Факультет

Студентам

Посетителям

Экология млекопитающих отряда ластоногих Ленинградской области

Серый тюлень

Серый тюлень, или тевяк, распространен в западной половине Финского залива вдоль берегов Финляндии. Отсюда он заплывает в пределы нашей области, появляясь вплоть до Невской губы.

Образ жизни тевяка в этом районе его ареала слабо изучен. Известно, что он питается главным образом рыбой, особенно сельдью, лососем, а также угрем, лещом, щукой, салакой и др. Кроме того, серый тюлень ест мелких ракообразных и моллюсков. В отличие от большинства северных тюленей является полигамом. Его детные залежки располагаются на плавучих льдах. В феврале — марте самки рождают по одному детенышу. Спустя примерно 2 недели происходит спаривание. В это время около самцов возникают небольшие гаремы.

В наших водах тевяк никакого значения не имеет. В Финляндии его считают вредителем рыбного хозяйства и интенсивно преследуют. Особенно много истребляют детенышей. В результате не только резко сократилась общая численность вида (Curry-Lindahl, 1965), но и непропорционально возросло относительное количество старых особей (Bergman, 1958)’ и, следовательно, нарушилась нормальная структура популяции.

Обыкновенный тюлень

Обыкновенный тюлень, или пестрая нерпа, в основном приурочен к западной половине Балтийского моря и на востоке Финского залива малочислен. Он встречается у каменистых, пологих берегов, изредка появляется в устье Невы и даже заходит в реку, так что его случается видеть в черте города. Для отдыха тюлени вылезают на большие плоские камни. Они настолько им необходимы, что, по мнению Н. Ф. Боголюбова (1906), уменьшение численности тюленей на о. Котлине в известной мере было вызвано тем, что удобные для них камни вывезли с побережья на строительство. К каменистым берегам обыкновенный тюлень привязан и в период размножения, который приходится на конец мая — начало июня.

Кольчатая нерпа

Этот тюлень распространен в Финском заливе и Ладожском озере и представлен здесь соответственно двумя подвидами — Р. ft. botnica Gmel. и Р. ft. ladogensis Nordqvist. Недавно появилось сообщение, что якобы рыбаки видели нерпу в Уницкой губе на севере Онежского озера (Ю. А. Смирнов, 1965), но это наблюдение не получило подтверждения и кажется нам сомнительным, поскольку на пути из Ладожского озера в Онежское тюленю надо было преодолеть плотины двух Свирских ГЭС. Характерно, что нерпа никогда не проходила через Свирь и в прошлом, до постройки электростанций, так как путь ей преграждало несколько мощных порогов с бурным течением.

В Финском заливе нерпа хотя и не слишком редка, но держится рассредоточенно и кажется малочисленной. К тому же ей, очевидно, свойственны известные перемещения. Так, в минувшем столетии у о. Котлина тюлени появлялись лишь в апреле и держались у его берегов до образования прочного льда («Тюлений промысел», 1884). Иногда они заходили в каналы Кронштадта (И. С., 1892). Из залива, а может быть и из Ладожского озера, тюлени сплошь и рядом заплывают в Неву и наблюдаются в пределах Ленинграда и выше его по течению. Нам неоднократно приходилось их здесь отмечать, а также читать такого рода сообщения в литературе. В конце мая 1959 г. один тюлень заплыл даже в Обводный канал к Новокаменному мосту (Альтшуль и др., 1970).

В Ладожском озере, по данным ГосНИОРХ, насчитывается 5000— 10000 тюленей (Зубов, 1965). Однако не исключено, что их численность выше. Например, К. К. Чапский (1932) допускал, что она достигает 20000 голов. Нерпа встречается по всему пространству озера, но в общем более многочисленна на севере его. Вместе с тем, здесь наблюдаются регулярные массовые сезонные перемещения, очевидно связанные с особенностями гидро-климатического режима северной и южной частей озера и перераспределением рыбы. В южной половине Ладоги тюлени появляются весной, в конце апреля — начале мая, что примерно совпадает с интенсивным ловом рыбы. В конце июня они откочевывают и в июне — июле наблюдаются преимущественно в центральной и северной частях озера. Нерпы по нескольку особей плавают в открытой воде или лежат на пологих каменистых берегах. А. С. Соколов (1958а) на о. Вассинансаари находил залежки до 80 экз., занимавшие участки 3—5 м в ширину и 100—150 м в длину. Во второй половине августа тюлени вновь появляются на юге. В 30-х годах в октябре—ноябре в районе Андрусова насчитывали до нескольких сотен зверей. Чаще всего они распределялись поодиночке (Голенченко, 1935). Описанные сезонные миграции определяются, по мнению А. С. Соколова (1958а), тем, что нерпа предпочитает холодные воды, а более мелкая, южная часть озера быстро нагревается, что вынуждает животных откочевывать к северу. Важную роль при этом, как мы уже упоминали, играет распределение рыбы. Наконец, следует также отметить ограниченные перемещения тюленей из-за сильных ветров. Они избегают ложиться на сильно обдуваемых камнях и в ветреные дни перебираются на подветренные берега островов и заливов, а кроме того, в большом числе плавают в открытой воде.

Зимой, судя по карте, приложенной к статье А. И. Зубова (1965), нерпа придерживается прибрежных районов и довольно равномерно распределяется по озеру, концентрируясь в несколько большем числе на севере. В эту пору она ведет скрытный образ жизни и редко попадается на глаза даже при воздушной разведке, что затрудняет ее изучение. 21 февраля 1950 г. летчики насчитали около сотни животных, лежавших на кромке большой полыньи (приблизительно 3 X 0,5 км) в районе Морьинского мыса (Соколов, 1958а). Там, где лед образует сплошной покров, тюлени выходят из воды через трещины и специальные лазки, которые ведут в подснежные логова, или норы. Эти убежища располагаются в больших сугробах снега среди ледяных торосов или на участках неподвижного крепкого льда. Как показал С. М. Сорокин (1959), отыскивавший логова с помощью собак, у одиночных зверей они имеют небольшую воздушную камеру длиной 50—70 см, тогда как у самок с детенышами — длиной 1,5—3 м и высотой 30—50 см. Нередко от одного лаза отходит несколько нор длиной до 4—5 м. Сверху они прикрыты слоем плотного, с ледяной коркой снега толщиной 20—50 см. До середины марта эти подснежные жилища совершенно изолированы от поверхности льда, и лишь в конце месяца, когда начинается таяние снега, в своде возникает отверстие, и тюлени получают доступ наружу. Естественно, что наиболее благоприятны для зимовки тюленей суровые, многоснежные зимы со сплошным неподвижным ледяным покровом (например, в 1956/57 г.). В иные годы озеро замерзает не полностью; непрочный лед испытывает подвижки и торошение, в результате чего логова тюленей разрушаются, а иногда гибнут и сами их обитатели, особенно детеныши.

После вскрытия озера отдельных животных и небольшие их группы приходится некоторое время наблюдать на плавающих льдинах.

Кольчатая нерпа питается почти исключительно рыбой, хотя раньше считалось, что она поедает много водных беспозвоночных — бокоплавов, морских тараканов и пр. Мелкие ракообразные встречаются в желудках и ладожских тюленей, но не исключено, что они попадают со съеденной рыбой. Рыбу нерпа ловит преимущественно мелкую — до 10 см длиной, в редких случаях 15—17 см. В желудке чаще всего бывает 5—7 экз., реже—15—20 (Соколов, 19586). Можно предполагать, что тюлень кормится целый день, но всякий раз понемногу, так что в сутки съедает до 8 кг рыбы. К основным видам пищи принадлежат корюшка и ерш, нередко поедается ряпушка, иногда бычки и трехиглые колюшки. Остатки сига были обнаружены только однажды (Соколов, 1958а, б). Последнее особенно интересно, учитывая постоянные обвинения ладожского тюленя в массовом уничтожении ценных пород рыб — сига и лосося. Не случайно вопреки этому распространенному мнению А. С. Соколов (1958а, б) и В. В. Петров (1958) считают, что представления о вреде тюленя преувеличены и недостаточно фактически обоснованы. В этом вопросе несомненно одно, что тюлени, попав в рыболовные снасти (мережи, невода и пр.), портят как их, так и находившуюся там рыбу. Однако в одних случаях даже в подобных условиях нередко нерпа поедает и повреждает лишь немногих сигов и лососей, тогда как в других — наносит улову действительно большой урон. По данным Яскелайнена (цит. по Чапскому, 1932), в 1928 г. рыболовецкие артели на севере. Ладоги потеряли из-за тюленей от 11 до 70 экз. лососей, а одна из них — даже 270 экз. В некоторых переметах насчитывалось до 230—310 объеденных нерпами сигов. Цитированный, автор пришел к выводу, что ладожские тюлени причинили рыбному хозяйству Финляндии ущерб в 100 000 марок. А. И. Зубов, который особенно активно выступает в нашей печати с требованиями об организации борьбы с нерпой, в одной из своих статей (1965) утверждает, что 10000 тюленей якобы съедают в сутки 120 т рыбы. Однако эта цифра завышена по крайней мере в полтора раза, поскольку в день каждое животное потребляет около 8 кг (Соколов, 19586). Надо также иметь в виду, что тюлени, повторяем, кормятся в основной мелкой частиковой рыбой, причем, истребляя ерша и колюшку, даже приносят пользу, поскольку те уничтожают много икры ценных пород. Вместе с тем, нерпы причиняют иногда косвенный вред рыбному хозяйству, так как часто держатся около устьев рек и отпугивают лососей, идущих туда на нерест.

О биологии размножения ладожского тюленя известно, что он принадлежит к моногамам. Спаривание происходит в мае. Беременность длится около 9,5 мес. Самка в конце марта приносит одного, изредка двух детенышей, покрытых белой шерстью. Иногда они становятся жертвами волков, которые специально разыскивают и раскапывают тюленьи логова (Озерецковский, 1792; Сорокин, 1959).

Количественный учет ладожских тюленей у нас не налажен, поэтому мы не располагаем данными о динамике их численности. Сведения о результатах промысла для этой цели непригодны, поскольку его масштабы всецело определяются организационными причинами и отнюдь не отражают состояния поголовья.

Промысловое использование популяции кольчатой нерпы налажено плохо. В конце XIX века существовал регулярный промысел на Котлине и других островах Финского залива, но запасы зверя были быстро исчерпаны и их добыча прекратилась («Тюлений промысел в Кронштадте», 1884; Боголюбов, 1906). В северной части Ладожского озера до 40-х годов текущего столетия финские зверобои ежегодно добывали до 1000—1500 голов. В 1950—1961 гг., по данным Севзапрыбвода, заготовлялось от 250 (1959 г.) до 740 (1958 г.) зверей (Зубов, 1965). В 1964 и 1965 гг. удалось добыть всего 161 и 156 нерп (Альтшуль и др., 1970). Очевидно, что эти цифры никак не соответствуют потенциальным промысловым ресурсам ладожской популяции кольчатой нерпы.

Источник: Звери Ленинградской области (фауна, экология и практическое значение). Под ред. Г.А. Новикова. Издательство Ленинградского университета. 1970

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: