Факультет

Студентам

Посетителям

Центральные механизмы страха

Страх как эмоция имеет соматическую, вегетососудистую и центральную составляющую. На предыдущих страницах речь шла о внешних проявлениях страха, судить о которых можно по локомоциям и сосудистым реакциям.

Центры страха и ярости находятся в гипоталамусе. По крайней мере, при электрической стимуляции определенных ядер заднего гипоталамуса у кошек, крыс, коз, собак в эксперименте наблюдали вегетативные и соматические проявления страха. У кошек чувство страха моделируется и раздражением некоторых зон переднего гипоталамуса.

П. К. Анохин и К. В. Судаков рассматривают гипоталамус в процессе формирования эмоций вообще и страха в частности как структуру с функцией эмоционального пейсмейкера. Гипоталамус задает определенное направление мотивациям, которые окончательно формируются с участием других структур — лимбической системы и коры.

Удаление коры больших полушарий не влияет на эмоцию страха, хотя адекватность возникновения данной эмоции у оперированных животных бывает нарушенной.

Из других структур лимбической системы прямое отношение к генерации страха имеют миндалины. У обезьян двустороннее удаление или разрушение миндалин приводит к утрате чувства страха перед очевидной опасностью. Змеи, которые у интактных обезьян вызывают панический страх, для оперированных животных становятся нейтральными раздражителями.

Разрушение миндалин у диких животных, для которых человек представляется большой опасностью, приводит к тому, что такие животные утрачивают страх перед человеком и превращаются в ручных животных. Но совместное удаление миндалин и коры больших полушарий превращает диких животных в еще более злобных и неуправляемых.

Центры страха и ярости расположены в гипоталамусе очень близко друг от друга. Вероятно, анатомическая близость этих центров является причиной быстрого перехода страха в ярость. Раздражитель большой силы вызывает возбуждение центра страха, которое иррадиирует в центры ярости. У кошки страх переходит в ярость мгновенно.

У ряда животных, например, кошек, мимика страха и ярости базируется на единой вегетососудистой реакции и поэтому имеет размытые границы. В состоянии страха и ярости у кошки расширены зрачки глаз. Сильный испуг характеризуется прижатыми ушами, вздыбленной шерстью, специфическим оскалом и шипением. При этом кошка занимает характерную позу. Кошка может лежать на брюхе поджав конечности и повернув голову на 3/4. При нарастании страха кошка становится на все четыре конечности и занимает характерную всеми узнаваемую позу с U-образным изгибом спины и поднятым вверх распушенным хвостом. В состоянии предельного страха кошка переворачивается на спину и готовится к обороне с использованием всех четырех конечностей и зубов.

В состоянии ярости кошка стоит на четырех конечностях с дугой прогнутой спиной и надутым направленным вверх хвостом. При этом она отводит уши назад и вбок. Взгляд у кошки в состоянии ярости прямой и пристальный (в глаза врагу), а не отведенный в сторону, как при испуге. Иной становится и вокализация: не шипение, а противный вой с грозным урчанием. Об агрессивных намерениях животного свидетельствуют и хлесткие движения хвоста из стороны в сторону.

Таким образом, страх выступает организующим началом срочного оборонительного и частично агрессивного поведения животных.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: