Факультет

Студентам

Посетителям

Изменения во внешнем облике и в процессах жизнедеятельности некоторых рыб под влиянием измененных условий жизни

Изменения в величине и строении тела, в скорости роста, в плодовитости и других проявлениях жизнедеятельности организма встречаются едва ли не чаще всего у рыб, переселенных в новые для них водоемы.

Немалую известность в этом отношении приобрела кефаль, перенесенная из Черного моря в Каспийское. Как уже указывалось, в новом водоеме она нашла благоприятные условия и стала там значительно крупнее черноморской.

Большой морфологической пластичностью среди рыб обладает форель, представляющая собой, как известно, ручьевую и озерную форму лосося. Содержанием в наиболее благоприятных условиях и планомерным отбором лучших производителей могут быть созданы различные расы форели.

Значительные морфологические изменения обнаружены в частности у севанской форели, акклиматизированной в оз. Иссык-Куль, где отдельные экземпляры ее достигают веса в 10 кг в то время, как в оз. Севан вес местной форели не превышает 2,5 кг.

Крупнее и скороспелее стали сиги, акклиматизированные в уральских озерах. Годовики чудского сига в оз. Увильды, Тургояк и других достигают 165—180 мм, тогда как в Чудском озере длина их в среднем 134 мм. Двухлетние особи в уральских водоемах вырастают до 275—290 мм, в Чудском же озере едва достигают 200 мм. При этом в уральских озерах сиги начинают нереститься на год раньше, чем их сородичи в родном водоеме.

Аналогичные изменения отмечались и у ладожского сига-лудоги, который в ряде уральских озер (например, в озерах Таватуй, Ит-Куль) обнаруживал более быстрый рост по сравнению с исходной формой в Ладожском озере. Такими же свойствами обладает и ладожский рипус, акклиматизированный в уральских озерах. Благодаря отсутствию других планктонофагов в пелагической части озер и отсутствию хищников рипус там стал не только весьма многочисленной рыбой, но и улучшил показатели роста и созревания.

В Ладожском озере рипус впервые нерестится на третьем году, в уральских же озерах — на год раньше, а точнее — в 19-месячном возрасте. В новых условиях рипус стал и более плодовитым, т. е. выметывает большее количество икринок.

Лучший рост и более крупные размеры отмечаются у ряпушки, переселенной в свое время из оз. Велье в оз. Пестовское. «Вельевской ряпушки, — писал в 1877 г. управляющий Никольским рыбоводным заводом Репинский, — идет на фунт от 8 до 10 штук, тогда как ряпушки вновь созданной пестовской породы нужно на фунт от 2 до 4 штук». Разница в величине и весе сравниваемых форм ряпушки подтверждается и позднейшими исследованиями.

Несколько крупнее исходной стала чудская ряпушка в Грузии. Онежская ряпушка, переселенная в небольшое Ваш-озеро, стала там втрое крупнее. Намного крупнее стал снеток, проникший в Рыбинское водохранилище.

Очень наглядна зависимость роста молоди от кормовых и температурных условий жизни в различных водоемах. Еще И. Н. Арнольд в 1915 г. отмечал, что молодь стерляди, посаженная в холодный родниковый пруд, вырастала к осени лишь до 7—9,5 см, тогда как в другом пруду с более высокой температурой воды достигала 15,5—20,5 см.

Молодь чудского сига и сига-лудоги выращивалась в некоторых спускных прудах на Украине совместно с карпом, хорошо перенося зиму в довольно мало приспособленных зимовальных прудах. В двухлетнем возрасте они достигали зрелости при весе в 400 г, тогда как на своей исконной родине чудской сиг впервые нерестится на пятом году. Вдвое-втрое быстрее вырастают эти обе формы сига и в оз. Севан.

Молодь осетра, выращенная в пруду, образованном на участке бывшего ложа р. Куры в предустьевой ее части, в условиях, приближающихся к естественным, резко отличается от такой же по возрасту молоди, выращенной в искусственном, цементированном бассейне. Различия эти, по данным О. Чернышева (1949), таковы: прудовая молодь, имея природную бледную окраску, в месячном возрасте весила в среднем немного более 1 г и содержала от 20 до 23% гемоглобина в крови. Молодь же, выращенная в цементном бассейне, имела несвойственную ей в природных условиях черную окраску, весила менее 0,5 г, а гемоглобина содержала от 10 до 21%.

Аналогичные различия отмечает И. Бизяев (1950) у молоди севрюги, выращенной в бетонных бассейнах, с круговым течением (где она была в угнетенном состоянии, не получая всего необходимого для роста и развития) и в земляных прудах. Севрюжки, воспитывавшиеся в бетонных бассейнах, отличались меньшими размерами и весом, большеголовостью, а также более слабым, недоразвитым строением жучек.

При неблагоприятных условиях обитания, естественно, происходит замедление роста, ослабление организма, вырождение, а в крайних случаях и гибель животных. Неудачи ряда попыток акклиматизации рыб в новых для них водоемах объясняются в большинстве случаев именно несоответствием природных условий водоема требованиям, которые предъявляли к ним вселяемые рыбы, особенно на ранних этапах их развития. Золотой и серебряный караси, как известно, быстро мельчают в неблагоприятных условиях, образуя так называемые «камышевые» формы, характеризующиеся медленным ростом и малыми размерами при непропорционально крупной голове. Наоборот, при благоприятных условиях жизни оба вида карасей вырастают до 40—50 см и даже до больших размеров.

Насколько податлив животный организм к влиянию внешних воздействий, показывает практика выращивания карпа в прудах.

В зависимости от условий жизни отдельные экземпляры карпа в течение одного и того же вегетационного сезона могут достичь веса и в 5—10 г, и в 500—1000 г. В обычных условиях разведения в средней полосе СССР в течение первого года жизни карп достигает веса 30—40 г. Между тем в искусственно создаваемых благоприятных условиях за этот же срок удается выращивать карпа весом в 600—800 г. В южных областях Украинской ССР в прудах и на рисовых полях в отдельные летние теплые дни сеголетки карпа увеличиваются в весе на 10—11 г, в то время как во многих северных рыбхозах вес малька увеличивается настолько за весь вегетационный период.

Карпы, разводимые на рисовых полях, очевидно, прекрасно себя чувствуют, несмотря на очень малую глубину, не превышающую 20 см, сильное прогревание днем и резкое падение температуры ночью. Питаются они там преимущественно растительной пищей, быстро растут и достигают зрелости уже в двухлетнем возрасте. Между тем в обычных прудовых хозяйствах более северных районов, где температурные и кормовые условия совсем иные, карпы созревают лишь в четырехлетием возрасте.

Различная интенсивность роста, в зависимости от наличия корма, отмечается и у хищных рыб. Щука, специально разводимая в прудах, при обилии молоди плотвы, линя и другой рыбы растет очень быстро.

То же самое можно сказать о большеротом окуне, выращиваемом в подмосковных прудах. По данным Р. Крымовой (1949), молодь этой рыбы, выращенная в зимовальном пруду при малой плотности посадки (8000 штук на 1 га), уже через месяц весила в четыре раз больше, по сравнению с той, которая оставалась в нерестовых прудах, бедных кормами. В дальнейшем эта разница еще больше увеличилась.

Теснейшую зависимость между ростом животных и условиями его выкормки можно проиллюстрировать на множестве примеров. Но и те, которые здесь приведены, со всей убедительностью вскрывают значение кормового фактора, как главнейшего средства воздействия на процесс развития любого животного организма, в том числе и рыбы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: