Факультет

Студентам

Посетителям

Идея лестницы существ

Для истории эволюционной идеи огромное значение имеет тот факт, что биологические явления рассматривались Аристотелем под углом зрения определенной философской системы.

Становясь в этом вопросе на материалистическую почву, Аристотель рассматривал материю в ее движении. Вне проблемы движения он считал невозможным ставить проблему познания природы, ибо «незнание движения необходимо влечет за собой незнание природы». Подобная постановка проблемы познания природы, несомненно, содержит в себе элементы диалектического понимания ее.

Однако в определении причин движения Аристотель уходит в сторону и от диалектики и от материализма. Причину движения материи Аристотель искал в существовании особого нематериального фактора — «Первого двигателя». Под последним Аристотель понимал некоторое высшее, но в то же время входящее в систему природы, активное начало, обусловливающее стремление последней к движению.

«Первый двигатель» есть чистая, вечно существующая Форма. Последняя и определяет сущность каждой природной вещи. Природная вещь (например, животные, растения) есть единство косной Материи и Формы. Форма обусловливает прежде всего чувственно воспринимаемые свойства вещи. Во-вторых, она есть причина вещи, т. е. фактор, обусловивший самое ее развитие, ее формирование. В-третьих, «Форма» есть цель, которая в данной вещи осуществляется («ради чего»).

В этих представлениях явно сказываются колебания Аристотеля между материализмом и идеализмом. С одной стороны, всякая вещь рассматривается в движении, ей необходимо свойственном. Она и ее движение понимаются, как нечто объективно существующее и потому поддающееся чувственному восприятию. Аристотель в этом вопросе целиком стоит на материалистической почве. Он идет от природы к человеку, от материи к идеям. Однако, с другой стороны, причина движения, «Форма», есть начало нематериальное. Следовательно, проблема «Формы» решается Аристотелем на почве идеализма, который еще усугубляется учением о целях, якобы осуществляемых природой, обладающей стремлением к совершенству, т. е. к чистой «Форме».

По Аристотелю тела (вещи) природы отличаются друг от друга по степеням сложности организации, выражая собою различные ступени ее совершенства, различные степени приближения к чистой «Форме».

Отсюда идея Аристотеля о ступенеобразном расположении существ, как общем законе живой природы, отражающей ее ступенчатое многообразие.

Этот общий закон выражен Аристотелем в его книге «О частях животных» следующим образом: «Природа переходит непрерывно от тел неодушевленных к животным, через посредство тех, которые живут, но не являются животными, таким образом, что одно совсем мало отличается от другого вследствие их близости друг к другу».

Выраженная в этой формуле идея известна в истории науки под названием идеи лестницы существ. На низших ее ступенях расположены минералы, далее следуют растения, затем «зоофиты» («животно-растения», к которым Аристотель относил, например, актиний, асцидий и другие формы); далее последовательно идут низшие животные, высшие животные (воздуходышащие четвероногие, т. е. млекопитающие) и человек.

Несомненно, что лестница существ Аристотеля далека от идеи исторического развития органической природы. Ступени лестницы образуют ряд постепенных переходов, но высшие ступени вовсе не происходят от низших. Весь ступенчатый ряд «лестницы» Аристотеля не есть генетический, преемственный ряд, он знаменует собою лишь разные, вечно существующие степени приближения к чистой «Форме», конкретизируемые природой в определенных живых телах.

Однако идея лестницы существ должна расцениваться, как способ объяснения опытно познаваемой природы и ее закономерностей — ее «порядка». Если отбросить философское содержание, которое вкладывал в нее Аристотель, то все же окажется, что в идее лестницы он подчеркнул основную закономерность многообразия живых форм, а именно, ее восходящую ступенчатость, совершенно правильно выдвинув на первый план ведущую мысль о прогрессе в организации живых форм.

Несомненно, что наиболее выдающимся представителем аристотелевской школы был Теофраст (371—286 до н. э.), продолживший работы Аристотеля в области ботаники.

Рассматривая природу в ее движении, Теофраст защищал идею ее единства. Он указывал, что закономерности развития, питания и размножения животных и растений подчиняются единому плану. Семя растения Теофраст трактовал как растительное яйцо и т. п.

Теофраст в еще большей мере, чем Аристотель, придавал значение опыту и наблюдению, как единственным источникам истинного знания. Он горячо защищал индуктивный метод исследования и, несомненно, был одним из основоположников научной ботаники. Труды Теофраста по зоологии, к сожалению, не сохранились.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: