Факультет

Студентам

Посетителям

Феномен вмешательства в спаривание у обезьян и гипотезы его возникновения

Взаимосвязь полового поведения с социальным отчетливо проявляется в виде вмешательства в спаривание.

Это явление описано более чем у 30 видов приматов, обитающих в различных экологических условиях и имеющих неодинаковую структуру групп. У одних видов в спаривание вмешиваются в основном самцы (макаки японские, павианы), причем эффективность такого вмешательства может быть связана с рангом нападающих самцов. Вмешательство самцов в спаривание часто рассматривается как форма конкуренции за рецептивную самку и является одним из проявлений доминирования. В целом оно может быть направлено: 1) на предотвращение зачатия, произведенного соперником; 2) на получение приоритетного доступа к самке в эструсе; 3) может влиять на выбор самки. Вместе с тем данные последних лет не подтверждают предположений о том, что вмешательство в спаривание может подавлять репродукцию подчиненных самцов. По данным М. Хофмана, в группах у японских макаков все спаривания, в которые вмешивались другие самцы, заканчивались эякуляцией с той же долей вероятности, как и при отсутствии вмешательства. Не было найдено и существенной связи между рангами самца и числом самок, которых он предположительно оплодотворил. Максимальный репродуктивный успех приходился на молодых средне — и низкоранговых самцов.

У ряда видов в спаривание, помимо самцов, могут вмешиваться также самки и подростки обоего пола. В качестве примера рассмотрим данные по двум группам бурых макаков, собранные М. Бутовской и О. Ладыгиной в 1986—1987 гг. в Тамышском питомнике обезьян. В первой группе вмешательство в спаривание наблюдалось существенно реже, чем во второй в те же годы. За единичным исключением, оно направлялось в первой группе на самца, спаривавшегося с самкой Е-1. Чаще всего вмешивались рецептивные самки В-4, с которой самец также вступал в половые контакты, и старая самка F-1, долгое время не имевшая детенышей. За время наблюдений между ними и самкой Е-1 были отмечены лишь единичные дружелюбные контакты, а агонистические взаимодействия и поддержка не зафиксированы. Во второй группе происходило интенсивное вмешательство членов группы в сексуальные контакты старшего самца с предпочитаемыми им самками. С наибольшей частотой особи вмешивались в спаривания самца с самкой М-3. Среди наиболее активно действующих животных были самки O-1 и 3, также вступавшие в половые отношения с самцом. Они имели с самкой М-3 довольно редкие дружелюбные контакты и единичные агонистические, поддержки между ними не отмечено. Взрослая сестра М-1 самки М-3 вмешалась в спаривание только один раз. В садке самца на самку O-1 вмешивалась ее младшая дочь O-2. Младший самец N-1 участвовал во вмешательстве в спаривания старшего самца со всеми его «фаворитками». Таким образом, в спаривание во второй группе в 1986 г. вмешивались младший самец, рецептивные самки без детенышей и подростки. В 1987 г. интенсивность вмешательства в спаривание во второй группе значительно возросла, что демонстрировали все особи группы (41% случаев). Вмешательство чаще всего происходило при садке самца на самок 3 и O-2. Одна из них — O-2 сама наиболее активно практиковала это поведение. Активно вмешивались самки Т-1, P-1, U-1, Х-1,4, а также подростки. Если в первой и второй группах в 1986 г. вмешательство в основном направлялось на самца (нападающие угрожали ему, замахиваясь рукой, харкая, демонстрируя оскалы и выпады, цепляли рукой за шерсть), то во второй группе в 1987 г. вмешательство часто адресовалось обоим партнерам и нападающие вели себя более агрессивно (тащили за шерсть самца и самку, толкали и цепляли руками, пытались укусить).

Для объяснения феномена вмешательства предложены различные гипотезы: а) защитная (защита самки от агрессии спаривающегося с ней самца), б) эмоциональная (эмоциональный ответ на действия партнеров), в) гипотеза репродуктивного потенциала (стремление повысить репродуктивный потенциал за счет прерывания спаривания других особей).

Полученные Бутовской и Ладыгиной различия по частоте вмешательства в спаривание, по всей вероятности, не случайны. Они, как нам представляется, свидетельствуют скорее в пользу защитной гипотезы. Этот феномен существенно чаще отмечался как раз в группах, где самец использовал агрессивные действия по отношению к партнерше во время спаривания. Вмешательство может также рассматриваться как проявление возбуждения у особей группы на эмоциональные реакции партнеров. Анализ состава особей, интенсивно вмешивавшихся в спаривания, не дает оснований для того, чтобы предположить справедливость гипотезы репродуктивного потенциала. Следует заметить, что вмешательство в спаривание — явление, несомненно, сложное и неоднозначное по механизмам действия и целям. Вмешательство в спаривание — сложный социосексуальный феномен, оказывающий возбуждающее и активизирующее влияние на членов группы. Оно может служить одновременно механизмом научения, способом проявления конкуренции между особями одного пола и буфером, тормозящим агрессию самца-партнера.

Сексуальные взаимодействия не следует рассматривать просто как диадные контакты, которые затрагивают лишь партнеров. Они влияют и на других членов группы. Это сложный социальный феномен, и вмешательство в спаривание можно считать лишь одним из его проявлений.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: