Факультет

Студентам

Посетителям

Лицевой нерв

Поражение лицевого нерва с развитием дегенеративных процессов в нем наблюдают у лошадей, крупного рогатого скота, свиней, собак, кроликов.

Оно может быть как центрального, так и периферического происхождения. Чаще болеют лошади, реже рогатый скот, свиньи и собаки.

Этиология. Лицевой нерв обычно повреждается в том месте, где он огибает нижний край челюсти, или непосредственно ниже скулового отростка, так как здесь он сравнительно легко уязвим для различных механических воздействий.

Известны параличи, возникающие в результате сдавливания нерва при лежании животного в боковом положении. Ушибы палкой, кнутом, сдавливание недоуздком или трензельным ремнем также могут привести к развитию невритов, парезов и параличей. Воспалительные изменения в нерве с последующей дегенерацией осевых цилиндров могут вызвать охлаждение головы разгоряченной лошади на сквозняке в холодное время года (Меллер).

Воспалительные или новообразовательные процессы в околоушной и глоточной областях, опухоли могу г вызвать, как осложнение, паралич лицевого, а также вестибулярного и слухового нервов. Сотрясения и контузии продолговатого мозга при падении лошади нередко сопровождаются развитием центрального паралича. Причиной параличей у крупного рогатого скота являются воспалительные инфильтраты в околоушной области, актиномикомы, паротиты, патологические разросты в пирамиде височной кости, а также сдавливание основания ушной раковины. У свиней и собак развитие воспаления среднего уха и височной кости, воспаления мозговых оболочек и продолговатого мозга возможно в результате чумы (послечумные параличи собак). Центральные параличи, как следствие ушибов головного и продолговатого мозга, могут возникнуть как осложнение при коликах (личные наблюдения).

Клиническая картина. Симптоматология отдельных форм параличей лицевого нерва и его ветвей зависит от места поражения данного нерва. Были попытки классифицировать периферический паралич на девять основных клинических форм (С. И. Иванов, 1954): двусторонний паралич лицевого нерва; односторонний паралич лицевого нерва; двусторонний паралич щечного сплетения; односторонний паралич щечного сплетения; двусторонний паралич дорсального щечного нерва; односторонний паралич дорсального щечного нерва; двусторонний паралич вентрального щечного нерва; односторонний паралич вентрального щечного нерва; паралич нервного ствола для расширителей носа.

Указанная классификация обоснована анатомически, однако на практике мы обычно не наблюдаем всех форм болезни, поэтому до сих пор в руководствах по хирургии сохранилось разделение параличей лицевого нерва на центральные (интрамедулярные) и периферические, последние, естественно, могут быть односторонними и двусторонними.

При одностороннем параличе лицевого нерва периферического происхождения заметно изменяется положение верхней и нижней губы (перекос), причем нижняя губа несколько отвисает, так что становится видимой слизистая оболочка и десны и, кроме того, появляется истечение слюны. Носовые отверстия суживаются и удлиняются. Наблюдаются признаки риностеноза. В защечном пространстве накапливается корм. Животные стремятся глубже опустить морду в воду и не могут срывать губами траву и захватывать корм.

При параличе центрального происхождения ушная раковина отвисает и принимает косое или горизонтальное положение. Активная подвижность ее отсутствует. Верхнее веко опускается (птоз), что обусловлено бездеятельностью мускула — поднимателя века. Иногда можно заметить признаки Лаго-фтальма (открытый глаз) и отсутствие пальпебрального рефлекса при раздражении роговицы. Позднее развиваются конъюнктивиты и кератиты, сопровождающиеся образованием бельма.

Поражение виутримозговых ядер лицевого нерва можно наблюдать одновременно с поражением других черепномозговых нервов, например тройничного. В таких случаях характерны значительное выделение пота и повышение температуры кожи на стороне поражения (гипергидроз). В настоящее время точно установлено, что это связано с раздражением симпатических нервных волокон, проходящих в составе тройничного нерва. Наблюдались случаи гемиплегии с признаками паралича лицевого нерва.

Явления птоза, гипергидроз и гипертермия одной стороны головы и уха у лошадей (симптом Клода—Бернара—Горнера) могут быть обусловлены повреждением шейной части симпатического нервного ствола, например при случайном травмировании сосудисто-нервного пучка в результате пункции яремной вены или воспалительных процессов в области сонной артерии, когда в воспаление вовлекается симпатический нерв. Автор наблюдал птоз и гипертермию на одной стороне головы крупного рогатого скота, развившиеся в результате одностороннего гнойного тромбофлебита и паротита, а у лошадей в связи с тромбофлебитом яремной вены после неправильной внутривенной инъекции 10%-ного хлорида кальция.

Исследование электровозбудимости лицевого нерва показало, что при периферическом параличе отсутствие ответной реакции в виде сокращения поднимателя верхней губы на гальванический ток следует рассматривать как плохое предсказание.

При двустороннем поражении перекоса губ не происходит, но отвисание нижней губы очень сильно выражено. У животного появляется одышка, а иногда и признаки асфиксии. Прием корма затруднен. Лошади погружают губы глубоко в воду и при всасывании ее издают клокочущие шумы. В связи с затруднением приема корма и воды больные быстро худеют, а задерживающаяся в защечном пространстве пища подвергается гнилостному распаду, вследствие чего из ротовой полости ощущается неприятный запах. У крупного рогатого скота перекос верхней губы и отвисание нижней менее заметны вследствие их массивности и плотности. Одним из признаков является одностороннее истечение слюны при пережевывании жвачки (Ю. Н. Давыдов).

К. С. Десфэндо и П. Е. Кулькарпи (1967) описали интересный случай одностороннего паралича лицевого нерва у вола, вызванного сильным перетягиванием ушной раковины. У крестьян индейцев существует поверие, что в случае болезни животного как лечебная мера эффективно наложение и затягивание шнурка вокруг основания ушных раковин. Именно такой случай привел к тому, что у животного появились признаки воспаления зубов, а вокруг ушей образовались рубцы наподобие стронгуляциоииой борозды.

У пола развились признаки птоза, потеря тонуса щечной мускулатуры и губ, значительное выделение слюны. Ухо левой стороны резко отвисло. Животное на могло подбирать корм с земли, но пережевывание сохранилось на здоровой стороне, если корм подкладывали с помощью руки в ротовую полость. Авторы считали, что поражение нерва произошло у места его выхода из отверстия лицевого канала (F. stylomastideum). Применение йодистого калия и стрихнина увеличило только частоту жвачки, но лечебного эффекта получить не удалось.

У свиней перекос пятачка носа хорошо заметен и носовые отверстия имеют неодинаковую величину. Характерно, что при визге форма пятачка не меняется, в то время как при нормальном состоянии он вытягивается. Активные движения губ очень слабо выражены.

У собак заметно отвисание расслабленной верхней губы, а иногда выпадение кончика языка. Движение соответствующей ушной раковины в ответ на звуковые раздражения отсутствует или слабо выражено. Отвисание ушной раковины характерно для параличей интракраниального происхождения, птоз не постоянен и часто отсутствует.

Прогноз. Одностороннее повреждение нижних нервных ветвей, обусловленное травмой, происходит сравнительно быстро (от нескольких дней до 6—8 недель), однако возможно и очень длительное течение без наклонности к восстановлению денервированных мускулов. В последнем случае прогноз неблагоприятный. При двустороннем поражении и параличах центрального происхождения прием пищи и воды затруднен, что мешает лечению. В таких случаях прогноз неблагоприятный.

И. Д. Медведев (1947) сообщил, что в период Отечественной войны огнестрельные ранения лицевого нерва наблюдали сравнительно редко, чаще диагностировали закрытые повреждения. При разрыве нервного ствола параличи неустранимы, но, несмотря на затруднение в приеме корма, такие животные могли работать. Лошадей с параличом лицевого нерва не выбраковывали.

Лечение. Параличи, вызванные охлаждением, легкой травматизацией, могут исчезать без лечения животного. Выздоровлению способствует аутомассаж жевательных мышц при пастьбе животных и массаж руками с втиранием раздражающей смеси (камфора 15,0, хлорид натрия 50,0, винный спирт 300,0) и ежедневная д’арсонвализация по 10—15 минут по ходу лицевого нерва. Если функция лицевого нерва не восстанавливается, нужно проводить энергичное комплексное лечение: массаж мускулов шеи и головы, лучше вибрационный, гальванизацию нерва в возрастающих дозах. Для этого можно использовать современные хронаксиметры и аппараты КЭД-2, так как они позволяют давать частоту импульсов от 0,5 до 50 в секунду. Активный электрод накладывают на 2—3 см ниже уровня скулового отростка и начинают проводить сеанс с 1—5 импульсов в секунду, постепенно доводя его до 20—30 импульсов. В начале лечения мускулы губ в ответ на раздражение сокращаются очень вяло. Через 10—12 дней можно отметить очень четкое, синхронное сокращение мускула — поднимателя верхней губы и исчезновение отвислости нижней. Из других методов целесообразна ионогальванизация; анод 50 см2 накладывают несколько ниже челюстного сустава, катод 100 см2 располагают симметрично на противоположной стороне. В первые 5—10 минут пропускают диатермический ток в 0,5 а, а затем до 20 ма. Хорошие результаты можно получить от введения 0,5%-ного раствора стрихнина и 3%-ного раствора хлорида кальция, улучшающих трофику парализованных мускулов и возбуждающих нервную проводимость пораженных нервных волокон.

При открытых повреждениях с полным или частичным рассечением лицевого, нерва нужно соединить или сблизить рассеченные концы наложением эпиневральных швов. Рану мягких тканей предварительно подвергают хирургической обработке. Очень важно, чтобы заживление ее произошло по первичному натяжению, так как развитие гнойного воспаления вызывает явление неврита и нарушает регенерацию лицевого нерва.

Оперативно расширить носовые отверстия можно только в случаях, угрожающих вентиляции легких вследствие риностеноза. Рекомендуется иссечение на спинке носа овального дефекта кожи с последующим соединением краев раны швами. Как временная мера может понадобиться трахеотомия.

Н. Ф. Фатькнн (1948) разработал пластический метод операции, устраняющий затрудненное дыхание и обеспечивающий свободный прием корма. Размер удаляемого нижнего лоскута на спинке носа зависит от степени расслабления мышц кожи, верхней губы и поднимателей крыльев носа. Форму и величину удаляемого лоскута определяют собиранием пальцами складки кожи на шинке носа и верхней губе. Такая проба дает возможность установить величину иссекаемого лоскута, о чем можно судить по устранению стенозирующего дыхания и восстановлению формы носовых отверстий.

Операцию проводят на стоячей лошади под местной анестезией. Вводят 10 мл 1%-ного раствора новокаина в подглазничное отверстие непосредственно вблизи n. infraorbitalis с каждой стороны. Через 15—20 минут чувствительность кожи, слизистой оболочки носа, рта, губ полностью теряется. Иссекают кожный лоскут нужной величины и формы. При одностороннем параличе делают полуовальный, а при двустороннем — овальный разрезы в среднем 6X15 см. После остановки кровотечения края кожной раны сближают при помощи узловатых швов и накладывают клеевую повязку, которую не снимают 7—10 дней. Заживление по первичному натяжению наступает через 10—14 дней. Дыхание нормализуется сразу после операции; лошади свободно дышат и принимают корм. Эта пластическая операция очень эффективна и доступна в работе участковой ветеринарной лечебницы.

С. И. Иванов (1954) рекомендует восстановительные операции выбирать в зависимости от клинической картины паралича лицевого нерва. При одностороннем параличе общего нервного ствола для всех расширителей носа производят восстановление апертуры ноздри поднятием крыльев носа и иссечением внутренней стенки носового барабана. Для лучшего расширения апертуры ноздрей операцию выполняют на верхней и нижней губах. Она показана особенно в тех случаях, когда паралич носит необратимый характер и другие способы лечения не дают результата.

Лечение при параличах центрального происхождения слабо разработано, а известные методы недостаточно эффективны.

В конце января 1964 г. в хирургическую клинику Московской ветеринарной академии поступил копь Набег 1951 г. рождения с приступами бурных колик, наблюдавшихся периодически в течение 10 дней. Ему была назначена новокаиновая блокада краниальною шейного симпатического узла, инъекции витамина В12, проведен курс стрихнинотерапии, массаж, парафиновые аппликации в области жевательного мускула. Все проведенные процедуры не дали положительных результатов и явления паралича устранить не удалось. Исчезла лишь повышенная возбудимость. В конце февраля лошадь была возвращена в хозяйство.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: