Факультет

Студентам

Посетителям

Краткие выводы о распространении плодов и семян в фитоценозах

Мы охарактеризовали различные растительные группировки с точки зрения способов распространения зачатков слагающих их видов.

Не станем повторять здесь краткие выводы, сделанные по отдельным фитоценозам. Проследим лишь, как один и тот же способ проявляется в различных группировках: каков его удельный вес и формы приспособлений.

За исключением гидрохории (водоемы) и антропохории (посевы), все способы распространения зачатков в большей или меньшей степени свойственны каждой растительной группировке.

Автохоры относятся к числу наиболее распространенных категорий и представлены чаще всего в форме барохоров. В травяном покрове дубрав и смешанных лесов барохория является основной формой автохории, тогда как в степях довольно существенное значение имеет еще автомеханохория (разверзание плодов) и самозарывание зачатков. Очень часто барохория сочетается с другими способами разноса, и в этом сочетании как раз и сказывается своеобразие различных растительных группировок.

У растений низинных болот барохория сочетается с факультативной эпизоохорией, так как опавшие плоды и семена вместе с илом разносятся болотными птицами и другими животными. Сорно-полевые барохоры, как правило, отличаются высокой плодовитостью и растянутым периодом покоя семян, что создает их замечательную приспособленность к эргазиохории. Наиболее своеобразно автохория выражена в пустынях и полупустынях. Здесь барохория сочетается с ослизнением зачатков, что способствует закреплению их близ материнских растений. У ряда пустынных видов опадают нераскрывающиеся многосемянные плоды или другие вместилища зачатков (корзинки сложноцветных, чашечки губоцветных и т. п.). Наконец, в аридных областях имеют место наиболее специализированные формы автохории: геокарпия и близкие к ней амфи — и базикарпия.

Анемохория, так же как и автохория, присуща всем растительным группировкам. Однако характер анемохорных приспособлений, как и удельный вес анемохоров, далеко не одинаков не только в различных фитоценозах, но и в разных ярусах одного и того же ценоза.

Можно утверждать, что по количеству видов в травостое анемохоры далеко не всегда господствуют на открытых пространствах. Также неверно, что анемохоры всегда приурочены к верхним ярусам травостоя. Так, например, в посевах анемохоры составляют лишь немногим более 10% всех сорных видов. Даже в степях анемохоры нередко уступают первенство автохорам или баллистам, тогда как среди характерных видов ельников и сосняков-зеленомошников анемохоры являются господствующей категорией (до 44% в травяном покрове).

Анализируя распределение анемохоров по ярусам травостоя степей, мы убедились, что около 70% всех анемохоров занимают третий и четвертый ярусы (Стрелецкая степь). Среди растений первого яруса в степях различного типа анемохоры составляют лишь 31%.

Необходимо различать такие понятия, как господство ветра в распространении зачатков и господство анемохоров в растительном покрове. В отношении степей, например, мы должны признать, что ветер играет основную роль, как агент диссеминации, даже в том случае, если анемохоры не занимают первого места в травостое. Рассеивание зачатков у баллистов, тем более высокорослых, чаще всего осуществляется при содействии ветра, хотя многие баллисты вовсе не являются анемохорами.

Приуроченность различных анемохорных приспособлений к растительным группировкам или их ярусам обнаруживает замечательные закономерности:

1. Все древесные анемохоры, за исключением ивовых, обладают окрыленными плодами или семенами.

2. Плоды и семена с хохолками из волосков свойственны растениям болот и водоемов, степным и сорным видам.

3. Анемохоры травяного покрова хвойных лесов и сфагновых болот обладают мелкими пылеватыми семенами.

4. Наконец, в песчаных пустынях наиболее широко распространены анемогеохоры с плодами типа «аэростата», легко переносимые ветром по поверхности почвы.

Категория баллистов богаче всего представлена в степях, достигая в отдельных случаях до 40% от общего числа видов. В лесах баллисты малочисленны, но необходимо отметить, что все анемохоры с пылеватыми семенами, столь характерные для хвойных лесов, обладают ярко выраженными баллистическими приспособлениями. Среди типичных сорно-полевых растений баллисты единичны, так как в условиях посевов их приспособления теряют свое значение. Но в числе рудеральных сорняков процент баллистов снова возрастает до 20.

В приуроченности различных форм зоохории к тем или иным растительным группировкам также можно подметить определенную закономерность. Эпизоохоры с цепкими плодами совершенно не встречаются среди деревьев и кустарников. Они единичны и в травяном покрове леса, а в степях вообще отсутствуют.

Богаче всего виды с цепкими плодами представлены среди рудеральных растений и факультативных сорняков (до 20%). Во флоре пустынь также нередки эпизоохоры с плодами, снабженными острыми и крепкими шипами.

Мирмекохоры полностью отсутствуют на болотах и наиболее обильны в травяном покрове дубрав. Эта категория синзоохоров свойственна и другим типам леса, а также степным и пустынным фитоценозам.

Синзоохорное распространение зачатков посредством птиц и грызунов имеет существенное значение в лесах широколиственных и хвойных. Этим способом распространяются плоды или семена некоторых основных лесообразующих пород. В степях и пустынях грызуны также играют известную роль в растаскивании зачатков.

Наконец, эндозоохоры с сочными плодами обитают в лесах, сфагновых болотах и тундрах. В других растительных группировках они не встречаются или составляют редкое исключение. В хвойных лесах сочноплодные виды обычны в травяном ярусе и в подлеске, если он имеется. В широколиственных лесах эндозоохоры господствуют в подлеске, но встречаются также во втором древесном и в травяном ярусах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: