполагаемом месте повреждения названных нервов. Одновременно он назначал антибиотики. В результате принятых мер в трех случаях симптомы болезни исчезали через 12—24 часа, в одном — только через три дня.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: